kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Формула шанса

10.02.09
размер текста:

Минус газ, плюс – удобрения и лекарства: с первого взгляда формула выживания украинского химпрома выглядела именно так. Цена на голубое топливо (с учетом скидок 315 долл.) внесла свои коррективы. Ставка на внешние рынки бита. Остается стимулировать внутреннее потребление. Однако правительство сосредоточено, прежде всего, на поддержании экспортного потенциала химпрома, открывая, таким образом, внутренний рынок для импорта. Членство в ВТО затруднит введение защитных пошлин, политическая нестабильность не позволит властям принимать решения, ориентированные на перспективу. Остается искать третий путь, в украинских реалиях – золотую середину.

Растворитель прибыли или стимулятор поиска?

Химическая промышленность слишком «завязана» на другие отрасли, чтобы не служить своеобразным индикатором спада (либо подъема) в реальном секторе экономики. Особенно в Украине. Навскидку отечественный химпром встроен в сложную систему АПК, перерабатывающих структур и оптово-розничной торговли (бытовая химия). Поэтому, когда летом 2008 года, впервые за 12 лет, был отмечен незначительный спад промышленного производства (-0,5% август и сразу -4,5% сентябрь) на фоне замедления темпов роста ВВП (май 7,2%, июнь 6,4%), в лидерах упадка фигурировали металлургия и химическая промышленность (до -35% по итогам года, около 17-20% в начале осени). Сокращение производства в металлургии связывали как с сезонностью (пики и спады спроса), так и с проседанием цен на продукцию отрасли на мировом рынке. В свою очередь, ухудшение показателей по химпрому напрямую выводилось из упадка в связанных отраслях, помноженного на особо актуальный для производителей удобрений тот самый сезонный фактор, а значит – рассматривалось как следствие неблагоприятной конъюнктуры рынка. Осенью снижение пошло вглубь, в октябре ВВП показал уже -2,1%, промпроизводство рухнуло в целом на 19,8%, химпром – на 19,2%.

В октябре-ноябре химики синхронно с металлургами пошли на контакт с правительством, в результате был подписан Меморандум взаимопонимния, суть которого сводилась к натуральному обмену - льготы и преференции в обмен на продолжение работы. Еще тогда аналитики скептически оценивали эффективность красивого и, в принципе, полезного документа, поскольку у Кабмина была как экономическая, так и политическая заинтересованность в появлении меморандума. А вот промышленники связали себя по рукам и ногам: социальные обязательства оттягивали часть средств, которые, если их быстро переориентировать на развитие или перепрофилирование производства, сейчас принесли бы если и не прибыль, то хоть какую-то стабильность. С другой стороны, увольнение сотрудников стало бы серьезным ударом по потенциалу, ведь на подготовку квалифицированного работника требуется время (в среднем 5-7 лет), а митинги и стычки нанесли бы ущерб стабильности отрасли. Химики согласились играть по правилам правительства, внутренне надеясь (судя по низкой активности, особенно по сравнению с металлургами), что кризис приведет лишь ко временному прогибу спроса.

Между тем, воспринимая химпром всего лишь как структурный элемент промышленной «цепи» и откупаясь от его проблем формальными решениями, Кабмин «проморгал» провал в кризис. Мировые гиганты сориентировались гораздо ранее. И, пока украинские власти делили полномочия, они фиксировали рынки сбыта.

Философский кремень

Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings предрекает сложное будущее химической промышленности Европы, Африки и Ближнего Востока. Сложное прошлое началось с осени 2007. Весенний взлет цен на продукцию металлургии не оказал существенного влияния на аналогичный показатель для химпрома. В частности, если сталь подорожала на 40%, то «химические» товары на 15-20%, хотя по некоторым позициям наблюдался рост до 24%. Рост цен в химпроме сдерживали, во-первых, сравнительно короткие периоды «пика спроса», во-вторых, усиление конкуренции и, как одно из следствий – демпинг в борьбе за рынки сбыта. Поэтому провал оказался впечатляющим: за последний квартал 2008 года цены на «химию» снизились на 20-50%, особенно сильно на полиэтилен (50%).

