Подробнее Запомнить город


Горькая пилюля для украинской приватизации

12.02.16
размер текста:

Бесконечный калейдоскоп украинской политики с нескончаемыми новостями и скандалами выталкивает на обочину информационной жизни действительно важные события, в частности, особенности и условия грядущей большой приватизации оставшихся в госсобственности предприятий.

Начать ее планируют с Одесского припортового завода (ОПЗ), который государство, по словам главы Фонда государственного имущества Украины (ФГИУ) Игоря Белоуса, намерено продать уже во втором квартале этого года.

Интерес государства в приватизации ОПЗ очевиден. Но, учитывая огромное количество подводных камней в грядущем процессе и текущее состояние предприятия, непродуманная передача данного завода в частное владение может оказаться рискованной как для продавца, так и для покупателя.

Интерес государства и международных кредиторов Украины

Объявленная большая приватизация является не просто финальной — распродаются стратегически важные активы, находящиеся в государственном управлении — но и образцово-показательной. Это своего рода экзамен для украинской власти, который покажет, способен ли Киев провести приватизацию честно, прозрачно и на подлинно конкурентной основе, избавившись от прежних пороков распродаж "для своих".

Государство, в условиях текущей финансовой нестабильности, заинтересовано в пополнении бюджета за счет приватизации. И задача стоит не только продать, но и добиться от инвестора модернизации данных предприятий при сохранении необходимых социальных обязательств.

Кроме того, и МВФ, и США, и ЕС требуют от Киева провести честную и прозрачную приватизацию госсобственности, что является одним из условий для дальнейшей финансовой поддержки Украины. Отказ же от приватизации в условиях безденежья, неблагоприятной рыночной конъюнктуры и внутренней нестабильности будет означать, что предприятия и дальше продолжат терять стоимость и изнашиваться – в госбюджете просто нет денег для модернизации.

Таким образом, большая приватизация становится неизбежной.

Вопрос лишь в условиях и правилах ее проведения, учитывающих интересы и государства, и инвесторов. Вот только, к сожалению, практика показывает, что приватизация и политика в очередной раз идут вместе, оставляя интересы государства на заднем плане.

Гордиев узел приватизационных проблем

Кроме чисто технических проблем, в частности задержки с принятием нового закона о приватизации, вокруг Одесского припортового завода, который планируется продать первым, уже затянулся поистине гордиев узел иных проблем и рисков.

Во-первых, предприятие уже пытались продать, начиная с 1993 года, и в 2009-м даже продали. Однако практически сразу конкурс был признан недействительным, а судебные процессы из-за отмены итогов торгов тянутся до сих пор. Даст ли кто гарантию, что при изменении политической ситуации итоги новой приватизации не попытаются пересмотреть, — вопрос риторический.

Во-вторых, финансовое положение завода оставляет желать лучшего – ОПЗ в состоянии гасить исключительно гривневые долги, которых у предприятия накопилось на сумму порядка 230 млн, но не валютные, к которым, в частности, относится долг ОПЗ перед подконтрольными Дмитрию Фирташу структурами за потребленный природный газ на сумму свыше 193 млн долл.

В-третьих, как известно, самому заводу из-за крайне подозрительных схем по продаже газа через фирмы из Австрии и Гонконга также мог быть нанесен ущерб свыше 93 млн долл., однако и украинская Фемида, и чиновники предпочитают не замечать такие явно коррупционные схемы на предприятии.

Ну и последнее, ОПЗ в последние полгода регулярно становился объектом разнообразных скандалов, в том числе с участием губернатора Одесской области Михаила Саакашвили и прокуратуры Одесской области, обвинившими народного депутата Николая Мартыненко в личной заинтересованности и организации "серых схем" работы ОПЗ.

Однако ключевая предпродажная проблема ОПЗ — не долги и скандалы, а сама природа предприятия.

ОПЗ: не столько завод, сколько транспортный узел

Готовящийся к продаже ОПЗ почему-то рассматривается в первую очередь как производственное предприятие, тогда как основной вид деятельности завода — хранение и перевалка химической продукции. Производственные мощности ОПЗ почти в 5,5 раз меньше мощностей по перевалке, которые обеспечиваются крупнейшим в Европе аммиакохранилищем емкостью 120 тыс. тонн. Собственно, ОПЗ — конечный пункт уникального аммиакопровода Тольятти — Горловка — Одесса.

