Logo
Байден без иллюзий
09.02.2021 08:20
Новоизбранный президента США Джо Байден начал свою каденцию с того, что отменил десяток решений своего предшественника. Но это не означает, что под снос пойдет все, что соорудил Дональд Трамп. Стена на границе с Мексикой, возможно, и рухнет, на забор, который оградил Штаты от импорта стали и других товаров может устоять. Слишком много лоббистов его подпирает.

Американские грезы

Неплохим индикатором настроений в команде Байдена может стать эпизод с пошлинами на алюминий из ОАЭ. В последний день своего правления Трамп упразднил 10-процентную пошлину на ввоз в США алюминия из Эмиратов. Так он отблагодарил шейхов за покупку 50 американских истребителей F35. Но 1 февраля Байден отменил это решение Трампа и все вернул на круги своя. «Имеющиеся данные указывают, что импорт из ОАЭ может по-прежнему вытеснять внутреннее производство и тем самым угрожать нашей национальной безопасности», – объяснил Джо Байден. Позже, пытаясь сгладить неловкое положение, пресс-секретарь Белого Дома Дженифер Псаки прокомментировала, что подобное решение президента отнюдь не следует рассматривать, как нарушение тесных отношений между США и ОАЭ, а как один из элементов ревизии торговой политики предыдущего руководства.

Даже этот прецедент показывает, что резкого разворота к открытым границам в торговле ожидать от Байдена не приходится. Тем не менее американские лоббисты, не теряя времени, уже бомбардируют Белый дом обращениями, пытаясь перетянуть одеяло на себя. В частности, серьезная возня идет и вокруг 25-процентной пошлины на импорт стали в США, установленной Трампом. 1 февраля объединение металлотрейдеров American Metals Supply Chain Institute (раньше известное как American Institute for International Steel) обратилось к новому президенту с письмом, призывающим устранить этот барьер.

Председатель AMSCI Джон Фостер считает данную меру пережитком, которая увеличивает затраты внутренних потребителей стали и приносит больше неразберихи, бюрократии и враждебности, чем выгоды. "Тарифные ограничения – это политика защиты некоторых за счет многих», – убежден он. В письме Джон Фостер наводит аргументы, насколько решение Трампа трехгодичной давности ударило по кошелькам потребителей стальной продукции в США. Сразу же после введения заградительной пошлины, 5 июля 2018 г., ежедневный индекс стального горячекатаного рулона Fastmarkets подскочил почти до 10-летнего максимума на американском рынке – 458,4 долл. за тонну. А в январе 2021-го он достиг отметки в 580 долл. за тонну, что является самым высоким уровнем, зафиксированным Fastmarkets с 1960 года. И в районе этого уровня он держится до сих пор. Поэтому, как утверждают в AMSCI, торговая политика США в данном сегменте должна ориентироваться на всю длинную цепочку потребления металла, а не только на одно ее звено. Это прозрачный намек на американские сталеплавильные холдинги, которые в свою очередь не остались в долгу.

Они также написали письмо Джо Байдену – с просьбой оставить все, как есть. Причем письмо коллективное, под которым объединились Американская ассоциация производителей стали и чугуна, Ассоциация производителей стали, Комитет по импорту труб и трубок, Американский институт стального строительства и Объединенный профсоюз сталелитейщиков. Т. е. численное преимущество уже за ними. А в качестве аргумента очень кстати пришелся коронавирус. "Восстановление сталелитейной промышленности США, к сожалению, было приостановлено пандемией коронавируса, – говорится в коллективном обращении. – Пандемия вызвала значительное падение спроса на сталь весной, что привело к сокращению производства или закрытию сталелитейных заводов и трубных предприятий и, как результат, сокращению рабочих мест".

И пускай подписанты вынуждены признать, что сейчас отрасль восстанавливается, но все еще характеризируют ее как очень уязвимую. Прежде всего из-за того, что в мире, по их мнению, сохраняются избыточные мощности по производству стали (до 700 млн метрических тонн). В числе виноватых они указывают пальцем на Китай, Вьетнам и Турцию, продолжающих наращивать производство стали, несмотря на пандемию, а также на Корею, Россию, Украину, Индонезию, экспортирующих значительную часть своей продукции стали на внешние рынки. "Президент Байден признал важность решения проблемы глобального излишка производственных мощностей, и я думаю, он понимает, что эти тарифы важны для национальной безопасности", – заявил глава Американского института чугуна и стали Кевин Демпси.

5 февраля случилось еще одно событие, неприятное для экспортеров стали за океан. Международный торговый суд США подтвердил законность введения Дональдом Трампом защитных тарифов и квот в 2018 г. Адвокаты импортеров стали, обратившихся в суд, пытались доказать, что Трамп превысил свои полномочия и допустил процедурные нарушения. И вообще никакой угрозы нацбезопасности страны не существовало. Однако судейская коллегия нарушений не нашла. Для Байдена это еще один повод ничего не менять. Ответственность за закрытие американских рынков, если его начнут упрекать стратегические партнеры, всегда можно возложить на предшественника, а нежелание открываться – списать на юридические сложности.

