kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Пилюля против кризиса

03.11.08
размер текста:

"Этому дам, этому дам, а этому – не дам, сам справится"

31 октября Верховная рада Украины одобрила антикризисный законопроект, внесенный президентом, и приняла его во втором чтении и в целом. Посчитав свою миссию выполненной, депутаты решили сделать следующую неделю непленарной и ушли на заслуженный (после напряженной работы голосовых связок и, частично, мысли) отдых до 10 ноября. Как заявил глава ВР Арсений Яценюк, принятый закон будет действовать, пока депутаты не отменят его в связи со стабилизацией, но не дольше, чем до 1 января 2011 года. Однако, судя по экспертным оценкам, планы депутатов уж слишком радужные.

Так, согласно опросу Коммуникационной группы PRT, 65% респондентов (топ-менеджмент финансового сектора и промышленности, а также представители влиятельных деловых СМИ и органов власти Украины) считают, что кризис будет стоить стране более 50 млрд долл. и затянется на срок от 2 до 5 лет. Кроме того, 64% опрошенных заявили, что их компании уже пересмотрели свои планы развития, а 7% из них – стратегическим образом. Выходит, что надежды на антикризисный закон мало, и в данной ситуации срабатывает принцип "спасайся кто может".

Борьба с мировым экономическим кризисом в нашей стране напоминает мультфильм "38 попугаев". Все меряют его своими мерками, самостоятельно оценивают уровень критичности и предлагают собственные варианты спасения. Причем ни мартышке, ни попугаю, ни слоненку невозможно доказать, что длина удава (читай: кризиса) – одинакова, чем ты его не измеряй. Буквально за неделю антикризисными проектами "разродились" все, кто мог – Кабмин, президент, оппозиция… Даже КПУ скромненько, но с претензией на исключительность вставило своих "пять мартышек". И это в тот момент, когда стране, а точнее ее руководству, необходимо (простите за пафос) консолидироваться перед общей опасностью и на основе единственно выгодного для державы (подчеркну!) варианта выполнять свои прямые обязанности – этой державой руководить. Казалось бы, все – на прошлой неделе консенсус вроде был достигнут: 29 октября ВР в первом чтении приняла проект, подписанный Виктором Ющенко. Через день проект "забраковали", еще спустя день – внесли изменения, потом приняли во втором чтении. Воистину, нет предела совершенству: пока сокращаются штаты рабочих, останавливаются производства и надсадно пищат банки, власть с присущим ей перфекционизмом создает "идеальный" антикризисный документ. Будем считать, что создала.

Проамериканский пирог

В целом, по утверждению представителя президента в Кабмине Александра Шлапака, закон еще на проектной стадии содержал шесть принципиальных позиций, направленных на урегулирование экономической ситуации. Это создание стабилизационного фонда, оптимизация налогообложения в сельском хозяйстве, вопрос сбалансирования госфинансов и финансов частников (пресловутая "минималка" и прожиточный минимум), а также три момента, регулирующие банковский сектор (рекапитализация проблемных банков, увеличение Фонда гарантирования вкладов и национализация Проминвестбанка через Укрэксимбанк).

При этом законопроект существенно отличался от своих конкурентов объемами: в первоначальном виде он был в три с лишним раза короче правительственного и вчетверо больше проекта Партии регионов. В целом же гарант нации пошел по пути наименьшего сопротивления – собрал все, что было наработано до него, оценил сквозь призму целесообразности и адекватности (стоит отметить, что призма эта здорово исказила проект в сторону правительственных инициатив) и легким нажатием клавиш Copy + Paste создал собственный опус. Да, эксперты соглашаются, что проект этот наиболее полно охватывает все сферы жизнедеятельности державы. "Он на сегодня – наиболее синтетический и реалистичный в плане того, что в нем мы в той или иной форме находим много предложений из альтернативных документов", – считает директор Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский.

Однако есть и другая точка зрения: якобы данный документ составлялся с сильной подачи миссии Международного валютного фонда, работавшей в Киеве с 15 по 27 октября. Слишком уж явно там прослеживается положительный ответ на требования МВФ для предоставления рекордного кредита на 16,5 млрд долл. "Фактически этот кредит значит, что Украина подписывается под тем, что она под диктовку международной экономической организации начинает строить экономическую политику. Потому кредит может означать повышение стабильности для государственных финансов, для доверия инвесторов относительно платежеспособности государства, но это однозначно подрыв доверия к государству как к самостоятельному субъекту", – заявил в СМИ президент Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило.

