kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Железная логика дала трещину

12.06.09
размер текста:

В июне 2007 года украинское бизнес сообщество аплодировало Константину Жеваго, чья компания Ferrexpo первой сумела провести IPO на основной площадке Лондонской фондовой бирже (London stock exchange, LSE). Размещение акций дало Ferrexpo прирост капитализации более чем на 500 млн долл. и звание первого официального украинского миллиардера собственнику компании. Тема IPO стала активней обсуждаться в компаниях-лидерах металлургического рынка страны – «Метинвесте», «Интерпайпе», ИСД: то, что удалось не самой крупной компании во главе с единственным крупным активом – Полтавским ГОКом вызывало зависть даже у конкурентов.

Ведь котирование на престижной лондонской площадке – это не только хорошая альтернатива привлечению кредитов, но и положительный сигнал иностранным инвесторам, мол, отечественный бизнес умеет быть прозрачным. Но прошло ровно два года и от былого блеска почти ничего не осталось. И дело здесь даже не столько в разразившемся экономическом кризисе, охватившем, в том числе, рынки стали и металлургического сырья, сколько в том, что, несмотря на, до мелочей просчитанный выход на биржу, собственник горнорудной компании оказался неготовым к последствиям «публичности».

Free-float тает на глазах

Процент акций Ferrexpo, свободно оборачивающийся на бирже, сократился за это время с 28% до 14%. И это притом, что рекомендованный биржей пакет акций для free-float составляет не менее четверти всех ценных бумаг. Интересно, что акции скупались не только компаниями, конкурирующими с Жеваго, обратный выкуп бумаг (около 4%) осенью 2008 года произвела сама Ferrexpo. Но если целью этого поступка было поддержание ликвидности акций компании, то добиться этого не удалось: ценные бумаги компании продолжили стремительное падение вплоть до мая текущего года.

Кризис заставил Жеваго паниковать, результат – чреда ошибок, несовместимых со статусом публичной компании. В конце прошлого года бизнесмен и народный депутат увольняет с поста главного исполнительного директора Майка Оппенгеймера – одного из лучших менеджеров отрасли в мире. Именно Оппенгеймеру в большей степени принадлежала заслуга подготовки Ferrexpo к IPO. Как оказалось, несмотря на молодость (Жеваго всего 35 лет) бизнесмен успел впитать в себя навыки постсоветского стиля управления, чей главный принцип – «все держать под личным контролем». Новым исполнительным директором компании стал сам Жеваго. Сделано это было, как известно, вопреки украинскому законодательству, которое запрещает совмещать должность народного депутата с управленческими постами в компаниях, ориентированных на получение прибыли.

А вот где народный депутат от БЮТ остался до конца последовательным, так это в вопросе публичности. Примеров совмещения должностей в украинском парламенте предостаточно. Но, пожалуй, никто из народных избранников не делает это так открыто, как Жеваго. Так, доступный наблюдателям годовой отчет Ferrexpo не только констатирует сам факт утверждения Константина Жеваго в должности, но и подробно повествует о том, как оплачивается труд топ-менеджера Ferrexpo. К примеру, годовой оклад депутата составляет, согласно отчету, 240 тыс. долл., не считая бонусов и премиальных.

Диктат двух

Ferrexpo закрывается от внешних инвесторов. Это стало очевидно после годового собрания акционеров, состоявшегося 19 мая. Если изложить его результат тезисно, то получается следующее: Константин Жеваго утвержден в должности исполнительного директора, совет директоров получил право проводить обратный выкуп акций (buy-back до 10% уставного капитала), а также возможность провести допэмиссии с правом выбора подписчиков на акции. Сразу после собрания последовал ряд заявлений от Ferrexpo. Так, директор по развитию бизнеса компании Гевин Маккей сообщил, что компания не планирует обратный выкуп, а Константин Жеваго о том, что не собирается продавать контрольный пакет акций компании. Эти заявления стали реакцией на прозвучавшие в прессе обвинения в адрес Жеваго, в частности, о возможности реализации схемы выведения части средств Ferrexpo на структуры, которые на 100% контролируются украинским бизнесменом.

Если задуматься, эти обвинения не лишены оснований. Во-первых, вызывают подозрения цели проведения возможного buy-back. Заявления Гевина Маккея не в счет, поскольку «не намерена» вовсе не означает, что обратный выкуп не будет проведен. Как известно, buy-back обычно осуществляется с целью поддержания котировок акций, либо же с желанием заработать на быстрорастущем рынке. Как первое, так и второе в нынешних условиях крайне маловероятно. Так, для поддержания котировок у компании нет свободных средств в достаточном объеме. Учитывая проблемы на других направлениях бизнеса основного акционера (в частности, банка «Финансы и кредит») нет оснований полагать, что деньги будут привлечены извне. Что касается желания заработать, то здесь уж совсем все неоднозначно. Буквально на днях, один из крупнейших в мире производителей металлургического сырья– компания Vale договорилась о снижении цен на свою продукцию по контрактам с крупнейшими сталелитейщиками – корейской POSCO и японской Nippon Steel. В частности, цена на основной продукт Полтавского ГОК – окатыши, упала по результатам переговоров на 48%. Едва ли эти новости позволят акциям Ferrexpo быстро расти.

