Подробнее Запомнить город


Майданно-банковские технологии?

размер текста:

Фактический старт предвыборной президентской гонки наконец-то дал ответ на так долго мучавший вопрос: «А как же государственные чиновники намерены использовать рекапитализируемые банки?» Увы, ответ неутешительный: таким финучреждениям суждено стать банальным инструментом предвыборной агитации. Интересы вкладчиков проблемных учреждений становятся разменной монетой в предвыборных политических раскладах. А значит, будут учитываться только тогда, когда для этого наступит «благоприятный политический момент».

Интересы остальных граждан-налогоплательщиков, которым небезразлична судьба запущенных в оборот многомиллиардных бюджетных обязательств, в этом процессе не просматриваются вообще. Впрочем, как и интересы украинской экономики.

Скромные результаты

Навязанная едва ли не силой международными финансовыми организациями и поминаемая уже всуе рекапитализация — пока единственный реальный ответ украинских властей на все многообразие банковских проблем. Худо-бедно, под бдительными присмотром все тех же МФО этот процесс, хоть и со значительным опозданием, но таки стартовал.

При этом вечно тонущие в бюрократической рутине правительственные и нацбанковские чиновники по-прежнему тщательно избегают конкретных ответов на многие вопросы. В частности, каким все-таки образом рекапитализируемые банки будут служить интересам экономики, как они будут управляться и где гарантии, что выделяемые на вхождение в капитал этих учреждений многомиллиардные суммы будут потрачены эффективно?

В интервью примерно полуторамесячной давности и.о. министра финансов Игорь Уманский жаловался «ЗН», что «слишком много людей пытаются влиять на идеологию и процедуру этого процесса (рекапитализации. — Ю.С.)». И сообщал, что «она (идеология) уже выписана и формализована», «но, к сожалению, процесс ее корректировки и доработки практически не прекращается».

Судя по тому, что никакие документы по этому поводу так и не были опубликованы, «процесс корректировки и доработки» не прекращается по сей день.

Государство вошло в капитал трех учреждений (Укргазбанка, «Родовид Банка» и банка «Киев»), однако более серьезные сгустки проблем — банки «Надра» и Укрпромбанк так и не добрались пока даже до промежуточного рекапитализационного финиша. Так что о результативности принятых мер как с точки зрения оздоровления банковской системы, так и решения проблем основной массы уже пострадавших вкладчиков пока говорить не приходится.

Еще до середины нынешней недели было очевидно: ни одной из сторон процесса (Нацбанк и Минфин) не хочется брать на себя всю полноту ответственности за выполнение обязательств ни перед вкладчиками Укрпромбанка, в котором уже на тот момент закончилось действие моратория на удовлетворение требований кредиторов, ни «Надр», где этот срок истекает 10 августа.

Что касается конкретно «Укрпрома», то Нацбанку, очевидно, очень не хотелось этот банк ликви­дировать, причем «уперся» на этот счет именно Владимир Стельмах. А Минфину и правительству не хотелось заниматься его рекапитализацией. Внушительной армии их пострадавших вкладчиков оставались только тщетные попытки разобраться в потоке противоречивых заявлений относительно дальнейших намерений и действий высоких чиновников.

И большие зачеты

Однако кого смутят более чем скромные пока результаты, если уже фактически стартовала президентская гонка? Возврат сбережений — слишком благодатная и удобная возможность для обращения в стан своих сторонников пострадавших вкладчиков, чтобы не попиариться на этой почве.

И встреча премьер-министра с вкладчиками «Родовид Банка» в Международном выставочном центре (МВЦ) на прошлой неделе, и «незапланированное» посещение Юлией Владимировной центрального отделения банка, где она «проверила выдачу депозитов вкладчикам», носили ярко выраженный пропагандистский характер для одного из кандидатов в президенты.

При этом оплачивались эти агитационные мероприятия, понятное дело, из средств новообращенного в госсобственность банка. Т.е. из средств, которые еще вчера были ему выданы за счет налогоплательщиков.

Конечно, оппозиционные главе исполнительной власти СМИ не могли безучастно наблюдать за происходящим. Газета «Сегодня» подсчитала, что мероприятие в МВЦ обошлось банку в сумму до 3 млн. грн.

Отбиваясь от расспросов «ЗН» по этому поводу, временный администратор «Родовид Банка» Сергей Щербина отказался назвать сумму, которая была потрачена банком на проведение вышеозначенной акции, сказав лишь, что расценки на рассылку приглашений были значительно ниже стандартных.

По информации «ЗН», это действительно так. Печать и доставка адресатам пригласительных оплачивались по тарифу 1,67 грн. за штуку, что значительно ниже стандартных для подобного рода услуг расценок — 2,5—2,8 грн./шт.

