Подробнее Запомнить город


Металлургов ограничивают в угле

24.06.09
размер текста:

Украинские власти рассматривают возможность введения заградительных мер в отношении импорта коксующихся углей. Принятие подобного решения немного улучшит ситуацию в угольной отрасли, однако ударит по отечественной металлургии. Поскольку обе отрасли для Украины являются стратегически важными, украинскому правительству придется балансировать между интересами двух секторов экономики, с тем, чтобы не подорвать ситуацию ни в одном из них.

Менее года назад украинская металлургия фактически задыхалась от нехватки коксующихся углей. Его дефицит был одним из факторов срыва планов по выплавке стали. Отечественные ФПГ скупали шахты в Украине и РФ с тем, чтобы увеличивать добычу, вкладывали колоссальные средства в развитие глубоководных портов, чтобы иметь возможность нарастить импорт с США, Австралии и Бразилии, а также просили правительство помочь им в этом процессе.

Украинские предприятия физически способны выплавить около 40-41 млн тонн чугуна (при загрузке мощностей в 95%). В последние годы его производство достигало 36-38 млн тонн, на что требовалось 18-19 млн тонн кокса. В эквиваленте угольного концентра это составляет около 29-31 млн тонн, из которых Украина может обеспечить только 17 млн тонн, остальной же объем украинские металлурги до последнего времени импортировали с РФ (около 70%), США и Канады (25%), Казахстана (5%).

В условиях острого дефицита угля, местные производители не имели возражений против наплыва импортной продукции, поскольку осознавали, что самостоятельно не могут насытить рынок. Однако из-за кризисных явлений на мировых рынках металлопродукции спрос на коксующийся уголь в Украине существенно сузился. Украинские производители, которым удалось сохранить объем добываемого угля, начали испытывать трудности со сбытом своей продукции. По данным Министерства угольной промышленности, в январе-мае украинские предприятия поставили коксохимам 1,97 млн тонн рядового угля и 5,51 млн тонн угольного концентрата, тогда как импортеры – 0,11 и 2,68 млн тонн соответственно. Несмотря на то, что импорт упал почти в два раза в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, рынок остался профицитным, и в большей степени, именно за счет отечественных производителей.

Очевидно, именно по инициативе недовольных угольщиков в правительстве возникла идея принять ряд мер, защищающих рынок от импорта. Сначала Минэкономики предложило ввести квоты на импорт коксующихся углей в 2009 году в объеме 5 млн тонн, а позже замглавы Минпромполитики Владимир Севернюк заявил о необходимости лицензирования всего импорта. По его словам, это необходимо для предотвращения ввоза вредных веществ, поскольку не весь уголь соответствует экологическим стандартам.

Между тем, очевидным является тот факт, что введение лицензирования и квотирования импорта коксующегося угля продиктовано желанием защитить внутренний рынок. По словам, главы комитета Верховной Рады по промышленной и регуляторной политике Натальи Королевской возникли подозрения, что российские компании захватывают украинский рынок коксующегося угля путем демпинга. По мнению Н.Королевской, это может привести к прекращению добычи коксующегося угля в Украине и стремительному росту цен на него в будущем. Депутат также поддержала применение протекционистских мер со стороны Украины.

С количественной точки зрения, нынешнего объема угля добываемого в Украине должно практически хватить для выплавки чугуна на уровне 28-29 млн тонн, что является даже оптимистическим ожиданием в этом году. Однако, конфигурация и хозяйственные связи украинского ГМК достаточно сложны, поэтому непродуманное ограничение импорта может иметь следствием очень негативные последствия для смежных отраслей экономики, прежде всего, черной металлургии.

Во-первых, украинские конкуренты, прежде всего, российские производители коксующихся углей поставляют свою продукцию вовсе не по демпинговым ценам. Действительно, цены на их товар на 15-20% ниже украинского, однако это обусловлено не сознательной манипуляцией ценами, а более низкой себестоимостью. В данном контексте теряется сам предлог для введения заградительных барьеров. Правда, поскольку РФ не является членом ВТО, Украина имеет право самостоятельно оценивать и устанавливать границы рыночных и демпинговых цен. В условиях, когда на мировых рынках держатся только те, кто смог минимизировать себестоимость продукции, навязывать металлургам более дорогой и одновременно менее качественный уголь – это изначально ставить их в худшее положение в сравнении с конкурентами.

Во-вторых, украинские предприятия не могут обеспечить металлургов в необходимом количестве всеми марками углей. В Украине дефицит составляют качественные жирные угли марки «Ж», тогда как украинские шахты могут предложить только более бедные марки. Из-за ухудшения качества кокса в связи с нехваткой коксующихся углей необходимых марок метпредприятия увеличивают нормативы расхода кокса на изготовление чугуна. В частности, в прошлом году отечественные металлургические комбинаты увеличили расход кокса с 470-480 кг/тонн до 510-511 кг/тонн, тогда как в большинстве стран мира этот показатель не превышает 350 кг/тонн.

