Экологическая модернизация стальной отрасли Украины – долгий путь

Точка зору

Смена технологий – традиционный для металлургии процесс, который длится десятилетия. При этом каждая новая технология становится более эффективной, чем предыдущая. Массовое производство стали стартовало в середине ХІХ века на основе бессемеровского процесса. В начале ХХ века производство стали резко возросло благодаря строительству мартеновских печей. После Второй мировой войны начали внедрять кислородные конвертеры и электродуговые печи, которые постепенно вытесняли конвертеры Бессемера – Томаса и мартены.

Распространение конвертеров и электродуговых печей сделало производство стали более экологичным, чем прежде. Спрос на экологичное производство особенно вырос в последние годы. Появилось множество пилотных проектов и стартапов, развивающих безуглеродные технологии производства стали. Однако переход на эти технологии займет длительный промежуток времени. По самым оптимистичным оценкам, они будут готовы к промышленному внедрению только в 2030-2040 гг., а еще следует заложить время на перестройку существующих мощностей (тоже длительный процесс, который не произойдет за пару лет).

Следует отметить, что смена технологий, происходившая ранее, была обусловлена экономическими факторами. Новые технологии позволяли производить сталь дешевле и улучшать качество продукта. Теперь же за стимулированием смены технологий стоит государство с целями по снижению выбросов. Одним из инструментов этих изменений является СВАМ (carbon border adjustment мechanism), который должен быть внедрен в 2023 году.

По своей природе СВАМ дискриминирует кислородно-конвертерную технологию, которая использует в качестве основного сырья для производства чугуна и стали железорудное сырье. С помощью этой технологии в Украине производится 70% стали, а если сюда добавить мартеновскую – то получится около 95%. Прямые выбросы СО2 от кислородных конвертеров почти в 5 раз выше, чем от электродуговых печей (в пересчете на тонну стали).

В то же время кислородно-конвертерная технология внедрялась исходя из рыночных факторов, главным из которых является доступ к сырью. В частности, в Украине, где имеются значительные запасы железных руд. Железная руда – важный фактор конкурентоспособности и преимущество украинской металлургии. Хотя в будущем доминирующую роль в мире будет играть лом как основное сырье для металлургов. И к этой долгосрочной тенденции нужно готовиться. Этот переход будет крайне болезненным для украинской металлургии.

С другой стороны, в мировом масштабе генерируется недостаточно лома, чтобы за счет его переработки полностью обеспечить мировой спрос на стальные продукты. Соответственно, невозможно отказаться от производства стали из железной руды.

Потенциально можно производить из железной руды продукты, которые затем будут использоваться в электродуговых печах (например, горячебрикетированное железо). Однако, как говорилось выше, смена технологий – длительный процесс. Металлургия – капиталоемкая отрасль с большим горизонтом инвестирования. СВАМ сам по себе не сможет значительно ускорить модернизацию существующих и строительство новых производственных мощностей.

Нужно признать, что украинские компании, по объективным причинам, не могут самостоятельно разрабатывать новые технологии производства стали. Поэтому полноценная декарбонизация украинской металлургии сможет начаться тогда, когда на рынке появятся уже готовые к внедрению безуглеродные технологии. При этом Украина обладает всеми возможностями для производства водорода в будущем и использовать существующую ГТС для поставок водорода в Европу.

В краткосрочной перспективе украинские компании могут снизить выбросы СО2 за счет повышения операционной эффективности, в частности энергоэффективности. Этот фактор уже позволил европейским компаниям минимизировать выбросы СО2. Однако эти резервы операционной эффективности были задействованы благодаря системной экологической политике Евросоюза: введению Европейской системы торговли парниковыми квотами (EU ETS) и государственной поддержке экологических проектов предприятий.

Европейская система торговли парниковыми квотами была введена в 2005 году. Ее первая фаза продлилась до 2007 года. В течение первой фазы практические все квоты были выданы бесплатно. В течение второй фазы (2008-2012 гг.) доля бесплатных квот снизилась до 90%. Только в третьей фазе (2013-2020 гг.) основным методом распределения стала продажа квот на аукционе.

Параллельно Евросоюз поддерживал декарбонизацию местных производителей. В частности, через программу Horizon Europe выделялось финансирование на проекты R&D. В действующей системе EU ETS часть доходов от продажи квот на протяжении 2013-2020 гг. направляли на финансирование крупных демонстрационных проектов в сферах улавливания и хранения углерода, а также инновационных технологий возобновляемой энергетики. В рамках новой фазы EU ETS (2021-2030 гг.) предполагается создание двух новых фондов – Фонда модернизации и Фонда инноваций, – которые будут поддерживать проекты по повышению энергоэффективности и внедрению новых технологий. European Green Deal включает инструменты, которые позволят привлечь в декарбонизацию €1 трлн инвестиций.

Украинские металлургические компании, в отличие от европейских, не имели доступа к источникам экологического финансирования. Но такие проблемы не только в Украине. Одна из целей СВАМ – синхронизация экологических политик разных стран. Если развивающиеся страны отставали от ЕС в плане жесткости целей и стандартов, соответственно, они уступают и в экологических стимулах. Поэтому СВАМ не сможет создать «равные правила игры» – он еще больше усугубит разрыв между европейскими и украинскими компаниями, и в будущем этот разрыв будет увеличиваться, если другие страны не смогут выстроить свою политику по примеру европейской.

Очевидно, что декарбонизация металлургии и экономики Украины в целом займет продолжительное время и потребует комплексного подхода, который не будет ограничиваться введением СВАМ. Прежде всего украинским компаниям необходим равноправный с европейскими компаниями доступ к источникам финансирования экологической модернизации. Согласование усилий Украины и ЕС является необходимым условием для значимого сокращения выбросов СО2 и создания новой «зеленой» экономики.

Хорст Визингер
основатель и многолетний руководитель Horst Wiesinger Consulting

Новини

18 Липня 2024

Єврокомісія погодила виділення Україні 4,2 млрд євро в рамках Ukraine Facility

Металурги збільшили експорт плоского прокату до 832,9 тис тонн

Rio Tinto за підсумками першого півріччя знизила видобуток і відвантаження залізної руди

НКРЕКП відмовилася від ідеї встановлювати єдиний тариф на розподіл е/е для споживачів 1 і 2 класів напруги

Хоч з ремонту й вийшов блок АЕС, а відключення по 6 годин залишились

17 Липня 2024

Японія надасть Україні кредит на $3,3 млрд від заморожених активів РФ 

Україна в січні-червні 2024 року збільшила ввезення цинку та олова

Вирівнювання тарифів на розподіл буде критичною помилкою для української економіки 

У Німеччині стає вигідніше спалювати вугілля, оскільки вартість викидів вуглецю знижується

ПАР закликає використовувати зелену енергію, щоб уникнути податку на викиди вуглецю

Промислове виробництво в ЄС у травні скоротилось на 0,8% 

Нардепи розробляють для бізнесу законопроєкт економічної мобілізації

Thyssenkrupp планує скоротити викиди вуглецю до 3,5 млн тонн на рік

Міноборони анонсувало запуск послуги єБронювання

Бельгія виділяє Україні 150 млн євро: частина з цих коштів піде на відновлення енергетичної інфраструктури

Польська JSW у ІІ кварталі скоротила видобуток коксівного вугілля на 14,4%

ВСІ НОВИНИ ⇢