Подробнее Запомнить город


Слишком большие, чтобы потерпеть крах

размер текста:

Когда в конце прошлого года Олегу Дерипаске пришлось обратиться к российскому правительству за многомиллиардным кредитом, способным помочь ему выплатить другие долги, даже ближайшие сподвижники магната думали, что с ним покончено. Утопающему в долгах олигарху советовали передать контроль над своей огромной алюминиевой империей правительству.

'Я предложил ему пойти к Путину и предложить ему сделку, - говорит давний деловой партнер Дерипаски. - Это был единственный вариант'.

Г-н Дерипаска воспользовался дешевыми кредитами годов экономического роста, чтобы взять в долг больше, чем другие русские олигархи, и построить крупнейшую промышленную группу страны. Но когда цены на сырьевые товары, на которых держался российский экономический бум, упали, ситуация изменилась. Банкиры перешептывались о том, что его империя, которая включает в себя металлургические, строительные и автопромышленные активы, первой попадет под государственный контроль. В свою очередь это может привести к более широкой реструктуризации российского индустриального ландшафта с помощью частичного пересмотра результатов спорной программы приватизации, прошедшей в стране в 1990-х годах и передавшей огромные экономические богатства в руки небольшой группы влиятельных бизнесменов.

Однако до сих пор подобные прогнозы остаются лишь мрачными прогнозами. Конечно, российская экономика сократилась на 10 процентов, а банковская система страны страдает от массы плохих долгов, но до сих пор в России было крайне мало банкротств или спешных распродаж активов. Г-н Дерипаска и многие другие российские миллиардеры по-прежнему в бизнесе - хотя и еле-еле.

Во вторник Дерипаска окажется лицом к лицу с очередным крайним сроком по реструктуризации кредита в 7,3 миллиарда долларов, который его алюминиевая группа РУСАЛ должна более чем 70 иностранным банкам. Хотя он и близок к соглашению, Дерипаска, скорее всего, пропустит крайний срок. Однако мало кто беспокоится о нежелании банков продлить пятимесячный период заморозки по платежам. 'Никто не хочет дефолта', - говорит один из источников, близких кредиторам.

Изменения в судьбе российских олигархов многое говорят и об изменяющемся отношении Кремля к магнатам и о том, как иностранные банки будут возвращать сотни миллиардов выданных кредитов.

Одна из причин, по которой олигархам удалось избежать казни, состоит в частичном восстановлении цен на сырьевые товары. Но в основном все дело в Кремле. Чиновники боятся, что проведение банкротств и перемен во владении в то время, как падение производства стало самым сильным за последние 20 лет, а уровень безработицы стал самым высоким за последние восемь лет, приведет к общественному возмущению. Делая все возможное, чтобы погасить экономические пожары по всей стране, правительство прагматично оценивает свои возможности в управлении производственными активами.

Высокопоставленные чиновники, подобные влиятельному вице-премьеру Игорю Сечину, который обычно поддерживает усиление правительственного контроля над экономикой, воздерживаются от заявлений. 'Он не видит причин, по которым государство должно брать на себя все долги и иметь дело со всеми этими неприятностями', - говорит о Сечине банкир, знакомый с ситуацией.

Вместо этого, правительство призывает государственные банки рефинансировать кредиты и давит на остальные банки, чтобы те не настаивали на срочном погашении существующих долгов. В то время как политики тянут время, люди, подобные г-ну Дерипаске, ставят на длительное восстановление мировой экономики, которое позволит доходам их компаний вновь вырасти. 'Ставка делается на то, что завтра утром все будет лучше, что цены на сырьевые товары вырастут, - говорит высокопоставленный западный банкир, базирующийся в Лондоне. - Это - русская рулетка'.