Летом, когда симптомы упадка были выражены не так сильно, а кризис развивался в полускрытой фазе, некоторые химические концерны осторожно заявляли о частичном перепрофилировании или коррекции планов. В частности, без громких фраз и литавр часть концернов перенаправили некоторые свои линии на внутренние рынки или активизировали межгосударственные контакты, дабы сбыть произведенное.

Приблизительно в то же время на рынке были зафиксированы несколько крупных сделок из разряда «слияния-поглощения». В ноябре и декабре 2008 года, когда кризис стал явным, о временном закрытии мощностей (остановка заводов, остановка линий), сокращении производства в размере до 40% и о переносе на более ранние сроки запланированных текущих ремонтных работ объявил ряд крупнейших компаний мира. Кроме этого, большинство, как гигантов, так и объектов «среднего калибра» предприняли некоторые шаги по диверсификации сбыта (малые партии, система скидок и «пакетных» продаж) и пересмотре политики работы с клиентами. Расширение производства – дело трудоемкое, но в краткосрочной перспективе компании химпрома, судя по последним заявлениям, рассматривают и такой вариант. В качестве одной из стратегий выживания часть гигантов рассматривает, так называемое, «концентрированное распыление»: большая часть проектов замораживается, перспективные (даже долгосрочные) получают умеренную, но постоянную подпитку, а производство концентрируется на нескольких заведомо прибыльных направлениях (органические химикаты, удобрения, промышленные газы). Ситуация обязывала: производство аммиака в мире сократилось на 9 млн тонн, карбамида – на 20 млн тонн. Власти неохотно оказывают финансовую поддержку химпрому, поэтому о масштабной денежной подпитке речь не идет.

Что же было сделано в Украине? Возвращаясь к меморандуму, следует отметить, что сами по себе тарифные и налоговые льготы действительно стали бы временным подспорьем при условии переориентации выпускаемой продукции на внутренний рынок. До сих пор львиная доля продукции химпрома (до 80%) шла на экспорт, а валютная выручка составляла в среднем 7% ВВП, по объему доходов химпром стоял на второй позиции после металлургии. На внутреннем же рынке большинство позиций спроса удовлетворялось за счет импорта, поскольку отечественный химпром сосредоточился на фармацевтике, производстве пластмасс, пигментной двуокиси титана и минеральных удобрений (последние пользовались популярностью на внешних рынках из-за их относительной дешевизны). Но время было упущено, а когда спад приобрел все признаки обвала (снижение мирового промпроизводства в декабре 2008 к аналогичному месяцу 2007 года составило -2%), доминирующей тенденцией стало сокращение спроса (в том числе, в целях экономии). Если учесть, что на некоторых позициях сбыта импортеры на украинском рынке лидируют (фармацевтика – от 70 до 90% импорта, в структуре производства лекарств до 40% импортируемого сырья, аммиачная селитра – 35% российской продукции), а спрос стремительно снижается, то украинским химикам придется пойти и на сокращение рабочих мест и на демпинг, но на сей раз на внутреннем рынке. Иными словами, отвоевывать его для себя.

Реактив(ы)

Однако, сейчас химпром (во всяком случае, отраслевой союз) возвращается к старой задаче - простимулировать спрос на внешних рынках. Именно так можно расценить неоднократное обращение руководства СХУ к властям рассмотреть законопроект о поддержке производства химических удобрений. Соответствующий документ предусматривает те же налоговые льготы, о которых отчасти идет речь в меморандуме. Кроме этого, предполагается повысить инвестиционную привлекательность основных заводов по производству минеральных удобрений, в том числе за счет внедрения энергосберегающих (и особенно – газосберегающих, в структуре себестоимости затраты на газ составляют до 50-80%) технологий. В комплексе предложенные мероприятия играют на удешевление производства конечного продукта, а значит, на повышение его конкурентоспособности на внешних рынках. Задуматься о ценах промышленников заставил вовсе не призрак кризиса, в конце 2006-начале 2007 гг. еще даже и не бродивший по Европе и США, а ретивость азиатов: в конце 2007-середине 2008 гг. должны были заработать химгиганты в Саудовской Аравии (и некоторых других странах Ближнего Востока) и Африке.

