kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Бензин made in...

25.12.08
размер текста:

В 2008 году украинский рынок топлив перешагнул роковую черту. Сейчас уже более 50% его нужд удовлетворяется за счет импорта. Это свидетельствует о системном кризисе национальной нефтепереработки, начавшемся еще задолго до общемировой рецессии и падения цен на нефть. В потенциале отечественные НПЗ способны обеспечить топливом две такие страны, как Украина, но реально их мощности загружены всего на 40%, а ККД таков, что едва хватает на поддержку штанов.

Владельцы нефтеперерабатывающих предприятий сегодня убиваются, что не чувствуют никакой государственной поддержки своим усилиям модернизировать производство. Но эти слезы не совсем искренни. В первой половине 2000-х у украинской нефтепереработки был свой короткий "золотой век", когда до 2004 года включительно объемы выпуска бензинов и дизтоплива регулярно увеличивались, иногда на 90-100% за год. Но заработанные в этот период средства хозяева НПЗ в лучшем случае бросили на скупку и строительство заправок, в худшем -- перевели в офшоры. Поэтому сейчас украинские заводы не выдерживают конкуренции со своими собратьями не только из соседних стран, но и, например, из далеких Казахстана и Туркменистана. Да что там говорить, в 2008 году на внутреннем рынке даже встречалось топливо происхождением из Турции и Израиля.

По расчетам компании "ТНК-ВР Коммерс", сейчас на тонне переработанной нефти украинский завод зарабатывает в среднем на 17 USD меньше, чем белорусский, и на 30-35 USD меньше, чем европейский или российский. Но пенять в данном случае следует отнюдь не на зеркало, а на собственную физиономию. До переломного 2004 года украинская нефтепереработка не могла нарекать на отсутствие протекционизма со стороны властей. Внутренний рынок был надежно защищен ввозными пошлинами, а налоговая составная в цене отечественных топлив до сих пор остается одной из самых низких на европейском континенте. Отказаться от импортных пошлин правительство вынудили лишь буйно взошедшие в 2005 году ростки топливного дефицита.

Открытие внутреннего рынка вызвало на нем три воистину тектонических сдвига. С одной стороны, ценообразующим фактором на заправках Украины вместо стоимости российской нефти стали котировки топлив на мировых биржах. С другой -- центр прибыльности в топливном бизнесе сместился с НПЗ в розничные АЗС-сети. С третьей --разница в ценах на отечественное и зарубежное топливо очень быстро нивелировалась.

Почему такое возможно, чтобы бензин, изготовленный, допустим, в Румынии, перевезенный через Черное море, растаможенный на границе в конечном итоге
продавался в украинской рознице по той же цене, что и произведенный вот здесь на месте, кременчугский или лисичанский продукт? Ответ один - украинские НПЗ работают неэффективно. Раньше не хотели, теперь не могут.

По данным вице-президента "ТНК-ВР Коммерс" по маркетингу и логистике Феликса Лунева, в 2008 году доходность заводов колеблется в пределах 2-5 долларов на тонне переработанного сырья, а иногда и выпадает в минус.

Все украинские НПЗ поражены так называемой мазутной болезнью, заключающейся в том, что в конечной корзине готовых нефтепродуктов доля мазута слишком высока -- в 2008 году около 26%. За 2007 год они суммарно произвели 3,3 миллиона тонн мазута, в 2008-м ожидается на миллион тонн меньше. Но и это много. Внутренний спрос съедает лишь 300-400 тысяч тонн мазута. Остатки приходится продавать за рубеж по цене, которая, как правило, даже меньше цены сырой нефти. В период низкой стоимости "черного золота" эта разница не столь ощутима, но когда цены держались в диапазоне более 100 USD за баррель, как это наблюдалось в течение почти всего первого полугодия, производство мазута наносило колоссальные убытки украинским НПЗ. Но и приостановить его выработку на заводах невозможно. Выход мазута -- это часть технологического цикла. Не будь ее -- разорвется вся цепочка, и предприятие остановится.

