kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Ускользающий Восток

14.02.17
размер текста:

Иран и страны Ближнего Востока продолжают развивать собственную металлургию, сужая возможности для импортеров. Однако у украинских металлургов сохраняются шансы для экспорта в регион.

В феврале Министерство промышленности, шахт и торговли Ирана объявило, что в последние годы национальная черная металлургия привлекла около 5 млрд долл. инвестиций в развитие мощностей. Это почти половина объема, предусмотренного планом развития отрасли до 2025 года. По словам министра Мохаммада Реза Нематзаде, сейчас в ней реализуются инвестпроекты общей стоимостью почти 2 млрд долл., их завершение позволит довести сталеплавильные мощности страны до 31 млн тонн/год. Всего же потребность иранских металлургов в капиталовложениях чиновник оценивает в 3,65 млрд долл.

Для обеспечения растущего производства сырьем, по данным министерства, нужно 2,4 млрд долл. на увеличение выпуска прямовосстановленного/губчатого железа (DRI), 1,87 млрд долл. на добычу железных руд и еще 1,34 млрд долл. на получение окатышей. На сегодня уже привлечены средства, покрывающие эти потребности соответственно на 52,5%, 30% и почти 100%.

Иранские планы

В целом до 2025-го ежегодную производительность металлургии намечено повысить до 55 млн тонн, из которых 10 млн тонн будет экспортироваться. Есть для этого и железорудная база: прогнозные запасы оцениваются в 3226 млн тонн, подтвержденные – в 2540 млн тонн. Безусловно, важным плюсом для металлургической программы Исламской Республики стала отмена в прошлом году многолетних санкций, открывающая путь для инвестресурсов, разблокировавшая иранские средства в западных банках (а это в общей сложности около 100 млрд долл.) и разрешившая экспорт углеводородов. Все это поможет воплощению масштабных планов развития экономики: очередной 5-летний план на 2016-21 годы предусматривает привлечение в "реальный сектор" более 360 млрд долл., в т.ч. свыше 150 млрд – из-за границы. Средние темпы роста ВВП в этот период должны составить порядка 8% по планам правительства и 6-7% по оценкам западных экспертов (но в 2016-м это было примерно 4%); намечено строительство новых промышленных объектов, жилья, инфраструктуры, средств транспорта и т.д., что, конечно же, означает рост внутреннего металлопотребления.

Тем временем в минувшем году, как сообщает World Steel Association (WSA), выплавка стали в стране выросла на 10,8% до 17,9 млн тонн. Что касается экспорта, то, по информации иранской госкомпании IMIDRO, за 10 месяцев текущего года по местному календарю (21.03.2016 – 19.01.2017) национальные метпредприятия нарастили его на 45%, до более чем 4,4 млн тонн. Почти 80% экспорта приходится на 3 ведущих производителей, Khouzestan Steel, Mobarakeh Steel и Esfahan Steel, все они увеличили поставки. В плане сортамента основной прирост экспорта в указанный период пришелся на слябы – более чем в 25 раз, до 850 тыс. тонн. Внешнерыночная конкурентоспособность подкрепляется значительной долей DRI в сырьевой базе, что возможно благодаря собственным запасам природного газа, тогда как у большинства стран-конкурентов себестоимость поднялась из-за резкого подорожания коксующегося угля.

Главные металлургические останы (провинции) Ирана – Хузестан, Исфахан, Йезд; новые мощности строятся в центральных останах, в восточной провинции Керман, на берегах Персидского залива. Так, летом-2016 Esfahan Steel запустила свою 5-ю МНЛЗ годовой производительностью 1 млн тонн, расширив ежегодный выпуск полуфабрикатов до 3,6 млн тонн; смета проекта – около 28 млн долл. К слову, этот завод построен в 1960-е годы с помощью СССР в рамках сделки по поставкам в Союз иранского природного газа и, тем самым, является одной из старейших меткомпаний страны.

А Mobarakeh Steel летом ввела в строй в остане Чехармехаль и Бахтиария новый комбинат на 800 тыс. тонн/год DRI и столько же слябов, оснащенный 140-тонной электродуговой печью и МНЛЗ. В дальнейшем к ним добавится комбинат горячей прокатки с плановой годовой мощностью до 1,6 млн тонн, это предполагается к 2021 году.