Логика проста: нефть рядом, транспортные затраты минимальны, новейшие технологии позволяют сократить затраты на энергоносители, значит, цена на выходе будет ниже. Сейчас ситуация обостряется до предела, потому что часть этих предприятий уже выдает продукцию, вследствие этого рынок дефицита не испытывает, вероятность увеличить приток валюты сводится к нулю. Вот и получается, что «высокий» газ не вызвал, а только обострил проблемы, которые накапливались задолго до «газового» конфликта. Перед украинским химиками вырастает дилемма: или продолжать гонку за потребителем на мировом рынке, или попробовать отбить внутренний. Есть и вариант развития нескольких более-менее перспективных направлений за счет привлечения инвестиций (с учетом модернизации это вполне реально).

Впрочем, с внутренним рынком возникают вопросы. Во-первых, АПК – основной потребитель широко разрекламированной аммиачной селитры и прочих, менее известных удобрений. Аграрии надеются, что продовольственный кризис простимулирует развитие сельского хозяйства, в том числе и в Украине.

Иными словами, они рассчитывают на капиталовложения, в том числе иностранные. А пока суд да дело, хозяйства и комплексы (в Украине не так уж много крупных агрофирм, а производство слабо структурировано) пытаются выпутаться из кредитного капкана, уповая на реализацию остатков рекордного урожая, большую часть которого сохранить все же удалось. Оптимизм внушает и рост цен на зерно на мировом рынке.

Незачем говорить, что аграрии предпочтут дешевую селитру дорогой, чтобы, в свою очередь, демпинговать на внешнем рынке. А это значит, что они куда охотнее закупят российские удобрения, которые по сравнению с украинскими на треть (а то и наполовину) дешевле. Конечно, Украина может запретить ввоз дешевых удобрений. Но тогда возмутятся сельхозпроизводители, и придется изобретать схемы удешевления их продукции в обход химпрома.

Так что ожидать взрывного роста спроса на украинскую селитру вряд ли стоит, да и запасы на складах способны удовлетворить трехквартальный спрос. Не зря же химики заявили о готовности обеспечить аграриев на все сто процентов и намекнули правительству, мол, надо бы удешевлять продукт. Другая надежда и опора химиков на внутреннем рынке – металлургия – вроде бы оживает. Цены на сталь и продукцию металлургпрома медленно идут вверх, слегка выровнялись и «химические» цены. Опять же, эксперты расходятся во мнениях, сезонный ли это подъем, ситуативный или же речь идет о тенденции. Особо смущает тот факт, что в химпроме велик разброс цен по подотраслям, поэтому цельную картину свести воедино проблематично.

На сегодня химическая промышленность ждет от Кабмина поиска эффективных путей выхода из ступора, но не видит их. А это значит, что кризис в отрасли будет углубляться. Казалось бы, самое время взяться за внутренний рынок. Но все вышеописанные усилия мировых компаний вряд ли применимы в Украине. При ближайшем рассмотрении становится понятно, почему отечественные химики акцентируют внимание именно на господдержке (причем не столько финансовой, сколько в виде льгот).

Внутренний рынок – это расчеты в гривне, быстро девальвирующей и к доллару, и к евро. Внешний, даже если спрос сократится в разы, даст прибыль в твердой валюте, а значит, доход будет хоть сколько-нибудь защищен от усиливающихся в условиях кризиса рисков. Да, безусловно, фармацевтика могла бы совершить еще один подъем (первый – с середины 90-х), шанс соблазнительный, однако перспектива получать прибыль в гривне не привлекает, куда интереснее подпитывать сырьем внешние рынки.

Приходится признать, что украинские химики рассматривают кризис скорее как бедствие, отбрасывая вторую часть китайского иероглифа, который описывает явление, - шанс. В то время как в мире многие предприятия «закачивают» продукцию на внутренние рынки и диверсифицируют каналы поставок, украинские компании ратуют за поддержку конкурентоспособности на мировом рынке. Гонка за потребителем ожидается ожесточенной, особенно если учесть, что в первом-втором кварталах текущего года заработают предприятия на Ближнем Востоке (усилится конкуренция по этилену). Но пока что выбор химиков – внешний рынок. С учетом цены на газ и связанным с ней снижением рентабельности (до 3-5%) иного варианта и быть не может.