В-третьих, во многие украинские металлургические ФПГ интегрированы российские предприятия по добыче коксующихся углей, тоесть фактически работают на Украину. В частности, «Запорожсталь» в 2006 году купила в Ростовской обл. (РФ) обогатительную фабрику «Шолоховская», к которой прилегает несколько месторождений коксующихся углей. Имеют угольные активы на территории РФ также ArcelorMittal, поставляющий уголь на «Криворожсталь», и концерн «Энерго», обеспечивающий поставки энергоносителя не только на свой ДМЗ, но и ММК им.Ильича. Кроме того, для российской группы Евраз, которая в 2007 году приобрела три украинских коксохима, источником угля для них выступают собственные шахты на Кузбассе.

Введение заградительных мер в этом случае может попросту разрушить внутрихозяйственные связи. Не удивительно, на инициативу о введении ограничений на коксующиеся угли металлурги единогласно выступили против. Жесткую позицию в этом вопросе заняла ассоциация «Укркокс», находящаяся под сильным влиянием металлургов. Кроме того, сам В. Севернюк уже поспешил заявить, что из-за сложности процедуры квотирование может быть не введено.

Между тем, правительство имеет собственные интересы. Для сохранения социальной и экономической стабильности в углепроме ему необходимо расширять рынки для украинской продукции. Введение ограничений частично снимет эту проблему, поскольку отечественным металлургам волей-неволей придется закупать отечественный уголь. Однако сделано это будет в ущерб последним, и вряд ли, сума выгод от этого решения в угольной промышленности превысит совокупные убытки в черной металлургии.

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Статьи
21.11.17, Анна Ганзенко
В последний день октября в затянувшемся споре между железнодорожниками и представителями крупного бизнеса, казалось, была поставлена точка: грузовые тарифы приказом Мининфраструктуры были повышены на 15%. Тем не менее рост тарифов не улучшил работу госмонополиста, особенно в плане обеспечения украинских предприятий полувагонами.
17.11.17, Ярослав Ярош
Правительство Венгрии в очередной раз высказало вслух желание выкупить обратно в госсобственность единственный металлургический комбинат страны – ISD Dunaferr. Но у этой попытки шансов на успех не больше, чем у всех предыдущих. Дела у предприятия, в котором, возможно, еще присутствует украинский капитал, в последнее время пошли на поправку. Возможно, потому, что этими делами теперь занимается российский бизнесмен Сулейман Керимов.
10.11.17, Ярослав Ярош
Уходящий год в целом баловал металлургов. Цены на сталь в Европе достигли 6-летнего максимума. Мировое потребление выросло примерно на 7%. Капитализация отрасли увеличилась на 70%. На год 2018-й стальные ассоциации дают более осторожные прогнозы. Но и в начале текущего года они ожидали меньшего, чем получили по факту.
08.11.17, Игорь Воронцов
Нынешний отопительный сезон обещает надолго запомниться украинцам. Для этого есть все предпосылки: запасы угля на тепловых электростанциях и теплоэлектроцентралях текущей осенью побили антирекорд.
01.11.17, Ярослав Ярош
Группа ТАС Сергея Тигипко после 10-летнего перерыва снова вступает в права владельца крупнейшего в Украине производителя проволоки и гвоздей – завода "Днепрометиз". 27 октября его предыдущий собственник, российский холдинг "Северсталь", сообщил о завершении сделки по продаже актива неназванному покупателю. Но еще за день до этого в наблюдательные органы "Днепрометиза" вошли люди, представляющие группу ТАС.
31.10.17, Максим Полевой
"Зеленая" энергетика в Украине активно развивается, и к 2020 году ее долю в национальном энергопотреблении страны планируется довести до 11%, а к 2035-му – до 25%.
27.10.17, Ярослав Ярош
Российский бизнесмен Олег Дерипаска сделал вполне ожидаемый ход. Все свои украинские активы, в первую очередь, Николаевский глиноземный завод, он уступил крупному сырьевому трейдеру и давнему партнеру – компании Glencore. Теперь у НГЗ появился швейцарский иммунитет, но завод продолжает оставаться в орбите влияния "Русского Алюминия".
23.10.17, Максим Полевой
В мировой экономике наметилось оживление, но нельзя исключать и новую кризисную волну. Это особенно опасно для недостаточно стабильных развивающихся стран, включая Украину.
19.10.17, Игорь Воронцов
Никель в текущем году оказался в роли слабого звена мирового ГМК. Практически по всем цветным металлам, которые торгуются на Лондонской бирже металлов (LME), котировки в течение года уверенно шли вверх. Так, цинк подорожал с 2715 долл./тонну в январе до 3350 долл./тонну в середине октября, медь – с 5784 до 7146 долл./тонну, алюминий – с 1785 до 2142 долл./тонну.
13.10.17, Ярослав Ярош
Трубный холдинг Виктора Пинчука "Интерпайп" инициировал в Еврокомиссии пересмотр размера антидемпинговых пошлин на поставку бесшовных труб из Украины в страны Евросоюза. Но еще как минимум год этого не произойдет. Поэтому "Интерпайп" снова подался искать счастья на рынки СНГ, в т. ч. России. И уже достиг в этом некоторых успехов.



Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!