Подробнее Запомнить город


Железная логика дала трещину

12.06.09
размер текста:

В июне 2007 года украинское бизнес сообщество аплодировало Константину Жеваго, чья компания Ferrexpo первой сумела провести IPO на основной площадке Лондонской фондовой бирже (London stock exchange, LSE). Размещение акций дало Ferrexpo прирост капитализации более чем на 500 млн долл. и звание первого официального украинского миллиардера собственнику компании. Тема IPO стала активней обсуждаться в компаниях-лидерах металлургического рынка страны – «Метинвесте», «Интерпайпе», ИСД: то, что удалось не самой крупной компании во главе с единственным крупным активом – Полтавским ГОКом вызывало зависть даже у конкурентов.

Ведь котирование на престижной лондонской площадке – это не только хорошая альтернатива привлечению кредитов, но и положительный сигнал иностранным инвесторам, мол, отечественный бизнес умеет быть прозрачным. Но прошло ровно два года и от былого блеска почти ничего не осталось. И дело здесь даже не столько в разразившемся экономическом кризисе, охватившем, в том числе, рынки стали и металлургического сырья, сколько в том, что, несмотря на, до мелочей просчитанный выход на биржу, собственник горнорудной компании оказался неготовым к последствиям «публичности».

Free-float тает на глазах

Процент акций Ferrexpo, свободно оборачивающийся на бирже, сократился за это время с 28% до 14%. И это притом, что рекомендованный биржей пакет акций для free-float составляет не менее четверти всех ценных бумаг. Интересно, что акции скупались не только компаниями, конкурирующими с Жеваго, обратный выкуп бумаг (около 4%) осенью 2008 года произвела сама Ferrexpo. Но если целью этого поступка было поддержание ликвидности акций компании, то добиться этого не удалось: ценные бумаги компании продолжили стремительное падение вплоть до мая текущего года.

Кризис заставил Жеваго паниковать, результат – чреда ошибок, несовместимых со статусом публичной компании. В конце прошлого года бизнесмен и народный депутат увольняет с поста главного исполнительного директора Майка Оппенгеймера – одного из лучших менеджеров отрасли в мире. Именно Оппенгеймеру в большей степени принадлежала заслуга подготовки Ferrexpo к IPO. Как оказалось, несмотря на молодость (Жеваго всего 35 лет) бизнесмен успел впитать в себя навыки постсоветского стиля управления, чей главный принцип – «все держать под личным контролем». Новым исполнительным директором компании стал сам Жеваго. Сделано это было, как известно, вопреки украинскому законодательству, которое запрещает совмещать должность народного депутата с управленческими постами в компаниях, ориентированных на получение прибыли.

А вот где народный депутат от БЮТ остался до конца последовательным, так это в вопросе публичности. Примеров совмещения должностей в украинском парламенте предостаточно. Но, пожалуй, никто из народных избранников не делает это так открыто, как Жеваго. Так, доступный наблюдателям годовой отчет Ferrexpo не только констатирует сам факт утверждения Константина Жеваго в должности, но и подробно повествует о том, как оплачивается труд топ-менеджера Ferrexpo. К примеру, годовой оклад депутата составляет, согласно отчету, 240 тыс. долл., не считая бонусов и премиальных.

Диктат двух

Ferrexpo закрывается от внешних инвесторов. Это стало очевидно после годового собрания акционеров, состоявшегося 19 мая. Если изложить его результат тезисно, то получается следующее: Константин Жеваго утвержден в должности исполнительного директора, совет директоров получил право проводить обратный выкуп акций (buy-back до 10% уставного капитала), а также возможность провести допэмиссии с правом выбора подписчиков на акции. Сразу после собрания последовал ряд заявлений от Ferrexpo. Так, директор по развитию бизнеса компании Гевин Маккей сообщил, что компания не планирует обратный выкуп, а Константин Жеваго о том, что не собирается продавать контрольный пакет акций компании. Эти заявления стали реакцией на прозвучавшие в прессе обвинения в адрес Жеваго, в частности, о возможности реализации схемы выведения части средств Ferrexpo на структуры, которые на 100% контролируются украинским бизнесменом.

Если задуматься, эти обвинения не лишены оснований. Во-первых, вызывают подозрения цели проведения возможного buy-back. Заявления Гевина Маккея не в счет, поскольку «не намерена» вовсе не означает, что обратный выкуп не будет проведен. Как известно, buy-back обычно осуществляется с целью поддержания котировок акций, либо же с желанием заработать на быстрорастущем рынке. Как первое, так и второе в нынешних условиях крайне маловероятно. Так, для поддержания котировок у компании нет свободных средств в достаточном объеме. Учитывая проблемы на других направлениях бизнеса основного акционера (в частности, банка «Финансы и кредит») нет оснований полагать, что деньги будут привлечены извне. Что касается желания заработать, то здесь уж совсем все неоднозначно. Буквально на днях, один из крупнейших в мире производителей металлургического сырья– компания Vale договорилась о снижении цен на свою продукцию по контрактам с крупнейшими сталелитейщиками – корейской POSCO и японской Nippon Steel. В частности, цена на основной продукт Полтавского ГОК – окатыши, упала по результатам переговоров на 48%. Едва ли эти новости позволят акциям Ferrexpo быстро расти.

