kjsdsf
Подробнее Запомнить город


ГМК: кто первый на М&А?

14.09.09
размер текста:

Вопреки прогнозам аналитиков отрасли глобальный кризис так и не активизировал процесс слияний и поглощений (М&А) в украинском ГМК. В качестве наиболее вероятных кандидатов на продажу в 2009 г. они называли ММК им. Ильича, "Запорожсталь", а также предприятия группы ИСД: Днепровский меткомбинат им. Дзержинского и Алчевский меткомбинат. Однако собственники сменились только у Донецкого электрометзавода, который в августе российская "Эстар" Д.Варшавского была вынуждена отдать российской "Альфа-груп" в счет погашения кредиторской задолженности. Что же касается "Запорожстали", то на предприятии в середине года произошло всего лишь увеличение доли акционеров, представляющих группу "Индустриалбанка", за счет выхода инвесторов в лице канадской Midland group Алекса Шнайдера.

Впрочем, это совсем не означает, что вопрос М&А для украинского ГМК полностью утратил актуальность. Просто дальнейшее развитие событий следует ожидать в ином направлении. Эксперты конечно правы, указывая в качестве аргументов для М&А на уязвимость ММК им. Ильича и "Запорожстали" вследствие недостаточного сырьевого обеспечения. Однако они упускают из виду, что для собственников и топ-менеджеров этих предприятий В.Бойко и В.Сацкого, пришедших туда еще в советское время молодыми специалистами, продажа завода равносильна продаже родного сына. И никакой кризис не способен изменить их традиционное мировосприятие – хотя бы в силу почтенного возраста "красных директоров". Возможно, в этом есть определенный позитив.

В свою очередь прагматичных владельцев ИСД В.Гайдука и С.Таруту нельзя заподозрить в ностальгической привязанности к АлМК или ДМКД. Иное дело, что предприятия – это фундамент их металлургической империи, без которых не будут функционировать расположенные в Польше и Венгрии заводы Huta Czestochowa и Dunaferr. Да и положение ISD Polska (Гданьская судоверфь) в случае продажи украинских меткомбинатов еще больше усугубится. Поэтому для ИСД с внушительной кредиторской задолженностью в 3 млрд долл. логичнее было бы избавиться от зарубежных активов, особенно на фоне прогнозируемого стабильного спроса на заготовку на азиатских рынках.

Иное дело – российский Evraz Group Р.Абрамовича, который в конце 2007 г. купил у группы "Приват" Днепропетровский метзавод им. Петровского, Днепродзержинский КХЗ, а также "Днепрококс", "Баглейкокс" и ГОК "Сухая балка". По сути, это – небольшое вертикально интегрированное объединение, приобретение которого никак не повлияло на деятельность российских предприятий группы Evraz. В связи с этим сама сделка изначально выглядела нелогичной. Так, по словам президента Evraz Александра Фролова, покупка в Украине "приватовских" активов позволила группе увеличить уровень самообеспеченности железорудным сырьем (ЖРС). А заодно – получить дополнительные возможности для сбыта коксующихся углей, добываемых на шахтах "Распадская" и "Южкузбассуголь".

Учитывая, что "Сухая балка" производит всего-навсего 3,75 млн тонн аглоруды в год, сложно поверить, что это как-то поможет обеспечить ЖРС Нижнетагильский, Западно-Сибирский и Новокузнецкий меткомбинаты. На самом деле этого объема хватает лишь для маломощного ДМЗ им. Петровского с выработкой 1,23 млн тонн стали в год. То же самое можно сказать и про "дополнительные возможности сбыта". Совокупная мощность трех "приватовских" КХЗ позволяет выпускать 3,53 млн тонн металлургического кокса в год. А одна только шахта "Распадская" добывает 14 млн тонн рядового коксующегося угля ежегодно. И это – без учета "Южкузбассугля", крупнейшего угольного объединения в России.

В связи с этим "дополнительные возможности для сбыта" смотрятся как-то не очень серьезно. Что же касается ДМЗ им. Петровского, то, по версии главы Evraz, его покупка "позволила еще более диверсифицировать производство по его географии". Последняя цитата особенно показательна, передавая всю ширину размаха русской души – так, чтобы у нее на каждом континенте было по заводу, включая Антарктиду. Чтобы, гуляя в дорогом кабаке где-нибудь в Ницце или Женеве, дружески хлопнуть бизнес-партнера по широкому плечу и в избытке чувств воскликнуть: "Братан, да мы повсюду!".

Кстати, предыдущие три года стратегия группы действительно заключалась в хаотичной скупке активов по всему миру: Palini e Bertoli в Италии, Vitkovice Steel в Чехии, Oregon Steel Mills и Stratcor в США, IPSCO в Канаде, Highveld Steel & Vanadium Corporation в Южной Африке. Причем сделки финансировались путем привлечения займов – банковских кредитов и выпуска еврооблигаций.

Так, в ноябре 2007 г., перед самой покупкой "приватовских" предприятий Evraz получил синдицированный кредит в размере 3,214 млрд долл., из которых 1,8 млрд долл. были направлены на рефинансирование предыдущего кредита под покупку Oregon Steel Mills. Остальные средства, очевидно, пошли на оплату совладельцам "Привата" И.Коломойскому и Г.Боголюбову. Можно также предположить, что процентные выплаты по займам планировалось перекрывать за счет роста рыночной капитализации активов. Ведь предыдущие три года на фондовых биржах постоянно увеличивалась стоимость акций металлургических компаний. И это напоминало азартную игру, в которой участники оперировали миллиардными суммами. Однако в один момент финансовый "мыльный пузырь" лопнул. Последовал обвал на фондовых рынках, повлекший снижение капитализации компаний ГМК в разы. А тут еще упало и реальное производство метпродукции, поскольку оно стимулировалось необеспеченным спросом.

