kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Государственно-частное партнерство

17.10.08
размер текста:

У любого государства зачастую возникает потребность в частных инвестициях, предпринимательской инициативе и менеджерских талантах для развития и управления теми или иными объектами государственной собственности. При этом передача этих объектов в частную собственность неприемлема. В связи с указанным обстоятельством в последние годы во всем мире происходят значительные институциональные изменения в отраслях, которые раньше всегда находились в государственной собственности и государственном управлении: электроэнергетике, автодорожном, железнодорожном, коммунальном хозяйствах, магистральном трубопроводном транспорте, портах, аэропортах и т. п. Правительства многих государств передают частному бизнесу во временное долго- или среднесрочное пользование объекты этих отраслей, оставляя за собой право регулирования и контроля их деятельности.

С одной стороны, предприятия инфраструктурных отраслей — в первую очередь их сетевые, монопольные сегменты — не могут быть приватизированы ввиду стратегической, экономической и социально-политической значимости объектов инфраструктуры. Но с другой стороны, в государственном бюджете нет достаточных средств, позволяющих обеспечивать в них простое и расширенное воспроизводство. Для того чтобы разрешить это противоречие, в хозяйственной практике многих стран используется концепция государственно-частного партнерства (ГЧП, Public-Private Partnership — РРР), которая представляет собой альтернативу приватизации жизненно важных, имеющих стратегическое значение объектов государственной собственности.

В современном понимании ГЧП — это институциональный и организационный альянс между государством и бизнесом в целях реализации национальных и международных, масштабных и локальных, но всегда общественно значимых проектов в широком спектре сфер деятельности: от развития стратегически важных отраслей промышленности и научно-исследовательских конструкторских работ до обеспечения общественных услуг. Как правило, каждый такой альянс является временным, поскольку создается на определенный срок в целях осуществления конкретного проекта и прекращает свое существование после его реализации.

ГЧП весьма распространено в мировой практике и имеет широкий спектр различных форм. Это, в первую очередь, разнообразные контракты, которые государство предоставляет частным компаниям: на выполнение работ и оказание общественных услуг, на управление, на поставку продукции для государственных нужд, контракты технической помощи и т. д. Система краткосрочных контрактов достаточно широко используется в хозяйственной практике органов государственной власти и за рубежом, и в Украине.

Наиболее распространенной в Украине формой ГЧП являются государственно-частные предприятия. После распада Советского Союза многие государственные предприятия оказалась на грани банкротства. В условиях отсутствия средств у государства приватизация, а также создание совместных предприятий стали единственной альтернативой в то время. Участие частного сектора в капитале государственного предприятия может предполагать акционирование (корпоратизацию), создание совместных предприятий, а также подписание договоров о совместной деятельности. Степень свободы частного сектора в принятии административно-хозяйственных решений определяется при этом его долей в акционерном капитале. Чем ниже доля частных инвесторов в сравнении с государством, тем меньший спектр самостоятельных решений они могут принимать без вмешательства государства или учета его мнения.

Еще одной формой ГЧП являются арендные (лизинговые) отношения, возникающие в связи с передачей государством в аренду частному сектору своей собственности — зданий, сооружений, производственного оборудования. В качестве платы за пользование государственным имуществом частные компании вносят в казну арендную плату. Существование данной формы ГЧП в условиях полного политического и экономического хаоса в Украине начала 90-х годов стало платформой для первичного накопления капитала многими украинскими (и зарубежными) бизнесменами. Схема достаточно проста: государственное предприятие передавалось в аренду частному лицу (как правило, подставному) за символическую плату; в кратчайшие сроки предприятие доводилось до банкротства и выкупалось у государства за все ту же символическую плату. Тем не менее в развитых странах данная форма ГЧП является достаточно распространенной и привлекательной как для государства, так и для частного собственника. Потому при принятии соответствующих нормативно-правовых актов, которые бы исключили возможность различных махинаций и теневых схем, она может вполне успешно использоваться в Украине, учитывая наличие неиспользованных производственных мощностей на многих государственных предприятиях страны.

