kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Актуальные проблемы и перспективы развития угольной отрасли Украины

17.10.08
размер текста:

У нас в стране существует убеждение, что уголь – это единственный энергоноситель, который (в отличие от нефти и газа) присутствует в достаточном количестве, поэтому угольная отрасль – стратегическая для Украины.

Да, действительно, по запасам каменного угля и его добыче Украина находится в первой десятке стран мира. Только разведанных запасов у нас 54 млрд тонн. В структуре украинских запасов органического топлива уголь занимает 95%. Но, на наш взгляд, утверждение о стратегической важности угольной отрасли справедливо только для тех марок углей, которые используются энергетикой.

Угледобывающая промышленность Украины – традиционно дотационная отрасль. Угольные пласты у нас, в отличие от Кузнецкого бассейна в России, где они доходят до 30 метров, маломощные, уголь залегает на большой глубине. 70% украинских угольных пластов – это пласты до 1 метра толщиной. Технологически они тяжело добываемые и очень затратные.

По информации Минуглепрома, в прошлом году было добыто 75,4 млн тонн угля. Из них на государственных шахтах – 42,2 млн тонн. Остальное – на частных. Плюс еще около 3 млн тонн угля все еще ежегодно добывается на нелегальных шахтах, так называемых "копанках". Теоретически без существенных инвестиций на действующих шахтах Украины можно добывать порядка 80-85 млн тонн угля в год. А при создании благоприятных условий в среднесрочной перспективе реально довести общий уровень добычи рядового угля до 100 млн тонн в год. При этом только около 35% составят коксующиеся угли, востребованные металлургами, остальное – энергетический уголь.

Сегодня, как никогда, обострилась проблема обеспечения отечественных коксохимов качественными коксующимися углями. С одной стороны, на шахтах, добывающих коксующийся уголь, – самый высокий уровень метана в угольных пластах, что обуславливает их потенциальную аварийность и серьезнейшую опасность для труда шахтеров. Недавний яркий пример – ряд трагических аварий на донецкой шахте им. Засядько. С другой стороны, украинский коксующийся уголь характеризуется крайне низким качеством вследствие высокого содержания серы (вредной примеси в коксе и металле).

Отечественные металлурги все чаще отказываются покупать украинский коксующийся уголь. Среди основных причин – несоответствие достаточно высокой цены и низкого качества отечественного угля. Кроме того, металлургам крайне неудобно приобретать сырье на спотовом рынке. Добыча угля, а также коксохимическое и металлургическое производство – это непрерывный производственный процесс. Поэтому во всем мире основная часть коксующегося угля, как и прочих видов металлургического сырья, продается по долгосрочным контрактам.

Очередная попытка ГП "Уголь Украины" (оператор Оптового рынка угольной продукции Украины) реализовать на торговой площадке Универсальной товарно-сырьевой биржи коксующийся уголь с поставкой в сентябре 2008 года оказалась безрезультатной. Аукционная сессия, назначенная 16-17 сентября, как и две предыдущие, не состоялась из-за отсутствия заявок от потенциальных покупателей.

Таким образом, правомерно утверждать, что детали аукционного процесса не были до конца проработаны. И сейчас имеет место классическое распределение рисков между "спотом" (аукционами) и долгосрочными контрактами – в какие-то периоды благодаря аукционам государство действительно могло бы получить немного больше средств от продажи угля, а в какие-то – часть угля может остаться вообще непроданной, что и произошло в прошлом месяце. Это еще один аргумент в пользу заключения долгосрочных контрактов. На наш взгляд, долгосрочные контракты между производителями коксующегося угля и косохимами – единственный верный путь, способный обеспечить стабильность отечественному углепрому и металлургии.

Но несмотря на участившиеся отказы металлургов от коксующегося угля отечественного производства, украинский импорт коксующихся углей продолжает стремительно расти. В 2007 году украинские предприятия импортировали 7,8 млн тонн угольного концентрата и более 2 млн тонн кокса (в 2006 г. соответственно 6,9 млн тонн и 1,2 млн тонн). Доля импортного угольного концентрата составила в прошлом году 31,5% от общего потребления коксующегося угля в Украине, доля импортного кокса во внутреннем потреблении – 9,4%. По оценкам аналитической группы "Металл-Эксперт" за 8 месяцев 2008 года украинский импорт коксующихся углей уже составил 7 млн тонн (+ 50% к соответствующему периоду 2007 года).

При этом наш основной поставщик - РФ - уже не в состоянии обеспечивать растущие запросы украинских металлургов по причине бурного роста собственной металлургии. До конца этого года Россия планирует ввести ограничение на экспорт коксующегося угля из страны. Российское правительство создало межведомственную комиссию, которая рассматривает вопрос о введении лимита на вывоз угля. На таком решении настаивают российские металлургические компании, которые жалуются на нехватку кокса. Министерство промышленной политики Украины прогнозирует дефицит коксующегося угля в размере около 10 млн тонн уже в 2009 году.

