kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Нефть Коломойского

07.07.09
размер текста:

Вот уже несколько недель к ряду группа «Приват» генерирует большую часть новостей в нефтяной индустрии. Активность Игоря Коломойского в этом сегменте выросла с началом масштабного кризиса в черной металлургии и в сопутствующей подотрасли – производстве ферросплавов, которая до сих пор была флагманом империи «Приват». Судя по всему, сейчас группа вновь поставила на топливо – Коломойский как никогда раньше близок к осуществлению давней идеи – формированию собственной вертикально интегрированной нефтяной компании (ВИНК) в Украине.

Недавно произошли сразу два неординарных события. Человек из «Привата» возглавил госкомпанию «Укртранснафта», управляющую нефтетранспортной инфраструктурой страны. А компания «Корсан», представляющая группу на Кременчугском НПЗ, купила спорный пакет акций «Укртатнафты», радикально повлияв на расклад сил в корпоративном конфликте на заводе. Усиление влияния «Привата» на обе структуры делает его ключевым игроком в украинской нефтянке. Ведь уже сегодня Игорь Коломойский с партнерами управляет крупнейшей добывающей компанией «Укрнафта», двумя малыми НПЗ в Западной Украине, сетью из полутора тысяч АЗС, а также морскими терминалами по перевалке нефти и нефтепродуктов.

Не захват, но назначение

События на «Укртранснафте» развивались стремительно и драматично. Стратегию развития нефтяного бизнеса Коломойского непосредственно воплощали два десятка бойцов в камуфляжной форме, которые утром 22 июня взяли под контроль офис госкомпании, расположенный на улице Артема. По расчищенному спецназовцами пути в здание проследовал новый руководитель компании Александр Лазорко, некогда – глава принадлежащего «Привату» НПК «Галичина», а с января этого года – заместитель председателя правления «Укртранснафты» Игоря Кирюшина. Последний попытался уволить Лазорко за три недели до описываемого инцидента, формальный повод для увольнения – «прогулы». Судя по всему, бывший шеф «Укртранснафты» загодя почувствовал угрозу, исходящую от подчиненного. Но решение Кирюшина не поддержали в материнской компании – «Нафтогазе», и даже наоборот, инициировали расследование деятельности руководителя «Укртранснафты».

Все говорило о грядущей отставке, но процедура увольнения менеджера такого уровня – длительная и сложная. Вот здесь и сработали действенные методы «Привата»: имея на руках решение о назначении себя и.о. предправления компании, Александр Лазорко силой занял свой новый кабинет. Рейдерским захватом произошедшее можно назвать с большой натяжкой, ведь санкционирован он был на самом высоком уровне. Интересно, что драматические события в центре Киева не нашли отклика ни в выступлениях премьер-министра Юлии Тимошенко, обычно резко реагирующей на попытки установить контроль над стратегическими активами со стороны бизнес групп, ни в словах профильных чиновников. Избежать серьезной огласки помогло назначение Игоря Кирюшина заместителем министра топлива и энергетики, что равносильно почетной отставке.

Управлять достаточно

Оперативное управление – конек «Привата». Достаточно управлять активом, генерирующим большой денежный поток, и вовсе не обязательно им владеть. Тому же «Газпрому» незачем получать украинские газопроводы в собственность, ему нужна всего лишь доля в управляющей компании (консорциуме), которая позволит влиять на их работу. Контроль над украинской ГТС – дело общеукраинского, и даже – общеевропейского масштаба. «Приват» получил контроль над нефтетранспортной инфраструктурой страны почти незаметно. А ведь до сих пор ни одной бизнес-группе не удавалось непосредственно управлять госкомпанией такого масштаба.

Контроль над нефтетранспортной инфраструктурой – это туз, которым можно крыть любую карту конкурентов. Во-первых, этот актив ценен сам по себе, поскольку генерирует немалый денежный поток (2 млрд грн. в 2008 году). Во-вторых, он дает возможность «Привату» манипулировать нефтяным ресурсом – прежде всего, нефтью, находящейся в трубе. Так, Одесса-Броды содержит 450 тыс. тонн российской нефти, которую вполне могут слить под предлогом закачки каспийского ресурса. Эта нефть – ценный ресурс для контролируемых группой нефтеперерабатывающих заводов. И, наконец, «Укртранснафта» - отличная разменная монета в многочисленных конфликтах «Привата» с государством или конкурирующими бизнес-группами. Таких конфликтных точек предостаточно: и «Укрнафта», и Кременчугский НПЗ, и контроль над розничной сетью ANP (находится в залоге у «Укрпромбанка», где введена временна администрация) и тому подобное.

