kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Отрасль по сходной цене

20.05.09
размер текста:

На одной из последних международных конференций по рынку минеральных удобрений, проходивших в Санкт-Петербурге, царила добродушная атмосфера. Участники с российской стороны проявляли непраздный интерес к украинскому рынку. «Как скоро вы загнетесь?», – не стесняясь, спрашивали менеджеры российских компаний своих коллег из соседней республики. Бурных протестов в ответ не следовало, поскольку уверенности в светлом будущем отечественных производителей удобрений нет. Украинские химзаводы на сегодняшний день – самые подготовленные объекты для поглощения более крупными игроками рынка.

Главные претенденты на них – российские компании. Во-первых, приобретая активы в Украине, они покупают своих непосредственных конкурентов. Во-вторых, они, как ни одна другая иностранная компания, знакомы со спецификой украинского рынка. И, в-третьих, огромную роль играет фактор приватизации Одесского припортового завода, который контролирует последнюю задвижку на пути экспорта как российского, так и украинского аммиака. Удержать свои активы отечественным бизнесменам все сложнее: уже сейчас их продукция неконкурентоспособна даже на внутреннем рынке, не говоря уже о внешнем, где набирает силу экономический протекционизм.

Тяготы химиков лягут на аграриев

Объемы производства минеральных удобрений в нашей стране сжались как шагреневая кожа. Основные рынки сбыта нашей продукции быстро закрываются. Самый платежеспособный рынок – европейский – практически заключен в броню. Снижение объемов экспорта заставило местных производителей полностью переключиться на внутренний рынок, который теперь почти на сто процентов обеспечен собственной продукцией. Активно вводятся в ЕС и неценовые ограничения на импорт наподобие правил REACH, донельзя усложняющих процедуру ввоза и торговли удобрениями на европейских рынках.

Отдельные партии отечественных удобрений поставляются в регионы с бурно развивающимся сельским хозяйством (например, в Индию), которые испытывают острый дефицит удобрений. Но эти очаги спроса могут скоро угаснуть. Украинская продукция стремительно теряет свою конкурентоспособность. Газ, доля которого в себестоимости азотных удобрений превышает 70% – самое больное место химиков. Так, цена газа во втором квартале этого года составляет около 271 долл., тогда как, например, в соседней Румынии – это 193 долл. Спотовые цены на газ в Европе сейчас еще ниже. Конечная цена топлива для украинских промпотребителей, в том числе химиков, уже выше рыночных цен на их продукцию. Так, химики платят за газ примерно 330 долл./тыс. куб. м. Тогда как стоимость тонны карбамида, отправляемого на экспорт, не превышает 260 долл., аммиака – и того меньше. Понятно, что продавать свою продукцию за рубеж при таких параметрах просто невозможно.

Интересно, что в это же время цены на внутреннем рынке намного выше – в конце апреля тот же карбамид стоил около 340 долл. Отсюда следует печальный вывод: единственный способ выжить для химиков – это поставки на внутренний рынок. Печальный, потому что правительство, скорее всего, вынуждено будет блокировать импорт, предоставив возможность производителям поставлять удобрения на внутренний рынок по завышенным ценам. Ведь уже сейчас импортная продукция (например, российская селитра) стоит почти в два раза ниже аналогичной украинской. «В ближайшее время не исключено введение спецпошлин на импорт химической продукции в Украину, – прогнозирует начальник департамента АПК и химической промышленности компании «Госвнешинформ» Дмитрий Гордейчук. Это крайне непопулярная мера, но альтернатива ей – гибель отрасли».
Так что в ближайшее время и, особенно во время осенней уборочной кампании, украинским аграриям придется решать не только собственные проблемы, но и невольно спасать украинские химзаводы от банкротства.

Сначала давалец, затем – собственник

Проблемы украинских заводов тесно связаны с финансовыми затруднениями газовой монополии НАК «Нафтогаз Украины». До поры непонятно, соответствует ли резкое снижение объемов закупок газа у российского «Газпрома» реальному падению спроса на топливо на внутреннем рынке. Закупает ли НАК столько, сколько нужно, или столько, сколько может оплатить? Второе вероятней. Так, за недавними отключениями заводов, принадлежащих предпринимателю Дмитрию Фирташу – крымского «Титана» и «Ровноазота» – скорее всего, стоят не только политические причины, но и экономический расчет. Кому как не Фирташу отключать газ ввиду его дефицита лояльным премьер-министру менеджерам «Нафтогаза»? Именно эти предприятия могут стать первыми кандидатами на продажу.