В свою очередь, госхолдинг Mostazafan Foundation готовится к запуску металлургического проекта South Kaveh Steel (SKS) мощностью 1,2 млн тонн/год товарной заготовки. Завод находится на берегу Персидского залива в 22 км от крупного порта Бендер-Аббас, включает построенные в 2012-м 2 модуля DRI общей годовой производительностью 1,86 млн тонн, к которым добавились опреснительная установка, электропечь и литейный комплекс. Ранее государствам Залива и Восточной Азии отсюда шло DRI, теперь же намечено поставлять стальные полуфабрикаты. Наряду с этим строится 2-я очередь SKS – еще 2 DRI-модуля, вторая электропечь на 1,2 млн тонн/год и фабрика окатышей на 5 млн тонн/год. Ранее большая часть этого сырья завозилась из Индии, от чего планируется отказаться, в т.ч. перейдя на иранские аналоги до момента ввода в строй новой фабрики.

Несмотря на спад спроса

Подобным образом Тегеран ослабляет зависимость от импорта и внешней ценовой конъюнктуры, а также стимулирует экспортный доход, напоминает представитель аналитической группы Metal Bulletin Брайн Левич. Все это влияет на региональный металлорынок, насыщая его местным товаром и вытесняя традиционный импорт из Китая, Турции или СНГ и Украины. До 2016 года спрос на металл в регионе был достаточно активным даже вопреки последствиям "арабской весны" – за счет цен на нефть, дающих ресурсы для внутренних инвестиций в инфраструктуру, промышленность, ТЭК и др. В одной лишь Саудовской Аравии было запущено инвестпроектов на сотни миллиардов долларов, а металлопотребление в 2015-м вышло на уровень 25 млн тонн, т.е. удвоилось относительно 2010 года. Ожидалось, что к 2020-му совокупный региональный спрос на металл превысит 100 млн тонн, но затем начался ослабляющий его секвестр страновых программ, отчасти содействующий развитию собственной металлургии (в общем контексте "экономической оптимизации"). В 2016 году региональное металлопотребление выросло на 0,3%, до 53 млн тонн, в 2017-м ожидается еще более символический прирост в 0,1%, до 53,1 млн тонн.

Тем не менее перспективным остается и саудовский, и другие рынки. Тот же Катар реализует обширную программу подготовки к чемпионату мира по футболу 2022 года. А в Ираке продолжается поствоенное восстановление, и ежегодное металлопотребление в этой стране уже приближается к 10 млн тонн. Неудивительно, что внутреннее металлопроизводство развивается и в Ираке, и в Саудовской Аравии, ОАЭ, Катаре, Омане, Египте. Например, Emirates Steel Industries и Qatar Steel могут беспошлинно продавать свою продукцию в страны Залива, а это явное преимущество перед "внешними" импортерами.

WSA информирует, что в 2016-м выплавка стали на Ближнем Востоке поднялась на 7%, до 31,5 млн тонн. Безусловным лидером остается Иран, на второе место по объемам вышла Саудовская Аравия (+4,4%, 5,5 млн тонн), ей уступил Египет (-8,5%, 5 млн тонн), далее следуют ОАЭ (+4,8%, 3,2 млн тонн), Катар (-2,8%, 2,5 млн тонн). Таким образом, без учета Ирана динамика нестабильна и зависит от страновой специфики: скажем, Египет в последние годы испытывает макроэкономические трудности.

Но и он продолжает строительство новых мощностей: так, летом-2016 в промзоне Садат-Сити введен в эксплуатацию металлургический комплекс Egyptian Sponge Iron and Steel Company предприятия Beshay Steel стоимостью около 360 млн долл., включающий модуль DRI фирмы Midrex на 1,76 млн тонн/год и электропечь Siemens VAI на 1,3 млн тонн/год. Мотивация все та же – ослабление импортозависимости. А египетская El Marakby Steel запустила в г. Гиза электросталеплавильный завод на 350 тыс. тонн заготовки, состоящий из 45-тонной печи, установки "печь-ковш" и 3-ручьевой МНЛЗ. Большая часть полуфабрикатов идет на прокатную площадку этой же компании, остальное – на внутренний рынок. Сырье – преимущественно импортный лом, плюс поставлена задача включать в шихту до 20% местного DRI, но этому мешает дефицит электроэнергии в стране.