Примечательно, что за последние 5 лет работа ОПЗ была прибыльной лишь в 2011 и 2015 годах. И львиную долю прибыли предприятие обеспечило не за счет производства готовой продукции, а именно благодаря перевалке аммиака, увеличив с ноября 2014 года почти в три раза тариф на предоставление услуг по хранению, охлаждению и погрузке жидкого аммиака. В итоге тариф превысил на 40% стоимость аналогичных услуг в ЕС и США, где нет таких аммиакопроводов, а сырье поставляется исключительно по железной дороге, что обходится объективно дороже.

Перевалка аммиака осуществляется юридически несамостоятельным структурным подразделением ОПЗ, которое невозможно выделить в отдельное предприятие, так как оно находится в неразрывной управленческой, финансовой и инфраструктурно-коммуникационной связи с ОПЗ. Однако об этом ФГИУ почему-то предпочитает умалчивать, упуская структуру доходов ОПЗ за 9 месяцев прошлого года. За этот период завод заработал (при условии сохранения объемов перевалки аммиака на уровне 2014 года — 2,3 млн тонн), с учетом курсовой разницы и возросшего тарифа, примерно 910,810 млн грн. Для сравнения: в 2014 году предприятие заработало на перевалке аммиака лишь 209,330 млн грн.

Непризнанная монополия

По непонятным причинам АМКУ не желает признавать ОПЗ монополией, чем нарушает положения ч. 1 ст. 1 Закона Украины "О естественных монополиях". Ведь для придания предприятию соответствующего правового статуса требуется, в первую очередь, отсутствие конкуренции, вызванной технологическими особенностями производства, а ОПЗ – единственное предприятие в Украине, занимающееся перевалкой жидкого аммиака. Кроме того, п. 1 ст. 5 того же закона указывает, что "транспортировка других веществ трубопроводным транспортом" относится к сфере деятельности субъектов естественных монополий, а согласно "Закону о трубопроводном транспорте" прием, хранение и перегрузка химических веществ, то есть услуг, которые предоставляет предприятие, включены в определение "транспортировка других веществ трубопроводным транспортом".

Примечательно, что еще в 2010 году ОПЗ был в перечне предприятий-монополистов, однако уже в 2013-м Антимонопольный комитет Украины (АМКУ) своим решением исключил его из данного списка, что осталось практически незамеченным в СМИ. По состоянию на сегодня предприятие до сих пор не возвращено в Перечень субъектов естественных монополий, несмотря не только на наличие объективных предпосылок, но и признаков злоупотребления ОПЗ своим монопольным положением.

В частности, необоснованное повышение тарифов нанесло финансовый ущерб другому госпредприятию — "Укрхимтрансаммиак" (УХТА), эксплуатирующему аммиакопровод и занимающемуся непосредственной транспортировкой аммиака. На начало 2015 года его убыток увеличился в 2,8 раза.

В начале прошлого года "Укрхимтрансаммиак" обратился с жалобой в АМКУ на злоупотребление ОПЗ своим монопольным положением по факту повышения тарифов на перевалку аммиака. Ведомство в апреле отреагировало, начав рассмотрение жалобы, но после положило дело "под сукно". И это при том, что ОПЗ и УХТА являются государственными предприятиями. За время неспешного расследования АМКУ в октябре 2015 года все-таки рекомендовал ОПЗ "привести тарифы к экономически обоснованному уровню, который существовал бы при условии значительной конкуренции на рынке", чем фактически признал как факт монополизма со стороны ОПЗ, так и факт необоснованного повышения тарифов. Что мешает АМКУ довести расследование до конца и вынести решение — неизвестно.

Обращение "Укрхимтрансаммика" в Хозяйственный суд Одесской области не помогло, равно как и подача апелляции на решение суда первой инстанции — исковые требования после долгой волокиты оставили без удовлетворения. Отказали в их удовлетворении из-за пассивности АМКУ, "поскольку продолжается сбор и анализ доказательств" по жалобе в ведомство, и отсутствия ОПЗ в перечне естественных монополий.