Отчасти выживать химзаводам помогает и то, что они не полностью рассчитываются за потребленное топливо. Предприятия накапливают долги перед НАКом, который ничего не может с этим поделать. При этом химическое лобби в Верховной Раде (своих представителей там имеет «Стирол», северодонецкций «Азот», «Днепроазот» и др.) пытается застраховать себя от возможных отключений путем проведения через парламент нормы о невозможности сокращения подачи газа ниже уровня экологической безопасности. Понятно, что копить долги до бесконечности химикам не дадут. Да и такой кредитор как «Нафтогаз» владельцам предприятий ни к чему, ведь продать бизнес украинской газовой монополии в случае чего нельзя. Зато покупателем может выступить другая монополия – «Газпром». По сути, правительство уже разработало механизм получения контроля над украинскими химпредприятиями структурами «Газпрома».

Химическая дочка концерна – компания «Сибур» может выступить поставщиком газа на украинские химзаводы по давальческой схеме. Закупка газа по принципу толлинга у нерезидентов уже одобрена Минтопэнерго. Такая схема позволит предприятиям выжить в условиях кризиса, но приведет к смене владельцев предприятий. Фактически речь идет о возврате к практике 1990-х – начала 2000-х годов, когда бывшие давальцы становились акционерами предприятий. Именно это произошло в свое время с северодонецким «Азотом»: компания IBE Trade, поставлявшая на предприятие «итеровский» газ, впоследствии установила над ним контроль.

Постепенная смена владельцев, а не прямая продажа имеет свою логику. В условиях финансового кризиса, а также единственного возможного покупателя в лице «Газпрома», химпредприятия попросту не имеют рыночной цены. Простая продажа не выгодна их нынешним собственникам. Скорее они заинтересованы в максимальной ее отсрочке: заводы все еще генерируют неплохой денежный поток, который представляет немалую ценность. Под этот денежный поток, как минимум, все еще можно пробовать взять кредиты. По сути, если заводы и будут переданы новому собственнику, то с долгами и без оборотных средств.

Как ускорить передел

Больше других шансы выйти из кризиса с минимальными потерями у предприятий, имеющих диверсифицированную продуктовую линейку. Заводы, ориентированные на большой тоннаж (аммиак, карбамид, аммиачную селитру) конъюнктурно прибыльны. Действует простой принцип: если цена товара, скажем в порту «Южный», существенно превышает его себестоимость, которая в свою очередь зависит от цены газа, такое предприятие работает. Если нет – простаивает. Другое дело, если в продуктовом наборе есть продукция с высокой добавленной стоимостью. Таковой может похвастаться «Стирол», который кроме крупнотоннажки выпускает упаковку, лекарства, строительные материалы и т.п. Определенные возможности по диверсификации есть также у северодонецкого и черкасского «Азотов».

Наименее же диверсифицированным предприятием является самое новое из них – Одесский припортовый завод. Кроме аммиака и карбамида предприятие фактически ничего больше не выпускает. Интересно, что выжидательная позиция потенциальных покупателей химических активов в Украине во многом связана с позицией правительства в отношении приватизации ОПЗ. Ведь продав предприятие, на котором замкнут амииакопровод Тольятти-Одесса, Украина даст сигнал собственникам других заводов «продавать». Непосредственно зависят от трубы «Стирол» и северодонецкий «Азот» и, если на ее конце окажется российская компания – будь то «Сибур», «Еврохим» или «Тольяттиазот» – ничего другого как продаваться им не останется.

Можно смело утверждать, что украинское правительство сегодня прямо заинтересовано в продаже химпредприятий «Газпрому». Неработающие заводы не приносят прибыли, а значит, не платят налогов и не заводят в страну валюту. Им нужен собственник, который не только обеспечит их газом по приемлемым ценам, но и вложит в их развитие деньги, прежде всего – в снижение удельных затрат газа и расширение спектра удобрений (наладить выпуск гранулированного карбамида, NPK и т.п.). У нынешних владельцев предприятий таких денег нет: заработанные в «золотые» 2006-2008 гг. средства они не то что не приумножили, но даже и не сохранили. Большая их часть, вероятно, сейчас зависла в многочисленных американских и других инвестфондах, и вытащить их оттуда в ближайшие два-три года едва ли удастся.

