Logo
Химия-магия: АМКУ против GDF
09.08.2019 07:00
Антимонопольный комитет тоже переобувается. В августе он обнародовал итоги расследования по внутреннему рынку азотных удобрений, следствием чего могло стать даже предписание о необходимости принудительного разделения азотных активов Дмитрия Фирташа (Group DF) в Украине. Конечным выгодополучателем такого решения может оказаться Игорь Коломойский. Хотя кашу заварил и не он. Как минимум – появляется шанс отгрызть часть рынка минудобрений для приватовского "Днипроазота". Как максимум – можно попробовать приобрести за недорого один из химкомбинатов Д.Фирташа.

Обстоятельства

Расследование о возможном злоупотреблении предприятий Group DF своим монопольным положением на украинском рынке азотных удобрений стартовало еще в 2015 г. Формальным поводом для этого стало обращение в АМКУ дирекции Полтавского ГОКа. Владелец комбината Константин Жеваго, похоже, давно забыл об этом копеечном деле. Но джинна из бутылки уже выпустили.

Суть жалобы сводилась к тому, что Group DF, мол, устанавливает завышенные цены на аммиачную селитру, а если бы на рынке существовала значительная конкуренция, такой уровень цен был бы невозможен. Селитра нужна Полтавскому ГОКу для проведения взрывных работ. Но по сравнению, допустим, с потреблением в АПК объемы закупок селитры комбинатом К.Жеваго настолько мизерны, что ради этого не стоило бы даже беспокоить юристов. Соответственно и объемы недополученной горным комбинатом прибыли тянут не больше, чем на несколько миллионов гривен.

Тогда что это было? Возможно, К.Жеваго придумал мелкую месть за то, что когда-то Д.Фирташ выдавил его из акционеров "Ривнеазота". Возможно, за Жевагиной спиной спрятались дружественные ему аграрии, не решившиеся открыто выступить против крупнейшего в стране поставщика азотных удобрений, но изнывающие от высоких цен? В любом случае, расследование шло ни шатко ни валко аж до июня 2019 г. Но как только президент Владимир Зеленский начал первые кадровые перестановки в Антимонопольном комитете, его глава Юрий Терентьев поспешил обнародовать предварительные (даже не окончательные!) итоги расследования. Для довольно закрытого ведомства – нехарактерный симптом. Но чего не сделаешь, чтобы остаться в уютном кресле. Изучим внимательнее краеугольные камни, на которых держится обвинительная база.

Обвинение

Первое, самое логичное, что сделал АМКУ, – посчитал доли игроков на рынке первичной реализации минеральных удобрений. Сначала все складывалось красиво. В 2014 г. доля Group DF превысила 61%, в 2015-м – 52,5%, в 2016 – 55,6%. Но дальше так гладко не получилось. В 2017-м вдруг оказалось, что у Д.Фирташа лишь 35,5% охвата рынка. Специалисты Антимонопольного комитета объясняют это синхронной остановкой азотных заводов группы в марте-июне этого года. С одной стороны, этот факт является еще одним доказательством того, что 3 азотных производителя – в Ривне, Черкассах и Северодонецке – связаны между собой одним управленцем и собственником, что, впрочем, никто не отрицает. С другой – полученная цифра сильно смазывает тезис о монопольном положении. Доли за 2018 г. АМКУ вообще не просчитывал. И это опять же доказывает, что дело вытянули из долгого ящика впопыхах, а поэтому на свежую арифметику просто не было времени.

Следующий эпизод. Антимонопольный комитет установил, что между предприятиями Group DF практиковались операции по внутренней перепродаже природного газа. По данным самих же производителей, в конечной себестоимости азотных удобрений на газ приходится порядка 70% всех затрат. Таким образом, вследствие внутренних перепродаж газ существенно дорожал, соответственно дорожали и нитраты для конечных потребителей. Ну а Д.Фирташ состригал дополнительную прибыль. АМКУ установил, что в период с сентября 2014 г. по декабрь 2015 г. газом друг с другом приторговывали северодонецкий "Азот", "Ривнеазот" и черкасский "Азот". В общем по такой цепочке прошел чуть ли не 1 млрд куб. м природного газа, стоимость которого суммарно увеличилась на 3,3 млрд грн. В некоторые месяцы газ, продаваемый одним комбинатом другому, дорожал по факту более чем в 2 раза.

Далее, когда уже готовая аммиачная селитра попадала к трейдерской компании Д.Фирташа "НФ Трейдинг Укранина", она также устанавливала свою завышенную стоимость реализации на товар. От 8% до 36%, по подсчетам АМКУ. При этом на внешние рынки Group DF отправляла удобрения по более низким ценам, чем предлагала внутренним потребителям. Ради справедливости отметим, что такие же перекосы наблюдаются иногда и в торговле некоторыми другими видами химпродукции, и в металлургии.

Наконец, Антимонопольный комитет обвиняет пул Д.Фирташа в создании искусственного дефицита минудобрений во время посевной 2017 г. По его версии, упомянутый выше "НФ Трейдинг" собирал предоплату с потребителей, но не направлял эти средства на покупку природного газа у НАК "Нафтогаз Украины". В результате 28 февраля все три азотных предприятия группы не подтвердили объемы закупок ресурса на март и не внесли предоплату в размере 28 млн грн., хотя на их счетах денег хватало. Только в июне "Ривнеазот" и черкасский "Азот" погасили свою задолженность перед "Укртрансгазом" и возобновили производство. Северодонецкий "Азот" сделал то же месяцем позже.

