Подробнее Запомнить город


Доллар в Украине: вперед и вверх

размер текста:

Скачок курса американского доллара до 8,5 грн. чиновники в высоких кабинетах в очередной раз поспешили объяснить спекуляциями и паникой населения. Однако, по подсчетам «ЗН», Национальному банку просто не хватает валютных запасов, которые он может, по согласованию с МВФ, тратить на покрытие спроса на доллары. Почти половину из доступных для августовских интервенций резервов НБУ продал банкам, гасящим свои обязательства перед нерезидентами. В результате на удовлетворение внутреннего спроса у Нацбанка в конце августа практически не осталось валюты.

В начале сентября, когда у кредитно-денежного регулятора снова откроется возможность поддерживать курс гривни, ситуация на валютном рынке может успокоиться. Однако паника среди населения, которое уже почувствовало дефицит долларов, может сломать хрупкое спокойствие в финансовой системе.

Больная экономика

Как известно, в нормально работающей экономике (когда население не видит в валюте панацею от всех бед) обменный курс определяется платежным балансом. И с этой точки зрения ситуация в Украине выглядит, на первый взгляд, не так уж плохо. В июле дефицит платежного баланса страны составил около 950 млн. долл. США, увеличившись по сравнению с июнем примерно на 220 млн. долл. Дыра в платежном балансе была с лихвой перекрыта кредитом Международного валютного фонда, который перечислил Украине 3,3 млрд. долл. в рамках кредита stand-by. В результате, по итогам июля золотовалютные резервы НБУ даже увеличились на 2,3 млрд. долл.

Фактически, такую сумму Нацбанк и мог израсходовать на поддержание курса гривни в августе, учитывая, что в сентябре МВФ выделит Украине еще 2,4 млрд. долл. сверх программы за счет размещения своих облигаций на 250 млрд. долл. (Украина является членом МВФ и имеет право на долю в привлеченных фондом средствах). Однако удержать курс это не помогло.

Как обычно, вопреки заверениям Национального банка об «отсутствии оснований для роста курса», такие основания были. Одним из них стал сезонный фактор — увеличение спроса на импортные товары. После майско-июньского сокращения темпов роста импорта закупки товаров иностранного производства опять начали увеличиваться (в июле +23,4% к предыдущему месяцу), в то время как объемы экспорта росли весьма незначительными темпами (в июле +6,8% к июню). Главным импортером к осени снова становится «Нафтогаз Украины», который начал контрактовать российский газ (в июле НАК оплатил поставки 3,2 млрд. кубометров против 1 млрд. кубометров в июне).

Впрочем, спрос на валюту всколыхнул не только увеличивающийся импорт. Несмотря на заметное улучшение внешней конъюнктуры, иностранные инвесторы не спешат вкладывать деньги в Украину. По итогам июля, приток прямых инвестиций в страну составил около 320 млн. долл. Отток же по финансовому счету был куда более значительным: ежемесячные погашения банками внешних обязательств увеличились до 1 млрд. долл.

Жадный Нацбанк…

Именно активный возврат банками внешних долгов и стал тем камнем, который разрушил хрупкое спокойствие на валютном рынке. Стартовав в середине июля с отметки в 7,7 грн./долл., котировки на межбанковском рынке тут же потянули за собой наличный рынок, который затем и стал править бал. За вторую декаду июля объемы покупки наличной валюты увеличились в шесть раз, превысив 1 млрд. долл.

Активная скупка валюты продолжилась и в августе. Как сообщил «ЗН» и.о. главы НБУ Анатолий Шаповалов (по традиции, в период потрясений на валютном рынке Владимир Стельмах ушел в отпуск), по итогам 27 дней августа граждане скупили около 1,6 млрд. долл., в то время как интервенции Нацбанка для поддержания курса гривни составили около 1,2 млрд. долл.

Еще около 1 млрд. долл. Нацбанк израсходовал из резервов на обеспечение валютой НАК «Нафтогаз Украины» и банков, которые возвращали внешние долги.