Поэтому весьма вероятно, что добыча коксующегося угля в Украине по причине ухудшения горно-геологических условий и абсолютно обоснованного повышения техники безопасности будет сокращаться. Единственный выход для металлургов – импорт коксующихся углей с австралийского и американского континентов, где они в избытке. Но для этого необходимо в кратчайшие сроки преодолеть существующие инфраструктурные ограничения. Перевозки угля морем осуществляются крупнотоннажными морскими судами и целесообразны при использовании судов дедвейтом не ниже 70 тыс. тонн.

Наиболее же эффективно использование судов дедвейтом 100-150 тыс. тонн, осадка которых достигает 16,5 метра. Сейчас в Украине нет ни одного перегрузочного терминала в глубоководном черноморском порту для приема таких судов, поэтому металлурги используют сложную и дорогостоящую схему доставки. Она предусматривает перегрузку в румынском порту Констанца с крупнотоннажных на более мелкие суда, которые смогли бы принять украинские порты. Стоимость дополнительных перевалок и перевозок, естественно, существенно увеличивает себестоимость украинской металлопродукции. К тому же вследствие сложности такая схема не очень надежна, что может создать трудности в непрерывном металлургическом производстве.

Таким образом, Украине просто необходим мощный терминал в одном из глубоководных черноморских портов (Севастополь, Одесса, Ильичевск, Южный), приспособленный под перевалку угля.

Несколько слов о перспективах развития угольной отрасли Украины.

Со времен обретения Украиной независимости каждое новое правительство, президент, депутаты парламента, профильные министерства и прочие органы власти пытались инициировать различные проекты реформирования отечественной угольной промышленности. Но, как говорится, ʺвоз и ныне тамʺ.

Безусловно, ситуация в угольной отрасли уже давно требует эффективного реагирования государства, поскольку напоминает "черную дыру", которая с завидным постоянством забирает бюджетные средства и, к огромному сожалению, человеческие жизни. При этом мы считаем, что без создания эффективных механизмов взаимодействия между государством и частным капиталом в угольной отрасли никакие действия ожидаемого результата не принесут.

Для увеличения объемов производства государственных шахт отрасли наиболее действенным способом могла бы стать приватизация, о которой говорят уже много лет. Только при переходе перспективных шахт в руки заинтересованных в их развитии инвесторов станет возможным частичное снижение дефицита коксующихся углей.

Но механизм приватизации предприятий Минуглепрома должен быть тщательно продуман. Сейчас активно муссируется тема формирования так называемых смешанных лотов при продаже государственных угольных предприятий. Идея этих лотов заключается в том, чтобы в нагрузку к потенциально интересным для частных инвесторов активам добавить менее интересные и даже откровенно неликвидные объекты. Например, участок перспективной земли под разработку + шахта или шахта + теплогенерирующее предприятие. Недальновидно считать, что инвестор станет переплачивать за такие лоты. На наш взгляд, гораздо более эффективным способом стала бы продажа тех активов, за которые можно получить максимальную цену, на открытом конкурсе.

Ни для кого не секрет, что высокой ликвидности инвестиций отечественная угольная отрасль дать не может. Бизнес, который пойдет в украинскую угольную промышленность, – это либо вертикально-интегрированные энергетические и металлургические компании, либо корпорации, которые заинтересованы в увеличении своей рыночной стоимости в целом за счет повышения энергетической безопасности.

Корпорация ArcelorMittal неоднократно заявляла о готовности принять участие в приватизации украинских угольных шахт, так как хочет избавиться от необходимости импортировать сырье. Помимо ArcelorMittal, приватизация угольных шахт может заинтересовать отечественные ИСД и "Метинвест", заинтересованные в качественных коксующихся углях, а также российские вертикально интегрированные горно-металлургические холдинги (например, Evraz).

Проблемы "глубокого залегания" давно уже прошли многие страны Европы. Как правило, происходило одно и то же: закрытие убыточных шахт и приватизация потенциально прибыльных. Поэтому государству в первую очередь нужно думать о механизмах вывода из эксплуатации шахт, отличающихся особо сложными горно-геологическими условиями и, соответственно, крайне высокой себестоимостью добычи. Государство могло бы взять на себя обязательства помочь частным инвесторам на этапе закрытия таких шахт либо само финансировать их закрытие за счет средств, вырученных от продажи ликвидных угольных активов. Именно таким образом решалась схожая проблема в странах ЕС.

Реформы Маргарет Тэтчер в 1980-е годы вызвали крупнейшую забастовку шахтеров в Великобритании, но были доведены до конца и привели к закрытию большинства нерентабельных шахт в королевстве. Сейчас в Британии на шахтах работают около 7 тыс. человек, в то время как в 1985 г. работали 220 тыс.

В ходе реформирования угольной промышленности в Польше (в 1990 г. в отрасли было задействовано 388 тыс. человек) количество работающих сократилось более чем в два раза.