И все же при общем тираже в 700 тыс. шт. (именно такую цифру ранее называл г-н Щербина) рассылка вылилась в приличную «копеечку» — более миллиона гривен (1,169 млн. грн.), что в три-четыре раза больше, чем по подсчетам наших коллег (300—400 тыс. грн.).

Официальные расценки за аренду МВЦ (3 евро/кв. м), может, конечно, и не применялись. Однако аренда 28 тыс. кв. м плюс целый ряд других необходимых дополнительных услуг (например, охрана) тоже потянули прилично. Прибавьте сюда достаточно внушительную рекламу в СМИ, учтите другие услуги организаторов подобных массовок — и задайтесь вопросом: можно ли считать эффективным и полезным для налогоплательщиков такое расходование государственных денег?

«Какая мелочь на общем фоне многомиллиардных злоупотреблений чиновников!» — скажет читатель. Может, и так, да ведь предвыборная кампания официально еще даже не стартовала.

А стоит ли при этом беспокоиться по поводу такой мелочи, как выполнение при проведении вышеназванных закупок требований тендерного законодательства, под которые теперь уже подпадает новый государственный банк, судьба которого еще недавно была так небезразлична многим представителям БЮТ?

Премьер основательно подготовилась, чтобы на конкретных фактах и цифрах поведать, как ее политические конкуренты разрушают банковскую систему. Однако оказалась явно не готовой рассказать, что сама конкретно сделала для решения проблем вкладчиков других учреждений. Например, Укрпромбанка, немногочисленная группа которых сильно подпортила впечатления от мероприятия.

«Для того чтобы Укрпромбанк привести в порядок, сегодня необходимо около 9 млрд. грн. На сегодняшний день государству, правительству войти в этот банк невозможно, поскольку таких объемов денег у нас нет», — подобная попытка оправдаться, судя по реакции, не очень воодушевила вкладчиков Укрпромбанка. Поэтому Юлия Владимировна пообещала все-таки решить и их проблемы, переведя вклады в госбанк.

И что реально?

По данным «ЗН», нынешняя неделя как раз и началась с обсуждения нацбанковской и правительственной сторонами двух альтернативных вариантов. Предложение команды Юлии Тимошенко состояло в ликвидации Укрпромбанка и переводе его вкладчиков в недавно ставший собственностью государства «Родовид Банк».

Владимиру Стельмаху эта затея не понравилась, и он настоял на своем сценарии: вкладчиков перевести в более надежный, по его мнению, Ощадбанк, а Укрпромбанк пока не ликвидировать, продлив мораторий на удовлетворение требований кредиторов.

Благо, уже вступивший в силу свежеиспеченный закон об особенностях мероприятий по финансовому оздоровлению банков (№1617-VI) позволял это сделать.

Позиция Владимира Стельмаха взяла верх, и именно его вариант был принят как базовый.

Постановлением №447 от 5 августа с.г. Нацбанк продлил действие моратория на удовлетворение требований кредиторов в Укрпромбанке до 21 января 2010-го. До этой даты банк получил право возвращать средства только в пределах установленных временной администрацией и согласованных с НБУ лимитов. Дальнейшая судьба вкладчиков и их сбережений снова зависла в воздухе, зато чиновники получили очередную временную отсрочку для принятия окончательного решения по Укрпромбанку, которому рекапитализация, казалось, уже практически точно не светила.

Комментируя для «ЗН» сложившуюся ситуацию, председатель правления Ощадбанка Анатолий Гулей сообщил, что правление госбанка действительно рассматривает возможные варианты по принятию на обслуживание депозитов вкладчиков Укрпромбанка.

«В настоящий момент мы проводим консультации с Министерством финансов, Национальным банком и временной администрацией Укрпромбанка. Речь идет о переводе более одного миллиона счетов, принадлежащих приблизительно 450 тыс. физических лиц-вкладчиков.

В принципе, это простая ежедневная работа операционного блока нашего банка, как показал наш опыт первой половины 2008 года. Ощадбанку по силам решение и более масштабных задач, так что при условии четкой правовой регламентации этого процесса технически мы готовы выступить в роли агента правительства и осуществить подобную операцию. У нас есть только два принципиальных момента. Первый: при переводе денежных средств вкладчиков Укрпромбанка политическим силам не следует непрофессионально комментировать сам процесс, создавая ненужный ажиотаж среди вкладчиков как Укрпромбанка, так и госбанка. Также всем надо понимать, что этот процесс не будет длиться одну или две недели, он займет от двух месяцев до полугода. Второе, чего нельзя сейчас допустить, — это ухудшения финансового положения госбанка. Поэтому для нас крайне важен сейчас вопрос качества и ликвидности активов, которые могут быть переданы госбанку в обеспечение выплат по принимаемым обязательствам перед вкладчиками Укрпромбанка», — заявил г-н Гулей.

