kjsdsf
Подробнее Запомнить город


Сергей Тигипко: выбор после выборов

размер текста:

В ночь, когда стали известны предварительные результаты первого тура президентских выборов, Сергей Тигипко настолько часто появлялся в телевизионных эфирах, что один из его коллег — кандидатов, не прошедших во второй тур, с сарказмом заметил: у зрителей может сложиться впечатление, будто Сергей Леонидович занял на выборах первое место. Впрочем, как говорится, в каждой шутке… Победителем Тигипко может называть себя с полным основанием: еще несколько месяцев назад его рейтинг не превышал статистической погрешности, и само желание лидера «Сильной Украины» баллотироваться в президенты многими воспринималось как эксцентричная причуда человека, которому просто не на что тратить деньги. Зато теперь о кампании Тигипко говорят почти исключительно в превосходных тонах — как об образцовой политической технологии и перспективном бизнес-проекте. Впрочем, то, что успех заслуженный, Сергею Леонидовичу еще предстоит доказать: всё зависит от того, как он сможет распорядиться полученным результатом. Иначе — в политической истории Украины он может остаться случайным счастливчиком, которого избиратели от безысходности сочли новым лицом украинской политики.

Галломан из 90-х

Да что там избиратели! Даже Виктор Янукович, когда его в «Большой политике» спросили о Тигипко, начал рассуждать о том, что, мол, «хорошо, когда подрастает молодежь». Евгению Киселеву пришлось напомнить лидеру оппозиции, что Сергею Леонидовичу уже 49 лет. Когда сам Янукович только начинал свою политическую карьеру, «подающий надежды» Тигипко уже был вице-премьером. Отвечающим, кстати, за экономические реформы — как это ни удивительно теперь звучит — в правительстве Павла Лазаренко. Впрочем, к тому, что его воспринимают не таким, каким он есть на самом деле, Тигипко мог бы уже привыкнуть — в его карьере это случалось неоднократно. Причем, иногда этому способствовал и сам Сергей Леонидович. Скажем, в 1997-м в интервью «Киевским ведомостям» он с вызовом заявил, что в чиновники идут только те предприниматели, которые не добились успеха в бизнесе. И меньше чем через месяц… сам оказался в правительстве. «На смену рыночнику-теоретику пришел рыночник-практик», — эти слова Александра Разумкова можно было воспринимать даже как подтрунивание над новоиспеченным вице-премьером. Если бы назначение не произошло по рекомендации самого Разумкова. Да и образ «рыночника-практика» оказался для Тигипко весьма полезным — если он пользуется им до сих пор.

Наивысшую оценку за свою работу в своем первом правительстве Сергей Леонидович получил, как известно, за рубежом — в виде ордена Почетного легиона из рук французского президента. Жак Ширак наградил его как сопредседателя комиссии по экономическому сотрудничеству между двумя странами. Самым громким (если не сказать скандальным) проявлением этого сотрудничества, помнится, был приход в Украину транснациональной компании «Лафарж», совсем не чужой для самого Ширака. На память о тех далеких временах у Тигипко остался не только орден. Достаточно обратить внимание, как Сергей Леонидович реагирует на фамилию бывшего французского президента, даже упомянутую совсем в другом контексте. Ну и, разумеется, осталась репутация главного украинского «галломана». Укрепившаяся после того, как стало известно о том, что с Сергеем Леонидовичем работают французские политтехнологи во главе с Марселем Гроссом. Возможно, конечно, это совпадение — в самой Франции компания Гросса работала как раз с оппонентами Ширака (выбор в их пользу можно объяснить скорее «польским прецедентом», где те же технологи под руководством Жака Сегелы «помогли» стать президентом «бывшему комсомольцу» Александру Квасьневскому), но публика вряд ли вникала в такие нюансы.

