Чем угрожает обвал цен на руду

Точка зору

Мировые цены на железную руду с начала 2014 года снизились вдвое – со $136 за тонну в январе до менее $70 за тонну в ноябре. И хотя за последние несколько недель падение спотовой цены несколько затормозилось, отдельные глобальные экспертные агентства прогнозируют, что уровень в $60 за тонну может стать новой «normaly».

Еще пару лет назад самые мрачные прогнозисты закладывали $80-90 за тонну в качестве негативного сценария. Однако при текущих уровнях цен предыдущие прогнозы не выглядят такими уж пессимистичными. Почему же это произошло, и что это означает для экономики Украины?

«Нью-Васюки» в Китае

Начиная с 2004 года производство стали в Китае утроилось. Нынче каждая вторая тонна стали в мире плавится в Поднебесной. Рост глобального выпуска стали и спроса на железорудное сырье (ЖРС) были настолько стремительными, что отлаженная система годовых контрактов на железную руду, исправно работавшая до этого десятки лет, была окончательно поломана в 2010 году.

Китайские сталевары отобрали у японских коллег «первую скрипку» в мировом ценообразовании: теперь не потребители диктовали цены, а рынок переходил к сотрудничеству по спотовым контрактам. Цены взлетели с $17 за тонну в 2004 году до $60 за тонну в начале 2010 года, а затем и до умопомрачительных $188 за тонну в феврале 2011 года, побив все исторические рекорды. Тогда же рентабельность по EBITDA украинской компании Ferrexpo составила 45%.

Вдохновленные такой динамикой цен, а также планами Китая развивать мегаполисы (читай, активно строить объекты недвижимости – увеличивать закупки арматуры, а значит, потребление руды), крупнейшие горнорудные компании мира наобещали своим акционерам вечный «город-сад». Все стали ожидать непрекращающегося роста производства стали в Китае, который к 2030 году должен был составить более 1 млрд тонн в год. И дальнейшего медленного, но уверенного роста. Все дружно одобрили масштабные программы по вводу новых добывающих мощностей.

Однако кредитное бремя, взваленное на плечи китайской экономики и, в особенности, на компании в сфере real estate, не позволили китайской сказке длиться вечно. Рост цен на недвижимость в Китае (ключевого потребителя металла в стране) постепенно замедлялся, а с лета 2014 года и вовсе обернулся спадом. Объемы продажи недвижимости и строительства в текущем году снизились.

Параллельно Центробанк второй крупнейшей экономики мира прикрыл «лавочку», запретив схемы, по которым трейдеры могли получать кредитование под залог купленной железной руды. Китайские власти пошли дальше – начали в принудительном порядке приостанавливать отдельные сталелитейные мощности. Отраслевые функционеры заявили, что плавить стали больше 820-850 млн тонн в год Китай не будет.

Дожмем себестоимостью

Главной причиной падения цены на руду стали масштабные инвестиции четырех крупнейших горнодобывающих компаний: Rio Tinto, BHP Billiton, Vale и Fortescue. К 2014 году эти компании уже ввели новых мощностей на 200 млн тонн руды в год, и активно продолжают запускать новые рудники с низкой себестоимостью. К 2016 году они собираются нарастить производство руды еще на 180 млн тонн «несмотря ни на что». И это при том, что избыток руды в мире в следующем году прогнозируется уже на уровне 150 млн тонн, что почти на 10% превысит спрос.

Параллельно с «четверкой» завершают свои инвестпрограммы по всему миру мелкие и средние добывающие компании, ранее воодушевленные высокими ценами на руду и заманчивой историей о «росте в Китае». Так что у железной руды есть реальные шансы подешеветь еще больше – спрос не растет, а предложение будет в избытке.

Вложившиеся в строительство новых карьеров компании «большой четверки» останавливать проекты или сокращать объемы производства, чтобы поддержать цену, не собираются. Как грозно заявила крупнейшая в мире Vale, их устраивает собственная себестоимость, а решать проблему спроса планируют за счет выдавливания конкурентов ценой. Зарабатывать-то они будут даже при цене $50 за тонну в китайском порту. Так что война, кто продаст дешевле, в самом разгаре.

Но в этом темном тоннеле безысходности есть проблески надежды. Дальнейшее падение цен на руду может приостановиться, и цены даже, возможно, отыграют немного вверх. Две трети необходимой руды китайские металлурги закупают по импорту. Одну треть – у местных производителей, у большинства из которых себестоимость выше $80 за тонну.