К этому времени, т.е. к IV кварталу 2008 г., Evraz успел аккумулировать внешних долгов на 9 млрд долл. При этом в ближайшие 12 месяцев холдингу следовало выплатить 1,4 млрд долл. Частичная распродажа активов Highveld Steel & Vanadium Corporation соответственно за 160 млн долл. и 58,9 млн долл. не могла радикально изменить ситуацию. К тому же в условиях кризиса желающих скупать активы ГМК, мягко говоря, поубавилось. Поэтому для привлечения капитала группа была вынуждена провести допэмиссию в количестве 7,333 млн акций и выпустить новые облигации. Это позволило дополнительно получить 965 млн долл. Вместе с тем в результате снижения объемов производства только в I полугодии 2009 г. Evraz Group получил чистый убыток 999 млн долл. против 2,039 млрд долл. чистой прибыли годом ранее. Так что рассчитывать на собственные средства в краткосрочной перспективе Р.Абрамовичу и его бизнес-партнерам не приходится.

Между тем пик выплат по долговым обязательствам Evraz приходится на 2010 г. Это означает, что группа попытается в ближайшее время избавиться от ненужных заграничных активов, прежде всего – бывших "приватовских". Ведь предприятия в Западной Европе и Северной Америке позволяют иметь стабильные рынки сбыта в Евросоюзе, США и Канаде. По сравнению с ними Украина как потребитель металлопродукции находится в совершенно иной весовой категории.

Игорь Воронцов

 


Комментарии
комментариев: 1
21:15 | 14.09.2009
Аноним
Автор так увлекся рассказом о Евразе и Привате, что забыл о чем собственно статья… в итоге, к сожалению, так и не удалось узнать кто же первый кандидат на M&A…

...


Статьи
25.09.17, Ярослав Ярош
Вот и последний из динозавров европейской металлургии – немецкий концерн ThyssenKrupp – не устоял перед напором молодых азиатских волков. 20 сентября был подписан меморандум о слиянии его сталеплавильных активов с аналогичными активами в Европе индийского холдинга Tata Steel. Сделку предполагается закрыть в начале 2018 г. Если не помешают Еврокомиссия, профсоюзы, выборы и другие форс-мажоры.
20.09.17, Максим Полевой
Конец лета и начало осени ознаменовались взлетом цен на железорудное сырье и металл ввиду сезонного оживления спроса. Подъем на мировом металлорынке продлится по крайней мере до конца года.
18.09.17, Ярослав Ярош
Китайская компания Beijing Skyrizon Aviation и т. д., которую до сих пор позиционировали как партнера и инвестора запорожского производителя авиатехники "Мотор-Сич", оказалась ее хозяином. Сейчас СБУ пытается заблокировать сделку, оформленную еще год назад. Но самолет уже улетел. Конечно, вывозить запорожский завод в Китай никто не намерен, но закрыть, предварительно откачав технологии и мозги, – такой вариант вполне реалистичен.
13.09.17, Максим Полевой
В последние годы в Украине активно растет интерес к электромобилям – экологически чистому транспорту, не зависящему от традиционного топлива и увеличивающихся расходов на него. В 2016 году рынок вырос примерно в 5 раз (1-е место в Европе по скорости роста), до 1434 шт., а в І полугодии этого года – еще в 2,7 раза, до 1668 шт. Аналитики даже называют это главным трендом всего национального авторынка.
08.09.17, Ярослав Ярош
Ценовая динамика на мировом рынке титана и соответственно титаносодержащего сырья в XXI веке движется по синусоидальной траектории. Со второй половины 2016 г. кривая цен потянулась вверх. Но частных добытчиков ильменита в Украине эта благоприятная конъюнктура не очень-то греет. Им больше приходится бороться за выживание.
07.09.17, МинПром
С началом осени курс доллара в обменных пунктах пошел вверх. МинПром решил выяснить, какие факторы влияют на снижение курса национальной валюты и на какой отметке стоит ожидать его стабилизации.
05.09.17, Максим Полевой
В странах Европейского Союза газ постепенно дешевеет из-за профицита предложения. Украина тоже экономит благодаря этой тенденции, но эффект сдерживается повышением цен со стороны НАК "Нафтогаз Украины".
31.08.17, Ярослав Ярош
Украина сама загнала себя в юридический капкан, сначала признав за крохотной нидерландской компанией Yuzgas B.V. право на освоение огромного Юзовского газоносного участка, а затем отказав ей в этом. Второй шаг был более рациональным, чем первый. Но запоздалым. Yuzgas быстро отсудил за собой право на Юзовку. И теперь в глазах любого другого инвестора этот проект выглядит как туманный приз на слишком шаткой правовой базе, за который нет смысла бороться.
29.08.17, Максим Полевой
В августе мировые цены на нефть колебались возле отметки в 51 долл./барр. Эта тенденция сформировалась из-за сохраняющегося профицита глобального рынка на фоне нежелания ключевых добытчиков договариваться о скоординированном долгосрочном сокращении добычи. Каждая нефтекомпания и страна, скрыто или явно, пытается сохранить свою долю поставок в тоннаже – даже ценой потери доходности.
21.08.17, Анна Ганзенко, Василий Январев
После ухода Войцеха Балчуна "Укрзализныця" испытывает все те же проблемы, что и до появления польского реформатора: дефицит вагонов, неспособность в полной мере удовлетворить заявки клиентов и всеобъемлющая коррупция. Однако главный метод их решения остается прежним – повышение тарифов на те же 22,5%. Правда, железнодорожники обещают учесть мнение бизнеса, но будет ли это сделано, покажет время.



Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!