kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Стальное славянское дерби

31.03.09
размер текста:

Обладая почти вдвое меньшими сталепрокатными мощностями, украинские металлурги в последние годы в целом не уступали российским коллегам на внешних рынках. В 2007 году Украина даже превзошла Россию по объемам экспорта стальной продукции, в 2008 году страны финишировали практически корпус в корпус. Но в присущих 2009 году условиях заметного сужения зарубежных рынков сбыта это негласное состязание сулит украинским сталепроизводителям более острую и изнурительную борьбу с соседями-славянами, чем было до сих пор.

Кризис безжалостно оголил ахиллесову пяту украинского ГМК – отсутствие надежного тыла. Тут вполне корректно сравнение с военными действиями. Пока ведется наступление, обоз только сдерживает продвижение мобильных авангардных отрядов, но когда приходится держать оборону он становится главной опорой. Растущий экспортный тренд позволял украинским металлургам на протяжении многих лет пренебрегать внутренним потреблением. В результате в 2008 году на украинский рынок пошло лишь 16% проката (около 6,5 млн тонн), произведенного в стране. В 2009 году такой перекос вылез боком. Внешние рынки почти в одночасье закрылись и украинский ГМК остался один на пустом базаре с нераспроданным товаром на руках. В России же сбытовые пропорции кардинально отличаются от украинских. Причем тенденция ориентации на домашнее потребление особенно рельефно очертилась как раз в последние годы, когда тамошние металлурги начали отправлять на внешние рынки меньше проката, чем для внутренних нужд. В 2006-2007 гг. внутреннее потребление металла росло в России примерно на 17% за год, дойдя в 2007 году до уровня в 34 млн тонн. Завершившийся кризисом следующий год отобрал от этого пика 2 млн тонн, но и оставшиеся 32 млн - это все равно больше показателя российского стального экспорта (примерно 27 млн тонн).

"Черный" четвертый квартал 2008 года оставил свой неизгладимый отпечаток, как на российской, так и на украинской стали, но все же в России квартальное сокращение объемов выплавки было несколько ниже, чем в Украине (37% против 41%). Если же считать падение по итогам всего года, то разница чувствуется еще острее: -13,4% в Украине и только -5,4% в России. И это несомненный признак того, что выбираться из ямы соседям будет легче, поскольку сползли они не так глубоко. К тому же, в дополнение к более развитому внутреннему потреблению, у россиян имеется еще один козырь - себестоимость производства. По расчетам аналитиков госпредприятия "Укрпромвнешэкспертиза" выплавка тонны стали украинским меткомбинатам в 2009 году будет обходиться в среднем в 305 долл./тонн, тогда как в Украине этот же показатель будет колебаться в пределах от 310 долл. (у интегрированных предприятий с собственными рудными ресурсами) до 360 долл. (у тех, у кого нет ни руды, ни интеграции).

А в нынешней ужесточившейся конкуренции значение может иметь каждый доллар, заложенный в цену. И тут следует обратить внимание на еще один фактор, который в 2009 году может стать определяющим в отношениях между украинскими и российскими металлургами. Им придется не только самоотверженнее защищать от взаимопроникновения свои внутренние рынки, но и скрестить шпаги на рынках третьих стран. Если до сих пор там худо-бедно, но хватало места обоим, то после почти полного закрытия Америки, и частичного Европы, арена, где еще можно развернуться славянам-сталеварам стала гораздо уже - волей-неволей толкнешь друг друга локтем. Полем первой такой битвы может стать Ближний Восток.

В 2007-2008 гг. именно этот регион в широком понимании (включая Турцию и Северную Африку) магнитом манили как украинских, так и российских экспортеров стали. Этому способствовал стойкий высокий спрос на металл и приятная ценовая конъюнктура. Достаточно отметить, что в 2008 году в этом направлении ушло почти треть всего проката, проданного Украиной за рубеж, - 9,5 млн тонн. Около трети денежных поступлений от экспорта было заработано там же. Фактически Ближний Восток стал сегодня главным местом сбыта украинской металлопродукции, оттеснив на задний план и Европу, и СНГ. Другое дело, что и в постсоветские, и частично в европейские государства Украина поставляет традиционно продукцию более высокого передела, чем в арабские страны. А это означает, что доходы с тонны экспортированной на Ближний Восток продукции получаются несколько ниже, чем в других регионах. Например, прошлогодняя средневзвешенная цена украинской стальной продукции на ближневосточном рынке составляла примерно 710 долл./тонн, тогда как при отправке в Европу -свыше 800 долл./тонн, а в СНГ - даже свыше 1000 долл./тонн.