Глава Госфинуслуг Виктор Суслов считает, что виноват в курсовом скачке именно Нацбанк: вместо того чтобы банкротить банки, не имеющие источников валюты для выплаты внешних долгов, он проводит политику конвертации коммерческого внешнего долга в государственный. Причем одновременно тратит на это столь дефицитные валютные резервы и выдает рефинансирование, которого бы с лихвой хватило на выплату всех депозитов в проблемных банках. «Если притока валюты в страну нет, то механизм ее получения для внешних выплат может быть только один: коммерческий банк берет в НБУ кредит рефинансирования в гривнях, на которые потом покупает валюту. Чаще всего продает ее тоже Национальный банк, который истощает резервы, вместо того чтобы тратить их на гашение пикового спроса на межбанке интервенциями», — поясняет экономист.

Проблема еще и в том, что регулятор продает валюту на погашение внешних займов отнюдь не всем даже крупным банкам. По традиции, помощь НБУ получают лишь избранные. Большей части кредитно-финансовых учреждений регулятор отказывает под двумя основными предлогами. Первый — они не привели в соответствие с требованиями постановлений №107—109 норматив своей валютной позиции (восемь банков). Второй — обменивают доллары по курсу выше пресловутого средневзвешенного межбанковского курса, который «с потолка» установлен на уровне 8,15 грн. за долл. (нарушение допускают 7—10 банков, самым радикальным из которых является Calyon), в то время как рыночные котировки переваливают за 8,55 грн./долл.

«Неизбранные» банки вынуждены откупать валюту для погашения внешних долгов, а также для своих клиентов-импортеров (которым интервенции не положены) на межбанке. Тем самым они задирают безналичный валютный курс, за которым сразу же подтягивается и наличный валютный рынок.

…и призрачные резервы

Банкиры говорят, что спрос на валюту на наличном рынке и стал основным драйвером роста курса до 8,5 грн./долл. «У банков на спекуляции с безналичной валютой денег практически нет, — говорит председатель правления банка «Форум» Ярослав Колесник. — С начала месяца остатки на корсчетах банков сократились с 24 до 16 млрд. грн.».

Его коллега из крупного банка с украинским капиталом говорит, что при неработающем межбанке и замерзшем кредитовании такое резкое сокращение остатков свободных средств у банков могло произойти по двум причинам. Во-первых, из-за выплат внешних долгов. Во-вторых, благодаря тому, что налоговая администрация надавила на крупнейших плательщиков и заставила их осуществить бюджетные платежи.

Зато у населения денег прибавляется. С начала года Нацбанк выкупил у правительства гособлигаций на сумму около 25 млрд. грн. Эти деньги пошли на финансирование дефицита бюджета, а значит, в конечном итоге, большая их часть перешла и переходит в наличную форму через выплату зарплат и социальных пособий. Впрочем, кроме наличных, граждане направляют на покупку валюты и безналичные сбережения — конвертируя в валютные гривневые депозиты, срок размещения которых подошел к концу. Именно это заставило чиновников НБУ вернуться к идее обсуждения восстановления моратория на досрочный возврат депозитов, однако идея не получила поддержки в секретариате президента, и Анатолий Шаповалов поспешил от нее откреститься.

В итоге Нацбанк в который раз остался один на один с паникой на валютном рынке, успокаивать которую на Институтской умеют только административными способами. Регулятор принял решение вернуться к идее насыщения рынка наличным долларом, который пообещал в начале недели продавать банкам
по 8,00 грн. с тем, чтобы она попадала на наличный рынок не дороже 8,16 грн./долл.

Правда, по недомыслию или по злому умыслу, условия покупки дешевой валюты Нацбанк выставил такие, что от участия в первой интервенции отказались многие банки, подававшие на нее заявки. От них требовалось обеспечить жесткий контроль над использованием средств НБУ, не меняя курс в течение дня и продавая не более чем по 980 долл. в одни руки на протяжении пяти дней. Кроме того, регулятор не продавал дешевый нал банкам, торгующим выше средневзвешенного курса на межбанке и нарушающим норматив валютной позиции.

По оценкам банкиров, регулятор продал 21 коммерческому банку около 98 млн. долл., 40 из которых достались Ощадбанку и Приватбанку, не преминувшим воспользоваться монопольным положением. Ощадбанк стал требовать размещения депозитов у покупателей валюты по льготному курсу. Приватбанк отличился еще больше, продавая по 100 долл. в одни руки.

