Подробнее Запомнить город


Ускользающий Восток

14.02.17
размер текста:

Иран и страны Ближнего Востока продолжают развивать собственную металлургию, сужая возможности для импортеров. Однако у украинских металлургов сохраняются шансы для экспорта в регион.

В феврале Министерство промышленности, шахт и торговли Ирана объявило, что в последние годы национальная черная металлургия привлекла около 5 млрд долл. инвестиций в развитие мощностей. Это почти половина объема, предусмотренного планом развития отрасли до 2025 года. По словам министра Мохаммада Реза Нематзаде, сейчас в ней реализуются инвестпроекты общей стоимостью почти 2 млрд долл., их завершение позволит довести сталеплавильные мощности страны до 31 млн тонн/год. Всего же потребность иранских металлургов в капиталовложениях чиновник оценивает в 3,65 млрд долл.

Для обеспечения растущего производства сырьем, по данным министерства, нужно 2,4 млрд долл. на увеличение выпуска прямовосстановленного/губчатого железа (DRI), 1,87 млрд долл. на добычу железных руд и еще 1,34 млрд долл. на получение окатышей. На сегодня уже привлечены средства, покрывающие эти потребности соответственно на 52,5%, 30% и почти 100%.

Иранские планы

В целом до 2025-го ежегодную производительность металлургии намечено повысить до 55 млн тонн, из которых 10 млн тонн будет экспортироваться. Есть для этого и железорудная база: прогнозные запасы оцениваются в 3226 млн тонн, подтвержденные – в 2540 млн тонн. Безусловно, важным плюсом для металлургической программы Исламской Республики стала отмена в прошлом году многолетних санкций, открывающая путь для инвестресурсов, разблокировавшая иранские средства в западных банках (а это в общей сложности около 100 млрд долл.) и разрешившая экспорт углеводородов. Все это поможет воплощению масштабных планов развития экономики: очередной 5-летний план на 2016-21 годы предусматривает привлечение в "реальный сектор" более 360 млрд долл., в т.ч. свыше 150 млрд – из-за границы. Средние темпы роста ВВП в этот период должны составить порядка 8% по планам правительства и 6-7% по оценкам западных экспертов (но в 2016-м это было примерно 4%); намечено строительство новых промышленных объектов, жилья, инфраструктуры, средств транспорта и т.д., что, конечно же, означает рост внутреннего металлопотребления.

Тем временем в минувшем году, как сообщает World Steel Association (WSA), выплавка стали в стране выросла на 10,8% до 17,9 млн тонн. Что касается экспорта, то, по информации иранской госкомпании IMIDRO, за 10 месяцев текущего года по местному календарю (21.03.2016 – 19.01.2017) национальные метпредприятия нарастили его на 45%, до более чем 4,4 млн тонн. Почти 80% экспорта приходится на 3 ведущих производителей, Khouzestan Steel, Mobarakeh Steel и Esfahan Steel, все они увеличили поставки. В плане сортамента основной прирост экспорта в указанный период пришелся на слябы – более чем в 25 раз, до 850 тыс. тонн. Внешнерыночная конкурентоспособность подкрепляется значительной долей DRI в сырьевой базе, что возможно благодаря собственным запасам природного газа, тогда как у большинства стран-конкурентов себестоимость поднялась из-за резкого подорожания коксующегося угля.

Главные металлургические останы (провинции) Ирана – Хузестан, Исфахан, Йезд; новые мощности строятся в центральных останах, в восточной провинции Керман, на берегах Персидского залива. Так, летом-2016 Esfahan Steel запустила свою 5-ю МНЛЗ годовой производительностью 1 млн тонн, расширив ежегодный выпуск полуфабрикатов до 3,6 млн тонн; смета проекта – около 28 млн долл. К слову, этот завод построен в 1960-е годы с помощью СССР в рамках сделки по поставкам в Союз иранского природного газа и, тем самым, является одной из старейших меткомпаний страны.

А Mobarakeh Steel летом ввела в строй в остане Чехармехаль и Бахтиария новый комбинат на 800 тыс. тонн/год DRI и столько же слябов, оснащенный 140-тонной электродуговой печью и МНЛЗ. В дальнейшем к ним добавится комбинат горячей прокатки с плановой годовой мощностью до 1,6 млн тонн, это предполагается к 2021 году.