Как бы там ни было, проект уже принят. Причем до 10 ноября (пока депутаты не отдохнут от трудов праведных) никакими изменениями его содержание не ознаменуется. Посему попытаемся максимально объективно и непредвзято разрезать этот проамериканский пирог и посмотреть, какая же начинка на сегодняшний день у него внутри.

Первое требование – создание стабилизационного фонда (СФ) – естественно, необходимо. В проекте довольно подробно прописаны конкретные источники, а также направления использования средств, главные из которых – финансирование инвестиционных проектов, направленных на развитие экономики внутри государства сроком на 10 лет. "Это финансирование проектов в тех отраслях, которые сегодня потеряли внешний спрос, с целью существенного развития внутреннего рынка. Это поддержка малого и среднего бизнеса путем существенного снижения процентных ставок, которые мы могли бы профинансировать. Это также финансирование строительства, особенно тех недостроек, которые мы получили в результате ипотечного кризиса", – цитируют в прессе первого заместителя главы СП.

"Не очень понимаю, как можно создавать СФ в период, когда деньги уже нужно тратить. Говорить о том, что мы сейчас будем собирать какие-то деньги, когда их уже необходимо пускать в оборот – это, по меньшей мере, странно. И где они возьмут необходимую сумму? Я против того, чтобы повышать налоги – это мера, противоположная антикризисной. Также я против того, чтобы источником денег в СФ была приватизация, потому что продавать баснословно дешево – это нелепое занятие. Реалистичность антикризисных мер связана с тем, что мы можем перераспределить те средства, которые у нас есть и привлечь капитал, тратя каждую гривну бюджета на инвестиции. Нужно привлекать частный капитал под инфраструктурные проекты, если говорить о формировании стимулов для реального сектора, в том числе металлургии и строительства. Это даст реальный результат", – комментирует президент Центра экономического развития Александр Пасхавер.

Следующая принципиальная норма касается сельского хозяйства. Безусловно, эта важная для нашей страны отрасль нуждается в протекции со стороны властей. Безусловно, налогообложение сельского хозяйства по обычным нормам НДС и внедрение режима аккумуляции налога, при котором весь НДС, который зарабатывается нашими селянами, будет оставаться в их распоряжении, – это необходимая в условиях кризиса мера. Однако достаточно трудно объяснить логически, почему именно на сельское хозяйство президент отвел добрую треть закона под названием "О первоочередных (!) мерах относительно предотвращения негативных последствий финансового кризиса и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины". Также непонятно, зачем нам в условиях кризиса тщательно выписанное (на пяти страницах из двенадцати) льготное налогообложение для "зрубування дерев чи чагарників у межах Карпатського (!) регіону", "збирання дикорослих грибів та ягід, інших дикорослих рослин, їх обробка та консервація", а также для "розведення та виловлення мушлів, вустриць, ракоподібних, жаб, дикорослих водоростей". Создается впечатление, что Украина – сугубо аграрное государство, в котором единственным источником дохода служат "мушлі, ракоподібні та вустриці".

Остальные принципиальные моменты по большей части касаются банковского сектора. Именно тут Виктор Андреевич, не стесняясь, списал нормы правительственного проекта с несущественными изменениями. Однако "пятерку" за это не получил – Верховная рада большую часть изменений внесла как раз по этим позициям. Так, правительственный законопроект содержал непопулярные и незаконные меры по национализации банков путем обмена их акций на гособлигации, причем без согласия собственников и с дальнейшей перепродажей. Плюс наполнение фонда гарантирования вкладов (ФГВ) теми же облигациями, другими словами – долговыми расписками Минфина. Плюс право Минфина привлекать внутренние займы, номинированные в инвалюте, а также заставлять экспортеров сдавать государству часть валютной выручки.

В принципе, тоже самое было и в президентском законопроекте, правда, процедуры там с подачи бывшего банкира Шлапака были расписаны более тщательно. Но суть та же самая: любой банк автоматически становился объектом рейдерства, а Минфин вообще превращался в тираническую структуру на финансовых "теренах" страны. После второго чтения ВР отказалась предоставить Министерству финансов право привлекать внутренние займы, номинированные в иностранной валюте. Также отвергнуто требование по обязательной продаже части валютной выручки экспортерами. Что касается ФГВ, Верховная рада повысила сумму возмещения вкладов втрое – до 150 тыс. гривен вкладчикам ликвидируемых банков. Правда, не прописала, сколько килограммов эта сумма будет весить в перерасчете на долговые расписки Минфина. Радует, что Кабмин предлагает Раде направить 1 млрд грн. бюджетных средств (в живых деньгах) на поддержку ФГВ в 2009-2010 годах, а вот выдать такую же сумму для национализации Проминвестбанка через структуру Укрэксимбанка ВР отказалась. Что, в принципе, правильно – вряд ли этот банк уже что-нибудь спасет.