В Российской Федерации действует очень интересная форма ГЧП — соглашения о разделе продукции (далее — СРП). Такая форма ГЧП стала легитимной в 1995 году, после принятия федерального закона "О соглашениях о разделе продукции". СРП является таким договором, в соответствии с которым Российская Федерация предоставляет инвестору — субъекту предпринимательской деятельности "на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, разведку, добычу минерального сырья на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ, а инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ за свой счет и на свой риск". Произведенная продукция подлежит разделу между государством и инвестором в соответствии с соглашением, которое должно предусматривать условия и порядок такого раздела. Данная форма ГЧП может вполне успешно использоваться и в Украине, особенно учитывая мнение многих ученых о наличии крупных запасов нефти и газа в шельфе Черного моря.

Необходимость значительных инвестиций в разведывательные работы и наличие огромного риска не позволяют Украине самостоятельно начать соответствующие работы. Тем временем с каждым годом наша экономика стает все более энергозависимой от других стран и в первую очередь от РФ. Поэтому принятие соответствующих законов и предоставление частным инвесторам прав на поиски, разведку и добычу минерального сырья может принести существенные дивиденды нашему государству.

Согласно данным Всемирного банка, наиболее распространенной за рубежом формой ГЧП при осуществлении крупных, капиталоемких проектов являются концессии. Концессия — это система отношений между государством (концедентом) и частным юридическим или физическим лицом (концессионером), возникающая в результате предоставления концедентом концессионеру прав пользования государственной собственностью по договору, за плату и на возвратной основе, а также прав на осуществление видов деятельности, которые составляют исключительную монополию государства.

Концессии — это наиболее развитая, перспективная и комплексная форма партнерства. Во-первых, они, в отличие от контрактных, арендных или иных отношений, носят долгосрочный характер, что позволяет обеим сторонам осуществлять стратегическое планирование своей деятельности. Во-вторых, в концессиях частный сектор обладает наиболее полной свободой в принятии административно-хозяйственных и управленческих решений, что отличает их от совместных предприятий. В-третьих, у государства в рамках как концессионного договора, так и законодательных норм остается достаточно рычагов воздействия на концессионера в случае нарушения им условий концессии, а также при возникновении необходимости защиты общественных интересов. В-четвертых, государство передает концессионеру только права владения и пользования объектом своей собственности, оставляя за собой право распоряжения ею, таким образом, концессии являются альтернативой приватизации.

Для концессионных договоров характерным является наличие многих схем – BOT, BOOТ, ROT, BTO, BOMT, BOO и прочих. Нередко они переплетаются между собой, создавая новые виды концессий:

• BOT (Build, Operate, Transfer – строительство, управление, передача) представляет собой классический вариант концессий, когда концессионер осуществляет строительство и эксплуатацию объекта (на правах собственности) за свой счет и на свой риск (иногда, согласно договору концессии, издержки могут распределяться между концессионером и государством). После истечения предусмотренного срока, на протяжении которого концессионер получает прибыль от эксплуатации объекта и возмещает издержки на строительство, объект концессии передается в собственность государства. Однако в договоре может быть предусмотрено право концессионера на продолжение управления объектом, после передачи его в собственность государству. Как правило, концессионные схемы типа ВОТ используются для строительства автострад (Италия, Испания, Южная Корея), трубопроводов (Германия), электростанций (Турция, Индия, Таиланд), аэропортов (Египет, Греция, Канада), туннелей (Франция), стадионов и других объектов инфраструктуры, которые требуют значительных капиталовложений, но должны находиться в собственности государства.

• ROT (Rehabilitate, Operate, Transfer – реконструкция, управление, передача). Данная схема аналогична предыдущей, только вместо строительства нового объекта, она предусматривает реконструкцию уже имеющегося.