В свою очередь, госхолдинг Mostazafan Foundation готовится к запуску металлургического проекта South Kaveh Steel (SKS) мощностью 1,2 млн тонн/год товарной заготовки. Завод находится на берегу Персидского залива в 22 км от крупного порта Бендер-Аббас, включает построенные в 2012-м 2 модуля DRI общей годовой производительностью 1,86 млн тонн, к которым добавились опреснительная установка, электропечь и литейный комплекс. Ранее государствам Залива и Восточной Азии отсюда шло DRI, теперь же намечено поставлять стальные полуфабрикаты. Наряду с этим строится 2-я очередь SKS – еще 2 DRI-модуля, вторая электропечь на 1,2 млн тонн/год и фабрика окатышей на 5 млн тонн/год. Ранее большая часть этого сырья завозилась из Индии, от чего планируется отказаться, в т.ч. перейдя на иранские аналоги до момента ввода в строй новой фабрики.

Несмотря на спад спроса

Подобным образом Тегеран ослабляет зависимость от импорта и внешней ценовой конъюнктуры, а также стимулирует экспортный доход, напоминает представитель аналитической группы Metal Bulletin Брайн Левич. Все это влияет на региональный металлорынок, насыщая его местным товаром и вытесняя традиционный импорт из Китая, Турции или СНГ и Украины. До 2016 года спрос на металл в регионе был достаточно активным даже вопреки последствиям "арабской весны" – за счет цен на нефть, дающих ресурсы для внутренних инвестиций в инфраструктуру, промышленность, ТЭК и др. В одной лишь Саудовской Аравии было запущено инвестпроектов на сотни миллиардов долларов, а металлопотребление в 2015-м вышло на уровень 25 млн тонн, т.е. удвоилось относительно 2010 года. Ожидалось, что к 2020-му совокупный региональный спрос на металл превысит 100 млн тонн, но затем начался ослабляющий его секвестр страновых программ, отчасти содействующий развитию собственной металлургии (в общем контексте "экономической оптимизации"). В 2016 году региональное металлопотребление выросло на 0,3%, до 53 млн тонн, в 2017-м ожидается еще более символический прирост в 0,1%, до 53,1 млн тонн.

Тем не менее перспективным остается и саудовский, и другие рынки. Тот же Катар реализует обширную программу подготовки к чемпионату мира по футболу 2022 года. А в Ираке продолжается поствоенное восстановление, и ежегодное металлопотребление в этой стране уже приближается к 10 млн тонн. Неудивительно, что внутреннее металлопроизводство развивается и в Ираке, и в Саудовской Аравии, ОАЭ, Катаре, Омане, Египте. Например, Emirates Steel Industries и Qatar Steel могут беспошлинно продавать свою продукцию в страны Залива, а это явное преимущество перед "внешними" импортерами.

WSA информирует, что в 2016-м выплавка стали на Ближнем Востоке поднялась на 7%, до 31,5 млн тонн. Безусловным лидером остается Иран, на второе место по объемам вышла Саудовская Аравия (+4,4%, 5,5 млн тонн), ей уступил Египет (-8,5%, 5 млн тонн), далее следуют ОАЭ (+4,8%, 3,2 млн тонн), Катар (-2,8%, 2,5 млн тонн). Таким образом, без учета Ирана динамика нестабильна и зависит от страновой специфики: скажем, Египет в последние годы испытывает макроэкономические трудности.

Но и он продолжает строительство новых мощностей: так, летом-2016 в промзоне Садат-Сити введен в эксплуатацию металлургический комплекс Egyptian Sponge Iron and Steel Company предприятия Beshay Steel стоимостью около 360 млн долл., включающий модуль DRI фирмы Midrex на 1,76 млн тонн/год и электропечь Siemens VAI на 1,3 млн тонн/год. Мотивация все та же – ослабление импортозависимости. А египетская El Marakby Steel запустила в г. Гиза электросталеплавильный завод на 350 тыс. тонн заготовки, состоящий из 45-тонной печи, установки "печь-ковш" и 3-ручьевой МНЛЗ. Большая часть полуфабрикатов идет на прокатную площадку этой же компании, остальное – на внутренний рынок. Сырье – преимущественно импортный лом, плюс поставлена задача включать в шихту до 20% местного DRI, но этому мешает дефицит электроэнергии в стране.