«Вечный кандидат»

Другое дело, что голос Парижа в Киеве звучит не так весомо, как голос Москвы или, скажем, Вашингтона. В первый раз Тигипко мог пожалеть об этом в самом конце 1999-го. Когда «обновленный» президент Кучма выдвинул кандидатом на пост руководителя правительства Виктора Ющенко, а не Сергея Тигипко, побывавшего к тому времени вице-премьером у Лазаренко и Пустовойтенко. Хотя дело, конечно, не только во внешних рекомендациях. Кучме нужен был человек, способный пойти на конфликт с «парламентскими» олигархами, слишком высоко оценивавшими свой вклад в его переизбрание на второй срок. А Тигипко уже тогда воспринимался как человек, отдающий предпочтение переговорам. В правительстве Кучма Сергея Леонидовича всё-таки оставил — пусть и с понижением до министра экономики. Но на этом месте тот чувствовал себя очень неуютно и в конце концов ушел в парламент, победив на довыборах в Раду.

Возможно, это было попыткой подступиться к премьерскому креслу с другой стороны. Во всяком случае, уже через полгода, в ноябре 2000-го, Тигипко возглавил «Трудовую Украину», проект, представлявший своеобразный пул олигархов разного калибра — от Виктора Пинчука до Андрея Деркача, альтернативный как Ющенко, так и набиравшим вес эсдекам Медведчука—Плужникова. Сергей Леонидович вполне серьезно рассчитывал, что в конечном итоге Кучма сделает ставку именно на него и, по его собственным словам, даже набросал черновик понедельного(!) плана работы на первые сто дней своего премьерства. Но после отставки Ющенко премьером стал Анатолий Кинах. А «Трудовую Украину» в добровольно-принудительном порядке включили в состав провластного блока «ЗаЕдУ»

Результат «заедистов» не впечатлил. Зато востребованными оказались дипломатические таланты Тигипко. Его благословили на попытку создать коалицию с «Нашей Украиной». Переговоры Сергей Леонидович вел активные, но «партия войны» оказалась сильнее. Создать другое большинство, готовое обеспечить проведение конституционной реформы по сценарию Банковой, взялся Виктор Янукович. И Тигипко снова остался без портфеля премьера. В качестве «утешительного приза» ему отдали кресло председателя НБУ — правда, для этого новоиспеченному большинству пришлось чуть ли не штурмом взять сессионный зал парламента.

Освоившись на новом месте, Сергей Леонидович неожиданно решил, что Нацбанк — неплохая стартовая площадка для похода не только на Грушевского, но и на Банковую. По меньшей мере, он считал себя ничем не хуже Ющенко, стартовавшего в большую политику именно из здания на Институтской. Так страна узнала, что ей срочно нужно поменять дизайн гривни — причем каждую новую купюру руководитель НБУ представлял лично, и ролики эти больше напоминали предвыборные. Рядом с Тигипко вновь заметили Гросса. Но Кучма довольно быстро прекратил эту самодеятельность. После нескольких довольно жестких разговоров с президентом председатель центробанка и лидер «Трудовой Украины» (столь пикантное совмещение должностей в те времена не считалось чем-то необычным) согласился возглавить избирательный штаб Виктора Януковича. С довольно туманной перспективой премьерства в случае его победы.

Туман развеялся после второго тура выборов, закончившегося оранжевой революцией. Сергей Леонидович ушел и с должности начштаба, и из НБУ. Предложил новые выборы, в которых даже готов был участвовать. Обещал показать, какой должна стать оппозиция вероятному президенту Ющенко... Но на него уже никто практически не обращал внимания. И Тигипко в конце концов махнул рукой на всё, включая и «Трудовую Украину». Хотя за два года до этого утверждал , что «не может бросить 20 тысяч человек, значительная часть из которых пошли в партию, потому что там есть Тигипко».

Иногда они возвращаются

Пять лет бывший «трудовик» занимался обустройством личной жизни и бизнесом. Довольно успешно, если учесть, за сколько в конечном итоге он продал свой банк шведам накануне мирового кризиса. Правда, по условиям соглашения Тигипко не имеет права в ближайшее время основывать новые финансовые учреждения. Может быть, потому в конце концов и решил вернуться в политику. Как и обещал в 2008-м — «в один момент». В марте 2009-го его прочили сразу на две должности — руководителя НБУ и вице-премьера в правительстве Тимошенко. Второе предложение было более осязаемым, и Тигипко согласился. Подчеркнув, что на этот раз баллотироваться в президенты не собирается. Но планы поменялись. Не у Сергея Леонидовича. У Юлии Владимировны.