Также ВР отказалась поддержать антисоциальную по мнению многих норму президента – отсрочку повышения минимальной зарплаты до уровня прожиточного минимума с 2009 до 2011 года – и не согласилась на предложение ограничиться индексированием размера "минималки" на уровень инфляции. Напомним, 15 сентября Кабмин внес в Раду законопроект о госбюджете на 2009 год, который, в частности, предусматривает с 1 января 2009 года установить размер минимальной зарплаты на уровне прожиточного минимума для трудоспособных: с 1 января - 770 гривен, с 1 апреля - 777 гривен, с 1 июля - 780 гривен, с 1 октября - 807 гривен. Президенский законопроект предлагал перенести эту норму на 1 января 2011 года, поскольку в 2009 году для этого придется поднять минимальную зарплату на 35%, чего может не выдержать рецессирующая экономика. С другой стороны, среднестатистическому украинцу и раньше было практически невозможно прожить на минимальную зарплату, в нынешних же условиях это будет похлеще программы "Последний герой".

"Те проблемы, которые мы сегодня переживаем, требуют очень проактивной позиции со стороны государства, – считает господин Бураковский. – Проактивность заключатся в том, что, с одной стороны, мы адекватно мониторим ситуацию в мире и принимаем соответствующие решения. С другой стороны, мы ежеминутно должны быть готовы к изменению этой ситуации и оперативной корректировке нашего законодательства. Когда речь идет о тех мероприятиях, которые сейчас нужно проводить, следует мыслить на уровне двух схемных пакетов. Первый – решение проблем банков и фискального сектора, и второй – более широкий, охватывающий абсолютно все сферы жизни страны. Понятно ведь, что накапливаются проблемы в реальном секторе экономики, и возникает вопрос, как помочь промышленности, предприятиям и частному капиталу. Моя позиция – помощь должна будет предоставляться на поворотной основе и на принципе софинасирования. Она должна носить ограниченный, одноразовый характер, как в ЕС, – "one time – last time". Несмотря на то что Украина под влиянием мировой конъюнктуры оздоравливает финансовый сегмент, пришло время обратить внимание и на реальный сектор экономики". Правда, странно то, что именно об этом в антикризисном законе не упоминалось и не упоминается ни единым словом.

Укрпром: спасение утопающих – дело рук самих утопающих

В начале октября объединение металлургических заводов "Металлургпром" заявило о критическом состоянии отрасли. Тогда же Государственный информационно-аналитический центр "Госвнешинформ" спрогнозировал приостановку реализации крупных инвестиционных проектов в металлургической отрасли и отметил, что из 41 доменной печи горно-металлургического комплекса Украины на ремонте находятся 5 и 11 работают на минимальных мощностях. Несколько дней спустя предприятия горно-металлургического комплекса Украины, объединений "Укркокс", "Укртрубопром", "Укрметиз", "Укррудпром" и профильный профсоюз обратились к Верховной раде с просьбой ввести мораторий на повышение цен на энергоресурсы, нулевую ставку НДС на природный газ и электроэнергию, а также заморозить тарифы на грузоперевозки до конца 2008 года. В обращении подчеркивается, что падение цен на все виды металлопродукции привело к спаду производства, остановке ряда агрегатов, затовариванию складов, снижению объемов сбыта готовой продукции, темпов роста заработной платы. Некоторые предприятия отрасли отложили на 2009 год капитальный ремонт и техническое переоснащение. Другие вообще заявили о том, что находятся на грани краха, как это сделал второй по величине меткомбинат Украины "ММК им. Ильича" в лице генерального директора предприятия Владимира Бойко.

Удивительно то, что, представляя антикризисный законопроект президента в Верховной раде, Александр Шлапак также сделал акцент на том, что "прогнозируемое резкое ухудшение внешнего спроса на украинскую продукцию в 2009 году на 40% позволяет ожидать такого же резкого замедления темпов роста промышленного производства почти до нуля". По его словам, уже сегодня приостановлена работа мощностей украинской металлургии и под угрозой увольнения оказалось 100 тыс. строителей. После такой информации по логике вещей должен следовать комплексный пакет документов, призванный не допустить претворения прогнозов в жизнь. Однако последовал "аграрно-ориентированный" проект Ющенко…

Правда, сказать, что никаких "вспомогательных" действий государство не совершает, нельзя. К примеру, "с целью оперативного реагирования на ситуацию, сложившуюся в некоторых отраслях экономики Кабинет министров Украины уже утвердил ряд первоочередных мер, одна из которых – установление моратория на повышение цен на электроэнергию для предприятий горно-металлургического и химического комплекса". Это цитата президента Украины. Вслед за ней идет цитата премьер-министра Украины с внеочередного заседания Кабмина 14 октября, посвященного решению проблем в промышленности: "Сегодня мы примем постановление, которое даст возможность нашим металлургическому и химическому комплексам ощутить поддержку государства. Но безотлагательно нужно принимать комплексный законопроект в Верховной раде". Постановление приняли, а вот о законопроекте забыли. Как уже говорилось выше, ни одна запятая антикризисного закона прямо (!) не указывает на необходимость поддержки укрпрома.