Иностранные банки, работающие в России, вынуждены играть по общим правилам. Они не могут себе позволить списать десятки миллиардов долларов долгов. Они также боятся, что российские суды по делам банкротства присудят им слишком маленькое возмещение. В то время как переговоры по реструктуризации более 437 миллиардов долларов, которые российские компании должны зарубежным банкам, тянутся и тянутся, банки продолжают терпеть. 'Огромные европейские банки держатся за долги, которые по любым стандартам считаются дефолтными. Им нужны сделки, которые придутся по вкусу их клиентам', - говорит один из семи высокопоставленных западных банкиров, ответивших на вопросы при подготовке этой статьи. Все банкиры согласились ответить на вопросы только на условии анонимности, так как ситуация очень чувствительная. Г-н Дерипаска отказался дать комментарий для этой статьи.

В то время, как на мировые банки давят со всех сторон, правительство и российские магнаты пришли к выводу, что у них, возможно, есть преимущество. Один из источников, знакомых с ситуацией, процитировал одного российского магната реалиста, который сказал: 'Если я не могу заплатить BNP 4 миллиарда долларов, это моя проблема или их?'

Но подобное отношение очень рискованно. Международные банки не станут выдавать новые кредиты, если в процессе реструктуризации не будет достигнут дополнительный прогресс, в то время как российские банки с неохотой выдают новые кредиты в то время, как растет масса плохих долгов. Это может превратить экономику России в зомби и привести к многолетнему периоду крайне маленького или несуществующего роста. 'Тот факт, что до сих пор не было ни одного банкротства, вызывает страх', - говорит один из высокопоставленных банкиров.

В январе этого года ситуация была гораздо более безопасной для международных банков и более опасной для олигархов. Банкиры из Merrill Lynch, Credit Suisse и BNP Paribas все еще поздравляли друг друга с получением правительственного кредита в 4,5 миллиарда долларов, который полностью оплатил долг, взятый г-ном Дерипаской, чтобы купить 25-процентную долю в компании 'Норильский никель'. 'Теперь я знаю, что бог есть', - радовался один из банкиров. Банки вплотную приблизились к тому, чтобы получить долю в крупнейшем мировом производителе никеля, так как эта доля находилась у них в обеспечение кредита.

Deutsche Bank также испытал облегчение, когда его 2-миллиардный кредит другому российскому промышленном конгломерату 'Альфа-групп' был полностью выплачен Москвой как раз в то время, когда банк уже собирался забрать себе 49-процентую долю в мобильном операторе 'Вымпелком', принадлежащую 'Альфе'.

В обмен на выкуп правительство взяло доли в этих стратегических компаниях, прежде находившиеся в обеспечении у зарубежных банков, как свое собственное обеспечение выданных кредитов. Объявление о том, что правительство собирается запустить программу выкупа на 50 миллиардов долларов для компаний, оказавшихся в похожих обстоятельствах, вызвало разговоры о том, что государство может воспользоваться этим механизмом для пересмотра приватизаций 90-х.

Но внутри правительство задор ослабевал. К концу января Россия потеряла более трети своих золотовалютных резервов (200 миллиардов долларов) и боролась с падением рубля. Сначала за закрытыми дверьми, а затем и в открытую, чиновники начали говорить о прекращении программы выкупа с тем, чтобы люди, подобные г-ну Дерипаске, и их иностранные банкиры сами решали свои проблемы. В правительстве росло разочарование по поводу скорости, с которой они были вынуждены давать кредиты, одновременно с этим чиновники все лучше понимали, что не могут себе позволить помогать все новым и новым магнатам.

Кроме того, правительство приходит к пониманию того, что зарубежным банкам необязательно было платить по номинальной стоимости. 'Чиновники стали более продвинутыми в том, как они подходят к реструктуризациям, - говорит другой высокопоставленный банкир. - В какой-то момент люди сказали: подождите минутку, если банки готовы терпеть удары повсеместно, почему мы платим их по полной стоимости?'

Чиновники заявили иностранным банкирам, что те могут забирать доли в российских компаниях в обмен на невыплаченные кредиты. Но мало кто ухватился за эту мысль, памятуя о том, что в стране не всегда соблюдаются права собственности.

