kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Парадоксы на отвалах

размер текста:

Стабильная работа одного из ведущих секторов экономики, обеспечивающего четверть товарного производства и половину валютных поступлений в бюджет (а бывало, и 90%), зависит, прежде всего, от стабильного обеспечения сырьем. Грех жаловаться, с железной рудой нам повезло железно. По ее запасам Украина — одна из богатейших стран мира. Но перманентные сырьевые конфликты между отечественными металлургическими компаниями свидетельствуют о том, что «много» — еще не обязательно «хорошо».

Не секрет, что, как и рынок металлопродукции, рынок железной руды монополизирован, и эта монополия в частных руках. К тому же большинство горно-обогатительных комбинатов (ГОК) входят в горнорудные дивизионы финансово-промышленных групп, связанных с металлом. Тот, кто не успел в эпоху первичной приватизации к распродаже государственного «Укррудпрома» и не выстроил вертикально интегрированную структуру (от экскаватора до прокатного стана), теперь вынужден договариваться с теми, кто сумел обеспечить себе чуть ли не единоличный доступ к рудному телу страны. Но договориться нашим «безрудным» металлургам, как оказывается, намного легче с российскими и бразильскими горняками. Это бизнес, не стоит искать правых и виновных — каждый поступает так, как ему выгоднее. И все же столь важные для экономики проблемы должны решаться с позиции интересов страны.

Но в Украине в результате всех перипетий возник рудный парадокс. У одних металлургических компаний руда в избытке. Они даже массово и финансово успешно ее экспортируют (30% общей добычи). В то же время другие меткомпании для загрузки производственных мощностей ввозят сырье, тратя колоссальные средства на его транспортировку. По статистическим данным, импорт железорудного сырья (ЖРС) в прошлом году увеличился на 33%. Это повлекло за собой «портовый» парадокс: одни строят глубоководные порты, чтобы вывозить руду, другие — чтобы ее ввозить.

Казалось бы, чисто корпоративный вопрос — все как-то уладится, никто без руды не останется. Тем более что существует антимонопольное законодательство. Однако государство, можно сказать, сознательно устранившись от процесса приватизации горнодобывающих предприятий и их присоединения к отдельным (опять же, к частным) металлургическим компаниям, сейчас абсолютно не в состоянии, в отличие от других стран, регулировать железорудный рынок, в том числе экспорт и импорт, и лишь наблюдает за происходящим.

Ситуацию, впрочем, еще можно исправить. Стратегически важное направление развития отечественного горно-металлургического комплекса государство пока держит в своих руках. Речь идет о необозримых запасах криворожских окисленных руд и уникальном предприятии по их переработке — Криворожском горно-обогатительном комбинате окисленных руд (КГОКОР), способном ежегодно производить 13 млн. тонн железорудных окатышей для металлургических заводов.

Часто можно услышать, на первый взгляд, вполне резонный вопрос: зачем стране еще один ГОК при перепроизводстве железорудного сырья? (При среднегодовой добыче в 70 млн. тонн руды внутренний рынок потребляет ее чуть больше 50 млн. тонн.) Тем более такой дорогой: на достройку КГОКОРа, по предварительным подсчетам, необходимо 1,12 млрд. долл. Тем более такой проблемный: до сих пор не определен механизм реструктуризации долгов Украины перед странами — участницами строительства и не урегулированы вопросы правового режима имущества предприятия, часть которого находится в их фактической собственности.

Один из весомых и известных аргументов: КГОКОР, перерабатывая в год 26 млн. тонн окисленных кварцитов, попутно добываемых при разработке богатых железом магнетитовых руд, даст возможность освободить 484 га земель, занятых под их складирование. С каждым годом приходится отчуждать под техногенные отвалы все больше черноземов.