"Я сам обращался к депутатам с этим вопросом, – отмечает аналитик Национального института стратегических исследований Сергей Киселев. – И основной ответ заключался в том, что поддержка промышленности в законопроекте прописана не прямо, а опосредованно. Например, путем поддержки строительства мы поможем рынку стройматериалов, отчего станет легче металлургии. На самом деле, по моему мнению, этот вопрос должен регулироваться отдельными, четко и конкретно прописанными актами. В частности, вопросы по металлургии решает постановление правительства. Однако определенные моменты необходимо прописать и в антикризисном законе. В частности, я бы не вносил увеличение налогов (которое предлагал правительственный проект, но в президентском это убрали).

Речь может идти об определенных государственных инвестициях, причем не столько в металлургию, сколько в точное машиностроение (именно из-за опосредованого характера такой помощи, поскольку одно дополнительное место в судостроении или авиастроении создает 6-7 мест в смежных отраслях, и прежде всего в металлургии). Закон делает большой упор на развитии инфраструктуры, модернизации дорог, строительстве мостов и новых терминалов аэропортов, что есть стимул для роста промышленности. Что в такой норме важно – это сделать четкий посыл к тому, чтобы для этих мероприятий использовалась украинская промышленная продукция.

Вообще в чем наша проблема – мы больны "голландской болезнью" металлургии. Поскольку металл у нас – это именно тот товар, который можно продавать "дешево и сердито", наша экономика сидит на его экспорте, получает деньги и не имеет стимула развиваться, увеличивать добавочную стоимость. Это происходит у нас с 1999 года, когда начался рост всей промышленности, и металлургии в частности. Однако качественных реформ украинской металлургии с целью повышения энергоэффективности этого сектора мы в то время не провели. В результате украинская металлургия получила краткосрочное преимущество перед зарубежными конкурентами, но в долгосрочной перспективе утратила стимул к технологической модернизации.

В данный момент технологии в секторе являются устаревшими и низкоэффективными, что делает украинскую металлургию технологически неконкурентоспособной. Единственное, за счет чего сектор обеспечивал свою конкурентоспособность в прошлом, – это дешевые энергоносители и дешевая гривна. На данный же момент запас исчерпался. Соответственно, сейчас опять идет попытка удешевить энергоносители и гривну. То есть опять не проводить реформы, а нарастить объемы за счет двух старых, испытанных костылей. Поэтому те, кто отложил модернизацию, приняли в корне неправильное решение. Я понимаю их проблемы с выплатой зарплат, с социальными расходами, с объемами. Но все равно так или иначе модернизировать нужно. Мы привыкли получать деньги, ничего не вкладывая, – и в этом просчет, потому что сейчас дешевый китайский металл опережает наш не только на внешних, но уже и на внутреннем украинском рынке".

"Прогнозировать что-либо для украинской промышленности достаточно сложно, – добавляет Игорь Бураковский. – Понятно, что сегодня все будет зависеть от количества кредитов. Тем, у кого очень большие кредитные средства и по ним надо рассчитаться в ближайшие сроки, очевидно, надо сотрудничать с банками и искать возможность для рефинансирования. Возможно, собственникам придется продавать части своих предприятий, как это сейчас делают господин Дерипаска в России, который продает часть своих промышленных активов, и господин Живага в Украине. То есть перераспределение собственности – это абсолютно нормально в условиях кризиса. Также для многих собственников встанет вопрос реструктуризации производства. Возможно, тем, кто сегодня имеет разные активы, следует подумать об изменениях. Например, концентрировать активы в каком-то одном направлении, а другие направления просто продавать. Что касается непосредственно рабочих – очевидно, тут возникнут вопросы, связанные с сокращением и с бесплатными отпусками. С другой стороны, должно вмешиваться государство, потому что безработица и помощь в таких крупных масштабах – это все-таки функция государства. В этом смысле нужно искать какие-то общие мероприятия, которые стимулировали бы занятость. Возможно, это будут какие-то субсидии собственникам редприятий и т. п. Такой инструментарий в Украине есть, его нужно только непосредственно задействовать.