После того, как цены на сырьевые товары начали восстанавливаться весной, финансовое положение многих олигархов улучшилось. Однако необходимость сократить расходы никуда не делась, и многие работники продолжили ощущать это на себе. В начале этого года работники завода ГАЗ, принадлежащего г-ну Дерипаске, жаловались, что с трудом могут прожить на зарплату, которая была урезана в соответствии с новой, трехдневной рабочей неделей. ГАЗ также собирается уменьшить свой штат, состоящий из 100 тысяч работников, на 20 тысяч, пытаясь хоть как-то совладать с падением спроса на более чем 60 процентов.

Очевидно обеспокоенное возможными общественными беспорядками, правительство начало действовать. Президент Дмитрий Медведев велел банкам отказаться от 'корпоративного эгоизма' и не требовать возврата долгов, которые могут привести к распаду 'целых предприятий, дающих работу тысячам людей'.

Тем временем, г-н Путин вмешался в дела Дерипаски, публично унизив магната на показанной по телевизору встрече, во время которой бизнесмену пришлось подписать контракты, призванные вновь начать производство на трех фабриках, расположенных в небольшом городке недалеко от Санкт-Петербурга. Протестуя против невыплат зарплат, рабочие этих заводов заблокировали федеральную трассу. (Вне досягаемости камер, г-н Путин помог г-ну Дерипаске: подписанные контракты включали в себя снижение цен от поставщиков, которых магнат и добивался все это время.)

Несколько недель спустя г-н Путин обеспечил поддержку ГАЗу, который пытается реструктурировать около миллиарда долларов долга с февраля, когда компания объявила дефолт по облигациям: премьер-министр объявил, что государство увеличит государственные гарантии по кредитам на 20 миллиардов рублей (646 миллионов долларов, 455 миллионов евро). Некоторые экономисты говорят, однако, что спасательная акция мало, что сможет сделать, не считая сохранения статуса-кво завода. 'ГАЗ не может пережить такое падение спроса, даже если срок выплат увеличить до пяти лет. Единственным результатом идеи Путина является сохранение Дерипаски в роли акционера', - говорит бывший заместитель председателя Центробанка Сергей Алексашенко. Представитель г-на Путина Дмитрий Песков защищает это решение. 'Если объявить Дерипаску банкротом, это приведет к другим проблемам: социальному напряжению и растущему уровню безработицы, - говорит он. - В этом случае нам бы пришлось управлять всем, от А до Я. Это вопрос прагматизма: что дешевле и эффективнее?'

Государственный банк ВЭБ, который выдавал вспомогательные кредиты, включая полученный г-ном Дерипаской в прошлом году кредит на 4,5 миллиарда долларов, тоже включился в игру: банк заявил, что когда в октябре придет срок выплаты долгов, он отложит срок выплат на еще один год.

Однако, если правительство окажется под давлением из-за роста объемов плохих долгов, картина может вновь измениться для олигархов, подобных г-ну Дерипаске. Кремль может вновь напасть на них, говорят некоторые наблюдатели, особенно, если упадут цены на сырьевые товары. В результате помощи, которую Дерипаска уже получил, правительство может еще крепче взять его за горло. 'Правительство ждет, пока у него закончатся варианты. Они жду благоприятного случая', - говорит один из источников.

Но, в конечно счете, все зависит от решений одного человека, г-на Путина, который также является председателем наблюдательного совета ВЭБа. Как говорит один высокопоставленный российский банкир: 'Если бы Дерипаска был в США, я бы сказал, что он не выживет. Но это Россия. Здесь все решает политика'.

'Кто первым струсит'

Крупнейшие мировые банки таращатся на российских олигархов с тех пор, как Кремль впервые дал понять, что не собирается выплачивать ни копейки из их общего долга, размером в 437 миллиардов долларов, заявив банкам, что они могут забирать себе доли в задолжавших компаниях.

'Обе стороны играют в игру 'кто первым струсит', - говорит один высокопоставленный западный банкир. - Русские знают, что банки не хотят активы. . . Идея получения небольшого пакета акций не очень-то привлекательна.'