Впрочем, сегодня даже ценовой вопрос приобрел второстепенное значение. В первом квартале 2009 года стоимость многих видов металлопродукции на мировых рынках упала на 30-40% относительно приведенных выше средних значений. Гораздо важнее, что как раз Турция, Иран, Египет, страны Персидского залива даже сейчас, пусть изредка, но демонстрируют покупательское оживление. Поэтому наличие крепких торговых связей именно с этим регионом - позитивный момент для украинских металлургов. Однако и их российские коллеги не теряли времени даром на ближневосточном фронте.

За десять последних лет значение Ближнего Востока и Северной Африки в стальном экспорте России выросло в 2,5 раза. Сейчас туда отгружается более 20% соседской стали, предназначенной за рубеж (более 5 млн тонн – по итогам 2008 года). По массовому объему потребления российского проката данный регион сейчас уступает только Европе, да и то, главным образом потому, что российские ФПГ ("Северсталь", "Евраз"), обзаведшись в последние годы сталеплавильными мощностями в ЕС, активно поставляют туда свои полуфабрикаты. Ближним Востоком российский ГМК всерьез заинтересовался лишь 3-4 года назад, когда его продукцию начали активно выживать из Китая местные производители. Это привело к тому, что сейчас почти 20% ближневосточных нужд в металле обеспечивается за счет импорта из Украины и России. Согласно экспертным оценкам Ближний Восток вместе со странами Магриба потребляет немногим больше 80 млн тонн стали в год, к тому же есть надежда, что в текущем году этот параметр существенно не изменится ни в лучшую, ни в худшую сторону. Но и такая стабильность на фоне ожидаемого падения спроса в Северной Америке, Европе, Юго-Восточной Азии (за исключением Китая) возводит ближневосточных шейхов в разряд самых ценных клиентов славян-металлургов. В итоге основными конкурентами украинских сталепрокатчиков за контракты в этом регионе могут стать российские Магнитогорский и Новолипецкий меткомбинаты, поскольку они работают в пересекающихся как товарных, так и ценовых нишах.

Вторая зона, где наиболее высок риск лобовых столкновений между металлургами России и Украины, - это СНГ. Причем, как ни грустно осознавать, отечественные сталепроизводители начали терять этот близкий, наиболее знакомый и наиболее освоенный рынок еще до начала кризиса. За один только 2008 год объем экспорта украинского проката заказчикам из стран СНГ упал более чем на 1 млн тонн - с 4,8 до 3,7 млн тонн годовых. Россия в этом регионе чувствует себя намного привольнее. Ей удалось продать постсоветским странам за прошлый год 5,2 млн. тонн стали, что сопоставимо с показателем 2007 года. Причем укрепление позиций российских металлургов в СНГ произошло и за счет Украины. Наша страна в прошлом году на 10% увеличила импорт стали -- и это была преимущественно сталь российского и китайского происхождения.

Теперь, когда глобальный рынок сбыта металла стал похож на Тришкин кафтан, более вероятной становится и перспектива ужесточения всевозможных защитных мер в двусторонней торговле между Россией и Украиной. Между прочим, правительство в Москве и раньше гораздо активнее применяло преференционные механизмы во благо своего ГМК. В Киеве же единственное решение, которое можно вспомнить в этом контексте, - это введение в октябре 2008 года квот на импорт обсадных и насосно-компрессорных труб. Такое ограничение было инициировано днепропетровской группой "Интерпайп". В ответ российское Министерство экономического развития уже рассматривает возможность урезания квоты на поставку "интерпайповских" труб в РФ. Сейчас ее объем составляет 427 тыс. тонн в год. Кроме того, российские металлурги потребовали от правительства увеличить с 5% до 33% пошлины на ввоз в страну оцинкованного проката. Одним из главных поставщиков этого продукта в Россию наряду с Китаем выступает Украина.

А ведь это только весна. И только первые ласточки потенциальных стальных воен. Так уж случилось, что украинская и российская металлургия оказались братьями по несчастью, но рассчитывать при этом на взаимную братскую терпимость не стоит. Особенно если учесть, что цепляться им приходится за одну и ту же шлюпку.

 


Комментарии
комментариев: 0

загрузка...