Он спрогнозировал, что окончательное решение в отношении дальнейшей судьбы вкладов в Укрпромбанке будет принято в начале следующей недели.

Со своей стороны, временный администратор «Родовид Банка» Сергей Щербина сообщил «ЗН», что управляемое им учреждение не против взять на обслуживание вкладчиков Укрпромбанка, получив вдобавок его активы. По его словам, «Родовид» готов принять на баланс часть филиальной сети Укрпромбанка, сохранив рабочие места для его нынешних сотрудников. «У нас за последнее время персонал сократился втрое, с шести до двух тысяч сотрудников, и было ликвидировано около ста отделений банка. Поскольку после рекапитализации перед банком будут стоять новые серьезные задачи, эти потери потребуют скорейшего восполнения», — объяснил он.

Видимо, нацбанковский вариант чем-то не устраивал главу правительства. Поэтому она снова спутала карты, заявив в четверг вечером в интервью трем телеканалам, что «мы уже видим сейчас путь, как «Надра» и Укрпромбанк на протяжении месяца взять и национализировать, извините за такое неприятное слово, сделать государственными эти банки».

Цель, конечно, благая: «начать возвращать людям их собственность, их деньги». При этом премьер добавила, что национализация банков стала возможной с учетом принятого в июле по инициативе правительства закона о под­держке финучреждений.

Насколько эффективен и полезен вышеупомянутый закон (№1617-VI) как инструмент реального оздоровления банковской системы, а не отдельных учреждений, — предмет отдельного анализа, который мы обязательно проведем в одном из ближайших номеров «ЗН». Однако уже сейчас бросается в глаза очевидное нарушение отдельными его пунктами конституционных норм.

Например, так искусно внесенная в его заключительные положения норма, наделившая НБУ правом «продлевать на срок до шести месяцев мораторий на удовлетворение требований кредиторов банка, в котором на момент принятия этого закона был введен мораторий», имеет, получается, обратную силу, ибо распространяется на заключенные до момента вступления закона в силу депозитные договора. В то же время в Конституции содержится норма о недопустимости подобного; есть даже специальное решение Конституционного суда по этому поводу.

Насколько продолжительной очередной задержкой выплат чревата эта новая инициатива Юлии Тимошенко для вкладчиков, сказать пока сложно. Хотя и очевидно, что распутать весь клубок проблем «Укрпрома» и «Надр» за месяц, как обещает премьер, вряд ли удастся.

На исходе уже десятый месяц с тех пор, как в украинской банковской системе был объявлен мораторий на досрочное изъятие депозитов. Однако за все это время общество так и не услышало от высоких сановников четкого и внятного ответа на два вопроса. Первый: в чем, кроме возни с рекапитализацией, заключается стратегия властей по оздоровлению банковской системы? И второй, еще более важный: как возобновить фактически свернутое после начала кризиса кредитование экономики, без которого надежды на возобновление ее роста тщетны?

Юрий Сколотяный

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Дайджест
24.10.17, Financial club
Пілотний проект з прямого врегулювання з ОСЦПВ не виправдав очікування учасників ринку.
Медицинская реформа может не принести ожидаемых результатов. Препятствий для ее реализации сразу несколько: от дефицита кадров в системе здравоохранения - до политических разборок.
Точка невозврата пройдена — электромобиль стал обыденностью. А у Украины есть шанс поучаствовать в глобальном технологическом сдвиге
Після років декларованої політики скорочення бюджетних видатків, дерегуляції і невтручання уряду в економіку держава у 2017 році витратить на підтримку бізнесу 170 млрд грн. Це майже третина держбюджету і понад 6% ВВП.
24.10.17, ubr.ua
Нынешний тем пополнения угольного запаса на спасать наших энергетиков.
С выходом из Испании страна автоматически выходит из Еврозоны, Евросоюза и, соответственно, теряет членство во всех торговых соглашениях, которые действуют для Испании.
24.10.17, 112.ua
Вице-премьер-министр Владимир Кистион в интервью Экономической правде посетовал, что надстройка НАК Нафтогаз Украины тратит на свое содержание 1,8 млрд грн в год. Вице-премьер предположил, что надстройка должна быть ликвидирована. 112.ua разбирался, на что "Нафтогаз" тратит 1,8 млрд грн бюджетных средств
24.10.17, ubr.ua
ВСУ считает, что цена потребзайма должна включаться лишь в процентную ставку.
На что нужно обратить внимание, обсуждая главную политическую тему осени.
24.10.17, Газета.Ru
В Киеве назвали условие возвращения к закупкам российского газа.
23.10.17
21.10.17
20.10.17
19.10.17


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!