kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


ЖРС возвращается на рынок

05.12.08
размер текста:

Финансовый кризис, а также резкое падение цен на металлопродукцию стали причиной переосмысления привлекательности и перспектив горнорудных активов во всем мире. Это проявилось не только в массовом выходе инвесторов с ценных бумаг компаний данного сектора промышленности, но и в срыве ряда крупных сделок M&A, в частности попытке поглощения Rio Tinto англо-австралийской BHP Billiton. Последнее событие фактически преломило устойчивые тенденции к монополизации рынка ЖРС, наблюдавшиеся в последние 10 лет, апогеем которых могло стать создание транснациональной сырьевой монополии.

Текущий год был близок к тому, чтобы войти в историю как год свертывания рынка ЖРС и создания новой модели экономических отношений в рамках глобального ГМК. Мировая потребность в железорудном сырье во всех его видах оценивается в 1,6 млрд тонн. В прошлом году в мире было произведено 1,64 млрд тонн железорудного сырья, в нынешнем, по предварительным оценкам, выпуск ЖРС сохраниться на этом же уровне. Между тем, только половина этого объема поступает на рынок, остальной объем поставляется металлургам по внутренним хозяйственным механизмам. Ключевыми поставщиками сырья на рынок являются страны, не обладающие собственной развитой металлургией: Бразилия (300 млн тонн), Австралия (295 млн тонн), ЮАР, Швеция и Канада (примерно по 30 млн тонн). Кроме того, на региональных рынках сейчас укрепляют свои позиции Украина, Индия и РФ.

Многие эксперты до последнего времени высказывали сомнение, что для рынка ЖРС в последнее время вообще актуально понятие "рынок". Подобные утверждения делались на фоне ряда важных событий, произошедших в отрасли.

Во-первых, в начале года на переговорах с металлургами, три крупнейших горнорудных компании мира (так называемая, "Большая тройка") - Rio Tinto, BHP Billiton и Vale, контролирующие свыше трети мирового производства и около 70% "свободного" рынка ЖРС, в который раз выставили примерно одинаковые цены на свою продукцию, лишив покупателей возможностей для маневров. Крупнейшие мировые производители стали, такие как Nippon Steel, JEF и корейская POSCO вынуждены были согласиться на 65-71% повышения стоимости ЖРС по сравнению с предыдущими контрактами. Позже, после продолжительного противостояния с поставщиками сырья, которое так и не увенчалось успехом, аналогичная цена ЖРС была зафиксирована и в договоре с компанией Baosteel, представляющей интересы крупнейших сталелитейщиков Китая.

Напомним, что около 80% ЖРС продается по долгосрочным контрактам (преимущественно годовым). Цены поставок по ним пересматриваются ежегодно в декабре-феврале, а вступают в силу с 1 апреля. Как правило, ценовым ориентиром для двух конкурентов становится стоимость ЖРС, заложенная в первом подписанном контракте одной из компаний Большой тройки на следующий год. В этом году, первой выставила котировки Vale, которая подняла цены на 65-71%. Вопреки рыночной логике, ни Rio Tinto, ни BHP Billiton не сбавили цену даже на доллар. Это дало повод говорить о наличии латентных договоренностей между тройкой гигантов и о существовании неформального картельного сговора на рынке.

Во-вторых, в 2008 году участники рынка уже почувствовали в себе силы формализовать данную монополию. Vale и BHP Billiton объявили о желании поглотить третьего игрока - Rio Tinto. В случае успеха, образовавшийся "семейный конгломерат" превращался бы в легального глобального монополиста на рынке ЖРС. Как заявляли представители Европейской ассоциации металлургов Eurofer "глобальный рынок железной руды уже является виртуальной монополией, и эта сделка может сделать его чрезмерно концентрированным".

Предпосылки к созданию подобной монополии формировались на протяжении последнего десятилетия. Устойчивый рост спроса и цен на металл, который за исключением краткосрочных спадов длился с 1995 года до июня нынешнего, сопровождался асимметричным ростом сырьевых отраслей. Закономерно, что компании данного сектора, в силу значительной ресурсоемкости проектов, не сумели оперативно увеличить производство ЖРС, что стало причиной дефицита сырья на рынке, и, как следствие, стремительного роста цен. К слову, в 2003 г. стоимость железной руды в мире в среднем выросла на 5,4% по сравнению с 2002 годом, в 2004 г. - на 19%, в 2005 г. на 71,5%, в 2006 г. - на 19%, в 2007 г. - на 9,5%, в 2008 – на 65-80%. В целом, же за 2000-2008 гг. стоимость ЖРС выросла почти в 10 раз.

Высокая рентабельность бизнеса привлекала в сырьевые сегменты колоссальные инвестиции. В свою очередь, эффект масштаба и высокая инвестиционная емкость проектов расширения производства стали главными факторами консолидации активов. Активизация интеграционных процессов начала наблюдаться в регионах в начале 2000-х. В частности, в Бразилии CVRD поглотила двух крупнейших своих конкурентов Caemi Mineracao e Metalurgia и Ferteco Mineracao SA. В Австралии Rio Tinto также избавилась от своего конкурента North, осуществив его враждебное поглощение. В это же время, происходит становление BHP Billiton, которая образовалась в результате слияния австралийской Broken Hill Properties и английской Billiton.