Так что уже в ближайшие месяцы правительству предстоит принять непростое решение. Либо удерживать отрасль от падения до конца за счет предоставления различных льгот и преференций, которые могут больно ударить по другим секторам экономики. Либо же отпустить поводья и, последовав ницшеанскому принципу «падающего - толкни», дать старт масштабному переделу собственности в отрасли.

 


Комментарии
комментариев: 2
13:02 | 29.05.2009
ZNATOK
Глебчик, объсни, как химпредприятия могут наращивать свою задолженность перед НАКом, если они газ получают только по предоплате? если бы ты, будучи на конференции, не по фуршетам шарился, а порасспрашивал участников рынка о тенденциях, у тебя могла бы получиться интересная статья! Или привык уже в "Эксперте" всякую туфту парить?
14:39 | 30.06.2009
Аноним
Уважаемый, Знаток. Задолженность химиков перед НАКом может расти также, как растут долги металлургов и других потребителей газа. Судя по долгам за газ со стороны, например, предприятий ИСД, поставки по предоплате не мешают накоплению задолженности. Остальное - не комментирую. и удачного тебе, дорогой(-ая), "Что, где, когда?"

загрузка...


Статьи
23.02.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реконструировать основные переделы и развивать сортамент, рассчитывая на оживление продаж в 2017 году. Но для стабильной работы предприятия необходимо решить проблему блокады железнодорожного сообщения с неподконтрольными территориями.
21.02.17, Ярослав Ярош
В январе в поселке Рудничное под Кривым Рогом прошли общественные слушания на тему строительства нового железорудного ГОКа на базе Шимановского и Зеленовского месторождений. Сама идея уже обросла густой бородой. Но на этот раз жителям предложили готовиться к переезду в соседние села, с вещами и денежной компенсацией. Так что, возможно, теперь это всерьез. Под выселение попадают более 300 дворов и даже несколько многоквартирных домов. Инвестор проекта – компания Black Iron – намерена приступить к рытью карьера уже со следующего года.
17.02.17, Василий Январев
Украинская промышленность, отработавшая прошлый год с небольшим плюсом после пятилетнего спада, рискует если не опять сократить производство, то, по крайней мере, существенно снизить темпы его роста. Одна из главных угроз на сегодня – тарифная политика государства, которая в прямом смысле слова оказывает удушающий эффект на экономику.
14.02.17, Максим Полевой
Иран и страны Ближнего Востока продолжают развивать собственную металлургию, сужая возможности для импортеров. Однако у украинских металлургов сохраняются шансы для экспорта в регион.
10.02.17, Ярослав Ярош
Российская нефтяная компания "Лукойл" завершает процесс продажи своего последнего крупного актива в Украине – химического предприятия "Карпатнафтохим" (Калуш, Ивано-Франковская область). С конечными бенефициарами этой покупки еще надо разбираться. А вот главным промоутером сделки смело можно назвать министра топлива и энергетики Украины Игоря Насалыка, бывшего калушского мэра.
07.02.17, Максим Полевой
В начале года мировые металлорынки поддерживают общий тонус цен и спроса, который сохранится и в последующие месяцы. Украинские же металлурги, утратив часть экспортных объемов, рассчитывают на рост внутреннего потребления.
03.02.17, Галина Резник
Прогнозы по рынку железной руды становятся все более расплывчатыми: хотя тенденции в отношении поставок практически очевидны, предсказать уровень спроса – непростая задача. Этот уровень зависит, в первую очередь, от закупок крупнейшего потребителя – Китая, но ручное управление экономикой в Поднебесной зачастую приводит к непредсказуемым последствиям.
01.02.17, Ярослав Ярош
Два года украинский топливный рынок валился с ног, теряя объемы. В 2016-м кризис, похоже, остался позади. По итогам года по всем трем базовым нефтепродуктам – бензин, ДТ, сжиженный газ – зафиксирован рост продаж. Трейдеры называют две основные причины оздоровления: сужение теневого сегмента и увеличение спроса со стороны промышленности.
30.01.17, Игорь Воронцов
Глава НАК "Нафтогаз Украины" Андрей Коболев заявил о готовности избавиться от зарубежных нефтедобывающих активов компании, заодно посетовав на отсутствие желающих их купить. На фоне перманентного падения объемов добычи нефти в самой Украине подобная стратегия выглядит как минимум недальновидной.
27.01.17, Максим Полевой
В 2016 году мировая экономика росла рекордно медленными темпами, а в текущем может "взбодриться" за счет Соединенных Штатов Америки и Китая. Украина тоже имеет шанс на стабилизацию, хотя в то же время и ряд рисков.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!