В целом тут не может быть общего подхода, надо только определить для себя общие принципы и в каждом конкретном случае действовать отдельно. К примеру, так идет помощь в России – на каждый конкретный банк (там пока только банкам помогают) выделены средства и принимается отдельный закон. Очевидно, что у нас должно быть также – "case by case" – на каждое отдельное предприятие свой подход».

 


Комментарии
комментариев: 3
00:19 | 27.11.2008
предприниматель
Ограничение для упрощенцев - 1млн.грн. А как же Минэкономики? Он доволен, инфляция - двигатель роста производительности труда. За счёт уменьшения численности на уровень роста инфляции. Минтруд доволен, как Квазимодо. А вы?
00:06 | 27.11.2008
предприниматель
Ограничение для упрощенцев - 1млн.грн. Это что? Это путь в безработицу. Эту дорогу строит инфляция. Кто не понял? Минфин понимает и ехидно улыбается! А вы?



Статьи
28.04.17, Ярослав Ярош
Кабинет министров постановил выделить почти 2 млрд грн. на строительство двух комплексов по переработке радиоактивных отходов на площадках Запорожской и Хмельницкой АЭС. Это необходимо, чтобы существующие энергоблоки на этих станциях могли проработать дольше, а на ХАЭС появилось еще два новых блока. Продукты их жизнедеятельности на обычную свалку не выбросишь.
24.04.17, Максим Полевой
Спрос и цены на мировом металлорынке остаются нестабильными, подогревая конкуренцию и протекционизм. Однако потребление будет постепенно расти, сохраняя шансы и для украинских металлургов.
20.04.17, Владимир Никитин
Вечером 18 апреля энергоблок №6 Запорожской АЭС был отключен от сети действием автоматики. После устранения замечаний на подстанции "Днепровская" был снова подключен к сети. Этот случай мог бы считаться рядовым, если бы не увеличение числа подобных инцидентов на украинских АЭС в последнее время.
18.04.17, Игорь Воронцов
Ситуация со сбытом неуклонно ухудшается на традиционном для украинских металлургов рынке сбыта, Ближнем Востоке. С одной стороны, там пытаются получить прописку новые игроки, с другой – обостряется конкуренция между традиционными поставщиками. И все это на фоне снижения объемов стального потребления в арабских странах и ухудшения платежной дисциплины у покупателей. В таких условиях задача сохранить присутствие на Ближнем Востоке для украинских металлургов усложняется до предела.
14.04.17, Алексей Дмитренко
Деградация правовых основ украинской государственности хорошо прослеживается на примере ПАО "Горнодобывающий и камнеобрабатывающий комбинат "Беличи". Почти год филиал этого предприятия в Днепропетровской области продолжает работать в Токовском гранитном карьере абсолютно нелегально – благодаря наличию коррупционных связей у его руководства.
10.04.17, Максим Полевой
Коксующийся уголь стремительно дорожает на мировом рынке из-за циклона в Австралии. Эта новость отнюдь не радует украинских металлургов, поскольку себестоимость их производства будет расти, а конкурентоспособность отечественного металла снизится.
07.04.17, Ярослав Ярош
Многократное повышение цен на газ для потребителей, потеря контроля над значительной частью черноморского шельфа и развеивание сланцевых грез сделали свое дело. Добыча природного газа из традиционных источников на материковой части Украины снова стала востребованной, а главное – высокомаржинальной. Такой поворот уже подвиг некоторых политиков и чиновников на смелые заявления, что к 2020 г. страна может полностью отказаться от импортного газа. Добывающие же компании просто пересмотрели в более позитивном ракурсе свои инвестиционные программы. Самая амбициозная под условным названием "20/20" – у государственного "Укргазвыдобування".
04.04.17, Максим Полевой
В условиях общего спада отечественного металлоэкспорта доля Европы в его структуре увеличилась. В текущем году украинские металлурги могут нарастить поставки в регион, но это будет зависеть от ситуации в отрасли.
30.03.17, Василий Январев
Заготовка металлолома в Украине сократилась до минимального показателя за последние 20 лет. Это делает практически неизбежным очередной раунд борьбы за этот важный для украинской металлургии ресурс – ведь никаких существенных предпосылок для увеличения заготовки металлолома на сегодняшний день не существует.
24.03.17, Максим Полевой
В 2016-м украинский рынок проката с покрытием продемонстрировал бурный рост. Сохранится ли этот тренд в текущем году, главным образом будет зависеть от общей экономической и политической обстановки в стране.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!