Подробнее Запомнить город


Стальное славянское дерби

31.03.09
размер текста:

Обладая почти вдвое меньшими сталепрокатными мощностями, украинские металлурги в последние годы в целом не уступали российским коллегам на внешних рынках. В 2007 году Украина даже превзошла Россию по объемам экспорта стальной продукции, в 2008 году страны финишировали практически корпус в корпус. Но в присущих 2009 году условиях заметного сужения зарубежных рынков сбыта это негласное состязание сулит украинским сталепроизводителям более острую и изнурительную борьбу с соседями-славянами, чем было до сих пор.

Кризис безжалостно оголил ахиллесову пяту украинского ГМК – отсутствие надежного тыла. Тут вполне корректно сравнение с военными действиями. Пока ведется наступление, обоз только сдерживает продвижение мобильных авангардных отрядов, но когда приходится держать оборону он становится главной опорой. Растущий экспортный тренд позволял украинским металлургам на протяжении многих лет пренебрегать внутренним потреблением. В результате в 2008 году на украинский рынок пошло лишь 16% проката (около 6,5 млн тонн), произведенного в стране. В 2009 году такой перекос вылез боком. Внешние рынки почти в одночасье закрылись и украинский ГМК остался один на пустом базаре с нераспроданным товаром на руках. В России же сбытовые пропорции кардинально отличаются от украинских. Причем тенденция ориентации на домашнее потребление особенно рельефно очертилась как раз в последние годы, когда тамошние металлурги начали отправлять на внешние рынки меньше проката, чем для внутренних нужд. В 2006-2007 гг. внутреннее потребление металла росло в России примерно на 17% за год, дойдя в 2007 году до уровня в 34 млн тонн. Завершившийся кризисом следующий год отобрал от этого пика 2 млн тонн, но и оставшиеся 32 млн - это все равно больше показателя российского стального экспорта (примерно 27 млн тонн).

"Черный" четвертый квартал 2008 года оставил свой неизгладимый отпечаток, как на российской, так и на украинской стали, но все же в России квартальное сокращение объемов выплавки было несколько ниже, чем в Украине (37% против 41%). Если же считать падение по итогам всего года, то разница чувствуется еще острее: -13,4% в Украине и только -5,4% в России. И это несомненный признак того, что выбираться из ямы соседям будет легче, поскольку сползли они не так глубоко. К тому же, в дополнение к более развитому внутреннему потреблению, у россиян имеется еще один козырь - себестоимость производства. По расчетам аналитиков госпредприятия "Укрпромвнешэкспертиза" выплавка тонны стали украинским меткомбинатам в 2009 году будет обходиться в среднем в 305 долл./тонн, тогда как в Украине этот же показатель будет колебаться в пределах от 310 долл. (у интегрированных предприятий с собственными рудными ресурсами) до 360 долл. (у тех, у кого нет ни руды, ни интеграции).

А в нынешней ужесточившейся конкуренции значение может иметь каждый доллар, заложенный в цену. И тут следует обратить внимание на еще один фактор, который в 2009 году может стать определяющим в отношениях между украинскими и российскими металлургами. Им придется не только самоотверженнее защищать от взаимопроникновения свои внутренние рынки, но и скрестить шпаги на рынках третьих стран. Если до сих пор там худо-бедно, но хватало места обоим, то после почти полного закрытия Америки, и частичного Европы, арена, где еще можно развернуться славянам-сталеварам стала гораздо уже - волей-неволей толкнешь друг друга локтем. Полем первой такой битвы может стать Ближний Восток.

В 2007-2008 гг. именно этот регион в широком понимании (включая Турцию и Северную Африку) магнитом манили как украинских, так и российских экспортеров стали. Этому способствовал стойкий высокий спрос на металл и приятная ценовая конъюнктура. Достаточно отметить, что в 2008 году в этом направлении ушло почти треть всего проката, проданного Украиной за рубеж, - 9,5 млн тонн. Около трети денежных поступлений от экспорта было заработано там же. Фактически Ближний Восток стал сегодня главным местом сбыта украинской металлопродукции, оттеснив на задний план и Европу, и СНГ. Другое дело, что и в постсоветские, и частично в европейские государства Украина поставляет традиционно продукцию более высокого передела, чем в арабские страны. А это означает, что доходы с тонны экспортированной на Ближний Восток продукции получаются несколько ниже, чем в других регионах. Например, прошлогодняя средневзвешенная цена украинской стальной продукции на ближневосточном рынке составляла примерно 710 долл./тонн, тогда как при отправке в Европу -свыше 800 долл./тонн, а в СНГ - даже свыше 1000 долл./тонн.