Другое дело, что на большинстве нефтеперерабатывающих предприятий в мире уже давно пошли путем освоения глубоких технологий, для которых мазутный
передел -- это первая ступенька к получению более прибыльных нефтепродуктов. В дальнейшем таких ступенек может быть еще две-три. На хорошо знакомом украинским трейдерам Мажейкяйском НПЗ (Литва), например, вообще уже не производят товарного мазута. Такое же безмазутное производство наблюдается на большинстве НПЗ в странах Евросоюза и Северной Америки.

За примерами, впрочем, можно пройтись и поближе, сравнив два крупнейших в Украине нефтеперерабатывающих завода (Кременчугский и Лисичанский) с двумя
белорусскими (Новополоцким и Мозырьским). Все они были запущены в одно и то же время (60-70-е годы прошлого века), с похожими технологическими
характеристиками и с акцентом на одну и ту же советскую схему, предусматривающую минимум процессов глубинной переработки и максимум мазута на выходе. Держалась такая схема исключительно на дешевом сырье и энергоресурсах. Когда после распада СССР не стало ни того, ни другого, белорусы сумели в довольно сжатые сроки (до конца 90-х годов) управиться с первым этапом модернизации НПЗ, а дальше постепенно наращивать их мощь. В результате сейчас Беларусь перерабатывает примерно вдвое больше нефти, чем Украина, при этом около 80% белорусских нефтепродуктов отправляется на экспорт, и не только к нам, но и на рынки ЕС -- в Польшу, Голландию, Балтию.

Украинским НПЗ, чтобы приблизиться к уровню Мозыря и Новополоцка, необходимо инвестировать в обновление, по самым скромным расчетам, 1 миллиард USD. Это было трудным заданием и 2-3 года назад, а сейчас задача стала почти непосильной. Кредитный рынок замер, а собственной финансовой массы владельцам заводов явно не хватит. С определенной натяжкой можно говорить, что на подножку уходящего поезда успел заскочить Одесский НПЗ, принадлежащий российскому "Лукойлу". Тот три года продержал предприятие на ремонте, но в апреле 2008-го вернул в строй. И хотя мощности завода после этого практически не увеличились, зато глубина переработки стала самой высокой в Украине -- 76% (это на 22% больше, чем до ремонта). Кроме того, Одесский НПЗ сейчас единственный в Украине, кто выпускает все топлива в стандарте Евро-4. Для сравнения напомним, что Евросоюз с 1 января 2009 года переходит на стандарт Евро-5, тогда как дизтопливо западноукраинских НПЗ (Дрогобычского и Надвирненского) зачастую не дотягивает и до Евро-3.

Если вкратце пробежаться по другим нефтеперерабатывающим объектам страны, то Херсонский НПЗ стоит с лета 2005-го. На Кременчугском (ЗАО "Укртатнафта")
дрязги между основными акционерами -- "Татнефтью" и "Нафтогазом Украины" -- привели к тому, что оперативное руководство предприятием перехватила
структура, входящая в группу "Приват" и владеющая в кременчугском ЗАО всего лишь 1% акций с хвостиком. После этого завод стал испытывать не только нехватку денежных ресурсов на развитие, но и сырьевой голод. Лисичанский НПЗ, входящий в группу ТНК-ВР, вроде бы и модернизируется понемногу (за период с 2000 года здесь введено в эксплуатацию 6 новых технологических установок), но до дорогостоящих проектов у российского хозяина завода руки пока не доходят. Наконец, входящий в структуру "Укргазвыдобування" газоперерабатывающий завод в Шебелинке, который также специализируется на выпуске бензинов и дизтоплива, уперся в потолок своих мощностей. Больше чем с 1 миллионом тонн сырья в год ему не справиться, а на строительство дополнительной установки первичной переработки нефти и конденсата у материнской компании Шебелинского ГПЗ просто нет денег. Несмотря даже на то, что производство топлив сейчас приносит "Укргазвыдобуванню" больше прибыли, чем непосредственно добыча углеводородов.

