Подробнее Запомнить город


Возраст полной дееспособности, или Праздник, который опять не с нами

размер текста:

Уже маршируют солдаты, прогревают двигатели танки, взмывают в небо самолеты и выдвигаются пушки на исходные для салюта рубежи. Уже спичрайтеры пишут чеканную речь для главы государства, мучительно соображая, в чем он уверен на сей раз. Уже на главных площадях городов, поселков, сел и прочих населенных пунктов возведены трибуны, а жителям рассказано, что и когда будет закрыто, перекрыто и к посещению запрещено. Словом, все как всегда, когда страна готовится отметить свой главный праздник — День государственной независимости.

И как всегда, социологическая служба Центра Разумкова опросила граждан на предмет их отношения к независимости и ее празднованию. И, как всегда, граждане свою приверженность независимости подтвердили. Но ее годовщину праздником особым признать скорее отказались, как всегда.

Годовщина между тем особенная. Нашему независимому государству — 18. Юридически говоря, оно вступило в возраст полной дееспособности. Что, в отличие от простого использования прав, от рождения данных, означает «способность осознавать значение своих действий, управлять ими и предвидеть их последствия». В том числе и не особо для окружающих приятные. И в этой части — не только осознавать и предвидеть, но и нести за означенные последствия ответственность. Красиво называется — деликтоспособность, но об этом потом.

Есть основания взглянуть, смогло ли наше совершеннолетнее государство обрести к знаменательной своей годовщине полную дееспособность. А если взглянуть, то выяснится, что с использованием прав наше государство справилось. Проблемы — по части осознавать, предвидеть, тем более нести ответственность.

Однако по порядку — сначала праздник и что о нем опрошенные граждане думают. Опрос проведен 20-28 июля 2009 г. Опрошено 2006 респондентов старше 18 лет во всех регионах Украины. Теоретическая погрешность выборки — 2,3%1.

Независимость: явление, праздник и соответствие

В референдуме 1 декабря 1991 года приняли участие 84% граждан.

Из них поддержали государст­венную независимость Украины — 90%, проголосовали против — около 8%.

С тех пор при всех проблемах и «негараздах», при разных, но постоянных кризисах мы независимости страны остаемся верны, как самим себе. Во всяком случае, несмотря на текущий финансово-экономический и очередной политический кризис, мы свое отношение к ней, по сравнению с августом прошлого года, не изменили. Почти.

И если бы референдум происходил сегодня, то независимость страны поддержало бы большинство из нас и ровно столь­ко же, сколько в августе прошлого года — 52%. Проголосовали бы против — четверть (в прошлом году — 22%). Остальные 23% — либо не определились, либо на референдум не пошли бы (в августе 2008-го — 26%).

Сторонники независимости составляют большинство в каждом регионе. Только большинство это разное: на Западе — абсолютное (86% против 4%, не поддержавших бы независимость); в Центре — простое (52% против 25%); на Востоке — относительное (41% против 35%), на Юге — статистически не значимое (36% против 32%).

В возрастных группах сторонников независимости — тоже большинство. Среди граждан постарше, кому 50 и за, — до 48%. А среди молодых, кому еще 40 не стукнуло, — до 57%. Что, как всегда, свидетельствует о наличии у независимости страны значительного потенциала поддержки.

И, надо сказать, защиты.

Готовность защищать страну в случае военной опасности изъявили 63% граждан — от 65% на Западе (против 18%, сказавшихся неготовыми) до 58% на Юге (против 20%). Причем к защите готовы не только 68—70% юных (18—29 лет) и молодых (30—39 лет), но и 50% граждан в возрасте 60 лет и старше. Не готовы — от 16% юных и молодых до 31% тех, кому далеко за, что естественно. Впечатляет, не правда ли?

Однако.

В августе 2008 года аналогичную готовность засвидетельствовали только 48% граждан (против 28% не готовых и 24% не определившихся). Различие столь значительно, что наводит на размышления, особенно если учесть, что прошлогодний опрос проводился в разгар военных событий на Кавказе…

Тут, вероятно, одно из двух: то ли мы готовы защищать страну не от любого супостата, а только фамилию его заранее спросив, то ли, посмотрев в прошлом году на военный парад внимательно, граждане поняли, что если не они…

Впрочем, мы о празднике.

