kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Заложники метана

01.06.09
размер текста:

Государственное предприятие «Уголь Украины» слишком увлеклось борьбой с частными предприятиями отрасли за рынки сбыта. Так, в соответствии с постановлением Кабмина № 285 от 2 апреля 2009 года, предприятия, организации и ведомства, принадлежащие к сфере управления центральных органов исполнительной власти, могут покупать уголь только у государственных шахт и только при монопольном посредничестве ГП «Уголь Украины». При этом правительство предпочитает закрывать глаза на другую серьезнейшую проблему отрасли: обеспечение безопасности труда шахтеров.

Затянувшиеся кризисные явления в экономике привели к тому, что сегодня на отечественном угольном рынке образовался значительный профицит продукции. В результате ГП «Уголь Украины» приняло экстренные меры, чтобы защитить государственные угольные шахты. Но, в тоже время, указанные действия обрекли на вымирание частных участников отрасли, которым в одночасье обрезали практически все рынки сбыта. Если, к примеру, крупные угольные шахты и их объединения, входящие в вертикально интегрированные холдинги, еще в силах хоть как-то сводить концы с концами в подобных условиях, то средние и малые неинтегрированные шахты просто вынуждены будут закрываться. Ведь их продукция больше не пользуется спросом ни на предприятиях отечественной энергетики, ни на коксохимических комбинатах.

Вполне естественно, что руководители государственных шахт чувствуют определенный восторг от указанного нововведения. Им снова нет необходимости задумываться над повышением эффективности деятельности вверенных им предприятий. Если не прямые бюджетные дотации, то явно нерыночные преференции правительства, нарушающие основополагающие принципы экономической конкуренции, всегда придут им на помощь. Однако, несмотря на все это, ни одна государственная шахта и не подумывает о том, чтобы направить значительные инвестиции на модернизацию шахт и на повышение уровня безопасности труда шахтеров. Более того, они постоянно испытывают трудности даже с выплатой зарплаты. И это при том, что сегодня государственные шахты продают уголь низкого качества по цене 523 гривны за тонну, в то время как частники вынуждены продавать по 250 гривен, чтобы хоть как-нибудь выжить.

С другой стороны, следует отметить, что частные собственники вкладывали значительные средства в развитие шахт, и, в том числе, в обеспечение необходимого уровня безопасности горняков. Причем делали они это отнюдь не всегда из чистого альтруизма. Эффективному собственнику просто невыгодно нарушать правила техники безопасности, потому что суммы потерь от многодневных простоев угольных забоев и компенсаций травмированным горнякам и семьям погибших шахтеров выливаются в гораздо большие суммы, чем те, которые нужно вложить, чтобы свести риск аварийности к минимуму. А государственным шахтам, которые традиционно сидят на бюджетных деньгах, проще сделать из несчастного случая очередную национальную трагедию, чем инвестировать средства в повышение их безопасности. По крайней мере, такое складывается впечатление.

В тоже время, обеспечить абсолютное отсутствие аварийности на украинских шахтах, особенно там, где добываются коксующиеся марки угля, невозможно. Коксующиеся угли добываются на больших глубинах, где зачастую присутствует легко воспламеняющийся газ метан – основной виновник аварий на шахтах. И чем больше глубина выработки, тем больше вероятность непредсказуемых явлений. Поэтому украинские угольные шахты в числе самых опасных в мире. По данным Минуглепрома, большая часть украинских угольных шахт начали работу более 50 лет назад. Почти 96% шахт с конца 80-х годов прошлого века работают без реконструкции. Две трети основного стационарного оборудования отработало нормативный срок эксплуатации и требует немедленной замены. Поэтому почти 80% украинских шахт считаются аварийными и нуждаются в модернизации и реконструкции. Общий дефицит инвестиций в отрасль, по данным Минуглепрома, превысил $1,5 млрд.

По информации Донецкой облгосадминистрации, за 2008 год на угледобывающих предприятиях Донецкой области произошло двенадцать групповых несчастных случаев, пострадало 102 горняка, 31 погиб. В 2007 году произошло десять групповых несчастных случаев, пострадало 307 горняков и 117 погибло. С начала текущего года коэффициент частоты смертельного травматизма на 1 млн. тонн добытого угля составил 3,1 (за прошлый год - 6,0).

И дело тут не столько в форме собственности, сколько в горно-геологических условиях, которые могут быть одинаково сложными, независимо от того, кто управляет шахтой. К сожалению, люди гибнут как на государственных, так и на частных шахтах. Объективная невозможность гарантировать безопасность шахтеров является одним из основных факторов, обуславливающим постоянное снижение добычи коксующихся углей в Украине. Но и полностью отказаться от их добычи государство сегодня не готово, поскольку это неизбежно приведет к необходимости немедленного решения не менее серьезной проблемы - занятости населения в и без того депрессивных регионах.

