kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Через диалог — к стратегическим проектам

01.10.09 , “День”
размер текста:

Виктор МАЙКО: Украина должна активно себя лоббировать как потребитель и транзитер части каспийского газа.

Недавно Президент Украины Виктор Ющенко осуществил первый за свою каденцию визит в Туркменистан, который становится глобальным энергетическим игроком. Среди украинских политиков и экспертов существуют преимущественно критические мысли относительно результатов этого визита в Ашхабад главы Украинского государства. Может ли Украина надеяться на восстановление прямых поставок туркменского газа? Какие трансформации происходят сейчас в Туркменистане, с которым заинтересованы сотрудничать США и ЕС? Об этом — в интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Украины в Туркменистане Виктора МАЙКО.

— Виктор Анатольевич, вы были участником переговоров. Чего на самом деле удалось достичь нашей стране в ходе этого визита в Туркменистан?

— Газ — это только часть двухсторонних отношений. Надеюсь, что по итогам в этом году объемы экспорта украинских товаров и услуг вырастут до 800 млн. долл. США. Происходит политическое, гуманитарное, военно-техническое сотрудничество. Главным результатом этого визита является возвращение к нормальному диалогу, который должен быть между дружескими странами и который является главной предпосылкой активизации двухсторонних отношений. Достаточно длительное время качество и перспектива наших отношений были далекими от оптимальных.

— Иными словами испорченными?

— Нет, они не были испорчены. В 2007 и 2008 годах украинские государственные и частные предприятия активно работали с Туркменистаном. Но то, что они тогда делали, было завершением проектов, начатых в 2004—2005 годах. Существовала обоюдная заинтересованность в дальнейшем развитии этого сотрудничества, но из-за существования определенных проблем отсутствовала перспектива. Визит Президента Украины стал серьезным шагом возвращения к сотрудничеству не только в тактическом измерении, но и к разговору о перспективе — о стратегических проектах и стратегическом партнерстве. И именно с этой точки зрения мы можем говорить, что результаты визита являются очень серьезными.

— И в чем они состоят?

— Во-первых, Украина и Туркменистан высказали свою заинтересованность далее углублять диалог в энергетическом секторе, в том числе и в газовом. Обе страны заинтересованы в том, чтобы между ними существовали прямые контакты с учетом существующих на сегодняшний день геополитических реалий. Мы никогда не скрывали желания поддерживать с Туркменистаном как можно более тесные контакты с как можно меньшим количеством посредников. Это не новая позиция, об этом знает и Туркменистан, и также наши соседи, с которыми мы находимся в постоянном переговорном процессе.
Существуют определенные реалии, которые нельзя не учитывать. Во-первых, сегодня физически не существует какой-то альтернативы газопровода САЦ (Средняя Азия — Центр). Во-вторых, у Туркменистана есть определенная концепция, согласно которой уже много лет эта страна реализует свой экспортный газ на собственной границе. Вместе с тем, на вопросы, существует ли при этих условиях возможность заключения так называемого прямого контракта на импорт туркменского природного газа, мой ответ — да, существует. А встречи на наивысшем уровне являются для этого наиболее важной предпосылкой. Во время официального визита Президента Украины мы изложили свою позицию относительно перспектив дальнейшего сотрудничества и нашли понимание и поддержку со стороны руководства Туркменистана относительно основных составляющих этого сотрудничества.

А относительно ожиданий, что результатом визита должна стать договоренность на поставку газа по прямым контрактам, например, с 1 октября, то это абсолютно несерьезно. Такие вопросы в течение одного визита не решаются. Продолжением диалога должны стать политические консультации на уровне руководства министерств иностранных дел. Такая договоренность уже есть. Мы должны провести межправительственную комиссию, ориентировочно, в ноябре, во время которой отработать сугубо технические моменты. Кроме того, масштабную работу должны провести руководители нефтегазовых ведомств, дипломаты, эксперты. И в конце концов, мы должны очень серьезно проговорить этот вопрос, как это было договорено, во время визита президента Туркменистана в Украину.

