Подробнее Запомнить город


От забоя до рубильника. Галицкая версия

24.09.09
размер текста:

Любовь украинских чиновников к построению всяческих государственных холдингов, НАК и ВИНК неистребима. Теперь свою лепту в этот процесс внесло и Министерство угольной промышленности, разработав проекты создания сразу двух вертикально интегрированных структур. Первая – на базе компаний "Центрэнерго", "Ровенькиантрацит" и "Свердловскантрацит". Вторая – на базе Бурштынской ТЭС и госпредприятий "Львовуголь" и "Волыньуголь". Реальность первого проекта уже поставили под сомнение в украинском Минтопэнерго, но и второму до утопии рукой подать. Тем не менее во время последнего визита во Львов эту идею поддержала премьер-министр Юлия Тимошенко.

В конце августа глава правительства праздновала День шахтера на Западной Украине. По этому поводу она расщедрилась на королевский подарок, пообещав передать местным горнякам целый остров – Бурштынский энергетический. Впрочем, есть такая поговорка: обещать – не значит жениться. Атакованная галицкими функционерами и рассчитывающая на электоральный ресурс Львовско-Волынского угольного бассейна, премьер-министр согласилась поддержать инициативу Минуглепрома создать на базе компаний "Львовуголь", "Волыньуголь" и Бурштынской ТЭС вертикально интегрированную компанию. Но не факт, что она будет продвигать это объединение с присущей ей энергией. Тем более что корни данного проекта тянутся к окружению Президента Виктора Ющенко.

Соус, под которым преподносится объединительная идея, имеет примерно такую консистенцию: западноукраинские шахтеры получат гарантированный сбыт своей продукции, а крупнейшая тепловая электростанция региона – недорогое и регулярное сырье. В результате этой смычки все заработают с более высокой рентабельностью, а бюджет получит больше денег. Соль же проекта заключается в том, чтобы передать будущей ВИНК контроль над так называемым "Бурштынским энергоостровом" – комплексом генерирующих мощностей, работающим на экспорт украинской электроэнергии в Центральную Европу. И в таком стратегическом контексте пропагандируемая Минуглепромом консолидация энергоактивов на западе страны выглядит даже заманчивее, чем на востоке. Тут ведь дело пахнет валютными поступлениями.

Напомним: Бурштынский энергоостров – это условная территория площадью в 27 тысяч квадратных километров, в сердце которой находится Бурштынская ТЭС, состоящая из 12 энергоблоков суммарной мощностью около 2000 МВт, из них 600-650 МВт – ее экспортный потенциал. Остров вокруг станции образовался в 2002 году, когда она начала работать в параллельном режиме с европейскими энергетическими сетями и автономно относительно украинской энергосистемы. Сейчас бурштынский ток течет в Словакию, Венгрию, Румынию, Польшу, Молдову. За январь-июнь 2009 года на экспорт с "острова" ушло 1,5 млн кВт*часов электроэнергии, что составляет примерно 5% всего объема, сгенерированного отечественными ТЭС. Вроде бы не так и много, но потенциал велик. Год назад этот же показатель, например, приближался к 10% отметке. Вот только свой продукт на внешних рынках Бурштынская ТЭС реализует не самостоятельно, а через третьи руки. Сначала электроэнергия поставляется ее материнской компании "Захидэнерго", оттуда она поступает к ГП "Энергорынок" и только потом направляется иностранным клиентам по каналам еще одного госпредприятия – "Укринтерэнерго".

В правительстве Юлии Тимошенко уже давно заявляли о желании перекроить нынешнюю схему экспорта украинской электроэнергии. Введение в этот сегмент нового игрока в целом вписывается в такие планы. Кроме того, у Кабмина давно вызывает зависть то, как по принципу "от забоя до рубильника" работает технологическая цепочка компании ДТЭК. Эффективность ее работы заметно выше, чем в госсекторе, о чем свидетельствует хотя бы статистика добычи угля и производства электроэнергии. Но не будем утомлять читателей сравнением цифр, поскольку речь идет сейчас не об этом, а об обстоятельствах, которые вряд ли позволят правительству слепить на скорую руку галицко-волынскую энергетическую ВИНК.