Оправдание

Как и следовало ожидать, Group DF монопольной вины не признала и продавать активы не побежала. В холдинге оперативно подготовили заявление, в котором назвали предварительные выводы АМКУ ошибочными, преждевременными и предвзятыми. Юристы Д.Фирташа готовы оспаривать их по нескольким фронтам.

Первый аргумент – пропал сам предмет расследования. В Group DF утверждают, что в 2018 г. их доля на внутреннем рынке опустилась ниже 35%, а все освободившееся пространство занял импорт, преимущественно российский. Кроме того, и в подсчетах за предыдущие годы доля импорта занижена (порядка на 10%), поскольку часть азотных удобрений из России ввозилась в страну под видом комплексных, чтобы обойти украинские защитные меры. Таким образом, действия АМКУ, согласно утверждениям стороны защиты, способствуют дальнейшему захвату украинского рынка производителями из РФ. Где, кстати, сейчас строится 5 новых химических комбинатов.

А еще, кроме трех заводов Group DF и оставшегося на неподконтрольном Донбассе горловского "Стирола", в Украине имеется два альтернативных производителя минеральных удобрений – "Днипроазот" (в составе группы "Приват") и государственный Одесский припортовый завод. Их мощности сопоставимы с фирташевскими. Но в указанный период ни стабильно запустить, ни продать ОПЗ государству не удалось. Соответственно, его доля на рынке колебалась в пределах 2-3%. Хотя выход ОПЗ на нормальные обороты способен существенно изменить расстановку сил на внутреннем рынке. Что касается "Днипроазота", тот медленно, но верно наращивает свое долевое участие. По данным АМКУ, в 2014 г. он покрывал только 5% от внутреннего спроса на азотные удобрения, а в 2017-м – уже больше 13%.

Не согласна Group DF и с тезисом, что весной 2017 г. она устроила искусственный дефицит нитратов на рынке. По их версии, инициатором прекращения поставок газа на заводы выступил "Укртрансгаз", хотя все предприятия вели активную подготовку к весеннему производственному циклу. Никакой выгоды из этого трехмесячного простоя они не извлекли. Наоборот. Группе, мол, не удалось произвести более 800 тыс. т удобрений, она понесла убытки на 8 млрд грн., а нишу заполонили российские нитраты. Причем аграриям пришлось их покупать по более высоким ценам, чем могла бы предложить Group DF.

Наконец, в эпизоде о внутрикорпоративной перепродаже газа сторона Д.Фирташа также не видит ничего наказуемого. Согласно их доводам в долларовом эквиваленте цена не менялась, а в гривневом все равно была ниже, чем рекомендации НКРЭКУ.

Последствия

Вывод ясен. Как бы не закончилось заседание АМКУ, Д.Фирташ все равно понесет это решение в суд. Хоть штраф, хоть принудительное разделение – оспаривать есть что. Поскольку доказательную базу специалисты Антимонопольного комитета собрали небезупречную. Но как рычаг давления на "венского затворника" это дело вполне может быть использовано. К тому же на карандаше у АМКУ имеется еще одно расследование против бизнесов Д.Фирташа, на этот раз в области газораспределения. Суть претензий в том, что входящая в его пул компания РГК допустила недопустимую концентрацию, сосредоточив контроль сразу над 18 предприятиями-облгазами в Украине. Формально эти расследования идут в разных фарватерах, но потенциально их можно объединить в одну болевую точку на пульсе Group DF.

Что могут ожидать от Д.Фирташа взамен за снятие обвинений в монополизме? Тут много места для фантазий. Самый жесткий вариант – продать один из своих азотных заводов. Необязательно по требованию АМКУ. Можно и втихую. Но недорого. Поскольку на так и не состоявшихся приватизационных конкурсах его люди присматривались к Одесскому припортовому, можно судить, что И.Коломойский не утратил интереса к данному рынку. С точки зрения выпуска удобрений любой из заводов Д.Фирташа (даже северодонецкий) эффективнее, чем ОПЗ. Преимущества последнего в другом – прямой выход к морю и комплекс перевалки аммиака.

Возможно, достаточно будет и доброй воли Group DF в вопросе газовых долгов Одесского припортового. Последний должен компании OstChem (тот же Д.Фирташ) 250 млн долл. за поставки природного газа. И эта сумма – один из главных тормозов в приватизации ОПЗ. Но если запустить трехстороннюю схему взаимозачета с участием завода, Group DF и НАК "Нафтогаз Украины" (такое ранее обсуждалось), возможно, удалось бы сдвинуть проблему с мертвой точки.

Или же Д.Фирташу послали еще один сигнал – не болтать. Сейчас вопрос о его экстрадиции из Австрии в США выходит на финальную стадию. И если Вашингтон все же добьется своего, то у Д.Фирташа останется, по сути, единственный шанс не засесть надолго за решетку – сотрудничество со следствием. И не только по своему вопросу. Сейчас в США начато рассмотрение иска ПриватБанка к бывшим акционерам И.Коломойскому, Геннадию Боголюбову и еще ряду лиц по подозрению в мошенничестве. Д.Фирташ непосредственно к этому отношения не имеет. Но на некоторые детали функционирования украинской экономики мог бы пролить свет как "инсайдерский эксперт". Ценой такой откровенности, впрочем, может стать как свобода, так и потеря всех активов в Украине. Не только в химической и газовой областях, но и в титановой металлургии, недвижимости, АПК. И это уже будет по-серьезному, а не как у АКМУ.

Два раза рассмотрев вопрос о монополизме на рынке минеральных удобрений, комитет так и не смог принять окончательного решения ни 1, ни 8 августа. Следующее заседание по этому делу назначено на 3 сентября.

Ярослав Ярош

МинПром

http://minprom.ua/page2/news255096.html