В январе 2007 г. правительство Германии объявило о закрытии восьми угольных шахт к 2018 г., что приведет к увольнению 35 тыс. шахтеров.

При этом указанные правительства более-менее честно выплачивали компенсационные выплаты уволенным шахтерам. В Польше сокращаемым шахтерам выплачивались денежные компенсации в размере 12 тыс. долл. В Великобритании уволенные шахтеры получали до 5 тыс. фунтов компенсации (правда, это не касалось шахт, закрытие которых происходило по причине выработки ресурса). Нет уверенности, что украинское правительство готово к таким выплатам.

В 80-х в Великобритании, в 90-х в Польше и Румынии оставили работать шахты, которые производили более 3 млн тонн угля в год. В Украине объединений, добывающих уголь на уровне 1 млн тонн в год, насчитается не более 20, а свыше 3 млн тонн - 10.

В 1991 году в Украине работало 283 шахты, сегодня – 164.

 


Комментарии
комментариев: 2
18:26 | 06.11.2013
gucci handbags
gucci nike dunks minprom.com.ua
gucci handbags http://www.qgszyxxy.org
22:58 | 15.11.2008
SIM
Компенсации - это хорошо. Но в Англии после закрытия шахт угольные регионы стали депрессивными и длительно получали (не знаю, как сейчас) средства от ЕС.
Если там была крупнейшая забастовка, то что будет у нас?

загрузка...


Статьи
23.02.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реконструировать основные переделы и развивать сортамент, рассчитывая на оживление продаж в 2017 году. Но для стабильной работы предприятия необходимо решить проблему блокады железнодорожного сообщения с неподконтрольными территориями.
21.02.17, Ярослав Ярош
В январе в поселке Рудничное под Кривым Рогом прошли общественные слушания на тему строительства нового железорудного ГОКа на базе Шимановского и Зеленовского месторождений. Сама идея уже обросла густой бородой. Но на этот раз жителям предложили готовиться к переезду в соседние села, с вещами и денежной компенсацией. Так что, возможно, теперь это всерьез. Под выселение попадают более 300 дворов и даже несколько многоквартирных домов. Инвестор проекта – компания Black Iron – намерена приступить к рытью карьера уже со следующего года.
17.02.17, Василий Январев
Украинская промышленность, отработавшая прошлый год с небольшим плюсом после пятилетнего спада, рискует если не опять сократить производство, то, по крайней мере, существенно снизить темпы его роста. Одна из главных угроз на сегодня – тарифная политика государства, которая в прямом смысле слова оказывает удушающий эффект на экономику.
14.02.17, Максим Полевой
Иран и страны Ближнего Востока продолжают развивать собственную металлургию, сужая возможности для импортеров. Однако у украинских металлургов сохраняются шансы для экспорта в регион.
10.02.17, Ярослав Ярош
Российская нефтяная компания "Лукойл" завершает процесс продажи своего последнего крупного актива в Украине – химического предприятия "Карпатнафтохим" (Калуш, Ивано-Франковская область). С конечными бенефициарами этой покупки еще надо разбираться. А вот главным промоутером сделки смело можно назвать министра топлива и энергетики Украины Игоря Насалыка, бывшего калушского мэра.
07.02.17, Максим Полевой
В начале года мировые металлорынки поддерживают общий тонус цен и спроса, который сохранится и в последующие месяцы. Украинские же металлурги, утратив часть экспортных объемов, рассчитывают на рост внутреннего потребления.
03.02.17, Галина Резник
Прогнозы по рынку железной руды становятся все более расплывчатыми: хотя тенденции в отношении поставок практически очевидны, предсказать уровень спроса – непростая задача. Этот уровень зависит, в первую очередь, от закупок крупнейшего потребителя – Китая, но ручное управление экономикой в Поднебесной зачастую приводит к непредсказуемым последствиям.
01.02.17, Ярослав Ярош
Два года украинский топливный рынок валился с ног, теряя объемы. В 2016-м кризис, похоже, остался позади. По итогам года по всем трем базовым нефтепродуктам – бензин, ДТ, сжиженный газ – зафиксирован рост продаж. Трейдеры называют две основные причины оздоровления: сужение теневого сегмента и увеличение спроса со стороны промышленности.
30.01.17, Игорь Воронцов
Глава НАК "Нафтогаз Украины" Андрей Коболев заявил о готовности избавиться от зарубежных нефтедобывающих активов компании, заодно посетовав на отсутствие желающих их купить. На фоне перманентного падения объемов добычи нефти в самой Украине подобная стратегия выглядит как минимум недальновидной.
27.01.17, Максим Полевой
В 2016 году мировая экономика росла рекордно медленными темпами, а в текущем может "взбодриться" за счет Соединенных Штатов Америки и Китая. Украина тоже имеет шанс на стабилизацию, хотя в то же время и ряд рисков.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!