Если в конце 90-х 50% глобального рынка ЖРС приходилось на 30 крупнейших компаний, то в 2005 году новообразовавшиеся ТНК - Vale, Rio Tinto и BHP Billiton сосредоточили 70% всех продаж руды в мире. Благодаря агрессивной политике M&A указанные компании смогли существенно нарастить производство ЖРС. В частности, Rio Tinto увеличила производство с 94 в 2001 г. до 180 млн тонн в 2007 г., BHP Billiton – с 81 в 2001 г. до 115 млн тонн в 2007 г., Vale – с 164 в 2001 г. до 300 млн тонн в 2007 г. К слову, наращивание производства осуществлялось преимущественно экстенсивным путем, что провоцировало регулярные обвинения компаний в искусственном поддержании дефицита продукции на рынке.

Монопольные сигналы с рынка ЖРС заставили крупнейшие металлургические компании развивать собственные сырьевые дивизионы, вырывая мелкие компании с рынка и интегрируя их в собственные производственные цепочки. В частности, китайские компании за последние два года скупили около 20 мелких компаний по производству ЖРС в Африке, Австралии и Бразилии, а также расширяют добычу внутри страны. Крупнейшая металлургическая ТНК мира ArcelorMittal в прошлом году заявила, что в ближайшие годы их приоритетом станет расширение сырьевой базы. Компания уже длительное время акцентирует, что хочет иметь около 64% собственных железорудных активов, необходимых для производства стали, и снизить зависимость от BHP Billiton, Rio Tinto и Vale. Южнокорейская POSCO в середине 2007 года купила крупный пакет акций небольшой австралийской горнодобывающей компании Murchison Metals. Эта компания производит всего 2 млн тонн железорудного сырья в год при потребностях POSCO порядка 30 млн тонн, однако к 2011 году она планирует довести этот показатель до 25-30 млн тонн.

Динамика расширения сырьевых дивизионов металлургических ТНК в последние годы значительно превышала рост производства ЖРС Большой тройкой. Обещанная разработка новых месторождений, действительно, продвигалась крайне медленно. Вместо этого, начиная с 2007 г. появилась информация о возможном новом мегаслиянии. Изначально сообщалось об интересе к Rio Tinto со стороны BHP Billiton и Vale. Позже бразильская компания решила выйти из переговоров. В ноябре BHP Billiton официально обнародовала условия предложения о приобретении Rio Tinto. Слияние компаний предлагалось путем обмена акциями BHP Billiton и Rio Tinto в отношении 3:1, позже эквивалент был поднят до 3,4:1.

В общей сложности ВНР была готова заплатить 138 млрд долл., позже она подняла предложение до 170 млрд долл. Посредствам слияния с Rio Tinto она имела возможность стать самым крупным производителем алюминия и меди в мире, а также сместить с лидирующих позиций по добыче ЖРС бразильскую Vale. Согласно подсчетам Citigroup, объединенная компания контролировала бы около 36% мирового рынка железной руды, а также стала бы ведущим поставщиком энергетического угля (14% рынка) и меди (13%).

Главным препятствием для поглощения Rio Tinto было сопротивление стран - потребителей ЖРС. Изначально регулирующие органы Бразилии, Австралии, Китая, США и ЕС заняли единодушную позицию категорического неприятия данной сделки. Они резонно отмечали, что слияние приведет к созданию мирового монополиста, контролировать которого будет невозможно.

Однако ВНР Billiton имеет мощное политические лобби во многих странах, где представлены ее интересы, поэтому сопротивление национальных правительств постепенно преодолевалось. В начале октября текущего года австралийские регуляторы дали разрешение на слияние двух крупнейших горнорудных компаний мира, что стало сигналом о том, что вероятность создания объединенной компании достаточно высока. Вслед за этим более мягко в отношении возможной сделки высказались США и Бразилия. Правда в ноябре BHP Billiton получила негативное заключение Еврокомиссии, которая указала на несоответствие сделки требованиям европейского антимонопольного законодательства. Однако в ответ, компания самоуверенно заявила, что данное препятствие было бы с легкостью преодолено.
Свои коррективы в этот процесс внесли финансовый кризис и резкое падение цен на металлопродукцию, что спровоцировало падение спроса на ЖРС.

Неформальная монополия, которая окрепла в условиях дефицита сырья, начала расшатываться при его избытке. Желая хотя бы частично компенсировать издержки, компании начали активно снижать цены, что привело к их двукратному падению за прошедшие четыре месяца. Вместе с тем появились первые, но четкие сигналы того, что нынешний кризис является циклическим, поэтому восстановление рынков в ближайшей перспективе не предвидится. О настроении участников рынка можно судить по паническому бегству инвесторов с ценных бумаг компаний горнорудного сектора. За последние несколько месяцев компании Vale, Rio Tinto и BHP Billiton подешевели в 3-4 раза. К слову, сума сделки по поглощению Rio Tinto из-за этого фактора уменьшилась почти втрое, до 66 млрд долл.

