kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Шельф без стратегии

26.10.09
размер текста:

Хотя госчиновники на всех углах заверяют, что Азовско-Черноморский шельф имеет стратегическое значение для энергобезопасности Украины, но в реальности никакой стратегии разработки шельфовых запасов нефти и газа в стране не существует. Первая и единственная правительственная программа освоения шельфа была принята 13 лет назад и благополучно провалена.

Подготовка подобного документа сроком на 10 ближайших лет только началась в офисах Кабмина. Что ж, переписать даты и показатели в программе не трудно, но она окажется такой же "пустышкой", как и предыдущая, если одновременно не будут созданы благоприятные условия для работы на шельфе.

После 18 лет независимости Азовско-Черноморский шельф остается белым пятном на украинской нефтегазовой карте. За последние 10 лет добыча здесь увеличилась всего на 500 тыс. кубометров газа в год и открыто было только 4 новых месторождения. Степень освоенности шельфовых углеводородных ресурсов, по оценкам Украинского государственного геологоразведочного института, составляет лишь 3,2%, тогда как на суше она превышает 70%.

Десять лет назад шельф обеспечивал около 5% в общенациональной добыче газа, сейчас этот показатель составляет чуть больше 6%. Однопроцентный "прогресс" лучше всяких слов демонстрирует абсолютно бездарное отношение украинских властей к развитию добычи нефти и газа из морских месторождений. И это в стране, которая хронически страдает из-за дефицита энергоносителей.

Упомянутая выше программа освоения углеводородных ресурсов украинского сектора Черного и Азовского морей была принята 13 лет назад, в сентябре 1996 года, и если бы ее придерживались, то уже сейчас шельф отдавал бы в отечественную газовую копилку в 2,5-3 раза газа больше, чем теперь.

Однако программный курс четко соблюдался лишь два первых года. В дальнейшем Кабмин практически прекратил бюджетное финансирование программы и палец о палец не ударил, чтобы привлечь альтернативные денежные источники. В результате поставленные в ней задачи были выполнены, по оценкам специалистов, едва ли на 10%. Вот несколько цифр, которые это подтверждают.

Программой планировалось на протяжении 1996-2008 годов прирастить углеводородные запасы шельфа на 261,7 млн. тонн условного топлива - приращено на 27,6 млн. тонн; планировалось добыть 24,6 млрд. кубометров газа - добыто 11,1 млрд. кубов; планировалось начать добычу нефти – этого не произошло вообще. Объем инвестиций в разведочное бурение должен был составить за 12 лет более 6 млрд. гривен, а в действительности потрачено только 440,8 млн. гривен, иначе говоря, примерно 36-37 млн. гривен в год.

За такие деньги даже одну скважину в море обустроить не получится. Не удивительно, что и объемы разведбурения за период 1996-2008 годов составили всего 45,6 тыс. метров, тогда как намечалось пройти 647,2 тыс. метров. С пробуренными эксплуатационными скважинами дела еще хуже. Их суммарная длина составляет 61,5 тыс. метров, что равно лишь 5,2% от предусмотренного программой.

Несмотря на такие плачевные результаты, в "Нафтогазе Украины" и Минтопэнерго повторяют ту же ошибку. На стол премьеру снова ложатся красивые цифры (ведь согласно поручению Кабмина новая программа освоения шельфа должна быть готова до конца года), но за ними не видно методов, с помощью которых можно добиться желаемого.

В частности, проект предусматривает открытие в течение 10 ближайших лет 10-13 новых месторождений на шельфе, половина из которых к 2019 году должны давать нефть и газ в промышленных масштабах. И тогда при умеренном сценарии добыча газа ожидается в объеме 3135 млн. кубометров в год (что примерно в 2,6 раза больше, чем сейчас), а добыча нефти с конденсатом составит 2766 тыс. тонн. Если же сценарий будет развиваться в оптимистическом ключе, то эти цифры увеличатся до 6563 млн. кубометров и 4261 тыс. тонн соответственно.

Осталась сущая мелочь: посчитать, сколько это стоит, и найти того, кто за это заплатит. Ведь согласно нынешним веяниям, основную финансовую нагрузку по освоению шельфовых запасов должны теперь нести частные инвесторы, хоть отечественные, хоть нерезиденты.