Понятное дело, ценность КГОКОРа для потенциальных инвесторов, конечно же, не в разгрузке окружающих территорий. Иначе они не развернули бы за него столь ожесточенную борьбу. Затевая стройку века (КГОКОР остается крупнейшим производственным проектом Европы по объемам строительства и вложенным материально-финансовым ресурсам), страны СЭВ смотрели не в такое уж и далекое будущее. Окисленные железистые кварциты — уже даже не завтрашний, а сегодняшний день не только отечественной, но и европейской металлургии.

В США, к примеру, их перерабатывают еще с 60-х годов прошлого века, считая, что все добытое должно идти в дело. У нас же окисленные кварциты, требующие производственных усилий для извлечения из них железа, вообще рудой не считали, отправляя в отвалы. Но магнетиты не бесконечны. К тому же добывать их все труднее и накладнее. Кривбасс ушел на такие глубины, что проблема эффективной и безопасной добычи уже встала в полный рост. В то же время разведанные запасы окисленных железистых кварцитов в Криворожском железорудном бассейне в объеме 5 млрд. тонн в действительности могут оказаться намного большими. Точными подсчетами еще никто не занимался. Но даже того, что уже добыто, а это 240 млн. тонн руды, хватит комбинату на долгие годы работы. Таких складированных объемов готового к переработке сырья нет ни в одной стране мира.

Поэтому для Украины, экономика которой морским узлом «завязана» на металле, вопрос «в чьих руках окажется КГОКОР?» — сейчас, без преувеличения, один из главных. Либо государство, оставляя за собой управление комбинатом, сможет взять контроль над железорудным рынком, а с ним — над горно-металлургическим комплексом и выстроить сбалансированную экономику. Либо всю оставшуюся жизнь будет выступать в роли «свадебного генерала» в неизбежных корпоративных конфликтах сталелитейных магнатов за сырье.

Конечно, вопрос инвестиций в достройку КГОКОРа необходимо как-то решать. Недооценивать значимость этого объекта нельзя. Но при этом надо понимать: тот, кто получит оперативный контроль над КГОКОРом, будет делать «погоду» в украинской металлургии. И не только в ней…

Инвестиционных предложений хватает. На комбинат давно и очень прицельно (по отдельности и группами) смотрят мощнейшие горно-металлургические компании. При стремительном подорожании железорудного сырья и росте спроса на него (эксперты прогнозируют уже в этом году взлет мировых цен чуть ли не на 40%) предприятие становится лакомым кусочком для крупных металлургических групп, заинтересованных в приобретении любой ценой горнорудных активов.

У государства еще есть время хорошо подумать и мудро, с выгодой для страны, решить вопрос с инвестициями. Хотя и дано «добро» на приватизацию комбината, но пока не выработано юридическое сопровождение с детальным определением способа и объекта приватизации, квалификационных требований к инвестору (в частности, относительно опыта переработки окисленных руд), условий покупки, методики расчета стартовой цены.

У желающих приобрести уникальное предприятие начали сдавать нервы. К концу прошлого года страсти вокруг КГОКОРа накалились до предела. Доведенный до состояния банкротства комбинат чуть было не разобрали по частям за долги. Разразился громкий скандал с продажей его имущества. В результате было принято ряд решений, под корень срубивших схему отчуждения активов комбината: Минпромполитики в срочном порядке поменяло его руководство, Днепропетровский хозяйственный суд отменил санацию КГОКОРа, а в последний день 2009 года правительство перечеркнуло распоряжение Кабмина от 2 августа 2006 года о создании совместного предприятия для достройки комбината, погасив бюджетными деньгами задолженность ГП «Дирекция КГОКОРа» перед конкурсными кредиторами. Долгострой полностью возвращен государству и ждет от него наконец-то разумного решения своей участи.

Наряду с вопросом сохранения целостного имущественного комплекса и основного профиля комбината, вполне обоснованную тревогу вызывает и возможность его приобретения иностранными компаниями. Не так давно на высоком государственном уровне прозвучала информация о возможном приходе на КГОКОР китайских инвесторов. Нет сомнений, что Китай, запустив в считанные минуты на 90% готовый комбинат, «съест» не только все отвалы окисленных руд, но и отечественный рынок железорудного сырья, который лишится значительных объемов спроса. Власти Китая, к слову, сейчас активно инвестируют государственные валютные резервы именно в различные природные ресурсы, считая это самым выгодным вложением для экономики страны. Над этим стоит задуматься.