Как было сказано, он, как всегда, опять не с нами. Большим праздником полагают День независимости только 15% граждан страны — от 37% на Западе до 7% на Юге. 38% — считают его праздником официальным, иными словами, не своим, не личным и личностно значимым. Практи­чески столько же — обычным выходным. А 8% — уверены, что этот день следует сделать обычным рабочим. Двое из сотни — определиться не смогли.

Можно представить данные по-другому: для жителей Запада и Центра страны День независимости — скорее обычный официальный праздник (44 и 41% соответственно), а для Юга и Востока — обычный выходной (46 и 43% соответственно).

Но как ни представляй, а не сложилось. Причем, в отличие от самой независимости, отношение к ее празднованию от возраста граждан не зависит. Полагающие День независимости большим праздником составляют только 15—16% в каждой возрастной группе. Для самых юных он скорее обычный официальный праздник (44%), для самых старших — обычный выходной день (40%). Так что и с потенциалом здесь не очень…

Так почему граждане, будучи достаточно стойкими приверженцами независимости, ее годовщину как праздник свой, личный, домашний и всеобщий в упор не видят? Вероятно, как всегда. Потому что не видят действительной независимости своей независимой страны. Действительно независимой Украину сегодня считает только треть ее граждан: от 59% жителей Запада до 21% — Востока. Большинство — 54% — уверены в противоположном: от 28% жителей Запада до 69% — Востока. 13% — ответить на этот геополитический вопрос не смогли.

То обстоятельство, что видение страны как действительно независимой демонстрирует некий потенциал роста, поскольку оно свойственно преимущественно гражданам молодым и юным, ситуацию спасает не особо. Ибо даже среди 18—29-летних граждан с острым зрением — 37%, а менее зорких — 49%. Что уж говорить об остроте зрения тех, кому 60 и больше: из них видят страну независимой только 29%, а не видят ее таковой — 56%...

Да, трудно считать независимой страну, которую вот уже 18 лет носит из стороны в сторону без руля и без ветрил, потому что кто-то вне ее самой сигнал не подает, а кто-то подает, но не тот.

Ключевые слова — ветрила и руль, можно кермо. У руля страны со всеми ее полями, морями и горами, со всеми ее гражданами стоит, как правило, государство. Оно, собственно, для того и рождено, чтобы рулить, управлять или править, как кому больше нравится, но вести — откуда-то куда-то.

И от того, как, куда и в чьих интересах оно ведет, зависят — к счастью или к сожалению — страна и развитие событий как в ней самой, так и вокруг. Вокруг — это когда государство сильное. А для сильного государства нужны три условия: хорошие законы, сильная армия и доверие граждан к государю. Так говорил Макиавелли, в природе государства знавший толк.

Теперь посмотрим минуту внимательно на означенные три условия. Вспомним, что происходит с нашей Конституцией, нашей армией и нашим доверием к действующему государю. Вспомнили? Потому оставим в покое события вне страны.

О государстве и притязаниях к нему
Я призываю нацию и украинских политиков объединиться вокруг интересов нашего государства.
…В наше сердце должен войти дух победы.
В.Ющенко,
24 августа 2008 года


Итак, первое. Подавляющее большинство (78%) граждан считают, что в целом события в стране развиваются в неправильном направлении. Полагают, что в пра­вильном — только 7%, а пятнадцать человек из каждой сотни бегают от одних к другим в надежде обрести аргументы для определения собственной позиции.

Второе. Чтобы много цифр не называть, обратим внимание на таблицу с ответами граждан на вопрос: «Как Вы считаете, каким образом, по сравнению с 1991 годом, изменилась ситуация в следующих сферах?». И увидим — что ты с гражданами нашими ни делай, как их жизнь ни улучшай трудом героическим мощной государственной машины, они видят только ухудшение. Положительный баланс образовался только по уровню демократии, но и он, болезный, составляет неполных 2%.

Во всех остальных сферах, по мнению граждан, ситуация ухудшилась: баланс голосов отрицательный и в целом, и по регионам, хотя по регионам — разный, иногда очень.