Рынок с замиранием сердца и надеждой ждет, будут ли в 2015 году китайцы закрывать собственную добычу, оказавшись зажатыми в ценовых «ножницах». Если будут, часть действующих мощностей уйдет с рынка, освобождая нишу для новых добывающих проектов. Это во-первых. А во-вторых, китайские власти пытаются стимулировать рост экономики своей страны, смягчая условия кредитования. В третьих, часть мировых производителей, например, в Канаде или США, себестоимость у которых высока, раздумывает о приостановке производства, или откладывают запуск новых проектов, даже в значительной мере профинансированных.

В любом случае, цены на руду в диапазоне $60-80 за тонну – это новая реальность, с которой производителям придется смириться. А всем не австралийским и не бразильским компаниям, с более высокой себестоимостью, постараться выжить. Два года назад многие участники рынка называли уровень цены в $120 за тонну в качестве долгосрочного ориентира.

Украинские потери

Для украинской экономики эта новая реальность ничего хорошего не предвещает. Во-первых, сократится валютная выручка. В последние годы рудари продавали на экспорт 34-38 млн железорудной продукции в год на $3,1-3,8 млрд, в основном, в Европу и Китай. Это приносило Украине 5-6% от всей валютной выручки.

В текущем и следующем годах экспорт ЖРС достигнет рекордных 39-40 млн. т, так как из-за войны на Донбассе часть металлургических мощностей была остановлена, и излишки руды перенаправлены на экспорт. Но бОльшие объемы не сильно спасают экспортную выручку. При текущих ценах в 2015 году она, скорее всего, упадет до $2-2,1 млрд.

Во-вторых, если цены на руду в 2015 году «приземлятся» на уровне $60 за тонну, то целая подотрасль ГМК в Украине будет балансировать на грани рентабельности. БОльшая половина ЖРС экспортируется из Украины в виде концентрата, поставки которого за рубеж и по текущим ценам приносят относительно небольшую прибыль или уходят «в ноль», если учесть стоимость доставки.

Рентабельность остальных 35-40% экспорта – железорудных окатышей – несколько выигрывает благодаря доплате за этот вид продукции (премии), которая сейчас достигает рекордных $40-45 за тонну. Такую продукцию в Украине выпускают три предприятия – Полтавский ГОК (производит только окатыши), Северный и Центральный ГОКи (около 80% и 40% товарной продукции соответственно – окатыши). Тем не менее, нынешнее падение цен – это болезненный шок после четырех лет «суперприбыли» подряд.

В третьих, проекты развития новых мощностей и строительство ГОКов «в чистом поле» будут отложены до лучших времен, если таковые наступят. В последние годы различные компании строили планы разрабатывать более семи месторождений железной руды в Украине под новые предприятия с различной степенью готовности и доступу к инфраструктуре. Сейчас же ожидаемые денежные потоки не покрывают необходимых инвестиций с каким-то приемлемым горизонтом окупаемости. Убедить акционеров или кредиторов вкладывать деньги в добычу в таких условиях – практически невыполнимая задача, если речь не идет о снижении себестоимости или повышении эффективности.

В четвертых, в вертикально-интегрированных металлургических компаниях производство стали вновь становится точкой формирования прибыли, а рентабельность сталелитейных компаний, не имеющих собственного ЖРС, должна увеличиться. Это делает вложения в выпуск стали и готового проката более привлекательными, теоретически.

Однако реальность такова, что война на Донбассе ограничивает производство и экспорт продукции у половины украинских металлургических предприятий, находящихся в зоне военного конфликта, что сдерживает их от масштабных инвестиций. Кроме того, сдерживающим фактором является избыток металлургических мощностей в мире, который давит вниз цены на металлопрокат. Так что украинским металлургам придется еще и защищать свое место на рынке.

Роман Тополюк
аналитик консалтинговой компании Concorde Capital

Новини

27 Січня 2023

УЗ хоче взяти в управління 25% Крюківського вагонобудівного заводу

Нідерланди передали Україні 300 тонн енергообладнання

Експорт чорного брухту з Японії скоротився на 13,6%

Поставки чавуну з України до Турції скоротилися 

Liberty Steel реалізує нові проекти з оптимізації та підвищення якості продукції

Держава припинила фінансувати видобувну галузь під час війни

Tata Steel розпочала будівництво нового міні-заводу з виробництва арматури

Прямі збитки українського бізнесу внаслідок війни сягнули 13 млрд – KSE

Російська компанія відсудила борг у Фірташа в 30 млрд руб.

JSW Steel, ArcelorMittal та НЛМК можуть викупити два заводи Liberty Steel у Бельгії

Уряд затвердив процедуру отримання дозволу на викиди

Суха Балка замінить електродетонатори на неелектричні

УЗ не планує масового списання вагонів у 2023 році

США додали суднобудівні підприємства Росії до санаційного списку

Ісландія допомагатиме відновленню енергетичного сектору України

У Польщі хочуть побудувати завод з виробництва зброї для України

ВСІ НОВИНИ ⇢