Тимошенко нужно было решать «проблему Яценюка», рейтинги которого именно весной вплотную приблизились к показателям премьера. Идеальным спойлером мог быть двойник Арсения Петровича — молодой, с дипломом, репутацией прагматика-экономиста и хорошо подвешенным языком…. По анкетным данным у Тигипко, конечно, была проблема с возрастом. Но избиратели голосуют ведь «не по паспорту». А держать в памяти подробности его биографии все эти пять бурных постреволюционных лет избиратели, по понятным причинам, не могли. В итоге Сергей Леонидович оказался как раз тем «хорошо забытым старым», которое в глазах электората предстало не просто «новым», но и «незапятнанным». В этом Тигипко даже дал фору Яценюку.

Люди посвященные говорят, что изначально особо амбициозных целей перед кампанией-2009 Сергей Леонидович не ставил. Максимум — заявить о своем существовании и подготовиться к местным выборам. Причем не в масштабах всей страны, а, так сказать, точечно. Коррективы пришлось вносить на ходу. Во-первых, к лету «проблема Яценюка» для Тимошенко рассосалась сама собой, точнее, усилиями самого Арсения Петровича и его технологов. И Тигипко пришлось полагаться на собственные силы. Во-вторых, выбранная тактика кампании оказалась весьма эффективной неожиданно даже для самого кандидата, а успехи разбудили амбиции.

Но если успех Сергея Леонидовича был неожидан для него, то конкуренты «прохлопали» его и подавно. Фавориты с Тигипко не воевали. Нет, он, конечно, и сам не провоцировал, угадав на самом деле настроения избирателей, уставших и от постоянных «разборок» между политиками, и от агрессивного тона их предвыборной риторики. Но никто не пытался наносить по лидеру «Сильной Украины» и превентивных ударов. В нём просто не видели конкурента. Более того, на Туровской продолжали рассматривать его как негласного союзника, продолжавшего отнимать проценты у Яценюка и всё больше вгрызающегося в электоральное поле Партии регионов, пытаясь быть, по меткому определению Алёны Гетманчук, Януковичем upgraded. А на Липской считали, что рост рейтинга Тигипко работает на увеличение отрыва их кандидата от премьера. Мол, даже отняв у Януковича несколько процентов на Востоке, он не даст Тимошенко намного больше собрать на Западе. В определенной степени именно благодаря Сергею Леонидовичу Тимошенко в итоге стала и «кандидатом сельской Украины», уступив города если не Януковичу, то Тигипко с Януковичем вместе.

Правда, далеко не все в бело-синем лагере считали тактику заигрывания с экс-трудовиком правильной. Если Сергей Левочкин был настроен подчеркнуто миролюбиво, то Борис Колесников, скажем, и во время кампании не упускал случая напомнить о поведении Тигипко в 2004-м. И теперь может упрекнуть условную «партию мира» в том, что без «бронзового призера» отрыв Януковича в первом туре был бы ещё больше. Но это скорее повод, чем причина, и если бы не было его, можно было бы найти другой. О том, что в ПР существует несколько центров влияния, стремящихся продемонстрировать лидеру свою значимость, не писал в последнее время только ленивый.

Секрет его свежести

Для фаворитов неожиданный успех Тигипко, разумеется, в любом случае не фатален. Чего не скажешь о других претендентах на роль «третьей силы». Яценюк с его семью процентами хотя бы держится и порывается сделать хорошую мину при плохой игре. Остальные — в глубоком нокауте. Их штабисты пытаются хотя бы себе объяснить, что произошло. Первое, что приходит им на ум, — деньги. Средств Тигипко действительно не жалел. По оценке экспертов, кампания обошлась ему в 100 миллионов, по словам людей, близких кандидату, как минимум в полтора раза больше. К концу кампании казалось, что рекламу кандидата транслирует вся бытовая техника в доме. Не говоря уже о многочисленных эфирах на самых рейтинговых каналах страны.