Единственное, в чем регионы единодушны — так это в оценке улучшения/ухудшения ситуации с коррупцией. Улучшение увидели от 9% жителей Запада до 2% — Востока; ухудшение — 74% и 82% соответственно. Интересно, следует ли из этого, что единственное нас объединяющее начало — коррупция?

Однако вернемся к таблице. И сравним баланс, полученный сейчас и в августе 2005 года. И опять вспомним, на сей раз — что это было за время.

С момента вступления в должность нового президента страны — конец января 2005 года — до августа ничего особенного в сферах, перечисленных в таблице, не стряс­лось и не случилось. Разве только приличные деньги по случаю рождения ребенка пообещали…

А положительный баланс в пользу повышения уровня демократии в 13 раз больше, чем сейчас. А отрицательный по поводу уровня жизни — втрое меньше, а уровня социальной защищенности — вчетверо. И прочие также.

Что же было на самом деле в том времени лучше?

Только одно — был еще тот самый «дух победы», который в эпиграфе выше призвал в наши сердца глава государства в прошлый День независимости.

Так этот дух у нас уже был. Мы действительно были уверены в своей победе. Отсюда — оценка уровня демократии, отсюда и сравнительно мягкие оценки всего остального, так сказать, авансом. Потому что были тогда не обманутые еще надежды и ожидания или, красиво говоря, — притязания. Вот эти-то притязания нам сейчас и припоминают, глядя на нынешние наши недовольные физиономии.

Цитата будет длинная, но интересная, не пожалеете. Из вполне официального издания и о нас.

Итак, «кто-то вбил нашему населению в голову, что не только в западных странах, но и в России живут намного лучше, чем мы… Казалось бы, что должен делать человек, недовольный своим материальным положением? По логике вещей — больше работать. Наш же человек считает, что ему все должно дать государство. Он хочет ездить в Евро­пу, смотреть голливудские фильмы, читать западную литературу, не иметь цензуры и в то же время хочет, чтобы государство обеспечило ему высокий уровень жизни… Примерно треть населения Украины так считает…» А еще «основная масса населения в возрасте от 12 до 45 лет страдает невероятным завышением жизненных стандартов…»

О 12-летних ничего сказать не могу, детей не опрашиваем. А сама я в этом возрасте мечтала стать балериной и носить юбочку из соболей, как Плисецкая. В свое время один очень авторитетный и не наш социолог Н.Лу­ман мудро заметил: «Осознанная жизнь, обогащенная социальным опытом, быстро избавляет от совсем произвольных ожиданий». Потому к 45 годам ожидания, как правило, не столь уж невероятны. А уж если старше…

Но по поводу трети населения, желающего не больше работать, а от государства больше получить, могу сказать следующее. Мы неоднократно задавали упомянутому населению вопрос: что, по его мнению, должно быть приоритетным в ситуации ограниченности бюджетных средств в Украине? И просили выбрать один из двух вариантов ответа:

1. Поддержка государством нетрудоспособных и малообеспеченных граждан путем увеличения социальной помощи, выплат, субсидий и т.д.

2. Поддержка государством трудоспособных граждан путем значительного повышения зарплаты, создания рабочих мест, содействия развитию малого и среднего бизнеса.

И неизменно около трети населения (30—34%) выбирали первое. Однако, если посмотреть социальный статус входящих в эту треть, то выяснится, что почти половина ее (до 47%) — пенсионеры. И ожидать от них другого выбора было бы, мягко говоря, некорректно. Особенно если принять во внимание размер пенсий их подавляющего большинства…

Далее, во-первых, если пенсионеров из трети вычесть, то окажется, что так думает, на самом деле, только около 16% населения страны.

Во-вторых, большинство (58—63%) населения — неизменно выбирает второй вариант ответа.

Справедливости ради следует сказать, что официальное издание упоминает, что «в Украине оплата труда является несправедливой (если сравнивать с показателями европейских стран)…»

Так что нам надо делать по логике вещей? Больше работать? И вместо одной зарплаты в 800 грн. получать две?