Также, по-моему, является неправильным акцентирование внимания только на краткосрочных перспективах нашего сотрудничества в энергетическом секторе. Значительно более важными для Украины сегодня есть средне- и долгосрочные проекты диверсификации импорта энергоносителей.

— То есть закупка туркменского газа с 2015 года, как сообщается в украинских СМИ? Насколько реальной является такая дата?

— Я бы не привязывался к 2015 году. Сегодня очень тяжело подсчитать срок реализации того или иного проекта. Например, кто может сегодня сказать, когда точно начнется и закончится строительство газопровода NABUCCO, и каким будет маршрут этого газопровода?

В то же время, следующий год будет чрезвычайно важным в контексте определения, сможет ли Украина закрепить свой статус основного транзитера природного газа в Европу на следующие 15—20 лет. Роль Туркменистана, который сегодня является глобальным игроком на энергетическом рынке, в реализации этой стратегии является чрезвычайно высокой.

— А когда должен состояться визит президента Туркменистана в Украину?

Вполне возможно, визит президента Гурбангулы Бердымухамедова состоится еще до конца этого года. Обеим странам необходимо продолжить диалог, который состоялся во время визита Президента Виктора Ющенко. Впервые за последние три с половиной года мы сели и серьезно проговорили возможность восстановления прямых закупок туркменского газа. И туркменская сторона высказала очень большой интерес к тому, чтобы это произошло. Это уже событие. Это очень серьезно. Я не хочу возвращаться к вещам, которые предшествовали потере прямых поставок газа. Что было, то было. Следует делать правильные выводы и не забывать об ошибках, которые делались с одной стороны и с другой. Сегодня мы начинаем фактически с чистого листа, в непростых политических и экономических условиях. В условиях кризиса очень тяжело прогнозировать, сколько Украина будет потреблять газа не то, что в 2015 году, никто не может точно сказать, сколько Украине нужно будет газа в будущем году.

— Но думать о возобновлении поставок все равно нужно, не так ли?

— Однозначным является то, что каспийский газ, в широком понимании этого слова, будет искать прямой выход на мировые динамично развивающиеся рынки. Европейский газовый рынок является наиболее интересным. Компания Gaffney, Cline and Associates обнародовала данные аудита согласно которым оптимальный объем газовых месторождений Южный Йолотань-Осман равняется приблизительно семь трлн. куб. м. газа. И это только часть картины. На следующий год мы можем получить результаты дополнительного аудита и объемы запасов газа в Туркменистане могут увеличиться приблизительно вдвое. Это делает Туркменистан основным участником любых новых газопроводов в европейском направлении и требует от нас серьезной работы по формированию общих украинско-туркменских интересов на глобальном энергетическом рынке. Газ в Туркменистане есть, желание сотрудничать с Украиной — тоже. Каким образом доставлять туркменский газ в Украину в краткосрочной и долгосрочной перспективах — над разрешением этого вопроса мы должны работать глубоко и системно.

— Это и видно по зарубежным публикациям и вниманию, которое уделяют Европа и США этой стране в последнее время и предлагают сотрудничество Туркменистану...

— Если динамика увеличения резервов будет продолжаться, Туркменистан может выйти по запасам газа на второе место в мире после России. Но даже базируясь на сегодняшних данных аудита, Туркменистан может успешно реализовать долгосрочную концепцию диверсификации газовых поставок. Одна из этих составляющих реализована. С января следующего года газ пойдет в Китай. Пока что, в объемах три-четыре млрд. куб. м в год, но постепенно этот объем будет доведен до 40 млрд. куб. м в год. В начале следующего года туркменский газ пойдет в Иран по дополнительному газопроводу Довлетабад-Серахс в Иран, для обеспечения туркменским газом северных и восточных регионов страны. На протяжении последнего года состоялся ряд визитов президента Гурбангулы Бердымухамедова в европейские страны, являющиеся потенциальными потребителями или транзитерами каспийского газа. Никто не скрывает, что туркменский президент в течение этих визитов на наивысшем уровне вел переговоры о возможном участии Туркменистана в газопроводе NABUCCO.