Но нужно отдать должное технологам — им удалось избежать очевидного пресыщения. А значит, и эффекта отталкивания. В отличие, скажем, от вызывающе «кислотной» кампании Яценюка. Тигипко был отлично спозиционирован. Отстутствие агрессии (ну, разве чуть-чуть, в гомеопатических дозах, чтобы не «поплыл» лозунг «сильный президент»), демонстрация спокойной и конструктивной силы вполне соответствовали характеру кандидата. Все попытки пиарщиков и журналистов подбить Сергея Леонидовича на что-то «эдакое», провокационное или просто экстравагантное заканчивались ничем. И не потому, что кандидат отказывался. У него это просто не получалось. Но неудача в этом и до конфуза не дотягивала.

Любители экстрима могут назвать его кампанию бесцветной, но то, что технологи хотели донести до избирателя, они донесли. Уже известного нам образа «рыночника-практика», который «прислушивается к людям», плюс не раз уже раскритикованного имиджа «мачо для домохозяек», как оказалось, для успеха вполне достаточно. Программы у кандидата, конечно, не было, был набор худо-бедно стыкующихся между собой тезисов-слоганов. Но, во-первых, программ не было у большинства кандидатов. А во-вторых, у избирателя сложилось стойкое впечтление, что программа была, и именно такая, какую хотел бы услышать этот самый избиратель.

А электоратом Тигипко, кроме неоднократно упомянутых домохозяек, оказался тот самый средний класс. В заслугу которому еще недавно ставили оранжевую революцию. Но теперь он уже не хочет быть авангардом. Он устал. И не верит в пафосную риторику. Не только от власти, но и от тех, кто претендует на роль оппозиции. Тон, выбранный Тигипко, для этого среднего класса подошел идеально. Ну разве что в вопросах «из 2004-го» Сергей Леонидович не мог не быть «чуть более бело-синим». И за это Арсению Петровичу стоит его даже поблагодарить. Иначе не досчитался бы он еще пары-тройки процентов в традиционных оранжевых областях.

Жених на выданьи

Впрочем, после первого тура Тигипко начали обрабатывать кандидаты обеих цветовых расцветок. Несмотря даже на неоднократно звучавшие предупреждения социологов и политтехнологов, что голоса, собранные в украинских условиях, вообще передаются с трудом, а особенность избирателей Тигипко или того же Яценюка состоит как раз в том, что слушаться своих избранников они в большинстве своем вообще не намерены. Люди посвященные, впрочем, объясняют, что «зазывалы» на самом деле никаких сверхзадач перед собой не ставят. Скажем, максимум, который бело-синие хотели бы получить от Яценюка или Ющенко, это уменьшить процент тех, кто собирается во втором туре голосовать за Тимошенко. Для этого достаточно, чтобы кандидаты агитировали не идти на участки или голосовать против всех. Аналогичная задача стоит перед бело-сердечными в отношении того большинства избирателей Тигипко, которая действующему премьеру в любом случае предпочитает Януковича.

Разница между Юлией Владимировной и Виктором Федоровичем состоит в другом. Тимошенко выступает в роли догоняющего, и статус-кво её не устраивает. Ей нужно сломать ситуацию. И переманить на свою сторону хотя бы часть электората «бронзового призера». А «переагитировать избирателей Тигипко без самого Тигипко», по признанию самих бютовцев, практически невозможно. Поэтому премьеру недостаточно даже «благосклонного нейтралитета» со стороны Сергея Леонидовича, ей нужно внятно артикулированное заявление о поддержке её кандидатуры во втором туре.

