Подробнее Запомнить город


ГМК: между спросом и здравым смыслом

24.08.09
размер текста:

Преобладающий экспорт продукции первичного передела вот уже много лет является одной из ключевых проблем украинского ГМК. Да и всей экономики в целом – поскольку на долю металлургов приходится примерно 50% всей валютной выручки, поступающей в страну. Суть проблемы очевидна: продавая на мировых рынках преимущественно заготовку с низкой добавленной стоимостью, отрасль теряет колоссальные доходы.
 
Так, в марте 2008 года экспортная стоимость слябов (на условиях FOB Черное море без НДС) составляла 830 долл./тонн, а горячекатаного листа – 860 долл./тонн. Маржа между ними в июле 2008 года достигла исторического минимума: 1110 долл./тонн и 1132 долл./тонн соответственно. А далее разница в цене начала возрастать. В кризисном ноябре 2008 года экспортная стоимость слябов составляла 409 долл./тонн, а горячекатаного листа – 579 долл./тонн. В текущем году маржа продолжает оставаться значительной: в апреле экспортная стоимость для слябов и листового проката составляла 310 долл./тонн и 406 долл./тонн. То есть отечественные производители потенциально недополучали 96 долл. на каждую тонну готовой продукции. При этом стоимость проката оставалась стабильной, тогда как цена заготовки демонстрировала устойчивую тенденцию к снижению из месяца в месяц.

В таких условиях отрасль обречена на постепенно нарастающее отставание от технологического прогресса – поскольку выплавку металла из руды и получение полуфабрикатов можно осуществлять и без постоянного внедрения инноваций. Этим объясняется тот факт, что на целом ряде предприятий работает металлургическое оборудование немецкого производства, вывезенное из Германии после второй мировой войны. А старейший прокатный стан, до сих пор работающий на одном из украинских метзаводов, датирован 1892 г. выпуска. В конечном итоге такая ситуация чревата для национального производителя «выдавливанием» с рынка.

Понимая это, правительство задалось целью на законодательном уровне обязать собственников металлургических предприятий провести модернизацию производства. По словам источника в Минэкономики, предлагается предоставить металлургам льготы на определенный период времени, в течение которого они должны привести заводы к международным стандартам, в том числе по экологическим нормативам. «А дальше, если не будут выполняться эти требования, действовать жесткими штрафными санкциями» - сообщил собеседник издания.

При этом, по его словам, у разработчиков документа пока нет единого мнения, какие льготы могут быть предоставлены для стимулирования к инновациям: нулевая ставка НДС, освобождение от экологического сбора либо другие механизмы.

Между тем металлурги не хуже чиновников понимают всю уязвимость своего нынешнего положения. Из-за устаревшего оборудования сегодня они имеют одни из самых высоких показателей материальных затрат на 1 тонну готовой продукции. Например, на 1 тонну чугуна в Украине в среднем ЖРС расходуется 1,763 тонн, кокса – 530 кг. Российская «Северсталь» на 1 тонну чугуна тратит 1,726 тонн ЖРС и 455 кг кокса, китайская Baosteel – 1,689 тонн ЖРС и 385 кг кокса, европейский концерн Corus – 1,625 тонн ЖРС и 397 кг кокса. Энергозатраты на 1 тонну жидкой стали в Украине составляют 27,8 ГДж, у «Северстали» - 25,6 ГДж, у Baosteel – 23,3 ГДж, у Corus – 22,7 ГДж. Вот почему в докризисный период консолидированные инвестиции в ГМК постоянно возрастали. Если в 2002 году они составили 1,339 млрд грн., то в 2003 году было уже 2,164 млрд грн., в 2004 году – 3,006 млрд грн., в 2005 году – 5,017 млрд грн., а в 2006 году достигли 6,512 млрд грн. И, наконец, в 2007 году был зафиксирован пик инвестиционной активности акционеров – на модернизацию и развитие производства направлено 10,513 млрд грн. Дальнейшие планы были еще более грандиозными. Ориентируясь на растущий мировой спрос, до 2012 года украинские металлурги планировали увеличить сталеплавильные мощности до 65 млн тонн в год (существующие агрегаты позволяют выплавлять 45 млн тонн). При этом доля конвертерного производства по сравнению с 2007 годом должна была возрасти с 51% до 75%, электрометаллургического производства с 3,8% до 10%, разливка стали машинами непрерывного литья с 34,3% до 80%.

Однако глобальный кризис откорректировал инвестиционные аппетиты металлургов. И дело не только в ситуативном падении спроса на металл. Действующие условия международной торговли позволяют развитым странам с помощью тарифных барьеров защищать свои внутренние рынки от импорта металлопродукции с высокой добавленной стоимостью.
 