Таким образом, налицо злоупотребление де-факто монополистом на рынке перевалки аммиака — ОПЗ — своим монопольным положением, однако АМКУ упрямо не желает это признавать, не выполняя свои обязанности и нарушая требования антимонопольного законодательства Украины.

Риски продажи без возвращения статуса монополиста

Без возвращения ОПЗ статуса монополиста серьезные проблемы после приватизации могут появиться как у государства, так и у самого инвестора.

В частности, после приватизации в частных руках может оказаться предприятие-монополист, имеющее возможность устанавливать нерегулируемые и ничем не обоснованные тарифы на свои услуги. Собственно, этим ОПЗ и занимался в период 2014-2015 годов, покрывая за счет увеличения тарифов на перевалку убытки от остальной деятельности. В таком случае у государства останется убыточный УХТА (который не будет и не может быть приватизирован), вынужденный выполнять свои долгосрочные контракты с производителями и поставщиками и полностью зависящий от воли нового, частного собственника ОПЗ. А самостоятельно устанавливаемые ОПЗ тарифы будут нести угрозу государственному бюджету, отечественной химической промышленности и экологической безопасности Украины. Прямым следствием высоких и ничем не обоснованных тарифов могут стать снижение объемов транзита и сокращение размера необходимой валютной выручки. А при самом неблагоприятном сценарии — остановка экспорта, транзита, прекращение инвестиций в поддержание аммиакопровода в рабочем состоянии и реальная экологическая угроза сразу нескольким украинским регионам.

С другой стороны, бездеятельность АМКУ и судебные решения, связанные с текущим злоупотреблением ОПЗ своим фактически монопольным положением, могут быть и оспорены. Прецедентом является принятое 25 января 2016 года постановление Высшего хозяйственного суда Украины по материалам кассационной жалобы на решение Одесского апелляционного суда, предписывающее направить дело на повторное рассмотрение в Хозяйственный суд Одесской области.

Поэтому есть вероятность, что после приватизации ОПЗ может быть все-таки признан монополистом, каковым он и является, а его тарифы на перевалку – завышенными и экономически необоснованными. А в соответствии с украинским законодательством штраф за подобное нарушение может доходить до 10% от дохода компании за предыдущий финансовый год. Напомним, что по итогам только 9 месяцев 2015 года чистый доход ОПЗ составил 8,576 млрд грн. Таким образом, потенциальный штраф может достигать 1 млрд грн. А инвестор, приобретая ОПЗ, принимает на себя риски будущих штрафов из-за ранних необоснованных тарифов.

К сожалению, пока ни одна из перечисленных выше проблем не решается, что приводит лишь к накоплению недомолвок и ухудшению репутации припортового завода. Это не может не настораживать иностранных инвесторов, которым Украина желает продать ОПЗ. Сами же риски подобной продажи продолжают висеть над Украиной, словно дамоклов меч.

Между тем, по словам главы Кабмина, приватизация Одесского припортового завода должна стать "образцовой в части привлечения настоящего инвестора и получения максимальной цены от этого объекта". Именно ОПЗ станет тем индикатором, по которому зарубежные инвесторы будут судить о прозрачности украинских приватизационных процессов. Поэтому любые дополнительные риски в этом вопросе ставят под угрозу не только результат конкурса по данному предприятию, но и саму "Большую приватизацию – 2016" как минимум в отношении итоговой стоимости активов. А еще одного шанса произвести хорошее впечатление у правительства не будет.

Что делать?

Очевидно, что перед тем как запускать "большую приватизацию" и выставлять на продажу фактическую монополию — Одесский припортовый завод — следует решить ключевые проблемы предприятия.

Необходимо принудить АМКУ к исполнению его прямых обязанностей и прекратить нарушение антимонопольным ведомством норм действующего законодательства. В частности, АМКУ должен вернуть ОПЗ в список естественных монополистов, из которого предприятие исчезло после 2010 года.

Кроме того, необходимо ввести регулируемый экономически обоснованный тариф на перевалку аммиака и тем самым лишить возможности ОПЗ самостоятельно поднимать его ставку, установив постоянный антимонопольный мониторинг за деятельностью завода. Это позволит как решить спор между "Укрхимтрансаммиаком" и ОПЗ, так и уменьшить количество постприватизационных рисков.

