Подробнее Запомнить город


Операция "Антикризис"

27.10.08
размер текста:

Политики захватили промышленность в заложники своих амбиций

Лидеры фракций и высшие должностные лица страны взялись спасать экономику от кризиса, который сами и спровоцировали. "Конкурс пакетов" и жесткий пиар могут негативно воздействовать на немногие факторы стабильности и отбросить промышленность к уровню начала 90-х. Или… подготовить качественный скачок в постиндустриальное будущее.

Деньги трубочкой

Почти месяц ни президенту, ни Кабмину, ни Верховной раде не было дела до курсов валют. Слабые голоса оппозиции, взывавшей к финансовому разуму и толкующей о грядущем кризисе, не дошли до ушей коалиции. Их – эти уши – к тому же старательно защищал от неприятной информации Нацбанк. Эксперты в один голос заявляли, что наша экономика не настолько интегрирована, чтобы пострадать от глобальных кризисных явлений. Ну подумаешь, золото подорожает или нефть упадет в цене. На этом фоне НБУ периодически выходил "в люди" с заявлениями о стабильности гривны, недопущении спекуляций, а иногда затуманивал умы внезапными интервенциями или закупками на межбанке то евро, то фунтов стерлингов, что приводило к всплеску дискуссий о би- или даже мультивалютной корзине.

Когда доллар на украинском рынке медленно, но уверенно пошел вверх, на межбанке ожидали валютных интервенций. Но НБУ заявил о том, что не собирается поддерживать спекуляции. После чего, вопреки собственной позиции, вышел на рынок с интервенциями. К тому времени тенденция роста курса доллара настолько окрепла, что остановить ее было сложно, момент для наиболее эффективного выхода на межбанк был упущен. В результате за более чем две недели на интервенции ушло больше 2 млрд долл. из золотовалютного резерва, но темпы роста цен на американскую валюту и не думали замедляться. В последние несколько дней торги по доллару завершались на текущем максимуме, несмотря на мощное присутствие НБУ. Из чего следует очевидный вывод: вливания не влияют на динамику курса. Только отчаянием объясняется заявление представителей Нацбанка о том, что ажиотаж спровоцирован населением и не имеет экономических предпосылок. Только утратой бдительности или… хитро-коварным планом можно обосновать странное поведение НБУ, приведшее к углублению негативных явлений до такой степени, что истерия распространилась в массы, ибо каждый ощутил материальный напряг на себе. При уровне долларизации украинской экономики свыше 50% динамика цен на "зелень" касается почти всех.

Спасите наши cashи!

Пока кризис бушевал в финансовых кругах и о нем рассуждали аналитики, политики – что симптоматично! – хранили молчание. Разве что "регионалы" выступали с заявлениями да президент изредка на публике ронял фразы о защите доходов и поддержке экономики. Как только после проблем с одним украинским большим банком доллар пошел резко вверх и слегка подорожали продукты питания, а НБУ "заморозил" депозиты (чем не преминули воспользоваться комбанки, ограничивая выдачу налички в банкоматах и с карточек), к кризису было привлечено внимание широчайших масс.

И тогда как президент с премьером, так и лидеры парламентских фракций резко переключились на борьбу с кризисом. Формально импульсом к "экономическим думам" стал визит представителей МВФ, намек на кредит, для получения которого требовался пакет антикризисных мер. Однако действия и заявления фигурантов наводили на мысль, что некоторые спешат использовать удачный повод попиариться и обеспечить себе максимально высокий старт на президентской гонке.

Спешно была реанимирована Верховная рада 6 созыва, и началось. Количество спасительных законопроектов дошло до 6, а на выходных президент Украины ввел в действие своим указом решение СНБО о преодолении негативных последствий глобального кризиса. Доходило до анекдота: некоторые документы создавались чуть ли не за одну ночь и "на коленке". Несмотря на обилие "пакетов", оригинальностью они не отличались, а вот количество вариантов угрожало их принятию: по старинной парламентской традиции, документ "размыли" клонами, дабы оттянуть голоса. Видимо, только осознание серьезности ситуации подвигло парламентариев создать рабочую группу, чтобы из шести создать один.