Не меньше проблем возникнет и с интеграцией КГОКОРа в транснациональную металлургическую мегакорпорацию Лакшми Миттала, которая не хочет довольствоваться одной лишь «Криворожсталью». Львиная доля продукции, конечно же, уйдет на экспорт. В частности, на подконтрольные корпорации металлургические комбинаты Восточной Европы. При прогнозируемом мировом дефиците железорудного сырья для корпорации Миттала это крайне выгодно и оправданно с точки зрения бизнеса. Но что от этого получит Украина? Еще большую разбалансированность железорудного рынка и вывод прибыли (окатыши пойдут по трансфертным ценам), а с ней и налогов, за пределы страны. Не случайно же в одном из своих инвестпроектов «АрселорМиттал Кривой Рог» предложил 58,2 млн. тонн окатышей в виде компенсации Румынии и Словакии, которые участвовали в строительстве комбината и теперь (единственные, кстати) предъявляют к Украине имущественные претензии.

То, что КГОКОР, расположенный в самом центре страдающей от нехватки руды Европы, — идеальная возможность для экспорта высоколиквидной на мировом рынке продукции, понимают не только иностранные претенденты. Группа СКМ, похоже, тоже не против за счет КГОКОРа еще больше усилить свое положение не только на рынке внутренних железорудных поставок. Сил и средств запустить комбинат у нее не меньше, чем у представителей азиатского бизнеса. Ведь подняла же в свое время СКМ, благодаря криворожским менеджерам, «убитые» ГОКи до уровня лучших в мире горных предприятий. Отдать комбинат СКМ, возможно, стоит хотя бы из чувства патриотизма. Но передача КГОКОРа пусть даже и сильному отечественному инвестору окончательно превратит государство в аутсайдера железорудного рынка.

Еще раз хочу подчеркнуть: основная ценность КГОКОРа — его сырьевая база, принадлежащая, как и сам комбинат, пока еще государству. Распоряжаться ею даже выгоднее, чем самим предприятием. И пока остальные претенденты на КГОКОР (среди них — ИСД, ОАО «ММК им. Ильича», «Сухая Балка» и «Южный ГОК», российские холдинги «Металлоинвест» и «Смарт-групп») настойчиво стучат в его главные ворота, потенциальный инвестор номер один — ОАО «АрселорМиттал Кривой Рог» — незаметно, но уверенно заходит на объект с тыла. Не секрет, что через инициированные им судебные разбирательства главный металлургический комбинат страны намерен получить выгодную ему лицензию не только на свои карьеры, но и на находящиеся на его территории и складированные под КГОКОРом отвалы с окисленными кварцитами (ни много ни мало — более 100 млн. тонн руды). А также выдвигает требование оставить в его распоряжении окисленные руды, которые он, согласно утвержденной схеме сырьевого обеспечения КГОКОРа, должен автоматически передавать комбинату при отработке рудных залежей.

Даже если Митталу не удастся зайти на КГОКОР (а с рудой это сделать куда легче), то, имея в своем распоряжении сырье, он сможет не только выгодно его сбывать, но и существенно влиять на деятельность комбината, в чьих бы руках тот ни оказался. Себестоимость КГОКОРовских окатышей, базирующая на едва ли не нулевой цене сырья, резко взлетит вверх со всеми вытекающими отсюда последствиями для отечественных производителей…

