kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Черная металлургия: между прошлым и будущим

29.10.08
размер текста:

Мировая черная металлургия многие десятилетия считалась депрессивной отраслью. Ее преследовали сокращение действующих производств, отказ от ввода новых мощностей; устойчивое снижение удельного веса продукции отрасли в валовом национальном продукте и экспорте стран; неуклонное сокращение числа занятых; постепенное вытеснение товарами-субститутами традиционной продукции. Поэтому к мировому финансовому кризису она подошла с "букетом" острых, хоть и не бросавшихся в глаза проблем…

За послевоенный период в европейских странах с высокоразвитой металлургической промышленностью (ФРГ, Франции, Бельгии, Италии и других) количество продуцентов сократилось в несколько раз. Вначале этому способствовали волны банкротств в периоды кризисов перепроизводства. Затем оставшиеся фирмы (как правило, средние по размерам) были поглощены крупными национальными и транснациональными металлургическими корпорациями. В странах Западной Европы и США число занятых в металлургии стремительно падало: за последние 25 лет в металлургической промышленности Великобритании сокращено 82% рабочих мест, Франции – 75%, США – 66%.

Разнообразные товары химической промышленности, композиционные материалы и сплавы, керамические изделия вытесняли металлопродукцию из строительной отрасли, авиа- и автопрома, тяжелого машиностроения. Новые технологии промышленного и гражданского строительства существенно снизили расход арматуры. Использование экономичных (в частности гнутых) профилей металлопроката, замена в станкостроении чугунного и стального литья на сварные конструкции и другие технологические сдвиги привели к уменьшению расходных коэффициентов металла и общего объема его использования в металлопотребляющих отраслях.

Так было до тех пор, пока в Юго-Восточной Азии (особенно в Китае и Индии), Южной и Центральной Америке (Бразилии, Аргентине, Мексике) и на Ближнем Востоке не начался индустриальный и строительный бум. Рост металлообработки, машиностроения, строительного бизнеса требовал все возрастающих объемов металлопродукции – катанки, арматуры, крупносортового проката, листа для судостроения и автопрома. Все это позволило старым металлургическим гигантам ("Ю.С. Стил", "Тиссен", "Круп" и др.) преодолеть застой, нарастить объемы производства, продаж и прибылей. Появились и активно развились индийские группы "Миттал" и "Тата", а в последние годы – и крупные китайские продуценты. Стараются не уступать своей доли на мировом рынке стали японские производители. И, бесспорно, появились шансы на возрождение черной металлургии в постсоветских странах, и в первую очередь в РФ и Украине. Бурный рост цен на металлопродукцию, продолжавшийся до лета 2008 года, позволил всем им существенно увеличить физические объемы производства и реализации.

В период подъема отрасли наблюдалось несколько ключевых тенденций. Это, прежде всего, интернационализация бизнеса и глобализация рынков; ускоренная концентрация отрасли; создание вертикально интегрированных холдингов, охватывающих все стадии производственно-сбытового цикла в металлургии – от добычи сырья до обслуживания конечного потребителя; активное технологическое обновление в "новых индустриальных странах" – Южной Корее, Китае, Индии.

Указанные тенденции настолько взаимосвязаны и взаимообусловлены, что целесообразно рассмотреть их в комплексе. Начиная с 90-х гг. черная металлургия оказалась вовлеченной в общемировые процессы интернационализации бизнеса и глобализации рынков. Металлургические компании и группы активно участвовали в международных слияниях и поглощениях.

Вот лишь несколько примеров слияний крупнейших металлургических предприятий в Европе, произошедших в конце 90-х гг. Объединившиеся в 1987 г. французские компании "Юзинор" и "Сасийор" приобрели бельгийский завод "Сокериль Самбре". В 1997 г. на основе двух крупнейших металлургических предприятий Германии был образован концерн "Тиссен-Крупп Сталь". Под влиянием кризиса в Юго-Восточной Азии в 1999 г. произошло слияние "Бритиш Стил" и голландской компании Koninklijke Hoogovens, сформировавших корпорацию "Корус Груп". Крупнейшей сделкой 2001 г. было создание группы "Арселор", объединившей люксембургскую "Арбед", французскую "Юзинор" и испанскую "Асэралиа".

С 2003 года участниками национальных и транснациональных интеграционных сделок становятся и ведущие американские корпорации. Уже в начале 2003 года было объявлено о том, что "Ю.С. Стил" купит компанию "Нэшнл Стил", войдя, таким образом, в десятку крупнейших мировых металлургических корпораций. Еще более амбициозный план укрупнения отрасли стала осуществлять молодая американская компания "Интернейшнл Стил Груп" (ИСГ), возглавляемая В. Россом. Еще в сентябре 2002 года ИСГ приобрела одну из крупнейших американских металлургических компаний "ЛТВ Стил" и небольшую "Экми Стил". А в январе 2003 года Росс начал переговоры о покупке еще одного металлургического гиганта-банкрота "Бетлэхем Стил". В 2004 году американские корпорации стали объединяться с азиатскими и европейскими компаниями, причем, как правило, на правах "младших партнеров". Самое крупное слияние провела все та же ИСГ. Она заключила соглашение о слиянии с компанией Л. Миттала "Испат". Сделка была оценена в 4,5 млрд долл., а 88 % акций новой компании – "Миттал Стил" оказалось в руках индийского бизнесмена и членов его семьи.