• BTO (Build, Transfer, Operate). Особенностью этой схемы является то, что концессионер сразу после завершения строительства передает объект в собственность государства, а уже после осуществляет его эксплуатацию с целью возмещения издержек и получения прибыли в соответствии с договором. Такая схема является более выгодной для государства, так как оно имеет возможность контроля над объектом концессии и в случае необходимости может влиять на решения и действия концессионера, если они наносят ущерб государству.

• ВООТ (Build, Own, Operate, Transfer) и ВОО (Build, Own, Operate) – одни из наиболее непопулярных и редко встречающихся концессионных схем. В этом случае концессионный договор заключается на неопределенный срок или же право собственности на объект остается за концессионером на постоянной основе.

• ВОМТ (Build, Operate, Maintain, Transfer) – специфическая схема концессий, в основном используемая при строительстве и эксплуатации газопроводов. В договоре четко указывается права и обязанности концессионера, а также срок эксплуатации им газопровода.

В последнее время призывы к ГЧП все чаще звучат с уст государственных чиновников Украины. Так, в начале апреля этого года премьер-министр Украины Юлия Тимошенко заявила о необходимости срочного принятия законов о концессии и ГЧП с целью строительства необходимой инфраструктуры для проведения чемпионата Европы по футболу в 2012 году. Минэкономики, в свою очередь, отчиталось о разработке Концепции развития ГЧП на 2008-2012 гг. В основу данной Концепции, со слов Министра экономики Богдана Данилишина, положен лучший мировой опыт привлечения частных ресурсов для повышения конкурентоспособности экономики в условиях дефицита собственных финансовых ресурсов.


Нельзя говорить, что ГЧП для Украины является чем-то существенно новым. Кое-какие модели ГЧП применяются в Украине еще с начала 90-х годов. К ним можно отнести государственно-частные предприятия и госзаказы частному сектору, аренду госсобственности и прочее. Также мы имеем, пусть и не очень успешный, но все же опыт реализации первого украинского концессионного проекта по строительству и эксплуатации платной автомобильной дороги Львов — Краковец.

А по количеству нормативно-правовых актов призванных контролировать процесс ГЧП мы можем посоревноваться с любой развитой страной. Так, на данный момент ГЧП в Украине в той или иной степени регулируется:

• Гражданским кодексом Украины;
• Хозяйственным кодексом Украины;
• Законом Украины “О концессиях”;
• Законом Украины “О концессиях на строительство и эксплуатацию автомобильных дорог”;
• Законом Украины “О финансовом лизинге”;
• Законом Украины “Об аренде государственного и коммунального имущества”;
• Законом Украины “Об управлении объектами государственной собственности”;
• другими законодательными актами.

Однако эти законодательные акты являются далекими от идеальных (в плане регулирования отношений в ГЧП) и требуют существенных доработок. Да и похвастаться какими-то успешными проектами в области ГЧП Украина пока не может. Потому вполне естественной и похвальной является инициатива правительства задействовать мировой опыт ГЧП на благо экономики Украины. Тем более что мы очень нуждаемся в этом опыте, учитывая текущее состояние производственной инфраструктуры — электроэнергетики, автомобильных и железных дорог, портов, аэропортов, трубопроводного транспорта. Основные фонды крайне изношены, за последние 20–30 лет практически не осуществлялось инвестиций в развитие инфраструктуры, не строились новые мощности. Ее нынешнее состояние — источник возможных структурных, техногенных и иных кризисов и катастроф.

Тем не менее на данный момент Украина в лице как правительства, так и частного сектора не готова к форме сотрудничества в виде ГЧП.

Самой главной проблемой, с точки зрения частного собственника, является наличие значительных рисков инвестирования в капиталоемкие объекты при отсутствии гарантий государства из-за политической нестабильности в стране. ГЧП подразумевает сотрудничество государства и бизнеса на протяжении достаточно длительного периода времени. В условиях политического хаоса ни один частный собственник не будет инвестировать в совместные проекты, так как нет никакой гарантии, что новое правительство не отменит все решения предыдущего.