То, что «Приват» умеет конвертировать «управление» в прибыли можно убедиться на многочисленных примерах, начиная от Никопольского завода ферросплавов и заканчивая «Укрнафтой» и «Укртатнафтой». Кстати, о последней.

Уже не миноритарий

Полтора года «Приват» управляет крупнейшим в стране нефтеперерабатывающим заводом в Кременчуге, владея при этом немногим более 1% акций «Укртатнафты». В прошлую субботу эта ситуация радикально изменилась: группа стала третьим крупнейшим собственником компании, выкупив спорный 18%-й пакет акций. Сама процедура длилась не более десяти минут. Единственным претендентом на покупку ценных бумаг выступала фирма «Корсан», которую представлял Геннадий Корбан – главный корпоративный технолог «Привата». Ни представители «Татнефти», владеющие в целом 28% акций, ни сотрудники «Нафтогаза» (43%), в торгах участия не приняли. И если татары, судя по всему, решили не принимать участие в конкурсе принципиально, надеясь продолжить борьбу за восстановление контроля над предприятием в судах и чиновничьих кабинетах России и Украины, то у НАКа просто не хватило денег на задаток в 303,5 млн грн. В госмонополии сослались на свою финансовую несостоятельность и необходимость длительного согласования затрат на уровне Кабмина.

Понятно, что было бы желание и такое согласование заняло бы минимум времени. Тем более что у НАКа оснований торговаться за эти акции еще больше, чем у «Привата». Если последний делает первый шаг к увеличению своей доли в «Укртатнафте», то «Нафтогаз» мог бы бороться за золотую акцию, которая дает возможность полностью восстановить влияние государства на Кременчугский НПЗ: нынешний пакет акций плюс 18% дает в сумме 61%. Этого достаточно для кворума на собрании акционеров, на котором меняется менеджмент. Причем при желании цена вопроса имела бы не ключевое значение. Ведь конечным получателем денег является сама «Укртатнафта», на балансе которой и числился спорный пакет, отсуженный у двух иностранных оффшорок – AmRuz и Sea Group, аффилированных с «Татнефтью». Понятно, что покупатель акций, который одновременно управляет компанией, сможет легко вернуть свои вложения, ведь платит он, по большому счету, сам себе.

Этим тезисом, судя по всему, и руководствовался «Приват», участвуя в организованном конкурсе по продаже 18%. Главной интригой торгов стала цена. Несмотря на то, что «Корсан» вполне мог купить акции по их номинальной стоимости (немногим более 100 млн грн.), заплатил он ни много ни мало – 2,1 млрд грн. К стартовой цене в полтора миллиарда в виду того, что конкуренции за акции не предполагается, аукционный комитет добавил еще 600 млн гривен. На вопрос, почему именно столько ответ организатором конкурса был недвусмысленным: «Два с лишним миллиарда больше, чем полтора». Тот факт, что, скажем, 3 млрд больше чем 2,1, а 4 больше, чем 3 в расчет не брался. Как мы уже говорили, цена имела второстепенное значение. Интересно, что если экстраполировать сумму, заплаченную за 18%, получим справедливую стоимость всей «Укртатнафты» в 1,5 млрд долл. или более миллиарда евро, что вполне сравнимо со стоимостью акций европейских НПЗ со скидкой на объемы переработки. Пусть эта стоимость получена искусственно, зато звучит красиво, что говорит о том, что Игорь Коломойский, если и выстраивает схемы, то красивые.

Перестав быть просто управляющим, но, став крупным акционером, группа «Приват» вероятно вскоре замахнется на более весомый пакет акций. Механизм борьбы за него пока смутный, но в общих чертах понятен. Прежде всего, Коломойский будет претендовать на долю татарских акционеров – «Татнефти» и министерства имущества республики Татарстан. Оснований для отчуждения их долей с юридической точки зрения достаточно. Ни «Татнефть», которая ни разу за все время существования совместного предприятия не поставила на него обещанные 8 млн тонн нефти в год, ни власти Татарстана, которые сейчас оспаривают права «Укртатнафты» на добывающее предприятие «Татнефтепром» (служил учредительным взносом в СП), своих инвестобязательств не выполнили. Это – основание для судебных разбирательств, а в таланте юристам «Привата» не откажешь. А, сложив свою нынешнюю долю с татарской частью, Коломойский получит необходимые ему 40%, которые позволят блокировать решения на любом собрании акционеров. Тем самым «приватовский» менеджмент «Укртатнафты» перестанет быть временным.