Решить проблему износа основных фондов и источников инвестиций для всех шахт невозможно без их скорейшей приватизации. Сегодня в Украине приватизированы либо находятся в аренде 17 шахт, в том числе 6 крупных. Крупные частные шахты имеют гораздо лучшие финансовые показатели, чем государственные: «Шахта «Красноармейская-Западная №1», «Белореченская», «Краснодонуголь», «Павлоградуголь», «Комсомолец Донбасса», «Ждановская» находят возможности своевременно выплачивать заработную плату и ежегодно увеличивать объем инвестиций в модернизацию и развитие, в том числе и в повышение уровня безопасности горняков. А сообщения о задержках зарплаты и высоком износе основных фондов идут как раз в основном с государственных шахт.

Однако на сегодняшний день Минуглепром просто откровенно душит частный сектор. Более того, государственные предприятия в погоне за увеличением добычи пренебрегают запретами на ведение горных работ в связи с выявленными надзорным ведомством нарушениями. Так было летом прошлого года на шахте имени Карла Маркса. Накануне взрыва здесь было запрещено ведение горных работ в связи с выявленными нарушениями. Но уголь продолжали добывать. Огромной силы взрыв газовоздушной смеси унес жизни 13 горняков, еще 24-м - чудом удалось выжить.

На данный момент эту шахту вновь собираются запустить в работу, считая, что ее закрытие обойдется дороже реконструкции. Правда и здесь при принятии решения используется в расчетах удобная для чиновников экономика. Ведь, если действительно устранять все те колоссальные разрушения, полученные в результате аварии, то смета вырастет до цифр космического масштаба, а косметический ремонт выйдет недорого. Вытеснив с рынка частников, которые по мере возможностей пытались заботиться о безопасности горняков, отечественная угольная отрасль в результате окажется одним сплошным риском для жизни шахтеров. Но это, похоже, чиновников не волнует. Ведь главное – результат.



 


Комментарии
комментариев: 0

загрузка...


Статьи
24.03.17, Максим Полевой
В 2016-м украинский рынок проката с покрытием продемонстрировал бурный рост. Сохранится ли этот тренд в текущем году, главным образом будет зависеть от общей экономической и политической обстановки в стране.
22.03.17, Игорь Воронцов
Долгоиграющее антимонопольное расследование Еврокомиссии в отношении "Газпрома" завершилось безоговорочной победой европейцев. Под их нажимом российский госконцерн был вынужден пойти на серьезные уступки. Вот только об интересах Украины, зачем-то вступившей в Европейское энергетическое сообщество, в Брюсселе никто не вспомнил.
17.03.17, Максим Полевой
Украинский металлургический экспорт в страны бывшего СССР продолжает снижаться. Если еще в 2012-13-м эти государства в структуре украинского металлоэкспорта занимали в совокупности около 20% и более, то в прошлом году эта доля упала до 13,2% в денежном выражении, или до 954 млн долл. Однако некоторые рыночные позиции сохраняются.
10.03.17, Максим Полевой
На фоне обострения конкуренции на мировых металлорынках и усиления протекционизма особое значение для металлургов Украины приобретает посильная географическая диверсификация экспорта. Она может касаться второстепенных регионов, где конкурентная борьба между влиятельными поставщиками не слишком остра – по крайней мере, пока.
06.03.17, Ярослав Ярош
Российская горно-металлургическая группа Evraz, чьим ключевым бенефициаром является Роман Абрамович, сообщила, что достигла соглашения о продаже своего украинского коксохимического завода "Южкокс". Это уже второй украинский актив, с которым она готова расстаться после начала войны на Донбассе. Но сделка до сих пор не закрыта.
02.03.17, Игорь Воронцов
Евросоюзу долгое время удавалось отбиваться от китайской экспансии в металлургической отрасли. Однако в последнее время защитные редуты дали серьезную трещину. На помощь компаниям из КНР пришел очень сильный и грозный союзник – кризис. Первыми под его напором начали сдавать позиции наиболее слабые игроки – восточноевропейские стальные производители. А там не успеешь оглянуться, как очередь дойдет и до гораздо более благополучных и устойчивых предприятий в Западной Европе.
23.02.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реконструировать основные переделы и развивать сортамент, рассчитывая на оживление продаж в 2017 году. Но для стабильной работы предприятия необходимо решить проблему блокады железнодорожного сообщения с неподконтрольными территориями.
21.02.17, Ярослав Ярош
В январе в поселке Рудничное под Кривым Рогом прошли общественные слушания на тему строительства нового железорудного ГОКа на базе Шимановского и Зеленовского месторождений. Сама идея уже обросла густой бородой. Но на этот раз жителям предложили готовиться к переезду в соседние села, с вещами и денежной компенсацией. Так что, возможно, теперь это всерьез. Под выселение попадают более 300 дворов и даже несколько многоквартирных домов. Инвестор проекта – компания Black Iron – намерена приступить к рытью карьера уже со следующего года.
17.02.17, Василий Январев
Украинская промышленность, отработавшая прошлый год с небольшим плюсом после пятилетнего спада, рискует если не опять сократить производство, то, по крайней мере, существенно снизить темпы его роста. Одна из главных угроз на сегодня – тарифная политика государства, которая в прямом смысле слова оказывает удушающий эффект на экономику.
14.02.17, Максим Полевой
Иран и страны Ближнего Востока продолжают развивать собственную металлургию, сужая возможности для импортеров. Однако у украинских металлургов сохраняются шансы для экспорта в регион.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!