— Виктор Анатольевич, а что в результате этого может иметь Украина?

— Наша страна должна вполне серьезно осознавать, что каспийский газ так или иначе пойдет в Европу. Начнется ли этот процесс в следующем году, или позже, это не имеет принципиального значения. Но это является стратегией, поэтому мы не должны оставаться в стороне этого процесса.

— И подключиться трубами или газокомпрессорными станциями...

— Абсолютно точно. Мы должны, как задача-минимум, активно участвовать в реализации серьезных проектов в энергетической сфере. Это газокомпрессорные станции, которые мы на протяжении последних четырнадцати лет поставляем на туркменский рынок, трубная продукция. Украина также может предоставить услуги по строительству линейных частей газопровода. Одним из таких проектов является транстуркменский газопровод «Восток-Запад» протяженностью почти тысяча км. В продолжающемся тендере мы представлены компанией «Евразийский трубопроводный консорциум» и имеем очень неплохие перспективы. Задача-максимум заключается в том, чтобы, используя свои политические, экономические, в том числе, инфраструктурные возможности, Украина должна активно лоббировать себя как потребитель и возможный транзитер части каспийского газа в Европу. Сегодня продолжается дискуссия относительно маршрутов доставки каспийского газа. Каждый из вариантов имеет серьезные преимущества и не менее весомые риски политического и экономического характера. Маршрут, по которому часть каспийского, главным образом, туркменского газа пройдет по украинской территории, является вполне конкурентоспособным. Не имеет значения, как мы будем его называть, но газопровод Азербайджан — Грузия — Черное море — газотранспортная система Украины — это абсолютно реальные вещи. И в вопросе определения окончательного маршрута позиция Туркменистана, как основного экспортера газа из центрально-азиатского региона, является очень важной.
Процесс активных переговоров относительно перспектив поставки каспийского газа уже начался. Пока что эти переговоры сдерживает неопределенная экономическая ситуация в мире. Я думаю, что в конце первого квартала 2010 года эта переговорная фаза войдет в активную стадию. И очень много будет зависеть от того, что предложит Украина и насколько она будет активной и убедительной в переговорном процессе.

— А имеет ли рычаги влияния на Туркменистан Россия и может ли туркменский президент проводить независимую политику?

— Президент Туркменистана является политически независимой и незаангажированной фигурой. Мой почти пятилетний опыт работы в Туркменистане говорит о том, что эта страна сегодня принимает стратегические политические и экономические решения, исходя, прежде всего, из собственных национальных интересов. Не нужно забывать также и о том, что Туркменистан имеет статус нейтральной страны.

— Интересно было бы услышать от вас, какие трансформации сейчас происходят в Туркменистане. Какой становится эта страна при новом президенте?

— За два с половиной года после инаугурации нового президента Туркменистана состоялись фундаментальные преобразования в базовых социальных сферах. В системе образования проведены структурные и концептуальные реформы. Переформатирование учебного процесса, развитие методической базы, подготовка преподавателей и мотивация учеников. В эту сферу вкладываются большие инвестиции, благодаря чему активно происходит строительство новых корпусов учебных заведений, а также их оснащение по последнему слову техники.

Дефицит высококлассных специалистов остается одной из главных проблем страны. Поэтому система образования формируется таким образом, чтобы Туркменистан начал как можно скорее получать собственных специалистов. Руководство Туркменистана поощряет молодых людей для обучения за границей. Для примера, если в Украине раньше училось от 500 до 700 туркменских студентов, то сегодня эта цифра превышает три тыс. В новом учебном году в Украину поедут еще почти 900 туркменских юношей и девушек.
Серьезные изменения происходят и в системе здравоохранения. У руководства страны есть четкое понимание того, что здоровье нации нуждается в серьезных капиталовложениях. Собственными глазами я видел целый ряд областных и районных клиник, оснащённых в соответствии с наивысшими стандартами.