Если buy-back все же будет проведен (а иначе к чему даны соответствующие полномочия совету директоров Ferrexpo?), то, вероятно, это не будут акции из free-float. Ведь дальнейшее его сокращение чревато исключением украинской компании из числа участников LSE. Таким образом, приходим к логическому заключению – будет включен механизм допэмиссии. В сочетании с полномочиями совета директоров по своему усмотрению применять право нынешних акционеров на подписку на эмитированные ценные бумаги, вырисовывается следующая возможная схема. Fereexpo выпускает новые акции, большая часть которых выкупается по номинальной стоимости (почти в двадцать раз ниже номинала) структурами Константина Жеваго (Fevamotinico) и второму крупнейшему собственнику – чешскому бизнесмену Зденеку Бакале (New World Resources). Впоследствии производится обратный выкуп акций уже по реальной стоимости. В результате маржа, которая одновременно является убытком для инвесторов, не сумевших купить акции допэмиссии, от сделки оседает исключительно у структур двух крупнейших акционеров Ferrexpo.

Описанная схема гипотетична, но при этом вполне реализуема. Таким образом, дуумвират Жеваго и Бакалае (чешский бизнесмен, владеющий вторым по размеру пакетом акций Ferrexpo) бьет, прежде всего, по интересам крупнейшего миноритария – группы «Приват». Шаг – вполне логичный с точки зрения ведения корпоративной войны, но едва ли приемлемый для компании, чьи ценные бумаги котируются на LSE. Ведь под раздачу могут попасть и более мелкие акционеры – различные инвестиционные фонды, спекулирующие акциями из free-float. Как ни странно, именно эти люди могут неожиданно повлиять на исход давнего корпоративного конфликта в Ferrexpo.

Бьют на честность
На внеочередном собрании акционеров Ferrexpo, назначенном на 12 июня, главным вопросом значилось включение в совет директоров новых членов – Геннадия Боголюбова (один из соучредителей «Привата» и Григория Гуртового (глава правления «Ренессанс Капитал Украина»). Совет директоров, контролируемый Жеваго и Бакалой, рекомендовал акционерам голосовать против предоставления этим людям менеджерских кресел. Так они и сделали: против введения Боголюбова и Гуртового в совет директоров проголосовали владельцы 87% акций.

Казалось бы, исход собрания акционеров для «Привата» предрешен, а само мероприятие – всего лишь формальность. Но это не совсем так.
Мелкие владельцы акций, объяснимо нервно реагирующие на любые попытки узурпировать контроль над публичной компанией, могут пойти против рекомендаций совета директоров. В свое время также поступили акционеры металлургической компании Arcelor, согласившись на предложение Mittal Steel о покупке акций, приведшей к поглощению европейского стального гиганта вопреки сопротивлению менеджмента компании. Для этих мелких акционеров «Приват» может оказаться, как это ни странно звучит, хорошим лоббистом, в том числе и их интересов. Учитывая агрессивный стиль ведения бизнеса этой группой, союз этот может быть краткосрочным, но эффективным. Главный аргумент миноритариев – нарушение этики ведения бизнеса. Как известно, на Западе этический кодекс почти сродни закону и потому может выступать действенным инструментом защиты акционеров. Придраться есть к чему: несбалансированный совет директоров, контролируемый по сути одним крупнейшим акционером; возможность уменьшения оборотных средств компании в результате выборочной скупки допэмиссии и т.п.

12 июня не произошло ничего экстраординарного, но всегда есть новое внеочередное собрание акционеров. Обладая более чем 10% «Приват» может позволить себе созвать еще несколько таких. А, значит, время найти союзников в противостоянии с Константином Жеваго есть.

Некоммерческие риски

Публичная компания характеризуется не столько словосочетаниями «высокая капитализация» и «эффективный менеджмент», сколько словом «делегирование». Суть перехода компании в разряд публичных состоит в том, что, отказываясь от части акций в пользу мелких инвесторов мажоритарный владелец делает ставку на то, что каждая из оставшихся у него акций станет дороже, а суммарная стоимость общего их числа превзойдет первоначальную стоимость 100% (или сколько уж там было) акций до IPO. При этом мажоритарий осознанно отказывается от оперативного управления компанией в пользу профессиональных менеджеров, а во главу угла ставится не интересы отдельного собственника, но благополучие бизнеса в целом. Это стандартный набор правил, для тех, кто решился на IPO.