Впрочем, сегодня даже ценовой вопрос приобрел второстепенное значение. В первом квартале 2009 года стоимость многих видов металлопродукции на мировых рынках упала на 30-40% относительно приведенных выше средних значений. Гораздо важнее, что как раз Турция, Иран, Египет, страны Персидского залива даже сейчас, пусть изредка, но демонстрируют покупательское оживление. Поэтому наличие крепких торговых связей именно с этим регионом - позитивный момент для украинских металлургов. Однако и их российские коллеги не теряли времени даром на ближневосточном фронте.

За десять последних лет значение Ближнего Востока и Северной Африки в стальном экспорте России выросло в 2,5 раза. Сейчас туда отгружается более 20% соседской стали, предназначенной за рубеж (более 5 млн тонн – по итогам 2008 года). По массовому объему потребления российского проката данный регион сейчас уступает только Европе, да и то, главным образом потому, что российские ФПГ ("Северсталь", "Евраз"), обзаведшись в последние годы сталеплавильными мощностями в ЕС, активно поставляют туда свои полуфабрикаты. Ближним Востоком российский ГМК всерьез заинтересовался лишь 3-4 года назад, когда его продукцию начали активно выживать из Китая местные производители. Это привело к тому, что сейчас почти 20% ближневосточных нужд в металле обеспечивается за счет импорта из Украины и России. Согласно экспертным оценкам Ближний Восток вместе со странами Магриба потребляет немногим больше 80 млн тонн стали в год, к тому же есть надежда, что в текущем году этот параметр существенно не изменится ни в лучшую, ни в худшую сторону. Но и такая стабильность на фоне ожидаемого падения спроса в Северной Америке, Европе, Юго-Восточной Азии (за исключением Китая) возводит ближневосточных шейхов в разряд самых ценных клиентов славян-металлургов. В итоге основными конкурентами украинских сталепрокатчиков за контракты в этом регионе могут стать российские Магнитогорский и Новолипецкий меткомбинаты, поскольку они работают в пересекающихся как товарных, так и ценовых нишах.

Вторая зона, где наиболее высок риск лобовых столкновений между металлургами России и Украины, - это СНГ. Причем, как ни грустно осознавать, отечественные сталепроизводители начали терять этот близкий, наиболее знакомый и наиболее освоенный рынок еще до начала кризиса. За один только 2008 год объем экспорта украинского проката заказчикам из стран СНГ упал более чем на 1 млн тонн - с 4,8 до 3,7 млн тонн годовых. Россия в этом регионе чувствует себя намного привольнее. Ей удалось продать постсоветским странам за прошлый год 5,2 млн. тонн стали, что сопоставимо с показателем 2007 года. Причем укрепление позиций российских металлургов в СНГ произошло и за счет Украины. Наша страна в прошлом году на 10% увеличила импорт стали -- и это была преимущественно сталь российского и китайского происхождения.

Теперь, когда глобальный рынок сбыта металла стал похож на Тришкин кафтан, более вероятной становится и перспектива ужесточения всевозможных защитных мер в двусторонней торговле между Россией и Украиной. Между прочим, правительство в Москве и раньше гораздо активнее применяло преференционные механизмы во благо своего ГМК. В Киеве же единственное решение, которое можно вспомнить в этом контексте, - это введение в октябре 2008 года квот на импорт обсадных и насосно-компрессорных труб. Такое ограничение было инициировано днепропетровской группой "Интерпайп". В ответ российское Министерство экономического развития уже рассматривает возможность урезания квоты на поставку "интерпайповских" труб в РФ. Сейчас ее объем составляет 427 тыс. тонн в год. Кроме того, российские металлурги потребовали от правительства увеличить с 5% до 33% пошлины на ввоз в страну оцинкованного проката. Одним из главных поставщиков этого продукта в Россию наряду с Китаем выступает Украина.