Если buy-back все же будет проведен (а иначе к чему даны соответствующие полномочия совету директоров Ferrexpo?), то, вероятно, это не будут акции из free-float. Ведь дальнейшее его сокращение чревато исключением украинской компании из числа участников LSE. Таким образом, приходим к логическому заключению – будет включен механизм допэмиссии. В сочетании с полномочиями совета директоров по своему усмотрению применять право нынешних акционеров на подписку на эмитированные ценные бумаги, вырисовывается следующая возможная схема. Fereexpo выпускает новые акции, большая часть которых выкупается по номинальной стоимости (почти в двадцать раз ниже номинала) структурами Константина Жеваго (Fevamotinico) и второму крупнейшему собственнику – чешскому бизнесмену Зденеку Бакале (New World Resources). Впоследствии производится обратный выкуп акций уже по реальной стоимости. В результате маржа, которая одновременно является убытком для инвесторов, не сумевших купить акции допэмиссии, от сделки оседает исключительно у структур двух крупнейших акционеров Ferrexpo.

Описанная схема гипотетична, но при этом вполне реализуема. Таким образом, дуумвират Жеваго и Бакалае (чешский бизнесмен, владеющий вторым по размеру пакетом акций Ferrexpo) бьет, прежде всего, по интересам крупнейшего миноритария – группы «Приват». Шаг – вполне логичный с точки зрения ведения корпоративной войны, но едва ли приемлемый для компании, чьи ценные бумаги котируются на LSE. Ведь под раздачу могут попасть и более мелкие акционеры – различные инвестиционные фонды, спекулирующие акциями из free-float. Как ни странно, именно эти люди могут неожиданно повлиять на исход давнего корпоративного конфликта в Ferrexpo.

Бьют на честность
На внеочередном собрании акционеров Ferrexpo, назначенном на 12 июня, главным вопросом значилось включение в совет директоров новых членов – Геннадия Боголюбова (один из соучредителей «Привата» и Григория Гуртового (глава правления «Ренессанс Капитал Украина»). Совет директоров, контролируемый Жеваго и Бакалой, рекомендовал акционерам голосовать против предоставления этим людям менеджерских кресел. Так они и сделали: против введения Боголюбова и Гуртового в совет директоров проголосовали владельцы 87% акций.

Казалось бы, исход собрания акционеров для «Привата» предрешен, а само мероприятие – всего лишь формальность. Но это не совсем так.
Мелкие владельцы акций, объяснимо нервно реагирующие на любые попытки узурпировать контроль над публичной компанией, могут пойти против рекомендаций совета директоров. В свое время также поступили акционеры металлургической компании Arcelor, согласившись на предложение Mittal Steel о покупке акций, приведшей к поглощению европейского стального гиганта вопреки сопротивлению менеджмента компании. Для этих мелких акционеров «Приват» может оказаться, как это ни странно звучит, хорошим лоббистом, в том числе и их интересов. Учитывая агрессивный стиль ведения бизнеса этой группой, союз этот может быть краткосрочным, но эффективным. Главный аргумент миноритариев – нарушение этики ведения бизнеса. Как известно, на Западе этический кодекс почти сродни закону и потому может выступать действенным инструментом защиты акционеров. Придраться есть к чему: несбалансированный совет директоров, контролируемый по сути одним крупнейшим акционером; возможность уменьшения оборотных средств компании в результате выборочной скупки допэмиссии и т.п.

12 июня не произошло ничего экстраординарного, но всегда есть новое внеочередное собрание акционеров. Обладая более чем 10% «Приват» может позволить себе созвать еще несколько таких. А, значит, время найти союзников в противостоянии с Константином Жеваго есть.

Некоммерческие риски

Публичная компания характеризуется не столько словосочетаниями «высокая капитализация» и «эффективный менеджмент», сколько словом «делегирование». Суть перехода компании в разряд публичных состоит в том, что, отказываясь от части акций в пользу мелких инвесторов мажоритарный владелец делает ставку на то, что каждая из оставшихся у него акций станет дороже, а суммарная стоимость общего их числа превзойдет первоначальную стоимость 100% (или сколько уж там было) акций до IPO. При этом мажоритарий осознанно отказывается от оперативного управления компанией в пользу профессиональных менеджеров, а во главу угла ставится не интересы отдельного собственника, но благополучие бизнеса в целом. Это стандартный набор правил, для тех, кто решился на IPO.