Найти таких, впрочем, будет непросто. Климат на украинском шельфе слишком суров для частного капитала, причем бури сеет само же правительство.

Скандал с компанией Vanco, которой так и не позволили воспользоваться выигранным на международном тендере правом на освоение Прикерченского участка шельфа, - это самый громкий пример, но не единственный. По указанию Юлии Тимошенко на шельфе запрещали работу и более мелким инвесторам, таким как британские СBM Oil и Black Sea Oil & Gas или канадская Shelton.

Еще один сюрприз от ее кабинета - это распоряжение поделить на 33 мелких блока цельную Скифскую площадь, к которой приглядывался австрийский концерн OMV и которую предлагалось осваивать на условиях раздела продукции. Впрочем, и сам процесс заключения соглашений о разделе продукции (СРП) правительство под предлогом необходимости внести поправки в соответствующий закон заморозило, что вызвало дополнительное недоумение потенциальных партнеров Украины.

По мнению руководителя группы компаний Shell в Украине Патрика Ван Далле, СРП - это ревалентный и приемлемый формат привлечения инвесторов в Украину, который должен стать основным юридическим инструментом сотрудничества между ними и государством, как на суше, так и на море.

"Учитывая нынешнее недостаточное инвестирование в энергетический сектор Украины, любая дальнейшая задержка с доступом потенциальных инвесторов к ресурсам совершенно непонятна", - отмечает господин Ван Далле.

Со стороны позиция официального Киева, действительно, выглядит как поведение собаки на сене (или точнее, на шельфе). Ведь у единственной украинской компании "Черноморнефтегаз", имеющей опыт морской добычи углеводородов, сегодня нет не только финансовых, но и технологических средств для бурения в тех районах шельфа, где столб воды превышает уровень в 80-100 метров. А именно на таких глубинах и сосредоточены основные перспективные запасы нефти и газа. Да что там говорить, если даже на мелководье "Черноморнефтегазу" не удается запустить в эксплуатацию почти готовые к разработке Одесское и Безымянное газовые месторождения и Субботинское нефтяное.

Тем временем на старых, лежащих почти у берега месторождениях добыча уже начинает падать. По итогам 2008 года "Черноморнефтегаз" извлек из недр на 4% меньше газа, чем годом ранее, за первое полугодие-2009 этот показатель уменьшился еще на полтора процента.

Как утверждает директор Центра энергетических исследований Константин Бородин, только за счет ввода в эксплуатацию Одесского и Безымянного месторождений в течение короткого времени можно было бы удвоить добычу газа на шельфе, однако для этого необходимо вложить в проект 400-500 млн. USD. Ранее планировалось увеличить уставный фонд "Черноморнефтегаза" на 5 млрд. гривен и таким образом решить проблему. Но НАК "Нафтогаз Украины", владеющая 100% акций "Черноморнефтегаза", так и не наскребла этих денег, поскольку все свободные средства у нее вымывают расчеты с "Газпромом".

Сейчас крымская "дочка" "Нафтогаза" вроде бы ведет переговоры о привлечении займа для Одесского и Безымянного с Европейским и Черноморским банками реконструкции и развития, но текут они вяло, поскольку кредиторы не очень заинтересованы иметь дело с юридически и экономически несамостоятельным партнером. Приватизация же "Черноморнефтегаза" запрещена законом из-за его стратегической важности для национальной экономики.

Впрочем, это и не обязательно. Например, бразильская компания Petrobras, даже оставаясь в государственной собственности, смогла выбиться в число мировых лидеров по шельфодобыче.

Однако этому взлету как раз и предшествовало наличие продуманной стратегии освоения бразильского шельфа, позволившей за 20 лет довести добычу с нуля до 120 млн. тонн нефти в год. Гвоздем данной стратегии стал отказ от государственной монополии на исследование шельфа. Полную свободу действий на этой ниве бразильское правительство предоставило французской компании Shlumberger, вплоть до права продавать результаты проведенной ею сейсморазведки кому угодно и за сколько угодно. Это привлекло на бразильский шельф поток инвесторов, перед которыми местные власти поставили только три условия: координировать работы должна Petrobras, максимум добывающего оборудования должно производиться на бразильских предприятиях, добытчики должны подготовить квалифицированные инженерный и рабочий персонал, знающий толк в освоении шельфа.