Бизнес переживает сегодня глубокое недоверие к власти, однако и власть, в свою очередь, отвечает ему тем же. Присутствует институциональная неготовность собственника (государства) к передаче определенных прав на инфраструктуру бизнесу. Причина кроется в неясности в вопросах передачи части прав собственности от государства бизнесу, в неэффективности или полном отсутствии законов о государственной собственности, о концессиях, о национализации и других важнейших нормативных актов.

Пока в Украине созданы только концептуальные основы концессий. В стране нет ни соответствующих институтов, ни четкого представления о том, как должны регулироваться предприятия, созданные на основе концессий. Общество, власть и бизнес имеют слабое, искаженное и неполное представление о сути концессий, практике их применения, возможных социально-экономических кратко-, средне- и долгосрочных последствиях. В этих условиях трудно стать партнерами. Конечно, найдутся какие-то единичные проекты, по которым удастся договориться. Но все это примеры разового применения. Для настоящего ГЧП в стране должна быть создана более доверительная атмосфера, чем та, которая есть сегодня.

Государство должно четко сказать бизнесу: есть объекты хозяйственной деятельности, остающиеся в государственной собственности, для развития которых необходимо привлечение частных инвестиций, ноу-хау, механизмов частнособственнического управления, но без изменения базовых отношений собственности. То есть права собственности на эти объекты остаются за государством. Права пользования ими передаются бизнесу. Государство гарантирует законодательством и заключаемыми договорами возврат инвестору вложенных средств. Кроме того, нужно однозначно пресечь посягательства бизнеса на собственность, которая по закону не подлежит приватизации: естественно-монопольные сегменты хозяйственной структуры страны, сетевые системы жизнеобеспечения, стратегические объекты и т. п.

Еще одним сдерживающим фактором является отсутствие моментальных финансовых выгод. ГЧП направлено, в первую очередь, на долгосрочные проекты, часто социальной сферы, которые требуют инвестиций, срок окупаемости которых может составлять десятки лет. Количество отечественных компаний, готовых пойти на подобные вложения, можно сосчитать на пальцах одной руки. Это, прежде всего, крупные финансово-промышленные группы, которые готовы инвестировать в транспортную инфраструктуру (железные дороги, порты, автомобильные дороги, аэропорты), а также строительство электростанций, трубопроводов и других объектов производственной инфраструктуры, являющихся жизненно важными для этих компаний. Однако можно смело утверждать, что ни одна компания не заинтересована в финансировании коммунального хозяйства страны, экологических и социальных проектов и т. д., то есть тех сфер деятельности, которые не способны генерировать прибыль.

Также к проблемам становления ГЧП в Украине можно отнести и людей. Общее число специалистов в сфере государственного управления Украины, способных профессионально составлять долгосрочные концессионные договоры, ничтожно мало. Таких специалистов не готовят отечественные образовательные учреждения, отсутствуют соответствующие программы и спецкурсы. Нет методик по составлению государственными органами власти инвестиционных договоров с длительными сроками окупаемости инвестиций. А если учесть, что по такому договору государственная собственность переходит во владение и пользование частной компании на 20–50 лет, то можно понять ту ответственность, которая ложится на чиновника любого уровня, подписывающего концессионный договор от имени государства.

Но все же экономический потенциал ГЧП в Украине можно оценить как высокий. Модернизация построенной еще при советской власти производственной инфраструктуры, осуществление крупных проектов по строительству автомобильных и железнодорожных магистралей, портов, аэропортов, энергетических и коммунальных систем в Украине возможны только с привлечением отечественного и международного капитала на базе ГЧП. Другого рационального и к тому же хорошо проверенного в международной практике решения этой проблемы наше государство, испытывающее недостаток бюджетных средств, просто не сможет найти.