Несложно подсчитать, что остальным финансовым учреждениям достались в среднем по 3 млн. долл., которые были распроданы в считанные минуты после открытия касс. При этом были созданы еще и условия для масштабной спекуляции, в которой активно поучаствовало и население. Купив доллары по 8,16 грн., люди тут же могли сдать их за углом по рыночному курсу 8,4—8,5 грн./долл.

Но самая главная проблема валютных скидок от НБУ заключается в том, что своей неуклюжей политикой центробанк в очередной раз создал искусственный дефицит валюты — из-за того, что в конкурсе на ее льготную продажу участвовали далеко не все розничные банки.

В четверг чиновники с Институтской постарались исправиться. Они продали 75 банкам около 170 млн. долл. (фактически весь запас валюты, который оставался у НБУ на интервенции в августе, исходя из договоренностей с МВФ). С пятницы эти деньги должны были появиться на наличном рынке по 8,16 грн.

Банкам нужно сдерживать панику на наличном рынке всего два дня — 28 и 31 августа (в выходные банковские обменные пункты не работают). В НБУ надеются, что в сентябре сбивать ажиотаж на валютном рынке будет намного легче, так как регулятор снова получит возможность проводить масштабные интервенции, потратить на которые можно около
2,5 млрд. долл.

Столь трепетное отношение центробанка к объемам интервенций возродило в банковской среде подозрения шестимесячной давности, что большая часть резервов НБУ находится в неликвидной форме или недоступна регулятору. Дескать, на фоне постоянных нарушений условий сотрудничества с МВФ правительством Нацбанк почему-то не может превысить предельно допустимый объем интервенций из резервов. Поэтому вчера, по сведениям «ЗН», большая часть банков хоть и установила на табло курсы 7,95—8,16 грн./долл., валюту не продавала. Во многих обменниках даже висела красноречивая табличка «валюты нет», которая является самым точным предвестником очередной спекулятивной атаки на курс гривни.

Нацбанк со своей стороны попытался предпринять ответные меры. Как пояснил «ЗН» Анатолий Шаповалов, регулятор хочет запретить банкам взимать комиссионные при безналичных валютно-обменных операциях (чтобы жестче контролировать выполнение банками требования о торгах по средневзвешенному курсу).

НБУ также намерен заставить своих подопечных платить в гривне проценты по валютным депозитам и собирать плату по валютным кредитам (как платежи за услуги, которые должны осуществляться только в гривне). Впрочем, банкиры считают, что это не сильно поможет исправить ситуацию. «Любое из этих решений можно обойти, — говорит председатель правления одного из крупнейших банков. — Людям уже показали, что доллары — это дефицит, и население будет продолжать скупку валюты». Так что вопрос теперь в том, сможет ли регулятор предложить более адекватные рыночные меры.

Александр Дубинский

 


Комментарии
комментариев: 2
11:10 | 30.08.2009
петя
доллар будет 1к100 готовьтесь
11:44 | 30.08.2009
Oksana
не удивил...украинцам ничто и никто не страшен- ко всему привыкли...

...


Дайджест
Готовить новый Избирательный кодекс, который будет делать невозможными влияния, фальсификации, преступления в избирательном процессе.
Маск обещает, что его грузовик Tesla Semi будет не только более экологичным, но и более дешевым в использовании.
18.11.17, AUTO-Consulting
Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков подчеркивает необходимость скорейшего урегулирования проблемы с автомобилями с европейской регистрацией, длительное время находящимися в Украине.
Искусственный интеллект, виртуальная реальность, большие данные и цифровая экономика быстро трансформируют сферу занятости.
Парламентские выборы как главная угроза децентрализации.
17.11.17
У крупнейшей госкомпании страны НАК «Нафтогаз України» появилась мечта - найти советников, которые помогут сделать скучную управленческую работу.
17.11.17, ubr.ua
Депутаты перекраивают праздничный календарь, чтобы заставить украинцев работать еще больше.
17.11.17, Deutsche Welle
20 ноября на Украине должно заработать Государственное бюро расследований. Для его создания у властей было пять лет. Но за этот срок бюро появилось лишь на бумаге.
В Украине также не исключают передачу долга третьей стороне.
16.11.17
15.11.17
14.11.17


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!