Именно поэтому Тимошенко пошла на рискованный шаг, фактически потребовав от кандидатов второго эшелона объединить усилия уже до дня голосования. Рискованный — поскольку любой отказ автоматически будет воспринят как её личное поражение. Чтобы этого не произошло, премьер в открытую предложила Тигипко свое кресло, а, по неофициальным каналам, — еще и половину Кабмина. Не особо обращая внимания на то, что по Конституции кандидатуру главы правительства определяет не президент (которым еще нужно стать), а коалиция парламентского большинства. Но Сергей Леонидович ведь не первый день в политике. И хорошо помнит, как при Кучме, у которого были куда большие полномочия, в Раде с ветерком прокатили его шефа Пустовойтенко, хотя Леонид Данилович формально выполнил свои обязвательства и внес кандидатуру. К тому же в нынешних условиях кресло премьера, по определению самой же Тимошенко, больше «напоминает электрический стул», а значит у Тигипко есть все шансы стать «козлом отпущения».

При этом для «без пяти минут премьера» дать свое согласие ещё более рискованно. В его штабе подозревают, что значительная часть избирателей самоотверженность своего фаворита не оценит. Так что Сергею Леонидовичу придётся расстаться с его главным на данный момент политическим капиталом. Может, не со всеми 13 процентами, конечно. Но даже трети, не говоря о половине, ему будет жалко. Вот если бы сначала конверитировать нынешний результат во фракцию в парламенте или места в местных советах… Но Тимошенко может ждать только до 5 февраля!

А вот бело-синие, которые чувствуют себя увереннее, имеют возможность «окучивать» Сергея Леонидовича куда основательней. Как сообщают источники в штабе ПР, Тигипко, во-первых, предложен целый спектр возможностей — от премьера и председателя НБУ до поддержки на выборах киевского мэра (первый шаг, собственно, назначение этих выборов). Во-вторых, от него не требуют ничего неосуществимого взамен. Никакого тебе заявления в поддержку Януковича во втором туре. И уж тем более — клятвы верности. Достаточно намека на готовность подумать. И то — не слишком обязательно. И, наконец, третье: Янукович обещает Тигипко досрочные парламентские выборы. И сохранение партийных списков на выборы в местные советы. Обещаниям, конечно, можно не верить. Но в данном случае регионалы и сами заинтересованы. И в первом, и во втором. Собственно, в сохранении пропорциональной системы заитнересован и БЮТ. Но закон могли бы принять и без него. А в досрочных выборах Тимошенко точно не заинтересована.

В пятницу с утра Сергей Тигипко заявил, что готов подумать над предложением о должности премьера. С чьей стороны, правда, не уточнил. И призывов поддержать кого-то из фаворитов во втором туре тоже не прозвучало. Возможно, Сергей Леонидович уже сделал свой выбор. А может, просто получает удовольствие от самой ситуации. В кои-то веки не он предлагает себя, а другие добиваются его политического расположения.

Алексей Мустафин

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Дайджест
Оборонні підприємства країни загрузли в корупції та фінансових зловживаннях. Набіги контролерів не допоможуть. Сектор повинен стати складовою гарантування безпеки держави, а не джерелом отримання прибутку для держбюджету.
Бывшее руководство ПриватБанка считает, что ничего нового национализированный банк предложить не может.
Министр инфраструктуры Владимир Омелян может вернуть контроль над Укрзализныцей, управление которой у него еще в январе забрал Кабинет министров и переподчинил госкомпанию Минэкономразвития и торговли.
Пока мир придумывает новые валюты, а также способы заработать на них, силовики предлагают украинцам довольствоваться дедовскими методами обогащения.
18.08.17, ubr.ua
Казначеи еще не знают, готов ли межбанк двигаться к 25,0-25,20 грн./$, а менялы раскачивают наличный курс на черном рынке.
18.08.17, Газета.Ru
Росстат: реальные денежные доходы россиян сокращаются четвертый год.
Отключение от SWIFT российского Темпбанка – сигнал: за первым опальным банком могут последовать и другие.
18.08.17, ubr.ua
Преступных финансистов увольняют задним числом, чтобы не выплачивать людям возмещения.
18.08.17, Сегодня
Регулятор обещает рост ВВП и снижение безработицы. Эксперты в некоторые цифры не верят.
17.08.17
17.08.17, Сегодня
Если в поезде нарушены санитарные нормы и правила перевозки, пассажир может потребовать книгу жалоб.
16.08.17
15.08.17
14.08.17
12.08.17


Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!