Страна становится более открытой для мира. Речь идет не только о том, что в этом году Туркменистан посетили свыше 200 иностранных делегаций, в том числе на высшем уровне. Несмотря на существующие проблемы с визовым режимом, значительно упрощены условия как для поездок своих граждан за границу, так и для приезда иностранцев в Туркменистан.

В стране, в течение последних двух лет, создана новая нормативно-правовая база, содействующая формированию нормальной бизнес-среды, защите инвестиций, условий работы иностранных компаний и физических лиц в Туркменистане.

— Виктор Анатольевич, как в Туркменистане решается языковой вопрос?

— Туркменский язык является единственным государственным языком. Весь документооборот, заседания Кабинета Министров и другое ведется на государственном языке. Основные средства массовой информации тоже используют туркменский язык. Никакой проблемы с этим не существует. На бытовом уровне я время от времени слышу, что кто-то общается на русском языке. Но это — эпизодически. Были времена, когда ради того, чтобы туркменский язык более динамично входил в повседневную жизнь, из учебных программ был изъят русский язык. И в школах русский язык не изучался вообще. Сейчас это изменено.

— Говорят восток дело тонкое. Сложно ли вам работать в Туркменистане?

— Сколько бы времени я ни провел в Туркменистане, я знаю, что для меня эта страна будет каждый новый день открываться, как она открывалась эти годы, какой-то новой чертой. Страна является очень интересной исторически. Туркменистан является местом рождения анауской культуры, являющейся очень близкой по возрасту и характеру к трипольской культуре. В Туркменистане, на территории бывшей страны Маргиана, возраст которой превышает пять тысяч лет, постоянно находят очень интересные исторические и археологические находки.
Сегодня очень интересно жить в Туркменистане и наблюдать, насколько динамично развивается и преобразовывается страна. Конечно, болеешь за эту страну, болеешь за наши двухсторонние отношения. Хочется, чтобы все было на как можно лучшем уровне и чтобы мы не концентрировались на каком-то одном направлении работы, дискриминируя другие. Хочется, чтобы политические, экономические, гуманитарные и военно-технические направления работы развивались гармонично и динамично. Перспективы двухсторонних отношений чрезвычайно позитивные и главная задача — их не потерять.

Мыкола Сирук

 


Комментарии
комментариев: 0

загрузка...


Дайджест
Теперь все ключевые должности оказались в руках христианских демократов.
18.01.17, Дело
Министр социальной политики Украины Андрей Рева рассказал постоянному представителю Международного валютного фонда Жерому Ваше о новой концепции пенсионной реформы. Новость об этом появилась на Правительственном портале, но спустя несколько часов исчезла.
18.01.17, Сегодня
Работодателей, которые отказываются поднимать зарплаты, пугают огромными штрафами.
Расследование всех экономических, финансовых преступлений, махинаций в налоговой и бюджетной сферах правительство планирует передать Финансовой полиции.
Каким образом свести на нет риски при покупке недвижимого имущества?
18.01.17, Сегодня
От развития энергетического сектора страны, уверены эксперты, зависит будущее Украины.
Международный валютный фонд снова требует от украинского правительство повысить пенсионный возраст до 63 лет.
18.01.17, Сегодня
Сегодня после длительного отдыха на работу вышли украинские парламентарии — состоялось первое в наступившем году пленарное заседание.
18.01.17, Газета.Ru
Газпром требует от Украины еще 5,3 млрд долл.
Предварительные результаты работы банков свидетельствуют, что за два года из банковской системы украинцы вывели 11 млрд долл.
17.01.17
16.01.17
15.01.17
14.01.17
13.01.17
12.01.17


Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!