Так строится ВИНК

Итого, группа «Приват» за последние годы значительно усилила свое влияние во всех сегментах нефтяной индустрии. Группа уже выстроила четкую цепочку: от добычи нефти до ее переработки и реализации через собственную сеть АЗС. Для окончательной монополизации рынка группе не хватает совсем немного. Аверс Одесса-Броды загрузит западно-украинские заводы «Привата», сегодня простаивающие без нефтяного ресурса. Пассивность «Нафтогаза», который, похоже, не заинтересован в восстановлении своего влияния на «Укртатнафту», в итоге даст Игорю Коломойскому шанс окончательно закрепиться в Кременчуге. Бизнесмену останется разве что поставить своего человека в Антимонопольном комитете, чтобы вопрос о проявлениях монопольной власти на рынке и вовсе не поднимался.

Глеб Простаков

 


Комментарии
комментариев: 0

загрузка...


Статьи
23.02.17, Максим Полевой
Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича продолжает реконструировать основные переделы и развивать сортамент, рассчитывая на оживление продаж в 2017 году. Но для стабильной работы предприятия необходимо решить проблему блокады железнодорожного сообщения с неподконтрольными территориями.
21.02.17, Ярослав Ярош
В январе в поселке Рудничное под Кривым Рогом прошли общественные слушания на тему строительства нового железорудного ГОКа на базе Шимановского и Зеленовского месторождений. Сама идея уже обросла густой бородой. Но на этот раз жителям предложили готовиться к переезду в соседние села, с вещами и денежной компенсацией. Так что, возможно, теперь это всерьез. Под выселение попадают более 300 дворов и даже несколько многоквартирных домов. Инвестор проекта – компания Black Iron – намерена приступить к рытью карьера уже со следующего года.
17.02.17, Василий Январев
Украинская промышленность, отработавшая прошлый год с небольшим плюсом после пятилетнего спада, рискует если не опять сократить производство, то, по крайней мере, существенно снизить темпы его роста. Одна из главных угроз на сегодня – тарифная политика государства, которая в прямом смысле слова оказывает удушающий эффект на экономику.
14.02.17, Максим Полевой
Иран и страны Ближнего Востока продолжают развивать собственную металлургию, сужая возможности для импортеров. Однако у украинских металлургов сохраняются шансы для экспорта в регион.
10.02.17, Ярослав Ярош
Российская нефтяная компания "Лукойл" завершает процесс продажи своего последнего крупного актива в Украине – химического предприятия "Карпатнафтохим" (Калуш, Ивано-Франковская область). С конечными бенефициарами этой покупки еще надо разбираться. А вот главным промоутером сделки смело можно назвать министра топлива и энергетики Украины Игоря Насалыка, бывшего калушского мэра.
07.02.17, Максим Полевой
В начале года мировые металлорынки поддерживают общий тонус цен и спроса, который сохранится и в последующие месяцы. Украинские же металлурги, утратив часть экспортных объемов, рассчитывают на рост внутреннего потребления.
03.02.17, Галина Резник
Прогнозы по рынку железной руды становятся все более расплывчатыми: хотя тенденции в отношении поставок практически очевидны, предсказать уровень спроса – непростая задача. Этот уровень зависит, в первую очередь, от закупок крупнейшего потребителя – Китая, но ручное управление экономикой в Поднебесной зачастую приводит к непредсказуемым последствиям.
01.02.17, Ярослав Ярош
Два года украинский топливный рынок валился с ног, теряя объемы. В 2016-м кризис, похоже, остался позади. По итогам года по всем трем базовым нефтепродуктам – бензин, ДТ, сжиженный газ – зафиксирован рост продаж. Трейдеры называют две основные причины оздоровления: сужение теневого сегмента и увеличение спроса со стороны промышленности.
30.01.17, Игорь Воронцов
Глава НАК "Нафтогаз Украины" Андрей Коболев заявил о готовности избавиться от зарубежных нефтедобывающих активов компании, заодно посетовав на отсутствие желающих их купить. На фоне перманентного падения объемов добычи нефти в самой Украине подобная стратегия выглядит как минимум недальновидной.
27.01.17, Максим Полевой
В 2016 году мировая экономика росла рекордно медленными темпами, а в текущем может "взбодриться" за счет Соединенных Штатов Америки и Китая. Украина тоже имеет шанс на стабилизацию, хотя в то же время и ряд рисков.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!