К слову сказать, транснациональные объединения, инициированные индийскими группами, выглядят наиболее масштабными. В 2005 году "Миттал Стил" за 4,8 млрд долл. приобрела на приватизационном аукционе лидера украинской металлургии ОАО "Криворожсталь". Следующая сделка Лакшми Миттала стала самой крупной в истории мирового металлургического бизнеса. Летом 2006 года "Миттал Стил" объединилась с группой "Арселор" в компанию "Арселор-Миттал". Общая стоимость сделки – 33,7 млрд долл. Объем выплавки стали объединенной компании составил 116 млн тонн, а выручка – порядка 64 млрд евро. Старается не отставать от группы Л. Миттала и другая индийская группа – "Тата Стил". Весной 2007 года общее собрание акционеров "Корус Груп" одобрило сделку по слиянию с "Тата Стил" стоимостью 12 млрд долл. После слияния с британско-голландской компанией "Тата Стил" объявила еще о трех приобретениях в странах Азии. Сингапурская компания "НэтСтил Эйша", контролируемая индийцами, приобрела два сортопрокатных завода во Вьетнаме. Также "Тата Стил" стала владельцем индийской ферросплавной компании "Ромет Индастрис".

В 2004-2006 гг. наметилась еще одна интересная тенденция. На мировой рынок начали выходить российские и украинские финансово-промышленные группы, но уже не в качестве металлотрейдеров, а в роли покупателей зарубежных металлургических активов. Так, ныне "Индустриальный союз Донбасса" является основным владельцем польского металлургического комбината "Гута Ченстохова" и венгерского "Дунафер". Группа «Приват» владеет контрольным пакетом акций африканской "Гана Манганес", принимает участие в управлении румынским заводом "Тулча", грузинскими Зестафонским заводом ферросплавов и марганцевым рудником "Чиатурмарганец", российским Алапаевским металлургическим заводом, американской "Хайлендерс Еллойс". Поистине стратегическое приобретение этой группы – австралийская горнодобывающая компания "Консолидейтед Минералс", производящая руду с высоким (свыше 48%) содержанием марганца. «Метинвест Холдинг» является владельцем контрольного пакета акций итальянских сталепрокатных предпритяий "Ферриера Валсидер", «Траметал» и английского «Спартан Ю.Кей.». В ближайших планах "ИстВан" – приобретение активов за рубежом и снижение доли украинских активов в бизнес-портфеле с 90 до 50%.

Среди причин интеграционных процессов в мировой черной металлургии следует назвать следующие.

Во-первых, исторически так сложилось, что черная металлургия достаточно хорошо развита во многих странах мира. Даже "Миттал Стил" и "Aрселор" после своего объединения реально контролируют лишь 10% мирового рынка, а доля остальных крупных компаний и альянсов не превышает 2-3%. Другими словами, перспективы консолидации отрасли в мировом масштабе достаточно велики.

Во-вторых, в последние годы наблюдается реальное смещение центров мировой металлургии в две азиатские страны – Китай и Индию. Металлургическая отрасль этих стран благодаря непрерывно расширяющемуся спросу на внутренних рынках развивалась ускоренными темпами, соответственно выросла финансовая мощь и влияние азиатских бизнесменов.

В-третьих, обостряется дефицит сырьевых и топливно-энергетических ресурсов (в первую очередь, железной руды и коксующихся углей) вследствие их исчерпания на европейском и североамериканском континентах. Это обстоятельство стимулирует создание вертикально интегрированных металлургических групп и альянсов. Особую активность здесь проявляют индийские, российские и японские компании.

В-четвертых, компании, идущие на слияние активов, рассчитывают получить синергический эффект. Так, по предварительным оценкам, объединение "Арселор" и "Миттал" должно было дать эффект синергии, который в трехлетней перспективе оценивался в 1,6 млрд долл. Впрочем, синергический эффект далеко не всегда сопровождает сделки по слиянию активов, особенно если речь идет о создании конгломератов. Многие серьезные исследования свидетельствуют о том, что корпорации, опирающиеся на внутренние ресурсы, функционируют эффективнее корпораций, расширяющихся путем слияний и поглощений.

В-пятых, эти сделки позволяют снизить экономические риски участников объединений и расширить рынки сбыта продукции. К примеру, именно после объединения с голландцами "Бритиш Стил" получила возможность выхода на континентальный европейский рынок.

В-шестых, идя на слияние активов, крупнейшие игроки мирового металлургического бизнеса рассчитывают получить дополнительные доходы за счет значительного снижения конкуренции.