Поэтому наше правительство, помимо законотворческой деятельности, должно сконцентрировать свои усилия на создании позитивного общественного мнения для передачи частному сектору функций владения и пользования объектами государственной и муниципальной собственности, обеспечении доверия общественности к этому новому для современной Украины типу хозяйственных отношений, подготовке специалистов в области концессий, а также обеспечении прозрачности деятельности бизнеса.

 

 


Комментарии
комментариев: 0



Статьи
28.04.17, Ярослав Ярош
Кабинет министров постановил выделить почти 2 млрд грн. на строительство двух комплексов по переработке радиоактивных отходов на площадках Запорожской и Хмельницкой АЭС. Это необходимо, чтобы существующие энергоблоки на этих станциях могли проработать дольше, а на ХАЭС появилось еще два новых блока. Продукты их жизнедеятельности на обычную свалку не выбросишь.
24.04.17, Максим Полевой
Спрос и цены на мировом металлорынке остаются нестабильными, подогревая конкуренцию и протекционизм. Однако потребление будет постепенно расти, сохраняя шансы и для украинских металлургов.
20.04.17, Владимир Никитин
Вечером 18 апреля энергоблок №6 Запорожской АЭС был отключен от сети действием автоматики. После устранения замечаний на подстанции "Днепровская" был снова подключен к сети. Этот случай мог бы считаться рядовым, если бы не увеличение числа подобных инцидентов на украинских АЭС в последнее время.
18.04.17, Игорь Воронцов
Ситуация со сбытом неуклонно ухудшается на традиционном для украинских металлургов рынке сбыта, Ближнем Востоке. С одной стороны, там пытаются получить прописку новые игроки, с другой – обостряется конкуренция между традиционными поставщиками. И все это на фоне снижения объемов стального потребления в арабских странах и ухудшения платежной дисциплины у покупателей. В таких условиях задача сохранить присутствие на Ближнем Востоке для украинских металлургов усложняется до предела.
14.04.17, Алексей Дмитренко
Деградация правовых основ украинской государственности хорошо прослеживается на примере ПАО "Горнодобывающий и камнеобрабатывающий комбинат "Беличи". Почти год филиал этого предприятия в Днепропетровской области продолжает работать в Токовском гранитном карьере абсолютно нелегально – благодаря наличию коррупционных связей у его руководства.
10.04.17, Максим Полевой
Коксующийся уголь стремительно дорожает на мировом рынке из-за циклона в Австралии. Эта новость отнюдь не радует украинских металлургов, поскольку себестоимость их производства будет расти, а конкурентоспособность отечественного металла снизится.
07.04.17, Ярослав Ярош
Многократное повышение цен на газ для потребителей, потеря контроля над значительной частью черноморского шельфа и развеивание сланцевых грез сделали свое дело. Добыча природного газа из традиционных источников на материковой части Украины снова стала востребованной, а главное – высокомаржинальной. Такой поворот уже подвиг некоторых политиков и чиновников на смелые заявления, что к 2020 г. страна может полностью отказаться от импортного газа. Добывающие же компании просто пересмотрели в более позитивном ракурсе свои инвестиционные программы. Самая амбициозная под условным названием "20/20" – у государственного "Укргазвыдобування".
04.04.17, Максим Полевой
В условиях общего спада отечественного металлоэкспорта доля Европы в его структуре увеличилась. В текущем году украинские металлурги могут нарастить поставки в регион, но это будет зависеть от ситуации в отрасли.
30.03.17, Василий Январев
Заготовка металлолома в Украине сократилась до минимального показателя за последние 20 лет. Это делает практически неизбежным очередной раунд борьбы за этот важный для украинской металлургии ресурс – ведь никаких существенных предпосылок для увеличения заготовки металлолома на сегодняшний день не существует.
24.03.17, Максим Полевой
В 2016-м украинский рынок проката с покрытием продемонстрировал бурный рост. Сохранится ли этот тренд в текущем году, главным образом будет зависеть от общей экономической и политической обстановки в стране.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!