Только возвращение ОПЗ статуса монополиста и решение вала приватизационных проблем сделает возможным защиту государственных интересов Украины при приватизации Одесского припортового завода. А также позволит провести "честную и прозрачную приватизацию", не вызывая раздражения у инвесторов, которым подсовывают очередную горькую приватизационную пилюлю.

Максим Соколов

МинПром

 


Комментарии
комментариев: 3
12:18 | 14.02.2016
Аноним
Ну и язычок. Фонд державного майна. Это что фонд государственного имущества? Хохлы говорят. все равно что по фене ботают.
22:47 | 13.02.2016
кардиналист
Надо всё распродать и всем разбежаться. Пусть везут арабов и они работают
01:57 | 13.02.2016
прагматик
а когда это прихватизируют, что тогда начнут продавать ? Море, реки , горы и леса?

...


Статьи
24.11.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реализацию масштабной программы реконструкции, которая позволяет ему укрепить позиции в условиях обострения конкурентной борьбы на внешних рынках.
21.11.17, Анна Ганзенко
В последний день октября в затянувшемся споре между железнодорожниками и представителями крупного бизнеса, казалось, была поставлена точка: грузовые тарифы приказом Мининфраструктуры были повышены на 15%. Тем не менее рост тарифов не улучшил работу госмонополиста, особенно в плане обеспечения украинских предприятий полувагонами.
17.11.17, Ярослав Ярош
Правительство Венгрии в очередной раз высказало вслух желание выкупить обратно в госсобственность единственный металлургический комбинат страны – ISD Dunaferr. Но у этой попытки шансов на успех не больше, чем у всех предыдущих. Дела у предприятия, в котором, возможно, еще присутствует украинский капитал, в последнее время пошли на поправку. Возможно, потому, что этими делами теперь занимается российский бизнесмен Сулейман Керимов.
10.11.17, Ярослав Ярош
Уходящий год в целом баловал металлургов. Цены на сталь в Европе достигли 6-летнего максимума. Мировое потребление выросло примерно на 7%. Капитализация отрасли увеличилась на 70%. На год 2018-й стальные ассоциации дают более осторожные прогнозы. Но и в начале текущего года они ожидали меньшего, чем получили по факту.
08.11.17, Игорь Воронцов
Нынешний отопительный сезон обещает надолго запомниться украинцам. Для этого есть все предпосылки: запасы угля на тепловых электростанциях и теплоэлектроцентралях текущей осенью побили антирекорд.
01.11.17, Ярослав Ярош
Группа ТАС Сергея Тигипко после 10-летнего перерыва снова вступает в права владельца крупнейшего в Украине производителя проволоки и гвоздей – завода "Днепрометиз". 27 октября его предыдущий собственник, российский холдинг "Северсталь", сообщил о завершении сделки по продаже актива неназванному покупателю. Но еще за день до этого в наблюдательные органы "Днепрометиза" вошли люди, представляющие группу ТАС.
31.10.17, Максим Полевой
"Зеленая" энергетика в Украине активно развивается, и к 2020 году ее долю в национальном энергопотреблении страны планируется довести до 11%, а к 2035-му – до 25%.
27.10.17, Ярослав Ярош
Российский бизнесмен Олег Дерипаска сделал вполне ожидаемый ход. Все свои украинские активы, в первую очередь, Николаевский глиноземный завод, он уступил крупному сырьевому трейдеру и давнему партнеру – компании Glencore. Теперь у НГЗ появился швейцарский иммунитет, но завод продолжает оставаться в орбите влияния "Русского Алюминия".
23.10.17, Максим Полевой
В мировой экономике наметилось оживление, но нельзя исключать и новую кризисную волну. Это особенно опасно для недостаточно стабильных развивающихся стран, включая Украину.
19.10.17, Игорь Воронцов
Никель в текущем году оказался в роли слабого звена мирового ГМК. Практически по всем цветным металлам, которые торгуются на Лондонской бирже металлов (LME), котировки в течение года уверенно шли вверх. Так, цинк подорожал с 2715 долл./тонну в январе до 3350 долл./тонну в середине октября, медь – с 5784 до 7146 долл./тонну, алюминий – с 1785 до 2142 долл./тонну.



Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!