Тем временем, простые граждане ринулись скупать "зелень". Призрак 90-х и "заморозка" депозитов подорвали доверие к банкам, а перманентная остановка металлургических заводов и первые задержки зарплат шахтерам живо воскресили в памяти постсоветскую "вторую руину". Предприниматели, правда, не так шумно, но веско намекнули, что кризис бьет по их прибылям, а значит – и по налоговым поступлениям в бюджет. Отдельные инвесторы, еще на что-то надеявшиеся, стали спешно сворачивать проекты и выводить активы. Останавливать торги на ПФТС дважды в день уже стало привычным делом. Украинские инвесторы стали делать то же самое с зарубежными проектами (Польша, Чехия и т. п.). Этот момент непосредственно влияет на финансирование партий и блоков, так что досрочные парламентские выборы (пока) из категории вероятных разом перешли в разряд умозрительных.

Спасение утопающих – за счет утопших

Необходимость быстро написать антикризисный план (-ы) дает нам уникальную возможность оценить эффективность отечественных политиков. И хоть немного спрогнозировать будущее.

Итак, все без исключения "спасатели" считают, что реагировать надо немедленно и отвечать на кризис экстренными мерами. Премьер Юлия Тимошенко озвучила яркий пример плана в стиле "государственный капитализм". Виктор Янукович и Партия регионов ответили планово-рыночными мерами, а глава государства, как натура сложная и многогранная, отдал предпочтение эклектике: непопулярные шаги соседствуют с инициативами, проникнутыми духом либерализма. Другие проекты особой оригинальностью также не отличались, несмотря на озвученный еще в 2000 году клич переориентироваться на инновации. Почти во всех: создание стабилизационного фонда, пересмотр налогового законодательства, сокращение социальных выплат, оптимизация госбюджета, господдержка банков или отдельных отраслей. Иными словами, срочное "пожаротушение", борьба с последствиями.

Принципиальные же отличия заключаются в том, кто оплатит кризис. И в этой плоскости диаметрально противоположны проекты от Кабмина и ПР. Правительство предполагает возложить сей груз на…. богатых. Именно такими соображениями можно объяснить предложение о налоге на роскошь. Особенно если учесть, что люди сейчас во всем мире стремятся вложить деньги хоть во что-то и объемы продаж предметов роскоши резко пошли вверх после спада летом. В Украине круг богатых людей возрастет за счет тех, кто не успел вывести капиталы из страны и вынужден обзаводиться "виллами". Они-то и будут, по версии Тимошенко, рассчитываться за кризис. Равно как и МСБ (малый и средний бизнес), налоговая нагрузка на который усилится. Ну и еще промышленность, зависимая от экспорта.

В Партии регионов мыслят по-иному. Там склоняются к идее санации экономики путем перераспределения господдержки между отраслями. То есть за кризис заплатят неперспективные сферы, а вот "локомотивы" должны быть сохранены, преумножены и подготовлены к периоду подъема, всегда следующему за спадом. За счет сокращения объемов ассигнований из госбюджета (точечность вливаний) уменьшается реальный дефицит главного финансового документа страны, что позволяет минимально секвестировать социальные выплаты, что, в свою очередь, снижает уровень социальной напряженности.

Больше жизни!


Важный момент: ввозные пошлины и акцизы. В правительственном проекте заложен механизм защиты внутреннего рынка и украинского производителя за счет роста ввозных пошлин. Например, предполагается повысить их на автомобили (кто не купил себе авто – спешите!), что подорвет финансовое благополучие автодилеров. Теоретически, безусловно, нововведение нужное, поскольку отечественный рынок и так ослаблен невыгодными условиями членства Украины в ВТО, что усилило зависимость от импорта в разы. На практике норма может увеличить инфляцию и вызвать новый виток социальной напряженности, поэтому обращаться с ввозными пошлинами надо очень осторожно. Как, собственно, и с акцизами. Здесь в кабминовском проекте эксперты прослеживают элементы лоббизма отдельных отраслей: рост акцизов на спиртные напитки и "замораживание" их, к примеру, на вино. Предположим, что свою роль сыграл аврал, и некоторые отрасли просто забыли включить в список. Но если это не так, то речь идет о конкретной защите некоторых сфер за счет государства. Точнее, за наш с вами счет. Ибо проект Тимошенко предполагает мораторий на введение новых льгот.