Не менее важно вместе с получением ответа на вопрос «кто будет строить КГОКОР?» наконец определиться, как и что строить? Финансирование братской стройки социализма, замороженной в 1993 году, прекратилось не столько из-за разногласий о разделе продукции и вложенных средств между странами-инвесторами, сколько из-за неутешительных прогнозов экспертов, еще в конце 80-х признавших проект нерентабельным. Предложенная схема обогащения окисленных руд с помощью высокоградиентных магнитных сепараторов с последующей стадией флотации (стоит заметить, с использованием канцерогенных веществ) изначально вела к большим убыткам. Более чем скромный показатель содержания железа в концентрате достигался колоссальным расходованием топливно-энергетических ресурсов. Это было невыгодно даже при плановой советской экономике с ее почти даровыми энергоносителями. Рыночную же конкуренцию, когда металлурги ужесточают требования к железорудному сырью, КГОКОР вообще не выдержит при изначально запроектированных технико-экономических показателях. К тому же проектная технология предусматривает более 20% потерь железа в производственных отходах, что лишь усугубляет проблему рационального использования недр.

Схемы запуска комбината в эксплуатацию давно требуют кардинального пересмотра. Но до недавнего времени это было бесполезным занятием, поскольку первоначальный проект попросту нечем было заменить: не существовало технологии промышленной переработки и обогащения окисленных руд, обеспечивающей получение конкурентоспособного продукта.

Сегодня эта главная проблема, тормозившая все это время запуск КГОКОРа, снята. Технология обогащения слабомагнитных окисленных железистых кварцитов с доказанной рентабельностью разработана и запатентована группой украинских ученых и производственников, предложивших схему селективной флокуляции с глубоким обесшламливанием. Конечный концентрат для выпуска окатышей, производимый при минимальных энергозатратах, будет содержать 66,3% железа, что соответствует лучшим мировым показателям производства железорудной продукции. Неспроста украинскими разработками заинтересовалась англо-российская инвесткомпания «Ариком», собравшаяся осваивать новые железорудные месторождения Дальнего Востока. Что важно, учтены особенности вещественного состава окисленных кварцитов Кривбасса. Практически все складированные руды можно успешно перерабатывать. Это произведет технологическую революцию в работе с отвалами.

Словом, у государства еще есть все шансы вывести наконец КГОКОР из состояния многолетнего ступора (необходимость ввода его в эксплуатацию не вызывает сомнений) и превратить его из проржавевшего долгостроя в образцовый комбинат по комплексной и рациональной переработке железорудного сырья. А главное — получить мощный инструмент регулирования важных экономических вопросов. Было бы только желание. Тогда найдутся средства и способы воплотить задуманное в жизнь и доказать всему миру, что Украина, за все время независимости так и не построившая ни одного мощного предприятия, все же способна возводить уникальные промышленные объекты с товарной продукцией на уровне лучших зарубежных образцов.

Сергей Сторчак

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Дайджест
29.06.17, Газета.Ru
Евросоюз продлил на полгода санкции против России.
29.06.17, Сегодня
Наблюдательный совет ПриватБанка может рассмотреть заявление об отставке Александра Шлапака в конце июля.
29.06.17, ubr.ua
Чиновники явно переоценили число трудящихся граждан.
Группа Газпрома может продать доли в Bosphorus gas и Akfel Holding.
29.06.17, Сегодня
Официальная стоимость доллара, по расчетам Нацбанка, также выросла.
Объединенная энергосистема Украины (ОЭС) может лишиться зависимости от России и перейти на синхронный режим работы с европейским энергорынком.
29.06.17, 112.ua
Отмена налогообложения пенсий, их автоматическое обновление и повышение страхового стажа вместо пенсионного возраста - что прописали в правительственном законопроекте о пенсионной реформе.
Вирусная кибератака напугала украинцев, но пока не оказала разрушительных последствий для экономики Украины.
29.06.17, Сегодня
В Украине одно из самых низких соотношение средней зарплаты к средней пенсии.
28.06.17
28.06.17, Дело
Как живет Каменское и что происходит с Днепровским МК, акционеры которого никак не запустят одно из крупнейших металлургических предприятий Украины.
27.06.17
26.06.17
24.06.17
23.06.17
22.06.17


Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!