По логике вещей труд надо оплачивать именно справедливо, ориентируясь на показатели европейских стран и соотношение в них ВВП на душу населения и средней зарплаты. И если первое у нас ниже в разы, то второе — в десятки раз. Это справедливо? Кстати, наши граждане, работать не любящие и страдающие излишними притязаниями к жизни, в числе многих никем не сосчитанных миллионов прекрасно трудятся в Европе. Хотят-таки ездить в Европу, хотят, книжек западных начитавшись…

По логике вещей государство, имеющее граждан с высокими притязаниями и к нему, и к жизни, а также — ярко выраженным желанием работать, может и должно эти притязания превратить, канализировать, конвертировать в действие, деятельность, труд. Вот когда мы в 2005 году ожи­дали, что сейчас оно нам скажет, наконец, что брать, куда нес­ти и как класть, чтобы получился наш, украинский «шведский дом»…

Государство можно определять как угодно. Можно так, как его определил опять же авторитетный и не наш философ Орте­га-и-Гассет. Цитата тоже не из коротких, полезная во многих смыслах.

«Государство, — писал он, — это прежде всего план действия, программа строительства. Оно призывает людей к некой совмест­ной работе. Государство не кровное родство, не общность языка или территории, не соседст­во.

…Это всегда призыв, который одна группа людей обращает к другим группам, чтобы вместе что-то делать. Дело это, каковы бы ни были его промежуточные ступени, сводится к созданию какой-то новой формы жизни. Государство неотделимо от проектов жизни, программы дел или поведения».

Можно проще, коль скоро голливудских фильмов насмотрелись. Там, если американские парни попадают в передрягу, а они попадают в нее постоянно, один обязательно заявляет: «Надо составить план», а какой-нибудь другой обязательно спрашивает: «Ты босс?» Босс, то есть тот, кто предлагает план. И наоборот — кто предлагает план, тот и босс.

Мое государство план так и не предложило. Хотя, судя по всему, план «дома» у него был, но такой, что лучше его гражданам не показывать, — потому что определял он место граждан в этом доме где-то между сенями и людской…

Поэтому государство сосредоточилось все-таки на том, что оно и кровное родство, и общность языка и территории. И заставило граждан строить не дом, а Вавилонскую башню. Что мы все успешно и делаем…

О деликтоспособности
За 17 лет Украина убедилась в собственных силах.
Мы стали на путь государственной зрелости.
В.Ющенко,
24 августа 2008 года


Если кто забыл, то красивое слово в подзаголовке происходит от не менее красивого, поскольку латинского delictum — проступок, правонарушение, в общем — некая пакость, причинившая кому-то вред, ущерб. И означает, как было сказано выше, «способность субъекта нести ответст­венность» за этот самый вред.

Построенное нами государст­во, а точнее сказать, — построенное при нашем попустительстве, и не сбежавшим Лазаренко, которого Арсений Петрович предлагает считать отцом лозинских в Украине, а Леонидом Дани­ловичем, никуда бежать не собирающимся, поскольку ему здесь гарантированно хорошо.

Леонид Данилович заложил каркас и зацементировал. А Виктор Андреевич — гарант хорошей жизни Леонида Данило­вича, про­извел отделочные работы; при нем государство не только стало на путь зрелости, а и созрело.

Это государство ущербно само и делает ущербными нас. Потому что, открещиваясь от того, бывшего государства, независимость которого мы под­дер­жали и поддерживаем, снося памятники, его символизирующие, переименовывая улицы, о нем напоминающие, оно оставляет и укрепляет его дух.

Можно снести и переименовать все и вся, повесить в каждом официальном кабинете портреты всех гетманов до ныне дейст­вующего и обвешать их рушниками, как лотки на ярмарке. И ничего не будет.

Потому что настоящие памят­ники прошлому и прошлого — незыблемы, они множатся и чувст­вуют себя в нашей независимой стране отлично, к сожалению.

Их можно насчитать сколько угодно. А можно свести к трем.