Однако в условиях не закончившегося падения рынков и ослабления экономических предпосылок для создания глобальной монополии, BHP Billiton отозвала свое предложение по покупке Rio Tinto по такой цене. Данное решение было принято в конце ноября на совете директоров компании. Как объяснил такой шаг председателя совета директоров Дон Аргус: "Руководство компании больше не уверено в том, что поглощение Rio Tinto соответствует интересам акционеров BHP Billiton. У нас есть опасения, касающиеся продолжающегося ухудшения глобальной экономической ситуации, недостатка определенности в отношении времени, которое потребуется для улучшения условий, а также рисков для стоимости акций, связанных с этими проблемами".

Срыв данной мегасделки стал сигналом, что создание транснациональной монополии в сфере производства ЖРС откладывается на неопределенный срок. Более того, профицит железорудной продукции, впервые за последние несколько лет, дал импульс процессу демонополизации мирового рынка ЖРС. Возвращение конъюнктуры в рамки влияния рыночных факторов частично снизит кризис на рынках металлопродукции, в то же время, как показывает опыт, временная либерализация торговли ЖРС не всегда является фактором ее стабилизации.

 


Комментарии
комментариев: 1
13:38 | 05.12.2008
MTV
Интересно

загрузка...


Статьи
23.02.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реконструировать основные переделы и развивать сортамент, рассчитывая на оживление продаж в 2017 году. Но для стабильной работы предприятия необходимо решить проблему блокады железнодорожного сообщения с неподконтрольными территориями.
21.02.17, Ярослав Ярош
В январе в поселке Рудничное под Кривым Рогом прошли общественные слушания на тему строительства нового железорудного ГОКа на базе Шимановского и Зеленовского месторождений. Сама идея уже обросла густой бородой. Но на этот раз жителям предложили готовиться к переезду в соседние села, с вещами и денежной компенсацией. Так что, возможно, теперь это всерьез. Под выселение попадают более 300 дворов и даже несколько многоквартирных домов. Инвестор проекта – компания Black Iron – намерена приступить к рытью карьера уже со следующего года.
17.02.17, Василий Январев
Украинская промышленность, отработавшая прошлый год с небольшим плюсом после пятилетнего спада, рискует если не опять сократить производство, то, по крайней мере, существенно снизить темпы его роста. Одна из главных угроз на сегодня – тарифная политика государства, которая в прямом смысле слова оказывает удушающий эффект на экономику.
14.02.17, Максим Полевой
Иран и страны Ближнего Востока продолжают развивать собственную металлургию, сужая возможности для импортеров. Однако у украинских металлургов сохраняются шансы для экспорта в регион.
10.02.17, Ярослав Ярош
Российская нефтяная компания "Лукойл" завершает процесс продажи своего последнего крупного актива в Украине – химического предприятия "Карпатнафтохим" (Калуш, Ивано-Франковская область). С конечными бенефициарами этой покупки еще надо разбираться. А вот главным промоутером сделки смело можно назвать министра топлива и энергетики Украины Игоря Насалыка, бывшего калушского мэра.
07.02.17, Максим Полевой
В начале года мировые металлорынки поддерживают общий тонус цен и спроса, который сохранится и в последующие месяцы. Украинские же металлурги, утратив часть экспортных объемов, рассчитывают на рост внутреннего потребления.
03.02.17, Галина Резник
Прогнозы по рынку железной руды становятся все более расплывчатыми: хотя тенденции в отношении поставок практически очевидны, предсказать уровень спроса – непростая задача. Этот уровень зависит, в первую очередь, от закупок крупнейшего потребителя – Китая, но ручное управление экономикой в Поднебесной зачастую приводит к непредсказуемым последствиям.
01.02.17, Ярослав Ярош
Два года украинский топливный рынок валился с ног, теряя объемы. В 2016-м кризис, похоже, остался позади. По итогам года по всем трем базовым нефтепродуктам – бензин, ДТ, сжиженный газ – зафиксирован рост продаж. Трейдеры называют две основные причины оздоровления: сужение теневого сегмента и увеличение спроса со стороны промышленности.
30.01.17, Игорь Воронцов
Глава НАК "Нафтогаз Украины" Андрей Коболев заявил о готовности избавиться от зарубежных нефтедобывающих активов компании, заодно посетовав на отсутствие желающих их купить. На фоне перманентного падения объемов добычи нефти в самой Украине подобная стратегия выглядит как минимум недальновидной.
27.01.17, Максим Полевой
В 2016 году мировая экономика росла рекордно медленными темпами, а в текущем может "взбодриться" за счет Соединенных Штатов Америки и Китая. Украина тоже имеет шанс на стабилизацию, хотя в то же время и ряд рисков.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!