Между тем, в мире вовсю обсуждается идея дробления гигантов: остаются единицы с поддержкой государства и бизнес-сектора, промышленников, ориентированные на стратегические масштабные задачи на уровне государства, а прочие предприятия работают с неполной загрузкой под конкретные заказы или на среднесрочную или краткосрочную перспективу. Не исключено, что небольшие предприятия получат возможность поработать на внутренний рынок и в Украине. Что же касается крупных стратегических объектов, то к ним присматриваются инвесторы, но владельцы и менеджмент особых надежд не питают и готовятся ориентироваться и действовать по ситуации.

 


Комментарии
комментариев: 0

загрузка...


Статьи
24.03.17, Максим Полевой
В 2016-м украинский рынок проката с покрытием продемонстрировал бурный рост. Сохранится ли этот тренд в текущем году, главным образом будет зависеть от общей экономической и политической обстановки в стране.
22.03.17, Игорь Воронцов
Долгоиграющее антимонопольное расследование Еврокомиссии в отношении "Газпрома" завершилось безоговорочной победой европейцев. Под их нажимом российский госконцерн был вынужден пойти на серьезные уступки. Вот только об интересах Украины, зачем-то вступившей в Европейское энергетическое сообщество, в Брюсселе никто не вспомнил.
17.03.17, Максим Полевой
Украинский металлургический экспорт в страны бывшего СССР продолжает снижаться. Если еще в 2012-13-м эти государства в структуре украинского металлоэкспорта занимали в совокупности около 20% и более, то в прошлом году эта доля упала до 13,2% в денежном выражении, или до 954 млн долл. Однако некоторые рыночные позиции сохраняются.
10.03.17, Максим Полевой
На фоне обострения конкуренции на мировых металлорынках и усиления протекционизма особое значение для металлургов Украины приобретает посильная географическая диверсификация экспорта. Она может касаться второстепенных регионов, где конкурентная борьба между влиятельными поставщиками не слишком остра – по крайней мере, пока.
06.03.17, Ярослав Ярош
Российская горно-металлургическая группа Evraz, чьим ключевым бенефициаром является Роман Абрамович, сообщила, что достигла соглашения о продаже своего украинского коксохимического завода "Южкокс". Это уже второй украинский актив, с которым она готова расстаться после начала войны на Донбассе. Но сделка до сих пор не закрыта.
02.03.17, Игорь Воронцов
Евросоюзу долгое время удавалось отбиваться от китайской экспансии в металлургической отрасли. Однако в последнее время защитные редуты дали серьезную трещину. На помощь компаниям из КНР пришел очень сильный и грозный союзник – кризис. Первыми под его напором начали сдавать позиции наиболее слабые игроки – восточноевропейские стальные производители. А там не успеешь оглянуться, как очередь дойдет и до гораздо более благополучных и устойчивых предприятий в Западной Европе.
23.02.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реконструировать основные переделы и развивать сортамент, рассчитывая на оживление продаж в 2017 году. Но для стабильной работы предприятия необходимо решить проблему блокады железнодорожного сообщения с неподконтрольными территориями.
21.02.17, Ярослав Ярош
В январе в поселке Рудничное под Кривым Рогом прошли общественные слушания на тему строительства нового железорудного ГОКа на базе Шимановского и Зеленовского месторождений. Сама идея уже обросла густой бородой. Но на этот раз жителям предложили готовиться к переезду в соседние села, с вещами и денежной компенсацией. Так что, возможно, теперь это всерьез. Под выселение попадают более 300 дворов и даже несколько многоквартирных домов. Инвестор проекта – компания Black Iron – намерена приступить к рытью карьера уже со следующего года.
17.02.17, Василий Январев
Украинская промышленность, отработавшая прошлый год с небольшим плюсом после пятилетнего спада, рискует если не опять сократить производство, то, по крайней мере, существенно снизить темпы его роста. Одна из главных угроз на сегодня – тарифная политика государства, которая в прямом смысле слова оказывает удушающий эффект на экономику.
14.02.17, Максим Полевой
Иран и страны Ближнего Востока продолжают развивать собственную металлургию, сужая возможности для импортеров. Однако у украинских металлургов сохраняются шансы для экспорта в регион.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!