Пожалуй, стержневой аспект – роль государства. Виктор Янукович и его команда надеются на саморегуляцию экономики и полагают, что держава должна способствовать, поддерживать и создавать максимально комфортные условия (в том числе и для МСБ, которому уделено особое внимание).
Документ от Юлии Тимошенко куда любопытнее. Он предполагает усиление роли государства, которое фактически может превратиться в собственника крупнейших предприятий, а во многих сферах – в монополиста. Прочие направления так или иначе будут зависимы от державы.

И наконец, то, с чего все началось, – банки. И Тимошенко, и Янукович согласны с тем, что надо гарантировать гражданам их вклады. Но премьер, в отличие от своего предшественника на этой должности, расширяет полномочия банков. Один из самых острых моментов ее проекта – разрешение на внесудебное отчуждение банками собственности заемщика в случае непогашения кредита (в отношении предприятий, наоборот, налагается запрет). Виктор Янукович предлагает господдержку отдельных финструктур – и точка.

Подоспевший президентский указ отличается от этих двух документов. Прежде всего, любимыми Виктором Ющенко непопулярными мерами, такими как повышение тарифов на газ и т. п. В бытность премьером Ющенко ради баланса госбюджета "заморозил" действие законов о льготах, из-за чего граждане недополучили денег, оказались в долгах (перед коммунальщиками) и некоторые до сих пор обивают пороги судов в поисках истины. Поэтому удивляться этим мерам от защитника "маленьких украинцев" не стоит: не случайность, а тенденция. Насколько оправданна – вопрос спорный, в 2000 году стране грозил дефолт, сейчас пока что такая перспектива маловероятна. Во всяком случае, год страна точно продержится. Второй момент – "разморозка" приватизации, доходы от которой и пойдут на латание бюджетных дыр. И, наконец, снятие моратория на продажу земель сельхозназначения.

Изваяние будущего

Хотя политики заявляют о глобальном кризисе, на самом деле он во многом спровоцирован внутренними факторами, а внешние только усилили интенсивность негатива. Осознания этого в проектах нет.

Назревающий кризис в металлургии можно было отследить еще в начале года и предпринять что-то для защиты базовых отраслей промышленности. Весенняя ревальвация гривны, по мнению многих экспертов, безосновательная, создала предпосылки для дисбаланса валютных масс на рынке и, как следствие, дестабилизации. Борьба с инфляцией путем увеличения объемов импорта ударила по позициям украинских производителей, ориентированных на внутренний рынок, а крайне невыгодные условия вступления в ВТО еще больше усилили этот эффект. Наконец, политическая напряженность и откровенная схватка за власть, помноженные на полнейшую неопределенность (а вовсе не мировой кризис), стимулировали вывод инвесторами денег из украинской экономики. При стабильной власти и внятной модели экономического (именно экономического) развития рынки нашей страны, наоборот, стали бы еще более привлекательными для инвесторов, особенно АПК с его потенциалом и промышленность с ее экспортной ориентацией и дешевой (и что немаловажно – высококвалифицированной) рабочей силой.

Разматывать "клубок" последствий следовало бы, воздействуя на причину. Иными словами, упорядочить отношения в "треугольнике власти" и, отменив выборы, дать возможность парламенту стабильно и продуктивно работать, а деловым кругам – видеть не только текущие, но и перспективные шаги президента, правительства и ВР. Однако почти все ограничиваются полумерами.