Ложь. Она повсюду и во всем — от смешных деклараций высших должностных лиц до конституционных положений о бесплатной медицине. От обещаний бандитам тюрем и декларирования доходов/расходов госчиновникам с чадами и домочадцами до седьмого колена до призывов «свій до свого по своє» государственных должностных лиц, поправляющих здоровье в Австрии, передвигающихся на «мерседесах» и одевающихся «в Бриони». От заверений, что в «РосУкрЭнерго» «буквы украинской нет» до клятв отмены депутатской неприкосновенности и невнятных объяснений зарубежным фондам, инвесторам и прочим кредиторам, куда их деньги подевались… Множить это можно до бесконечности, нужно ли?

Пренебрежение к человеку. Во всем — от его достоинства до качества жизни и самой жизни. Чтоб за примерами далеко не ходить и особо страшных не приводить, то вот такой веселенький. В столице разрабатывается новый генплан. Для того чтобы обеспечить жильем горожан, надо его настроить около 30 млн. кв.м. Путей два: реконструкция кварталов, застроенных устаревшим жильем, проще говоря — «хрущевками». Подсчитано, что на площадях, ими занятыми, можно построить 25-30 млн. кв.м. То есть ровно искомое количество. Но…

Инвесторы и девелоперы попросили разработчиков ген­плана сделать строительство жилья «реальным», проще говоря — сверхприбыльным, каким оно и было. И город будет расширяться территориально, в том числе по направлению Чернобыля.

Срок эксплуатации блочных «хрущевок» — 35 лет. Очень скоро они начнут складываться в кучки, погребая под собою официальную государственную заботу о гражданах. Зато девелоперы будут счастливы. И официальное издание напишет что-то вроде: «население позволяет себе демонстрировать неимоверный спрос на… дорогое жилье — неоправданно дорогое жилье. Но мы начали строить такое жилье преимущественно потому, что на него есть спрос. И все равно население Украины демонстрирует колоссальное неудовольствие…». Красиво?

Спецраспределение общественных благ, проще — ДУСя. Спецприменяется даже закон, перед которым все равны. Пример — опять веселенький. Если вы, начитавшись Всеобщей декла­рации прав человека, решили, что ваше право на свободу передвижения в пределах мира гарантировано, то проверьте все-таки, нет ли у вас задолженности по квартплате. Тут одна семья из Сум, говорят, была должна родному жэку 17 грн. И имела при этом завышенное притязание на отдых в Египте. Так ее из государства Украина не выпустили. Вернулся отец семейства из столицы в Сумы, заплатил, и шлагбаум открыли. Еще во Львове, говорят, случаи такие были…Гово­рят — законно, решение суда потому что есть. А оно есть, потому что есть некое письмо министра юстиции и главы Государствен­ной пограничной службы, после которого эта мера «стала законной» и государство Украина пользуется правом не выпускать своих граждан за границу, если у них есть коммунальные долги.

Вот это и называется правоспособность без деликтоспособности. Юридическим языком говоря…

Интересно, а г-н Лозинский, вроде за границу сбежавший, справку из жэка брал?

Да, единственное, в чем государство обеспечило равенство, — это в размере подоходного налога. Кризис — лучшее время для того, чтобы богатые наконец поделились с бедными. Вы о проекте бюджета на 2010 год слышали? Ни слова в нем о введении прогрессивной шкалы подоходного налога нет. Как и о любом другом налоге на богатство…

Так что, господа граждане независимой страны, государство наше хоть и совершеннолетнее, но, как бы это помягче выразиться в праздник, — не надлежащее. Бестолковое, жуликоватое, а главное — ни за что ни перед кем не отвечающее. И от того, что оно свое, суверенное и независимое, не легче, а хуже. Не хотелось бы, чтобы имя столь прекрасной нашей страны ассоциировалось с таким государством. Стыдно.

Что дальше?
…Право на политическое единство дается не прошлым, а будущим.
Не то, чем мы вчера были, но то, чем все вместе будем завтра, — вот что соединяет нас в одно государство.

Ортега-и-Гассет, 1930 г.

Есть мнение, что говорить плохо и о плохом хватит. Хватит ныть и прибедняться. Хватит придираться к государству и власть имущим.