То, на что готовы пойти BNP Paribas, Royal Bank of Scotland и другие кредиторы, чтобы реструктурировать долги и избежать дефолтов, многое говорит о российских судах по делам банкротства и страхах западных банков по поводу того, что их права не будут соблюдены.

'В системе отсутствует прозрачность, отсутствует уважение к приоритетам структуры капитала, отсутствуют ясные процедуры, и существует риск, что все это растянется на годы, - говорит один из банкиров. - Идея о том, что 'Американские авиалинии' (US Airlines) могут объявить банкротство, действовать в рамках банкротства, а затем выйти через несколько месяцев из банкротства, в то время как люди по-прежнему готовы летать с ними, является довольно важной структурной особенностью американской экономики. Здесь этого нет'.

Во время последнего крупного финансового кризиса, произошедшего в России в 1998 году, владельцы компаний часто использовали период временного управления, чтобы слить активы, в то время как иностранным кредиторам достались одни копейки. Кроме того, 'если кредиторы приведут к банкротству компанию, то в нашей стране в девяти из десяти случаев это ведет к потере бизнеса компании', - говорит управляющий директор московского инвестиционного банка 'Тройка-Диалог' Андрей Шаронов.

В то время как американская компания General Motors прошла весь процесс банкротства и вышла из него всего за 40 дней, в России почти не было никаких банкротств - особенно в больших, стратегических компаниях. Вместо этого, правительство призвало банки не требовать возвращения долгов и настаивает на том, чтобы государственные банки выдавали новые кредиты. 'Никто не хочет, чтобы Путин. . . обвинил их из-за банкротства в том, что они - плохая компания или плохой банк, - говорит другой западный банкир. - Никто не хочет, чтобы собака умерла у них на крыльце'.

Правительство говорит, что собирается исправить ситуацию, предлагая законопроект о банкротстве, который должен улучшить шансы на финансовую реабилитацию. Но законы вряд ли вступят в силу до начала следующего года.

Было объявлено о нескольких сделках по реструктуризации долгов зарубежным банкам. Для компании РУСАЛ Олега Дерипаски подходит к концу пятимесячный период заморозки выплат по долгу в 7,3 миллиарда долларов, который был выдан фирме консорциумом из более чем 70 зарубежных банков. Близятся к завершению переговоры по продлению выплат на период в 5-7 лет. Сталелитейная компания 'Мечел' подписала соглашения о рефинансировании краткосрочных кредитов на сумму в 2,6 миллиарда долларов.

Только 'Мечел' и производитель грузовиков 'КАМАЗ' объявили о том, что нарушили кредитные договоры, когда их доходы упали в конце прошлого года. Однако западные банкиры говорят, что выпускают многочисленные добровольные отказы от заявленных прав, чтобы избежать технических дефолтов во многих других российских компаниях.

Кэтрин Белтон

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Дайджест
Готовить новый Избирательный кодекс, который будет делать невозможными влияния, фальсификации, преступления в избирательном процессе.
Маск обещает, что его грузовик Tesla Semi будет не только более экологичным, но и более дешевым в использовании.
18.11.17, AUTO-Consulting
Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков подчеркивает необходимость скорейшего урегулирования проблемы с автомобилями с европейской регистрацией, длительное время находящимися в Украине.
Искусственный интеллект, виртуальная реальность, большие данные и цифровая экономика быстро трансформируют сферу занятости.
Парламентские выборы как главная угроза децентрализации.
17.11.17
У крупнейшей госкомпании страны НАК «Нафтогаз України» появилась мечта - найти советников, которые помогут сделать скучную управленческую работу.
17.11.17, ubr.ua
Депутаты перекраивают праздничный календарь, чтобы заставить украинцев работать еще больше.
17.11.17, Deutsche Welle
20 ноября на Украине должно заработать Государственное бюро расследований. Для его создания у властей было пять лет. Но за этот срок бюро появилось лишь на бумаге.
В Украине также не исключают передачу долга третьей стороне.
16.11.17
15.11.17
14.11.17


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!