А в Омане Dhofar Steel, входящая в местный промышленно-строительный холдинг MG Group, на территории свободной экономической зоны Sohar расширила существующее предприятие по выпуску фасонного проката арматурным станом на 120-180 тыс. тонн "годовых" (с возможностью дальнейшего наращивания), ввод в строй предполагается уже в этом году. Глава правления MG Group Салим аль-Машехи отмечает, что сейчас Оман ежегодно ввозит примерно 1 млн т оннарматуры, и Dhofar Steel заместит часть этого объема. Правда, прошлой весной индийская Jindal Steel and Power Limited (JSPL) уже запустила в Омане свой новый стан на 1,4 млн тонн арматуры в год, который с лихвой должен покрыть все внутренние потребности, говорит Б.Левич. В MG Group рассчитывают, что в такой ситуации наличие у нее сбытовой сети на Ближнем Востоке и в Африке позволит экспортировать порядка 70% арматуры с нового стана.

В украинском разрезе

Итак, перечисленные мероприятия донасыщают как внутренние рынки, так и региональный, и сужают их для поставщиков извне, причем это накладывается на нестабильную динамику спроса. Вспомним и о заградительных мерах в регионе: так, в январе иранский парламент утвердил новые ввозные сборы на металл, введение которых возможно с 21 сентября этого года. Специальный дополнительный импортный сбор в 100 тыс. риалов (немногим более 25 долл. по текущему курсу) за 1 тонну предусмотрен для всех видов полуфабрикатов, проката, труб, продукции из нержавеющей стали, а также металлолома. Полученные средства будут направляться на развитие железных дорог. При этом в Исламской Республике уже действуют пошлины на ввоз металлопродукции – одни из самых высоких в мире: 15% на полуфабрикаты, 20-26% – на лист, 26% – для большинства видов сортового и фасонного проката.

Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) – влиятельное объединение "нефтяных монархий" – тоже допускает централизованное повышение защитных пошлин на металл до 15%. Пока что они составляют 5%, давая повод называть региональный рынок одним из самых лояльных в мире. И, конечно, вспомним о Египте, который в январе начал антидемпинг против импорта углеродистых арматуры и катанки, а также легированных прутков происхождением из КНР, Турции и Украины (по заявке местных производителей во главе с Ezz Steel и Suez Steel). Заявители требуют введения временных антидемпинговых либо защитных пошлин в 20-50%. Несколько ранее, осенью, Каир с подачи Kandil Steel начал расследование по холоднокатаным рулонам из Бельгии, Китая и России, а также по оцинкованной стали шириной более 600 мм и по жести из Бельгии и КНР.

Все это происходит на фоне общемирового тренда усиления торгового протекционизма. На таком фоне не странно, что за 11 мес. 2016 года отечественная металлургия сократила сбыт на ряде ближневосточных направлений: в Египет – на 10,1%, в Саудовскую Аравию – на 26,1%, а в Ирак – и вовсе на 65,1% (подробнее см. таблицу). Все эти государства являются крупными покупателями украинской металлопродукции, начиная с Египта, ежегодно приобретавшего ее едва ли не на 1 млрд долл. Но теперь из-за создания собственных мощностей, защитных мер и ослабления спроса наше присутствие в регионе слабеет. Для справки, в 2016-м сюда реализовано металла на более чем 1,5 млрд долл., это целых 23,3% в структуре экспорта, что говорит о важности Ближнего Востока как экспортного вектора.

В то же время развиваются поставки по таким небезынтересным направлениям, как Ливан или Оман, и тот же Иран – несмотря на его усилия по развитию собственной металлургии. Впрочем, в данном случае это может быть легализация уже имевшихся поставок в Исламскую Республику, которые шли через страны Залива в обход экономических санкций. Отметим и рост продаж в Сирию, хотя их объем остается небольшим. В целом аналитики сходятся во мнении, что в ближайшей перспективе страны региона не смогут в полной мере обеспечить себя и соседей необходимым объемом проката и полуфабрикатов, и тем более разнообразием сортамента. И если в ординарной номенклатуре конкуренция растет, то по более узкой специализации (к примеру, фасон) она не так велика. Или взять Ирак, где своя металлургия растет медленно ввиду внутриполитической нестабильности и общей слабости экономики. Все это сохраняет определенные возможности, особенно на таких крупных рынках, как Иран, где отдельные рыночные ниши привлекательны из-за их значительного размера в абсолютном выражении. Дело – за хорошим сочетанием цены, качества и сортамента в предложениях, поступающих из Украины.