Сегодня Petrobras уже сама активно разрабатывает целый ряд шельфовых месторождений за рубежом, ее технологиями пользуются ведущие энергокомпании мира, и даже специалисты "Черноморнефтегаза" неоднократно ездили в Бразилию за опытом.

Ярослав Ярош

 


Комментарии
комментариев: 0

загрузка...


Статьи
23.02.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реконструировать основные переделы и развивать сортамент, рассчитывая на оживление продаж в 2017 году. Но для стабильной работы предприятия необходимо решить проблему блокады железнодорожного сообщения с неподконтрольными территориями.
21.02.17, Ярослав Ярош
В январе в поселке Рудничное под Кривым Рогом прошли общественные слушания на тему строительства нового железорудного ГОКа на базе Шимановского и Зеленовского месторождений. Сама идея уже обросла густой бородой. Но на этот раз жителям предложили готовиться к переезду в соседние села, с вещами и денежной компенсацией. Так что, возможно, теперь это всерьез. Под выселение попадают более 300 дворов и даже несколько многоквартирных домов. Инвестор проекта – компания Black Iron – намерена приступить к рытью карьера уже со следующего года.
17.02.17, Василий Январев
Украинская промышленность, отработавшая прошлый год с небольшим плюсом после пятилетнего спада, рискует если не опять сократить производство, то, по крайней мере, существенно снизить темпы его роста. Одна из главных угроз на сегодня – тарифная политика государства, которая в прямом смысле слова оказывает удушающий эффект на экономику.
14.02.17, Максим Полевой
Иран и страны Ближнего Востока продолжают развивать собственную металлургию, сужая возможности для импортеров. Однако у украинских металлургов сохраняются шансы для экспорта в регион.
10.02.17, Ярослав Ярош
Российская нефтяная компания "Лукойл" завершает процесс продажи своего последнего крупного актива в Украине – химического предприятия "Карпатнафтохим" (Калуш, Ивано-Франковская область). С конечными бенефициарами этой покупки еще надо разбираться. А вот главным промоутером сделки смело можно назвать министра топлива и энергетики Украины Игоря Насалыка, бывшего калушского мэра.
07.02.17, Максим Полевой
В начале года мировые металлорынки поддерживают общий тонус цен и спроса, который сохранится и в последующие месяцы. Украинские же металлурги, утратив часть экспортных объемов, рассчитывают на рост внутреннего потребления.
03.02.17, Галина Резник
Прогнозы по рынку железной руды становятся все более расплывчатыми: хотя тенденции в отношении поставок практически очевидны, предсказать уровень спроса – непростая задача. Этот уровень зависит, в первую очередь, от закупок крупнейшего потребителя – Китая, но ручное управление экономикой в Поднебесной зачастую приводит к непредсказуемым последствиям.
01.02.17, Ярослав Ярош
Два года украинский топливный рынок валился с ног, теряя объемы. В 2016-м кризис, похоже, остался позади. По итогам года по всем трем базовым нефтепродуктам – бензин, ДТ, сжиженный газ – зафиксирован рост продаж. Трейдеры называют две основные причины оздоровления: сужение теневого сегмента и увеличение спроса со стороны промышленности.
30.01.17, Игорь Воронцов
Глава НАК "Нафтогаз Украины" Андрей Коболев заявил о готовности избавиться от зарубежных нефтедобывающих активов компании, заодно посетовав на отсутствие желающих их купить. На фоне перманентного падения объемов добычи нефти в самой Украине подобная стратегия выглядит как минимум недальновидной.
27.01.17, Максим Полевой
В 2016 году мировая экономика росла рекордно медленными темпами, а в текущем может "взбодриться" за счет Соединенных Штатов Америки и Китая. Украина тоже имеет шанс на стабилизацию, хотя в то же время и ряд рисков.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!