Что касается бедственного положения американской металлургии, то слухи об этом, естественно, преувеличены. Да, выплавка стали в стране за прошлый год упала на 17%, но и импорт готовой металлопродукции за этот период сократился более чем на 23%. Основными странами-поставщиками выступали Корея, Япония, Германия, Тайвань и Турция. В целом доля импортного продукта в американском металлопотреблении оценивается в 17-18%. Вряд ли такую долю можно считать критической или опасной, но в Белом Доме считают иначе.

Вероятно, советники Байдена понимают, что "тарифные войны" со всем миром не принесли США того эффекта, которым можно гордиться. К примеру, из противостояния с самым принципиальным противником – Китаем Штаты так и не вышли победителями. Американские импортеры потеряли на разрыве торговых цепочек с КНР свыше 70 млрд долл., побочным следствием чего стало сокращение рабочих мест и замедление экономического роста еще до начала пандемии. Часть потерь пришлось компенсировать из федерального бюджета. Только в 2020 г. американские фермеры, утратившие рынки сбыта в Китае, получили около 50 млрд долл. субсидий. В таких условиях Байдену придется лавировать между все еще сильными антикитайскими настроениями в Конгрессе и в советах крупных корпораций с одной стороны и необходимостью выстраивать баланс с Пекином на более прагматичной и взвешенной основе – с другой. Даже Дональд Трамп в конце своей каденции предпринял попытку нормализации отношений с Китаем. Для новой администрации Белого Дома этот вопрос также станет приоритетом. И уже походным от его развязки станет дальнейшая судьба ввозных квот и пошлин на сталь.

Европейское эхо

Однако даже намек на изменение позиций США (хоть и ничем пока не подтвержденный) сразу нашел отголосок в Европе, где также наблюдалась эпистолярная дуэль между разными лоббистскими группами в стальной отрасли. Металлургическая ассоциация Eurofer обратилась к Еврокомиссии с призывом продлить действие квот на импорт стальной продукции, срок действия которых истекает 30 июня 2021 г. А в ответку Европейская ассоциация сервисных металлоцентров Eurometal призвала ни в коем случае этого не делать.

Представители Eurometal делают акцент на том, что Еврокомиссия должна наконец позаботиться об интересах потребителей стальной продукции, которые терпят ущерб из-за дефицита проката в регионе и повышения цен на него. Согласно их данным, с начала июня 2020 г. по конец января 2021 г. средний уровень внутренних котировок на горячекатаный прокат в ЕС поднялся почти на 50% – c 476 евро до 707 евро за тонну. При этом разница в стоимости готового проката и металлургического сырья достигла рекордного значения. В четвертом квартале 2020 г. видимое потребление листового проката в ЕС значительно возросло, тогда как импорт горячекатаных рулонов в ноябре составил всего 257,8 тыс. т, что стало минимальным показателем за последние восемь лет.

Аргументы стороны, выступающей за продление квот, все те же. Во-первых, эта мера была предпринята в ответ на действия США в 2018 г., а соответственно и отказываться от нее нужно после того, как от ограничений откажутся и за океаном. Во-вторых, сталеплавильные мощности в Европе по-прежнему остаются недозагруженными, а некоторые объекты вообще до сих пор закрыты, тогда как страны-производители стали за пределами ЕС продолжают накапливать свои запасы. Впрочем, согласно источником агентства Argus, не все страны и не все члены Еврокомиссии поддерживают идею банального продления квот еще на год-три. В качестве альтернативы рассматривается идея более индивидуального подхода к каждому из государств-импортеров. Аналитики агентства Fastmarkets также считают, что во втором квартале 2021-го официальный Брюссель смягчит заградительные меры относительно импорта стали.

К подобным прогнозам склонен и народный депутат Украины, в прошлом директор Авдеевского коксохима Муса Магомедов. По его мнению, Европейская комиссия вполне может отказать Eurofer, поскольку пострадавшие от продолжения ограничений страны могут потребовать компенсации потерь через ВТО. "По правилам международной торговли такие широкие защитные меры, какие использует ЕС, можно вводить только на три года, – отмечает М. Магомедов. – Более вероятно, что власти Евросоюза пойдут навстречу сталелитейщикам, используя, например, антидемпинговые и компенсационные пошлины на отдельные виды стальной продукции из конкретных стран. Это можно увидеть на примере антидемпинговых ограничений г/к проката из Турции, которая, кстати, ответила зеркальными ограничениями на европейский импорт".

Для украинских производителей послабления на евросоюзовском направлении значительно важнее американских. Ведь более четверти украинского экспорта металлопродукции сегодня уходит на рынки ЕС – это порядка 4 млн тонн в год. Тогда ка в США еще даже до санкций Трампа мы отправляли около 300 тыс. т стальной продукции, хотя и с достаточно высоким переделом – трубы, ж/д колеса, арматура. Вернуться хотя бы на этот уровень – уже было бы успехом. Но скорее всего, до середины текущего года украинские экспортеры будут работать на тех же условиях, что в прошлом году. А дальше официальные решения как в Вашингтоне, так и в Брюсселе будут приниматься с учетом конъюнктуры на стальных рынках. Пока она для металлургов достаточно позитивна – и цены, и спрос на большинство видов продукции уверенно растут.

Ярослав Ярош

МинПром

http://minprom.ua/page2/news267883.html