Статьи
16.01.17, Елена Курашина
Несмотря на заверения не повышать тарифы на перевозку грузов железнодорожным транспортом без диалога с бизнесом, на практике все происходит с точностью до наоборот. "Укрзализныця" так и не предоставила бизнесу и профильным ассоциациям свой финансовый план на 2017 год, а "круглый стол" по вопросу повышения тарифов прошел без участия тех, кто их будет платить.
10.01.17, Галина Резник
США и ЕС отказались предоставить Китаю статус страны с рыночной экономикой. Основная причина – стремление защитить свои рынки от дешевой стальной продукции. Стальное лобби в западных странах обвиняет китайских поставщиков в субсидированном экспорте, и сейчас правительства поддерживают своих производителей введением высоких компенсационных пошлин против китайской стали.
29.12.16, Василий Январев
Министерство инфраструктуры Украины после недолгой борьбы и небольшой критики одобрило финансовый план "Укрзализныци" на 2017 год, который предусматривает повышение грузовых тарифов на 25%, а пассажирских – на 35%. Но это еще не все: "УЗ" и профильное министерство предлагают внести изменения в распоряжение №209-р от 2012 года, что даст возможность железной дороге бесконтрольно повышать стоимость перевозки в полувагонах.
26.12.16, Максим Полевой
Верховная Рада продлила льготы для украинского авиапрома до 2025 года. Однако эффективность преференций будет зависеть от грамотного маркетинга производителей авиационной техники.
22.12.16, Ярослав Ярош
После двукратной неудачи с продажей Одесского припортового завода украинские власти попытаются сделать в приватизации ставку на другую "голубую фишку". В декабре завершен процесс корпоратизации Объединенной горно-химической компании (ОГХК) и трансформации ее в ПАО. В 2017 г. Кабмин попытается найти на этот актив покупателя. В своем составе ОГХК объединяет крупнейшие ильменитовые ГОКи страны, а также имеет в управлении 51% акций Запорожского титано-магниевого комбината.
16.12.16, Игорь Воронцов
Рынок металлоконструкций в Украине находится в процессе важнейших изменений. Он пытается стать экспортно-ориентированным в условиях прекращения торговых отношений с прежним основным партнером – Российской Федерацией. По мнению участников рынка, перспективным направлением является Евросоюз. С ним связаны основные ожидания. Текущая ситуация в отрасли, которая является одним из главных клиентов металлургических предприятий, обсуждалась на V национальной конференции участников рынка стального строительства, состоявшейся в Киеве 13 декабря.
14.12.16, Ярослав Ярош
Если первую в 2016 г. неудачную продажу Одесского припортового завода можно было списать на случайность, то вторая – уже тенденция. Приватизация ОПЗ показала, что доверия у инвесторов не вызывает ни сам объект, ни бизнес-климат в Украине. Глава Фонда госимущества Игорь Билоус в сердцах даже заявил о возможной остановке завода. Правда, премьер Владимир Гройсман намекнул о возможной отставке самого И.Билоуса.
12.12.16, Галина Резник
Цены на железную руду упорно опровергают прогнозы экспертов: вместо предсказанного падения они удвоились и достигли двухлетнего максимума. Причем избыток поставок никуда не делся, и радикального роста потребления не произошло. Просто, как бывало уже не раз, одновременно возникло несколько непредвиденных обстоятельств, которые наложились друг на друга и создали неожиданный синергический эффект.
08.12.16, Ярослав Ярош
Уже с января зависимость стран ЕС от российского газа может увеличиться примерно на 10%, а Украина потеряет около 20% от нынешних объемов транзита через свою территорию. Таковы последствия допуска "Газпрома" к внутриевропейскому газопроводу OPAL. Единственный, кто еще способен помешать этому, — Польша, взявшаяся оспаривать решение Еврокомиссии в судебном порядке.
06.12.16, Игорь Воронцов
Компании горно-металлургического комплекса в большинстве своем справились с очень серьезной проблемой, возникшей еще после первой волны глобального кризиса. Тогда на фоне обвала мировых цен они оказались один на один с высокой долговой нагрузкой. Теперь ее уровень резко снизился, но радоваться все равно нечему. Поскольку это означает отсутствие проектов развития, под которые есть смысл размещать новые облигационные займы или привлекать банковские кредиты. Металлурги и горняки потихоньку выпутываются из долгов, однако отрасль переходит в режим долгосрочной стагнации.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!