Президент Киевского международного энергетического клуба "Q-club" Александр Тодийчук отмечает, что Украина теряет сегодня свою нефтеперерабатывающую промышленность, а сама страна превращается в сливную яму для низкокачественных нефтепродуктов украинского и российского производства, которые невозможно продать на рынках ЕС. Наиболее грустно, что объективных предпосылок для прорыва на украинском нефтеперерабатывающем фронте не наблюдается. Даже если парламент примет закон о налоговых льготах на ввоз технологического оборудования и материалов для реконструкции НПЗ, о чем их владельцы неоднократно просили киевскую власть, это уже будет запоздалым решением. Возможно, определенный стимул отрасли могло бы дать изменение акцизной политики по принципу: чем выше экологические и эксплуатационные свойства нефтепродукта, тем ниже ставка акцизного сбора. Только вот у госорганов всегда были проблемы с эффективным контролем качества топлив, реализуемых на АЗС.

По предварительным прогнозам, в 2008 году суммарно отечественные переработчики произведут немногим больше, чем по 3 миллиона бензинов и дизтоплива (что на 25% меньше, чем в прошлом году), тогда как емкость отечественного рынка светлых нефтепродуктов составляет примерно 11 миллионов тонн. То есть сегодня 5 миллионов тонн трейдерам необходимо завозить из-за пределов страны и кривая этого импорта из месяца в месяц стремится вверх. В сегменте дизтоплива более 50% импортных поставок приходится на Россию (группа Уфимских НПЗ и Рязанский НПЗ), в сегменте бензинов лидерство за заводами из трех стран -- Литвы, Румынии и Беларуси. В следующем году, как рассчитывают трейдеры, объем ввезенного топлива превысит 6 миллионов тонн.

Правда, данный расчет строился в контексте дальнейшего роста топливного рынка. Добравшийся до Украины кризис готов внести в сценарий свои
коррективы. Ослабление гривны и начавшееся в ноябре падение спроса на нефтепродукты неожиданно подарили дополнительный шанс украинским НПЗ. Ввозить
бензины с Запада стало куда менее выгодно, чем летом. И на этой волне определенную долю внутреннего рынка национальные производители могут отвоевать, пускай и не в валовом, а в процентном отношении. Но эта победа все равно будет временной, поскольку коренным образом проблемы отрасли она не решит. Качественный прыжок от Евро-3 с натяжкой до Евро-5 украинским НПЗ в краткосрочной перспективе не по силам. Выше головы, как говорится, не прыгнешь. А посему идея строительства в Украине совершенно нового нефтеперерабатывающего завода, изначально располагающего современными технологиями, не столь уж плоха. Если только не пытаться воплотить ее в жизнь за бюджетный счет.

 


Комментарии
комментариев: 1
21:18 | 10.01.2009
ШАМАН
Если только не пытаться воплотить ее в жизнь за бюджетный счет. ЧТОБЫ ОН ОПЯТЬ ЗА ДАРМ А ПОПАЛ К АХМЕТОВЫМ БАЛОГАМ ФИРТАШАМ И Т Д

загрузка...