Экспорт металлопродукции в страны Ближнего Востока и Иран в январе-ноябре 2016 года, тыс. долл.

  Экспорт +/- к 11 мес. 2015
Бахрейн 1 026,5 +100%
Египет 783 787,8 -10,1%
Израиль 139 216,3 -4,7%
Иордания 52 950,7 -11%
Ирак 201 757,7 -65,1%
Иран 7 262,9 +23%
Катар 2 347,7 -14,3%
Ливан 93 972,7 +23,1%
ОАЭ 67 400,4 -1,9%
Оман 1 872,3 +140%
Саудовская Аравия 180 656,8 -26,1%
Сирия 13 024,2 +36,4%
Всего 1 545 276      -

Источник: Госстат

Максим Полевой

МинПром


 


Комментарии
комментариев: 0

...


Статьи
12.12.17, Ярослав Ярош
Надежды на то что украинским правительственным и промышленным лоббистам удастся уговорить Египет сменить гнев на милость в отношении украинской стальной арматуры не оправдались. 6 декабря Министерство торговли и промышленности Египта объявило, что временные заградительные пошлины на данную продукцию теперь станут постоянными. По крайней мере, на 5 ближайших лет.
08.12.17, Максим Полевой
В Турции активно развивается собственная металлургия, но быстрорастущий внутренний спрос оставляет шансы и для импортеров металлопродукции, включая Украину.
05.12.17, Ярослав Ярош
Правительство Польши пытается отсудить у украинских владельцев автомобильного завода FSO Zeran 250 млн злотых (около 70 млн долл.) за невыполнение инвестиционных обязательств и ущерб польскому автопрому. Юридические перспективы у этого иска призрачные, но он может спровоцировать претензии и к другим украинским активам в соседней стране.
30.11.17, Максим Полевой
Индия активно развивает свою металлургию и ведет экспортную экспансию. Но возможности для работы на металлорынке этой страны по-прежнему есть.
27.11.17, Ярослав Ярош
За три с лишним года военного конфликта на Донбассе Украина научилась обходиться без российского природного газа. А вот с корзиной нефтепродуктов такого не получилось. Сегодня 75% всего топлива, которым заправляются украинские водители, или сделано из российской нефти, или импортируется из России. И у операторов рынка до сих пор нет готового ответа, как уйти от такой зависимости.
24.11.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реализацию масштабной программы реконструкции, которая позволяет ему укрепить позиции в условиях обострения конкурентной борьбы на внешних рынках.
21.11.17, Анна Ганзенко
В последний день октября в затянувшемся споре между железнодорожниками и представителями крупного бизнеса, казалось, была поставлена точка: грузовые тарифы приказом Мининфраструктуры были повышены на 15%. Тем не менее рост тарифов не улучшил работу госмонополиста, особенно в плане обеспечения украинских предприятий полувагонами.
17.11.17, Ярослав Ярош
Правительство Венгрии в очередной раз высказало вслух желание выкупить обратно в госсобственность единственный металлургический комбинат страны – ISD Dunaferr. Но у этой попытки шансов на успех не больше, чем у всех предыдущих. Дела у предприятия, в котором, возможно, еще присутствует украинский капитал, в последнее время пошли на поправку. Возможно, потому, что этими делами теперь занимается российский бизнесмен Сулейман Керимов.
10.11.17, Ярослав Ярош
Уходящий год в целом баловал металлургов. Цены на сталь в Европе достигли 6-летнего максимума. Мировое потребление выросло примерно на 7%. Капитализация отрасли увеличилась на 70%. На год 2018-й стальные ассоциации дают более осторожные прогнозы. Но и в начале текущего года они ожидали меньшего, чем получили по факту.
08.11.17, Игорь Воронцов
Нынешний отопительный сезон обещает надолго запомниться украинцам. Для этого есть все предпосылки: запасы угля на тепловых электростанциях и теплоэлектроцентралях текущей осенью побили антирекорд.



Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!