А в Омане Dhofar Steel, входящая в местный промышленно-строительный холдинг MG Group, на территории свободной экономической зоны Sohar расширила существующее предприятие по выпуску фасонного проката арматурным станом на 120-180 тыс. тонн "годовых" (с возможностью дальнейшего наращивания), ввод в строй предполагается уже в этом году. Глава правления MG Group Салим аль-Машехи отмечает, что сейчас Оман ежегодно ввозит примерно 1 млн т оннарматуры, и Dhofar Steel заместит часть этого объема. Правда, прошлой весной индийская Jindal Steel and Power Limited (JSPL) уже запустила в Омане свой новый стан на 1,4 млн тонн арматуры в год, который с лихвой должен покрыть все внутренние потребности, говорит Б.Левич. В MG Group рассчитывают, что в такой ситуации наличие у нее сбытовой сети на Ближнем Востоке и в Африке позволит экспортировать порядка 70% арматуры с нового стана.

В украинском разрезе

Итак, перечисленные мероприятия донасыщают как внутренние рынки, так и региональный, и сужают их для поставщиков извне, причем это накладывается на нестабильную динамику спроса. Вспомним и о заградительных мерах в регионе: так, в январе иранский парламент утвердил новые ввозные сборы на металл, введение которых возможно с 21 сентября этого года. Специальный дополнительный импортный сбор в 100 тыс. риалов (немногим более 25 долл. по текущему курсу) за 1 тонну предусмотрен для всех видов полуфабрикатов, проката, труб, продукции из нержавеющей стали, а также металлолома. Полученные средства будут направляться на развитие железных дорог. При этом в Исламской Республике уже действуют пошлины на ввоз металлопродукции – одни из самых высоких в мире: 15% на полуфабрикаты, 20-26% – на лист, 26% – для большинства видов сортового и фасонного проката.

Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) – влиятельное объединение "нефтяных монархий" – тоже допускает централизованное повышение защитных пошлин на металл до 15%. Пока что они составляют 5%, давая повод называть региональный рынок одним из самых лояльных в мире. И, конечно, вспомним о Египте, который в январе начал антидемпинг против импорта углеродистых арматуры и катанки, а также легированных прутков происхождением из КНР, Турции и Украины (по заявке местных производителей во главе с Ezz Steel и Suez Steel). Заявители требуют введения временных антидемпинговых либо защитных пошлин в 20-50%. Несколько ранее, осенью, Каир с подачи Kandil Steel начал расследование по холоднокатаным рулонам из Бельгии, Китая и России, а также по оцинкованной стали шириной более 600 мм и по жести из Бельгии и КНР.

Все это происходит на фоне общемирового тренда усиления торгового протекционизма. На таком фоне не странно, что за 11 мес. 2016 года отечественная металлургия сократила сбыт на ряде ближневосточных направлений: в Египет – на 10,1%, в Саудовскую Аравию – на 26,1%, а в Ирак – и вовсе на 65,1% (подробнее см. таблицу). Все эти государства являются крупными покупателями украинской металлопродукции, начиная с Египта, ежегодно приобретавшего ее едва ли не на 1 млрд долл. Но теперь из-за создания собственных мощностей, защитных мер и ослабления спроса наше присутствие в регионе слабеет. Для справки, в 2016-м сюда реализовано металла на более чем 1,5 млрд долл., это целых 23,3% в структуре экспорта, что говорит о важности Ближнего Востока как экспортного вектора.

В то же время развиваются поставки по таким небезынтересным направлениям, как Ливан или Оман, и тот же Иран – несмотря на его усилия по развитию собственной металлургии. Впрочем, в данном случае это может быть легализация уже имевшихся поставок в Исламскую Республику, которые шли через страны Залива в обход экономических санкций. Отметим и рост продаж в Сирию, хотя их объем остается небольшим. В целом аналитики сходятся во мнении, что в ближайшей перспективе страны региона не смогут в полной мере обеспечить себя и соседей необходимым объемом проката и полуфабрикатов, и тем более разнообразием сортамента. И если в ординарной номенклатуре конкуренция растет, то по более узкой специализации (к примеру, фасон) она не так велика. Или взять Ирак, где своя металлургия растет медленно ввиду внутриполитической нестабильности и общей слабости экономики. Все это сохраняет определенные возможности, особенно на таких крупных рынках, как Иран, где отдельные рыночные ниши привлекательны из-за их значительного размера в абсолютном выражении. Дело – за хорошим сочетанием цены, качества и сортамента в предложениях, поступающих из Украины.

Экспорт металлопродукции в страны Ближнего Востока и Иран в январе-ноябре 2016 года, тыс. долл.