Таким образом, они стимулируют развивающиеся страны к ввозу первичных полуфабрикатов. Именно это в предыдущие годы заставляло украинские и российские компании покупать прокатные заводы в США, Канаде и странах Евросоюза – чтобы в дальнейшем поставлять туда заготовку собственного производства и далее получать прибыль от продажи готовой продукции. А выпускать продукцию высокого передела на своей территории было просто невыгодно. Поскольку она не находила соответствующего спроса на внутреннем рынке. Вместе с тем надо отметить, что в последние годы импорт металлопроката в Украину постоянно нарастал: с 0,5 млн тонн в 2000 году до 2,1 млн тонн в 2008 году.

При этом в его структуре увеличивалась доля продукции, аналог которой выпускается отечественными предприятиями: с 0,1 млн тонн в 2000 году до 1,25 млн тонн в 2008 году. Вот почему стимулирование производства продукции высокого передела в ГМК государству следовало бы начать с введения защитных механизмов против аналогичной металлопродукции.

Следующим шагом должно стать развитие внутреннего потребления готовой металлопродукции. Резервы здесь поистине колоссальны. По данным ГП «Укрпромвнешэкспертиза», совокупный износ металлофонда во всех отраслях украинской экономики в настоящее время достигает 60%, и для его обновления необходимо свыше 300 млн тонн стали. Другое дело, что сейчас у предприятий нет стимулов к модернизации основных фондов. А значит, металлурги, в свою очередь, не имеют достаточных объемов сбыта продукции высокого передела.

Игорь Воронцов

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Статьи
12.12.17, Ярослав Ярош
Надежды на то что украинским правительственным и промышленным лоббистам удастся уговорить Египет сменить гнев на милость в отношении украинской стальной арматуры не оправдались. 6 декабря Министерство торговли и промышленности Египта объявило, что временные заградительные пошлины на данную продукцию теперь станут постоянными. По крайней мере, на 5 ближайших лет.
08.12.17, Максим Полевой
В Турции активно развивается собственная металлургия, но быстрорастущий внутренний спрос оставляет шансы и для импортеров металлопродукции, включая Украину.
05.12.17, Ярослав Ярош
Правительство Польши пытается отсудить у украинских владельцев автомобильного завода FSO Zeran 250 млн злотых (около 70 млн долл.) за невыполнение инвестиционных обязательств и ущерб польскому автопрому. Юридические перспективы у этого иска призрачные, но он может спровоцировать претензии и к другим украинским активам в соседней стране.
30.11.17, Максим Полевой
Индия активно развивает свою металлургию и ведет экспортную экспансию. Но возможности для работы на металлорынке этой страны по-прежнему есть.
27.11.17, Ярослав Ярош
За три с лишним года военного конфликта на Донбассе Украина научилась обходиться без российского природного газа. А вот с корзиной нефтепродуктов такого не получилось. Сегодня 75% всего топлива, которым заправляются украинские водители, или сделано из российской нефти, или импортируется из России. И у операторов рынка до сих пор нет готового ответа, как уйти от такой зависимости.
24.11.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реализацию масштабной программы реконструкции, которая позволяет ему укрепить позиции в условиях обострения конкурентной борьбы на внешних рынках.
21.11.17, Анна Ганзенко
В последний день октября в затянувшемся споре между железнодорожниками и представителями крупного бизнеса, казалось, была поставлена точка: грузовые тарифы приказом Мининфраструктуры были повышены на 15%. Тем не менее рост тарифов не улучшил работу госмонополиста, особенно в плане обеспечения украинских предприятий полувагонами.
17.11.17, Ярослав Ярош
Правительство Венгрии в очередной раз высказало вслух желание выкупить обратно в госсобственность единственный металлургический комбинат страны – ISD Dunaferr. Но у этой попытки шансов на успех не больше, чем у всех предыдущих. Дела у предприятия, в котором, возможно, еще присутствует украинский капитал, в последнее время пошли на поправку. Возможно, потому, что этими делами теперь занимается российский бизнесмен Сулейман Керимов.
10.11.17, Ярослав Ярош
Уходящий год в целом баловал металлургов. Цены на сталь в Европе достигли 6-летнего максимума. Мировое потребление выросло примерно на 7%. Капитализация отрасли увеличилась на 70%. На год 2018-й стальные ассоциации дают более осторожные прогнозы. Но и в начале текущего года они ожидали меньшего, чем получили по факту.
08.11.17, Игорь Воронцов
Нынешний отопительный сезон обещает надолго запомниться украинцам. Для этого есть все предпосылки: запасы угля на тепловых электростанциях и теплоэлектроцентралях текущей осенью побили антирекорд.



Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!