Все украинские металлургические холдинги в свое время отказались от идеи IPO именно потому, что их владельцы не хотели расставаться с возможностью непосредственно управлять своим бизнесом. Константин Жеваго пошел на этот шаг, но, как оказалось, до конца пройти по пути «публичности» не смог. Компания Ferrexpo – действительно очень перспективный бизнес. Так, к примеру, уже упомянутая Vale обеспечивает 70% потребности европейских сталелитейщиков в окатышах. При этом производственная база Ferrexpo, выпускающая продукцию аналогичного качества, расположена значительно ближе к центрам сбыта, а значит, имеет несомненное конкурентное преимущество. Ferrexpo успешно конкурирует с компаниями «Метинвест» и «Металлоинвест» на рынках СНГ.

Сегодня главная проблема Ferrexpo – это не коммерческие риски – они у нее не самые большие, а то и меньшие, чем у конкурентов – а система управления компанией. Внутренний конфликт является бомбой замедленного действия и шансы того, что она все же взорвется пока что растут.

 


Комментарии
комментариев: 0

загрузка...


Статьи
17.02.17, Василий Январев
Украинская промышленность, отработавшая прошлый год с небольшим плюсом после пятилетнего спада, рискует если не опять сократить производство, то, по крайней мере, существенно снизить темпы его роста. Одна из главных угроз на сегодня – тарифная политика государства, которая в прямом смысле слова оказывает удушающий эффект на экономику.
14.02.17, Максим Полевой
Иран и страны Ближнего Востока продолжают развивать собственную металлургию, сужая возможности для импортеров. Однако у украинских металлургов сохраняются шансы для экспорта в регион.
10.02.17, Ярослав Ярош
Российская нефтяная компания "Лукойл" завершает процесс продажи своего последнего крупного актива в Украине – химического предприятия "Карпатнафтохим" (Калуш, Ивано-Франковская область). С конечными бенефициарами этой покупки еще надо разбираться. А вот главным промоутером сделки смело можно назвать министра топлива и энергетики Украины Игоря Насалыка, бывшего калушского мэра.
07.02.17, Максим Полевой
В начале года мировые металлорынки поддерживают общий тонус цен и спроса, который сохранится и в последующие месяцы. Украинские же металлурги, утратив часть экспортных объемов, рассчитывают на рост внутреннего потребления.
03.02.17, Галина Резник
Прогнозы по рынку железной руды становятся все более расплывчатыми: хотя тенденции в отношении поставок практически очевидны, предсказать уровень спроса – непростая задача. Этот уровень зависит, в первую очередь, от закупок крупнейшего потребителя – Китая, но ручное управление экономикой в Поднебесной зачастую приводит к непредсказуемым последствиям.
01.02.17, Ярослав Ярош
Два года украинский топливный рынок валился с ног, теряя объемы. В 2016-м кризис, похоже, остался позади. По итогам года по всем трем базовым нефтепродуктам – бензин, ДТ, сжиженный газ – зафиксирован рост продаж. Трейдеры называют две основные причины оздоровления: сужение теневого сегмента и увеличение спроса со стороны промышленности.
30.01.17, Игорь Воронцов
Глава НАК "Нафтогаз Украины" Андрей Коболев заявил о готовности избавиться от зарубежных нефтедобывающих активов компании, заодно посетовав на отсутствие желающих их купить. На фоне перманентного падения объемов добычи нефти в самой Украине подобная стратегия выглядит как минимум недальновидной.
27.01.17, Максим Полевой
В 2016 году мировая экономика росла рекордно медленными темпами, а в текущем может "взбодриться" за счет Соединенных Штатов Америки и Китая. Украина тоже имеет шанс на стабилизацию, хотя в то же время и ряд рисков.
23.01.17, Ярослав Ярош
В начале января Министерство промышленности и торговли Египта разослало официальные "письма счастья" в Китай, Турцию и Украину, уведомляющие о начале антидемпингового расследования относительно ввозимой из этих стран строительной арматуры. Его результаты могут быть оглашены уже в конце февраля. В Украине с наибольшим замиранием сердца их ждут в Кривом Роге.
20.01.17, Игорь Воронцов
Рост мировых цен на сырье для ГМК позволяет ведущим компаниям отложить ранее заявленные планы по консолидации. Исключение составит только Китай, где власти были вынуждены начать реальную реформу металлургии в связи с экологической катастрофой. Дальнейшая глобализация в мировом ГМК, таким образом, откладывается до худших времен.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!