Статьи
16.01.17, Елена Курашина
Несмотря на заверения не повышать тарифы на перевозку грузов железнодорожным транспортом без диалога с бизнесом, на практике все происходит с точностью до наоборот. "Укрзализныця" так и не предоставила бизнесу и профильным ассоциациям свой финансовый план на 2017 год, а "круглый стол" по вопросу повышения тарифов прошел без участия тех, кто их будет платить.
10.01.17, Галина Резник
США и ЕС отказались предоставить Китаю статус страны с рыночной экономикой. Основная причина – стремление защитить свои рынки от дешевой стальной продукции. Стальное лобби в западных странах обвиняет китайских поставщиков в субсидированном экспорте, и сейчас правительства поддерживают своих производителей введением высоких компенсационных пошлин против китайской стали.
29.12.16, Василий Январев
Министерство инфраструктуры Украины после недолгой борьбы и небольшой критики одобрило финансовый план "Укрзализныци" на 2017 год, который предусматривает повышение грузовых тарифов на 25%, а пассажирских – на 35%. Но это еще не все: "УЗ" и профильное министерство предлагают внести изменения в распоряжение №209-р от 2012 года, что даст возможность железной дороге бесконтрольно повышать стоимость перевозки в полувагонах.
26.12.16, Максим Полевой
Верховная Рада продлила льготы для украинского авиапрома до 2025 года. Однако эффективность преференций будет зависеть от грамотного маркетинга производителей авиационной техники.
22.12.16, Ярослав Ярош
После двукратной неудачи с продажей Одесского припортового завода украинские власти попытаются сделать в приватизации ставку на другую "голубую фишку". В декабре завершен процесс корпоратизации Объединенной горно-химической компании (ОГХК) и трансформации ее в ПАО. В 2017 г. Кабмин попытается найти на этот актив покупателя. В своем составе ОГХК объединяет крупнейшие ильменитовые ГОКи страны, а также имеет в управлении 51% акций Запорожского титано-магниевого комбината.
16.12.16, Игорь Воронцов
Рынок металлоконструкций в Украине находится в процессе важнейших изменений. Он пытается стать экспортно-ориентированным в условиях прекращения торговых отношений с прежним основным партнером – Российской Федерацией. По мнению участников рынка, перспективным направлением является Евросоюз. С ним связаны основные ожидания. Текущая ситуация в отрасли, которая является одним из главных клиентов металлургических предприятий, обсуждалась на V национальной конференции участников рынка стального строительства, состоявшейся в Киеве 13 декабря.
14.12.16, Ярослав Ярош
Если первую в 2016 г. неудачную продажу Одесского припортового завода можно было списать на случайность, то вторая – уже тенденция. Приватизация ОПЗ показала, что доверия у инвесторов не вызывает ни сам объект, ни бизнес-климат в Украине. Глава Фонда госимущества Игорь Билоус в сердцах даже заявил о возможной остановке завода. Правда, премьер Владимир Гройсман намекнул о возможной отставке самого И.Билоуса.
12.12.16, Галина Резник
Цены на железную руду упорно опровергают прогнозы экспертов: вместо предсказанного падения они удвоились и достигли двухлетнего максимума. Причем избыток поставок никуда не делся, и радикального роста потребления не произошло. Просто, как бывало уже не раз, одновременно возникло несколько непредвиденных обстоятельств, которые наложились друг на друга и создали неожиданный синергический эффект.
08.12.16, Ярослав Ярош
Уже с января зависимость стран ЕС от российского газа может увеличиться примерно на 10%, а Украина потеряет около 20% от нынешних объемов транзита через свою территорию. Таковы последствия допуска "Газпрома" к внутриевропейскому газопроводу OPAL. Единственный, кто еще способен помешать этому, — Польша, взявшаяся оспаривать решение Еврокомиссии в судебном порядке.
06.12.16, Игорь Воронцов
Компании горно-металлургического комплекса в большинстве своем справились с очень серьезной проблемой, возникшей еще после первой волны глобального кризиса. Тогда на фоне обвала мировых цен они оказались один на один с высокой долговой нагрузкой. Теперь ее уровень резко снизился, но радоваться все равно нечему. Поскольку это означает отсутствие проектов развития, под которые есть смысл размещать новые облигационные займы или привлекать банковские кредиты. Металлурги и горняки потихоньку выпутываются из долгов, однако отрасль переходит в режим долгосрочной стагнации.



Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!