Во-первых, Бурштынская ТЭС входит в состав акционерной компании "Захидэнерго", где государство является хоть и мажоритарным, но не 100% акционером. Теоретически со своим пакетом в 70,1% акций оно может продавить решение о вычленении лучшей электростанции из состава компании. Но такое решение почти наверняка будет обжаловано частными совладельцами "Захидэнерго". Да и в "Энергетической компании Украины", в чьем управлении сейчас находятся государственные пакеты акций всех энергогенерирующих компаний, тоже не в восторге от возможной потери Бурштынской станции, поэтому при необходимости могут максимально затормозить ее отчуждение бюрократическими методами. "Бурштынская ТЭС даже не является юридическим лицом и, чтобы вывести ее из состава ОАО, необходимо будет пройти довольно долгий процедурный путь, провести оценку имущества, как минимум дважды созвать собрание акционеров, внести изменения в уставные документы, – рассказал один из менеджеров "Захидэнерго". – На это все понадобится не меньше 1-2 лет, а там гляди и позиция властей поменяется".

Во-вторых, цена и качество западноукраинского угля никогда особо не радовали бурштынских энергетиков. Нередко те предпочитали брать донбасский, а то и польский уголь. С конца 2008 года согласно директивному указанию правительства "Захидэнерго" вынуждено покупать топливо исключительно у государственных угольных компаний. Если бы наш Антимонопольный комитет был принципиальнее, он возможно и увидел бы в такой директиве нарушения конкурентного законодательства. Ну, да ладно. Нет худа без добра. По крайней мере, уголь сейчас достается "Захидэнерго" по цене более низкой, чем она была бы при прямых поставках с западноукраинских шахт. Ведь все, что добывается на государственных шахтах страны, холдинг "Уголь Украины" сегодня смешивает, условно говоря, в общем котле, и формирует на этот микс единую цену. Так, в первом полугодии она составляла 527 грн./т, тогда как у "Львовугля" себестоимость добычи в этот же период достигала 726 грн./т, у "Волыньугля" – 581 грн./т. Поскольку же львовяне по объемам добычи более чем в два раза опережают волынян, то резонно предположить, что в случае прямых контрактов между Бурштынской ТЭС и названными горными компаниями стоимость угля неминуемо превышала бы 600-гривневый рубеж.

Но и это еще не все. Зольность топлива, добываемого в залежах Галицко-Волынского угольного бассейна, традиционно превышает показатель в 33%, что даже по украинским стандартам несоизмеримо много. Чтобы довести сырье до товарных кондиций, его необходимо отдавать на обогатительную фабрику. Так вот, в Западной Украине в наличии только одна такая фабрика. Находится она в Червонограде Львовской области. Работает из рук вон плохо: сегодня из четырех технологических линий задействована только одна. Кроме того, предприятие находится в частных руках. Владеет фабрикой Львовская угольная компания, к созданию которой причастны бывший губернатор области Петр Олийнык и бывший первый заместитель министра угольной промышленности Александр Францишко. Ушедший с руководящего поста из-за пошатнувшегося здоровья, господин Олийнык теперь может больше уделять внимания делам бизнеса. Весьма вероятно, что как раз по его просьбам нынешний председатель Львовской облгосадминистрации Николай Кмить и убеждал Юлию Тимошенко поддержать проект ВИНК на базе Бурштынской ТЭС. Ведь в случае ее создания Червоноградская фабрика в худшем случае будет обеспечена более стабильной работой, а в лучшем – сможет влиться в состав новой компании. Опять же у структур господина Олийныка появится шанс получить доступ к экспортным потокам украинской электроэнергии. Против него играет лишь тот факт, что он достаточно долгое время был человеком из близкого окружения нынешнего украинского Президента.