Все украинские металлургические холдинги в свое время отказались от идеи IPO именно потому, что их владельцы не хотели расставаться с возможностью непосредственно управлять своим бизнесом. Константин Жеваго пошел на этот шаг, но, как оказалось, до конца пройти по пути «публичности» не смог. Компания Ferrexpo – действительно очень перспективный бизнес. Так, к примеру, уже упомянутая Vale обеспечивает 70% потребности европейских сталелитейщиков в окатышах. При этом производственная база Ferrexpo, выпускающая продукцию аналогичного качества, расположена значительно ближе к центрам сбыта, а значит, имеет несомненное конкурентное преимущество. Ferrexpo успешно конкурирует с компаниями «Метинвест» и «Металлоинвест» на рынках СНГ.

Сегодня главная проблема Ferrexpo – это не коммерческие риски – они у нее не самые большие, а то и меньшие, чем у конкурентов – а система управления компанией. Внутренний конфликт является бомбой замедленного действия и шансы того, что она все же взорвется пока что растут.

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Статьи
21.11.17, Анна Ганзенко
В последний день октября в затянувшемся споре между железнодорожниками и представителями крупного бизнеса, казалось, была поставлена точка: грузовые тарифы приказом Мининфраструктуры были повышены на 15%. Тем не менее рост тарифов не улучшил работу госмонополиста, особенно в плане обеспечения украинских предприятий полувагонами.
17.11.17, Ярослав Ярош
Правительство Венгрии в очередной раз высказало вслух желание выкупить обратно в госсобственность единственный металлургический комбинат страны – ISD Dunaferr. Но у этой попытки шансов на успех не больше, чем у всех предыдущих. Дела у предприятия, в котором, возможно, еще присутствует украинский капитал, в последнее время пошли на поправку. Возможно, потому, что этими делами теперь занимается российский бизнесмен Сулейман Керимов.
10.11.17, Ярослав Ярош
Уходящий год в целом баловал металлургов. Цены на сталь в Европе достигли 6-летнего максимума. Мировое потребление выросло примерно на 7%. Капитализация отрасли увеличилась на 70%. На год 2018-й стальные ассоциации дают более осторожные прогнозы. Но и в начале текущего года они ожидали меньшего, чем получили по факту.
08.11.17, Игорь Воронцов
Нынешний отопительный сезон обещает надолго запомниться украинцам. Для этого есть все предпосылки: запасы угля на тепловых электростанциях и теплоэлектроцентралях текущей осенью побили антирекорд.
01.11.17, Ярослав Ярош
Группа ТАС Сергея Тигипко после 10-летнего перерыва снова вступает в права владельца крупнейшего в Украине производителя проволоки и гвоздей – завода "Днепрометиз". 27 октября его предыдущий собственник, российский холдинг "Северсталь", сообщил о завершении сделки по продаже актива неназванному покупателю. Но еще за день до этого в наблюдательные органы "Днепрометиза" вошли люди, представляющие группу ТАС.
31.10.17, Максим Полевой
"Зеленая" энергетика в Украине активно развивается, и к 2020 году ее долю в национальном энергопотреблении страны планируется довести до 11%, а к 2035-му – до 25%.
27.10.17, Ярослав Ярош
Российский бизнесмен Олег Дерипаска сделал вполне ожидаемый ход. Все свои украинские активы, в первую очередь, Николаевский глиноземный завод, он уступил крупному сырьевому трейдеру и давнему партнеру – компании Glencore. Теперь у НГЗ появился швейцарский иммунитет, но завод продолжает оставаться в орбите влияния "Русского Алюминия".
23.10.17, Максим Полевой
В мировой экономике наметилось оживление, но нельзя исключать и новую кризисную волну. Это особенно опасно для недостаточно стабильных развивающихся стран, включая Украину.
19.10.17, Игорь Воронцов
Никель в текущем году оказался в роли слабого звена мирового ГМК. Практически по всем цветным металлам, которые торгуются на Лондонской бирже металлов (LME), котировки в течение года уверенно шли вверх. Так, цинк подорожал с 2715 долл./тонну в январе до 3350 долл./тонну в середине октября, медь – с 5784 до 7146 долл./тонну, алюминий – с 1785 до 2142 долл./тонну.
13.10.17, Ярослав Ярош
Трубный холдинг Виктора Пинчука "Интерпайп" инициировал в Еврокомиссии пересмотр размера антидемпинговых пошлин на поставку бесшовных труб из Украины в страны Евросоюза. Но еще как минимум год этого не произойдет. Поэтому "Интерпайп" снова подался искать счастья на рынки СНГ, в т. ч. России. И уже достиг в этом некоторых успехов.



Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!