Нельзя не сказать несколько слов и о технологическом прорыве наших ближайших конкурентов – стран Юго-Восточной Азии. К примеру, южнокорейская компания "ПОСКО" в своей стратегии продвижения на зарубежные рынки делает акцент на новых технологиях производства. Они позволяют сократить расходы на 15%, а уровень загрязнения уменьшить более чем на 95%. За последние три года компания инвестировала в развитие новых технологий 1,14 млрд долл. Следует сказать, что практически все производственные мощности в новых индустриальных странах строятся по современным проектам. К примеру, 70% нововведенных сталеплавильных мощностей КНР оснащено самым передовым оборудованием.

Старается не отставать от этих стран в технологическом отношении и Россия. За последние пять лет РФ нарастила мощности с 63 до 75 млн тонн стали. Из этого объема 25 млн тонн приходятся на новые производства, отвечающие современным стандартам в металлургии. По свидетельству президента Украинской ассоциации металлотрейдеров Андрея Федосеева, побывавшего на Магнитогорском металлургическом комбинате, уровень технологии, культуры производства и качества продукции на нововведенных мощностях иногда даже превышает европейские стандарты.

Впрочем, все вышесказанное было характерно для докризисного периода. Кризис ипотечного строительства в США и последовавший за ним глобальный финансовый кризис внес существенные коррективы в развитие отрасли. Что будет происходить в мировой черной металлургии в ближайшей перспективе – это тема отдельного исследования…

 


Комментарии
комментариев: 0

загрузка...


Статьи
24.03.17, Максим Полевой
В 2016-м украинский рынок проката с покрытием продемонстрировал бурный рост. Сохранится ли этот тренд в текущем году, главным образом будет зависеть от общей экономической и политической обстановки в стране.
22.03.17, Игорь Воронцов
Долгоиграющее антимонопольное расследование Еврокомиссии в отношении "Газпрома" завершилось безоговорочной победой европейцев. Под их нажимом российский госконцерн был вынужден пойти на серьезные уступки. Вот только об интересах Украины, зачем-то вступившей в Европейское энергетическое сообщество, в Брюсселе никто не вспомнил.
17.03.17, Максим Полевой
Украинский металлургический экспорт в страны бывшего СССР продолжает снижаться. Если еще в 2012-13-м эти государства в структуре украинского металлоэкспорта занимали в совокупности около 20% и более, то в прошлом году эта доля упала до 13,2% в денежном выражении, или до 954 млн долл. Однако некоторые рыночные позиции сохраняются.
10.03.17, Максим Полевой
На фоне обострения конкуренции на мировых металлорынках и усиления протекционизма особое значение для металлургов Украины приобретает посильная географическая диверсификация экспорта. Она может касаться второстепенных регионов, где конкурентная борьба между влиятельными поставщиками не слишком остра – по крайней мере, пока.
06.03.17, Ярослав Ярош
Российская горно-металлургическая группа Evraz, чьим ключевым бенефициаром является Роман Абрамович, сообщила, что достигла соглашения о продаже своего украинского коксохимического завода "Южкокс". Это уже второй украинский актив, с которым она готова расстаться после начала войны на Донбассе. Но сделка до сих пор не закрыта.
02.03.17, Игорь Воронцов
Евросоюзу долгое время удавалось отбиваться от китайской экспансии в металлургической отрасли. Однако в последнее время защитные редуты дали серьезную трещину. На помощь компаниям из КНР пришел очень сильный и грозный союзник – кризис. Первыми под его напором начали сдавать позиции наиболее слабые игроки – восточноевропейские стальные производители. А там не успеешь оглянуться, как очередь дойдет и до гораздо более благополучных и устойчивых предприятий в Западной Европе.
23.02.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реконструировать основные переделы и развивать сортамент, рассчитывая на оживление продаж в 2017 году. Но для стабильной работы предприятия необходимо решить проблему блокады железнодорожного сообщения с неподконтрольными территориями.
21.02.17, Ярослав Ярош
В январе в поселке Рудничное под Кривым Рогом прошли общественные слушания на тему строительства нового железорудного ГОКа на базе Шимановского и Зеленовского месторождений. Сама идея уже обросла густой бородой. Но на этот раз жителям предложили готовиться к переезду в соседние села, с вещами и денежной компенсацией. Так что, возможно, теперь это всерьез. Под выселение попадают более 300 дворов и даже несколько многоквартирных домов. Инвестор проекта – компания Black Iron – намерена приступить к рытью карьера уже со следующего года.
17.02.17, Василий Январев
Украинская промышленность, отработавшая прошлый год с небольшим плюсом после пятилетнего спада, рискует если не опять сократить производство, то, по крайней мере, существенно снизить темпы его роста. Одна из главных угроз на сегодня – тарифная политика государства, которая в прямом смысле слова оказывает удушающий эффект на экономику.
14.02.17, Максим Полевой
Иран и страны Ближнего Востока продолжают развивать собственную металлургию, сужая возможности для импортеров. Однако у украинских металлургов сохраняются шансы для экспорта в регион.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!