Впрочем, возведению галицко-волынской энерговертикали могут помешать не столько политические интриги, сколько более прозаические причины, а именно нехватка денег в казне. Из-за этого в проекте госбюджета-2010 предусмотрена продажа всех пакетов акций, принадлежащих государству в энергогенерирующих компаниях, в том числе и в "Захидэнерго". Если же такая приватизация будет проведена, то новый владелец, вероятнее всего, придет с собственной схемой обеспечения топливом Бурштынской ТЭС.

Ярослав Ярош

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Статьи
08.12.17, Максим Полевой
В Турции активно развивается собственная металлургия, но быстрорастущий внутренний спрос оставляет шансы и для импортеров металлопродукции, включая Украину.
05.12.17, Ярослав Ярош
Правительство Польши пытается отсудить у украинских владельцев автомобильного завода FSO Zeran 250 млн злотых (около 70 млн долл.) за невыполнение инвестиционных обязательств и ущерб польскому автопрому. Юридические перспективы у этого иска призрачные, но он может спровоцировать претензии и к другим украинским активам в соседней стране.
30.11.17, Максим Полевой
Индия активно развивает свою металлургию и ведет экспортную экспансию. Но возможности для работы на металлорынке этой страны по-прежнему есть.
27.11.17, Ярослав Ярош
За три с лишним года военного конфликта на Донбассе Украина научилась обходиться без российского природного газа. А вот с корзиной нефтепродуктов такого не получилось. Сегодня 75% всего топлива, которым заправляются украинские водители, или сделано из российской нефти, или импортируется из России. И у операторов рынка до сих пор нет готового ответа, как уйти от такой зависимости.
24.11.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реализацию масштабной программы реконструкции, которая позволяет ему укрепить позиции в условиях обострения конкурентной борьбы на внешних рынках.
21.11.17, Анна Ганзенко
В последний день октября в затянувшемся споре между железнодорожниками и представителями крупного бизнеса, казалось, была поставлена точка: грузовые тарифы приказом Мининфраструктуры были повышены на 15%. Тем не менее рост тарифов не улучшил работу госмонополиста, особенно в плане обеспечения украинских предприятий полувагонами.
17.11.17, Ярослав Ярош
Правительство Венгрии в очередной раз высказало вслух желание выкупить обратно в госсобственность единственный металлургический комбинат страны – ISD Dunaferr. Но у этой попытки шансов на успех не больше, чем у всех предыдущих. Дела у предприятия, в котором, возможно, еще присутствует украинский капитал, в последнее время пошли на поправку. Возможно, потому, что этими делами теперь занимается российский бизнесмен Сулейман Керимов.
10.11.17, Ярослав Ярош
Уходящий год в целом баловал металлургов. Цены на сталь в Европе достигли 6-летнего максимума. Мировое потребление выросло примерно на 7%. Капитализация отрасли увеличилась на 70%. На год 2018-й стальные ассоциации дают более осторожные прогнозы. Но и в начале текущего года они ожидали меньшего, чем получили по факту.
08.11.17, Игорь Воронцов
Нынешний отопительный сезон обещает надолго запомниться украинцам. Для этого есть все предпосылки: запасы угля на тепловых электростанциях и теплоэлектроцентралях текущей осенью побили антирекорд.
01.11.17, Ярослав Ярош
Группа ТАС Сергея Тигипко после 10-летнего перерыва снова вступает в права владельца крупнейшего в Украине производителя проволоки и гвоздей – завода "Днепрометиз". 27 октября его предыдущий собственник, российский холдинг "Северсталь", сообщил о завершении сделки по продаже актива неназванному покупателю. Но еще за день до этого в наблюдательные органы "Днепрометиза" вошли люди, представляющие группу ТАС.



Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!