  Экспорт +/- к 11 мес. 2015
Бахрейн 1 026,5 +100%
Египет 783 787,8 -10,1%
Израиль 139 216,3 -4,7%
Иордания 52 950,7 -11%
Ирак 201 757,7 -65,1%
Иран 7 262,9 +23%
Катар 2 347,7 -14,3%
Ливан 93 972,7 +23,1%
ОАЭ 67 400,4 -1,9%
Оман 1 872,3 +140%
Саудовская Аравия 180 656,8 -26,1%
Сирия 13 024,2 +36,4%
Всего 1 545 276      -

Источник: Госстат

Максим Полевой

МинПром


 


Комментарии
комментариев: 0

загрузка...


Статьи
22.03.17, Игорь Воронцов
Долгоиграющее антимонопольное расследование Еврокомиссии в отношении "Газпрома" завершилось безоговорочной победой европейцев. Под их нажимом российский госконцерн был вынужден пойти на серьезные уступки. Вот только об интересах Украины, зачем-то вступившей в Европейское энергетическое сообщество, в Брюсселе никто не вспомнил.
17.03.17, Максим Полевой
Украинский металлургический экспорт в страны бывшего СССР продолжает снижаться. Если еще в 2012-13-м эти государства в структуре украинского металлоэкспорта занимали в совокупности около 20% и более, то в прошлом году эта доля упала до 13,2% в денежном выражении, или до 954 млн долл. Однако некоторые рыночные позиции сохраняются.
10.03.17, Максим Полевой
На фоне обострения конкуренции на мировых металлорынках и усиления протекционизма особое значение для металлургов Украины приобретает посильная географическая диверсификация экспорта. Она может касаться второстепенных регионов, где конкурентная борьба между влиятельными поставщиками не слишком остра – по крайней мере, пока.
06.03.17, Ярослав Ярош
Российская горно-металлургическая группа Evraz, чьим ключевым бенефициаром является Роман Абрамович, сообщила, что достигла соглашения о продаже своего украинского коксохимического завода "Южкокс". Это уже второй украинский актив, с которым она готова расстаться после начала войны на Донбассе. Но сделка до сих пор не закрыта.
02.03.17, Игорь Воронцов
Евросоюзу долгое время удавалось отбиваться от китайской экспансии в металлургической отрасли. Однако в последнее время защитные редуты дали серьезную трещину. На помощь компаниям из КНР пришел очень сильный и грозный союзник – кризис. Первыми под его напором начали сдавать позиции наиболее слабые игроки – восточноевропейские стальные производители. А там не успеешь оглянуться, как очередь дойдет и до гораздо более благополучных и устойчивых предприятий в Западной Европе.
23.02.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реконструировать основные переделы и развивать сортамент, рассчитывая на оживление продаж в 2017 году. Но для стабильной работы предприятия необходимо решить проблему блокады железнодорожного сообщения с неподконтрольными территориями.
21.02.17, Ярослав Ярош
В январе в поселке Рудничное под Кривым Рогом прошли общественные слушания на тему строительства нового железорудного ГОКа на базе Шимановского и Зеленовского месторождений. Сама идея уже обросла густой бородой. Но на этот раз жителям предложили готовиться к переезду в соседние села, с вещами и денежной компенсацией. Так что, возможно, теперь это всерьез. Под выселение попадают более 300 дворов и даже несколько многоквартирных домов. Инвестор проекта – компания Black Iron – намерена приступить к рытью карьера уже со следующего года.
17.02.17, Василий Январев
Украинская промышленность, отработавшая прошлый год с небольшим плюсом после пятилетнего спада, рискует если не опять сократить производство, то, по крайней мере, существенно снизить темпы его роста. Одна из главных угроз на сегодня – тарифная политика государства, которая в прямом смысле слова оказывает удушающий эффект на экономику.
10.02.17, Ярослав Ярош
Российская нефтяная компания "Лукойл" завершает процесс продажи своего последнего крупного актива в Украине – химического предприятия "Карпатнафтохим" (Калуш, Ивано-Франковская область). С конечными бенефициарами этой покупки еще надо разбираться. А вот главным промоутером сделки смело можно назвать министра топлива и энергетики Украины Игоря Насалыка, бывшего калушского мэра.
07.02.17, Максим Полевой
В начале года мировые металлорынки поддерживают общий тонус цен и спроса, который сохранится и в последующие месяцы. Украинские же металлурги, утратив часть экспортных объемов, рассчитывают на рост внутреннего потребления.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!