Но, во-первых, чтоб не было мусора, надо, понятно и несомненно, не мусорить. Но если мусор есть, то глупо, стоя в нем по колено, рассказывать о том, что вон там, в углу, под сундуком — чисто. Надо взять веник. А у кого веник — слово? Профессия такая…

А во-вторых, государство, о котором и в котором нельзя было говорить плохо о плохом, у нас уже было. Оно плохо закончило, в том числе и по этой простой причине. Кому-то хочется повторить?

В том государстве виной всему были враги и пигментация кожи. На восьмом десятке лет оно все еще рассказывало о «родимых пятнах капитализма», которые мешают выполнить обещания «через 20 лет», «каждой семье — отдельную квартиру» и все прочие.

А в нашем? Родимые пятна есть — «совки». Это прежде всего наши родители и бабушки, которые, собственно, построили и отстроили города, в которых мы сейчас живем. Газопроводы, нефтепроводы и шахты, на которых сейчас делают деньги те, кто громче всех рассказывает, мол, уйдет наконец советское поколение — и вот тогда уж будет и рынок, и демократия, и равные права. А пока…

А пока враги будут определены вот-вот, поиск идет усиленный. Уже стали врагами родной государственности те, кто плохо отозвался о лозунге «титульное государство — для титульной нации»…

Значит, дальше — либо мы будем продолжать строить Вавилонскую башню. С известным завершением этого процесса.

Либо наконец перестанем бередить старые раны и наносить друг другу новые и поймем, что государство — «это то, чем мы будем все вместе завтра». И шанс определить это завтра у нас пока есть. Если не удалось пять лет назад, надо пытаться сейчас. Пытаться доказать, что мы не население, а граждане. И нам от претендентов на президентский пост нужны не обещания подачек, а тот самый внятный план построения украинского дома. Дома, в котором не будет места ни лжи, ни пренебрежению к человеку, ни спецраспределению общественных благ. Вот такой социальный спрос на обещания претендентов.

Интересно, кстати, что обвиняющие население в спросе на популистские обещания политиков, не вспоминают, что подавляющее большинство (76%) граждан страны в 2005 году ожидали от избранного ими президента «укрепления независимости страны». Выше в том рейтинге было только ожидание «решительной борьбы с преступностью и коррупцией» (97%), «борьбы с олигархами» (78%) и «развития демократии в Украине» (77%)…

И второе, кстати. Хорошо, что в обществе сохраняется пока спрос на обещания политиков. Когда обещания не выполняются и спрос на них исчезает, то его место обычно занимает спрос на, как бы это помягче выразиться в праздник, на средства силового воздействия…

* * *
При изложении результатов используется следующее региональное деление страны: Восток — Днепропетровская, Донецкая, Запорожская, Луганская, Харь­ковская области; Запад — Волынс­кая, Закарпатская, Ивано-Фран­ков­ская, Львовская, Ривненская, Тернопольская, Черновицкая; Центр — Киев, Винницкая, Жито­мирская, Киевская, Кирово­градская, Полтавская, Сумская, Хмельницкая, Черкасская, Черниговская области; Юг — АР Крым, Николаевская, Одесская, Херсонская области.

Людмила Шангина

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Дайджест
Готовить новый Избирательный кодекс, который будет делать невозможными влияния, фальсификации, преступления в избирательном процессе.
Маск обещает, что его грузовик Tesla Semi будет не только более экологичным, но и более дешевым в использовании.
18.11.17, AUTO-Consulting
Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков подчеркивает необходимость скорейшего урегулирования проблемы с автомобилями с европейской регистрацией, длительное время находящимися в Украине.
Искусственный интеллект, виртуальная реальность, большие данные и цифровая экономика быстро трансформируют сферу занятости.
Парламентские выборы как главная угроза децентрализации.
17.11.17
У крупнейшей госкомпании страны НАК «Нафтогаз України» появилась мечта - найти советников, которые помогут сделать скучную управленческую работу.
17.11.17, ubr.ua
Депутаты перекраивают праздничный календарь, чтобы заставить украинцев работать еще больше.
17.11.17, Deutsche Welle
20 ноября на Украине должно заработать Государственное бюро расследований. Для его создания у властей было пять лет. Но за этот срок бюро появилось лишь на бумаге.
В Украине также не исключают передачу долга третьей стороне.
16.11.17
15.11.17
14.11.17


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!