Полуголая правда

Проект "Платформа" на "Винзаводе" показал продукт своего сотрудничества с уже известным московским зрителям итальянским дуэтом "ricci/forte" — спектакль "100% Furioso" по мотивам "Неистового Роланда" Лудовико Ариосто.

Итальянское театральное искусство радует мировой театральный рынок только в том случае, если речь идет о независимых труппах, удаленных от репертуарных институций. Таковы Ромео Кастеллуччи — главный итальянец современного театра или же Пиппо Дельбоно — тоже завсегдатай международных фестивалей. На итальянском фриндже несколько лет назад появились Стефано Риччи и Джанни Форте — творческий дуэт постановщиков, вместе с мобильной труппой артистов выпустивший несколько оригинальных спектаклей.

Они, можно сказать, создали собственный бренд "ricci/forte" — их динамичные, нервные, переполненные витальной энергией и словно взошедшие на дрожжах современной трэш-культуры спектакли не просто говорили, но выкрикивали: мир сошел с ума, человеку в нем страшно и больно, но чем сильнее страх и боль, чем более оголены нервы, тем острее у человека неутоляемая потребность в любви.

Персонажи в спектаклях Риччи и Форте (в Москве на фестивале "Территория" в позапрошлом году был показан спектакль "Grimmless", после чего итальянский дуэт получил приглашение поработать с молодыми московскими артистами) всегда похожи на непоседливых, невыросших детей, которые вброшены в полный соблазнов и немилосердный взрослый мир, уже обожжены им, но то ли не хотят, то ли не могут становиться взрослыми.

Им лучше остаться в детской песочнице — и в московском спектакле это стремление выражено физически: вся сцена-пол засыпана толстым слоем пробковой крошки, очень похожей на песок. Огромная эта песочница уже больше напоминает пляж: здесь даже есть небольшой круглый бассейн. А весь спектакль напоминает пляжные игры на свежем воздухе: чертова дюжина героев (пять молодых мужчин и восемь молодых женщин) почти весь спектакль проводит в одних только купальных костюмах и в практически непрерывном движении.

Чтобы попасть в этот мир бесстыдной, опасной свободы, зрителям предстоит пройти через две преграды. Сначала они стоят перед косо пересекающей пространство стеной, по которой шарят и стучат женщины в желтых плащах,— на створке одной из потайных дверей оказывается коллаж из бумажных иконок и свечи, а через другие двери зрители проникают в следующий отсек, к "мужской" стене, около которой уже можно легко поверить, что речь в спектакле пойдет действительно о неистовом Роланде из поэмы Лудовико Ариосто.

Но за ней открывается тот самый пляж, на котором будет не до рыцарских поэм. С поэмой спектакль роднит немногое: герой Ариосто был настолько страстен, что готов был потерять разум от любви,— вот и герои "стопроцентной" версии пребывают на грани, а то и за гранью душевного равновесия.

Контакт с аудиторией полуобнаженные актеры устанавливают бесстыдно и непосредственно: смотрят в глаза, садятся на колени, задают нескромные вопросы. Правда, только в начале спектакля. Но ощущение психологического комфорта утеряно — а Риччи и Форте только этого и надо. Игры, в которые бесстрашно и безоглядно играют актеры, вряд ли могут увлечь равнодушного наблюдателя. Но кто же признается, что он равнодушен, а значит, что ему незнакомо чувство влюбленного, доверившегося другому человеку и обманутого: одна из лучших сцен — гандбол, в который персонажи играют не мячом, а большим красным сердцем.

Жестокий и смешной карнавал, где под громкую музыку прыгают и бегают, спасаясь от жизни, раздетые не только физически, но и эмоционально герои, постепенно захватывает публику. Слова и реплики, которыми бросаются персонажи, словно надерганы из окружающего шума, с броскими рекламными лозунгами, грубыми шутками, абсурдными политическими реалиями и фальшивыми максимами.

За искренность и неподдельный драйв можно было бы закрыть глаза на недостатки композиции спектакля, в котором ритмические переходы иногда смазаны, а структура не до конца продумана, из-за чего утомление приходит раньше финала; пожалуй, самые сложные моменты — монологи персонажей, обращенные непосредственно в зал. В итальянских постановках "ricci/forte" похожие интермедии никогда не казались проблемой: возможно, сказывался иной темперамент и иная степень взаимопонимания режиссеров с актерами.

(Кстати, в московском спектакле задействован один актер из итальянской труппы — в качестве камертона.) Но в "100% Furioso" именно эти монологи вдруг выдавали недостатки текста — банальность "исповедей" сразу же снижала доверие ко всей затее. Хотя в целом собранной итальянцами труппе доверия добиться удалось — забывшись, ты охотно веришь, что удар ножа, которым героиня вспарывает надувную игрушку, действительно способен убить и всех остальных, замертво валящихся в песок. 

Роман Должанский

МинПром

Новини

26 Травня 2022

Україна планує нарощувати власний видобуток газу

Метінвест надав бронежилети соцпрацівникам покровської громади

ЄБРР планує інвестувати в Україну 1 млрд долл в 2022 році

Українські аграрій отримали 31,5 млрд грн кредитів

Російський АвтоВАЗ не зміг відновити виробництво

Нацбанк триматиме поточний фіксований курс 

ЄС все ще може погодити нафтове ембарго

Польський порт Свіноуйсьце відправив першу партію української руди

Deutsche Bahn планує активніше підтримувати Україну в експорті зерна

Війна Росії з Україною може спровокувати глобальну рецесію

Українські біженці активно повертаються додому

Ахметов повідомив про підготовку позовів проти Росії через зруйновані активи

Внаслідок бойових дій в Україна втратила понад 200 заводів

25 Травня 2022

Металургія стане одним з приоритетів для відновлення економіки України

АМКР поновив виробництво катанки

Норвезька Equinor вийшла з усіх спільних з РФ проєктів

ВСІ НОВИНИ ⇢