Подобный подход в корне неверен и может еще больше усугубить негативные тенденции в украинской экономике. К примеру, сложится такая ситуация, когда даже самые жесткие меры перестанут срабатывать, как, скажем, отчаянные интервенции НБУ. Отчасти с политической ситуацией связывают кризис в Партии регионов, но дискуссии о решении этого кризиса выведены все-таки в партийно-властную плоскость, хотя в ПР не прекращают призывать к стабильности.

Судя по указу президента, он этого призыва опять не услышал. Премьер – тоже. Слабой попыткой станет сведение 6 проектов в один и голосование за него. В "сводняке" наверняка останутся нормы о стабфонде, гарантировании вкладов и поддержке отдельных отраслей. Ожесточенные споры вызовут предложения об отмене моратория на продажу земли, отдельные акцизы и пошлины, а также коммунальные тарифы.
*****
Мы следим за развитием событий. На текущей неделе, если "сводный" проект будет принят, можно будет судить, насколько он реален и каковы будут последствия его воплощения в жизнь.

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Статьи
12.12.17, Ярослав Ярош
Надежды на то что украинским правительственным и промышленным лоббистам удастся уговорить Египет сменить гнев на милость в отношении украинской стальной арматуры не оправдались. 6 декабря Министерство торговли и промышленности Египта объявило, что временные заградительные пошлины на данную продукцию теперь станут постоянными. По крайней мере, на 5 ближайших лет.
08.12.17, Максим Полевой
В Турции активно развивается собственная металлургия, но быстрорастущий внутренний спрос оставляет шансы и для импортеров металлопродукции, включая Украину.
05.12.17, Ярослав Ярош
Правительство Польши пытается отсудить у украинских владельцев автомобильного завода FSO Zeran 250 млн злотых (около 70 млн долл.) за невыполнение инвестиционных обязательств и ущерб польскому автопрому. Юридические перспективы у этого иска призрачные, но он может спровоцировать претензии и к другим украинским активам в соседней стране.
30.11.17, Максим Полевой
Индия активно развивает свою металлургию и ведет экспортную экспансию. Но возможности для работы на металлорынке этой страны по-прежнему есть.
27.11.17, Ярослав Ярош
За три с лишним года военного конфликта на Донбассе Украина научилась обходиться без российского природного газа. А вот с корзиной нефтепродуктов такого не получилось. Сегодня 75% всего топлива, которым заправляются украинские водители, или сделано из российской нефти, или импортируется из России. И у операторов рынка до сих пор нет готового ответа, как уйти от такой зависимости.
24.11.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реализацию масштабной программы реконструкции, которая позволяет ему укрепить позиции в условиях обострения конкурентной борьбы на внешних рынках.
21.11.17, Анна Ганзенко
В последний день октября в затянувшемся споре между железнодорожниками и представителями крупного бизнеса, казалось, была поставлена точка: грузовые тарифы приказом Мининфраструктуры были повышены на 15%. Тем не менее рост тарифов не улучшил работу госмонополиста, особенно в плане обеспечения украинских предприятий полувагонами.
17.11.17, Ярослав Ярош
Правительство Венгрии в очередной раз высказало вслух желание выкупить обратно в госсобственность единственный металлургический комбинат страны – ISD Dunaferr. Но у этой попытки шансов на успех не больше, чем у всех предыдущих. Дела у предприятия, в котором, возможно, еще присутствует украинский капитал, в последнее время пошли на поправку. Возможно, потому, что этими делами теперь занимается российский бизнесмен Сулейман Керимов.
10.11.17, Ярослав Ярош
Уходящий год в целом баловал металлургов. Цены на сталь в Европе достигли 6-летнего максимума. Мировое потребление выросло примерно на 7%. Капитализация отрасли увеличилась на 70%. На год 2018-й стальные ассоциации дают более осторожные прогнозы. Но и в начале текущего года они ожидали меньшего, чем получили по факту.
08.11.17, Игорь Воронцов
Нынешний отопительный сезон обещает надолго запомниться украинцам. Для этого есть все предпосылки: запасы угля на тепловых электростанциях и теплоэлектроцентралях текущей осенью побили антирекорд.



Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!