А ведь это только весна. И только первые ласточки потенциальных стальных воен. Так уж случилось, что украинская и российская металлургия оказались братьями по несчастью, но рассчитывать при этом на взаимную братскую терпимость не стоит. Особенно если учесть, что цепляться им приходится за одну и ту же шлюпку.

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Статьи
21.11.17, Анна Ганзенко
В последний день октября в затянувшемся споре между железнодорожниками и представителями крупного бизнеса, казалось, была поставлена точка: грузовые тарифы приказом Мининфраструктуры были повышены на 15%. Тем не менее рост тарифов не улучшил работу госмонополиста, особенно в плане обеспечения украинских предприятий полувагонами.
17.11.17, Ярослав Ярош
Правительство Венгрии в очередной раз высказало вслух желание выкупить обратно в госсобственность единственный металлургический комбинат страны – ISD Dunaferr. Но у этой попытки шансов на успех не больше, чем у всех предыдущих. Дела у предприятия, в котором, возможно, еще присутствует украинский капитал, в последнее время пошли на поправку. Возможно, потому, что этими делами теперь занимается российский бизнесмен Сулейман Керимов.
10.11.17, Ярослав Ярош
Уходящий год в целом баловал металлургов. Цены на сталь в Европе достигли 6-летнего максимума. Мировое потребление выросло примерно на 7%. Капитализация отрасли увеличилась на 70%. На год 2018-й стальные ассоциации дают более осторожные прогнозы. Но и в начале текущего года они ожидали меньшего, чем получили по факту.
08.11.17, Игорь Воронцов
Нынешний отопительный сезон обещает надолго запомниться украинцам. Для этого есть все предпосылки: запасы угля на тепловых электростанциях и теплоэлектроцентралях текущей осенью побили антирекорд.
01.11.17, Ярослав Ярош
Группа ТАС Сергея Тигипко после 10-летнего перерыва снова вступает в права владельца крупнейшего в Украине производителя проволоки и гвоздей – завода "Днепрометиз". 27 октября его предыдущий собственник, российский холдинг "Северсталь", сообщил о завершении сделки по продаже актива неназванному покупателю. Но еще за день до этого в наблюдательные органы "Днепрометиза" вошли люди, представляющие группу ТАС.
31.10.17, Максим Полевой
"Зеленая" энергетика в Украине активно развивается, и к 2020 году ее долю в национальном энергопотреблении страны планируется довести до 11%, а к 2035-му – до 25%.
27.10.17, Ярослав Ярош
Российский бизнесмен Олег Дерипаска сделал вполне ожидаемый ход. Все свои украинские активы, в первую очередь, Николаевский глиноземный завод, он уступил крупному сырьевому трейдеру и давнему партнеру – компании Glencore. Теперь у НГЗ появился швейцарский иммунитет, но завод продолжает оставаться в орбите влияния "Русского Алюминия".
23.10.17, Максим Полевой
В мировой экономике наметилось оживление, но нельзя исключать и новую кризисную волну. Это особенно опасно для недостаточно стабильных развивающихся стран, включая Украину.
19.10.17, Игорь Воронцов
Никель в текущем году оказался в роли слабого звена мирового ГМК. Практически по всем цветным металлам, которые торгуются на Лондонской бирже металлов (LME), котировки в течение года уверенно шли вверх. Так, цинк подорожал с 2715 долл./тонну в январе до 3350 долл./тонну в середине октября, медь – с 5784 до 7146 долл./тонну, алюминий – с 1785 до 2142 долл./тонну.
13.10.17, Ярослав Ярош
Трубный холдинг Виктора Пинчука "Интерпайп" инициировал в Еврокомиссии пересмотр размера антидемпинговых пошлин на поставку бесшовных труб из Украины в страны Евросоюза. Но еще как минимум год этого не произойдет. Поэтому "Интерпайп" снова подался искать счастья на рынки СНГ, в т. ч. России. И уже достиг в этом некоторых успехов.



Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!