Растрата доверия

Точка зору

Отношения между Россией и НАТО достигли низшей точки с момента окончания холодной войны. На саммите в Уэльсе 4-5 сентября альянс обнародовал комплекс мер по "защите от угрозы с восточных рубежей", включающий в себя укрепление сотрудничества с соседями РФ, создание новых сил оперативного реагирования и расширение инфраструктуры альянса в Восточной Европе. Эти планы в Москве расценили как доказательство неспособности альянса "изменить свой генетический код". В НАТО же парируют: речь идет исключительно о реакции на действия руководства РФ. Эксперты уверены, что, хотя цели Москвы и НАТО на международной арене частично совпадают (например, в плане борьбы с радикальным исламизмом), работать в этих направлениях они будут порознь: доверие друг к другу утеряно и быстро восстановить его не удастся даже после завершения кризиса на Украине, хотя цель такая и стоит.

Курс на Восток

Чтобы определить самые популярные словосочетания на недавнем саммите НАТО, не надо проводить сложные подсчеты: практически каждый из лидеров 28 стран--членов альянса считал своим долгом заявить о "российской агрессии", "гибридной войне", "угрозе с востока" и "жестких санкциях". "Россия должна прекратить нарушать суверенитет и целостность Украины",— утверждал президент США Барак Обама. "Вместо деэскалации украинского кризиса Россия только углубила его",— вторил ему генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен. Ответить им было некому: впервые за долгое время представителей РФ на саммит альянса не пригласили.

Главный итоговый документ саммита — "План действий по оперативному реагированию" — также связан с Россией. В Уэльсе представляли Россию как главный источник потенциальных угроз. В целях защиты членов НАТО было принято решение о создании специальной передовой группы высокой готовности в составе сил быстрого реагирования альянса, которое будет дислоцировано в Польше. Также будет создано экспедиционное соединение наземных, морских и военно-воздушных сил (Joint Expeditionary Force) --численностью до 10 тыс. человек. Еще одна инициатива НАТО, описанная в плане действий,— расширение "штабной и логистической инфраструктуры" в Восточной Европе. Военные будут периодически сменять друг друга, что позволит обойти запрет на размещение в регионе на постоянной основе "существенных боевых сил", который содержится в Основополагающем акте Россия--НАТО 1997 года. Модернизировать или расторгать этот документ, где сказано, что РФ и альянс "не рассматривают друг друга как противников", участники саммита все-таки не решились.

Тем не менее напряжение в отношениях между Москвой и НАТО продолжает нарастать. В ходе саммита заместитель верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе генерал Эдриан Брэдшо не исключил размещения в Восточной Европе "особых видов вооружения" (unconventional weapons). Под это определение, в частности, подпадает ядерное и химическое оружие. Несмотря на настойчивые просьбы журналистов, генерал не стал пояснять, что именно он имел в виду. От прямого ответа на вопрос "Ъ" уклонился спустя несколько дней после саммита и заместитель генсека НАТО Александр Вершбоу. Но саму возможность размещения "особых видов вооружения" он опровергать не стал, заявив: "В Уэльсе мы подтвердили утвержденную на Чикагском саммите оборонную доктрину НАТО, которая основана на сочетании различных методов сдерживания: традиционных вооружений, ядерных сил и системы противоракетной обороны". "Мы стараемся обладать всеми необходимыми для защиты альянса средствами",— добавил господин Вершбоу. По его словам, все последние действия альянса — это исключительно ответная реакция на политику Москвы.

Позиция же РФ остается неизменной. Еще в июне российский постпред при НАТО Александр Грушко утверждал: дополнительное размещение существенных боевых сил альянса в Центральной Европе "будет чревато нарастанием напряженности и подрывом сложившейся системы безопасности". "Все это способно отбросить Европу во времена холодной войны и запустить механизм гонки вооружений",— предупреждал он. А после завершения уэльского саммита в МИД РФ с сожалением констатировали: "Альянс, созданный в эпоху холодной войны как военно-политическая организация, в принципе не способен изменить свой генетический код". При этом дипломаты отметили: политика НАТО "диктуется Вашингтоном и "ястребами" в некоторых европейских столицах".

Не НАТО единым

Понятно, что в такой атмосфере не приходится говорить о перспективах возобновления практического сотрудничества или проведения нового заседания Совета Россия--НАТО. По мнению первого вице-президента Центра политических технологий Алексея Макаркина, "в обозримой перспективе, даже при условии нормализации ситуации на Украине, ничего в наших отношениях не изменится". "В современном мире один из ключевых факторов, которые определяют отношения между странами,— это доверие. Здесь же оно отсутствует с обеих сторон. Россия обвиняет НАТО в экспансии, а альянс считает, что Москва стала агрессивной и непредсказуемой",— пояснил "Ъ" эксперт.

По мнению Алексея Макаркина, сотрудничество не удастся наладить даже в тех случаях, когда интересы Москвы и НАТО совпадают. Эксперт пояснил: "И Россия, и Запад заинтересованы, например, в том, чтобы не пустить к власти в странах Ближнего Востока и Северной Африки радикальных исламистов. Однако общность интересов не исключает внутренней конкуренции. Так что Москва продолжит сотрудничать с теми силами, которые выступают против вооруженных исламистов, но при этом явно дистанцированы от Запада".

Отношения между Москвой и Североатлантическим альянсом никогда нельзя было назвать дружескими: речь могла идти лишь о практическом сотрудничестве с изрядной долей настороженности. Власти РФ всегда предпочитали иметь дело с отдельными странами, выстраивая личные отношения с их руководителями. Украинский кризис на эти отношения сильно повлиял. За день до саммита НАТО президент Франции Франсуа Олланд сделал громкое заявление: из-за действий Москвы на Украине Париж не видит оснований для передачи ВМФ России первого вертолетоносца типа Mistral. И, хотя говорить о разрыве контракта пока не приходится (окончательное решение будет принято в конце октября), сам факт такого заявления показателен.

Члены НАТО волей-неволей вынуждены подчиняться позиции большинства. Об этом свидетельствует заявление румынского президента Траяна Бэсеску, который после саммита рассказал: командование альянса убедило руководство Румынии и Болгарии в необходимости разработки плана действия на случай военного противостояния с Россией. При этом сам глава государства выразил уверенность, что такой вариант развития событий можно исключить — правда, лишь на 99,9%.

Павел Тарасенко

Новини

30 Листопада 2022

Світовий банк надав Україні екстрену допомогу у 17,8 млрд дол

Україна може отримувати енергію від плавучих електростанцій – ЗМІ

Київ та Лондон уклали угоду про цифрову торгівлю

Експорт українського зерна через Польщу збільшився на 50%

В єврозоні сповільнились темпи інфляції

ДТЕК додатково відвантажить державним ТЕС ще 20 тис тонн вугілля

Українська металургія щомісяця втрачає 420 млн дол через блокаду портів

ЄС і партнери планують конфіскувати заморожені російські активи на користь України

15 тис. російських та білоруських вагонів працюють на Україну

Запаси газу у сховищах зменшились за місяць на 700 млн куб

АМКУ рекомендує уряду повернути державний контроль за обігом пального

Німеччина надає Україні 56 млн євро на ремонт об'єктів енергетики

Уряд звільнив від податків імпорт запчастин для генераторів та Starlink

Україні вистачить газу та вугілля для проходження зими – Шмигаль

29 Листопада 2022

Україна виробляє 70% необхідної електроенергії

Держборг України перевищив 100 млрд дол

ВСІ НОВИНИ ⇢