kjsdsf
Подробнее Запомнить город


Нация заложников: уроки «Фаины»

размер текста:

Есть такие регионы, где украинцы ценятся очень дорого. Особенно дорого сейчас стоят украинцы… нет, не на шахтах и не на биржах труда, не на Лазурном берегу, и не в Конче-Заспе, как вы, наверное, подумали, а на базах сомалийских пиратов. По оценкам компетентных органов, украинские моряки занимают пятое место в мире среди экипажей торговых судов. И по состоянию на сегодня — второе место в мире по числу заложников, ежегодно попадающих в руки морских пиратов.

«Зеркало недели» с помощью своих источников получило возможность восстановить уникальные детали операции по освобождению заложников на судне «Фаина». Как известно, после «Фаины» еще два украинских экипажа были захвачены пиратами и сейчас находятся в плену. Сотрудники спецслужб уверенно прогнозируют: захваты будут еще, потому что политиканская шумиха подняла «рыночную стоимость» украинских моряков в глазах пиратов весьма высоко.

Кому выгодно?

Бывшая до 1960 года британской колонией Сомали так и не смогла сформировать свою государственность — дикие племена и кланы не поддавались воспитанию какими-либо «измами». По сути, с 1977 года на территории Сомали различные вооруженные формирования ведут непрекращающуюся гражданскую войну, которая с 91-го привела к фактическому распаду государства. Жизнь в Сомали не стоит ничего, и в разоренной стране есть только одна стабильная профессия — человек с ружьем.

В береговых предупреждениях для капитанов судов, издаваемых Центром предупреждения о пиратстве Международного морского бюро, лет десять назад рекомендовалось не приближаться к берегам Сомали ближе чем на 50 миль, затем на 100 миль, пару лет назад зону расширили до 200. Но пираты совершенствуют свою техническую базу, закупают все более мощные и крупные катера, оснащают их современным радионавигационным оборудованием. По сути, они могут перекрывать своими рейдами уже весь Аденский залив, соединяющий Красное море и Индийский океан, — один из самых оживленных маршрутов судоходства.

По данным Королевского института международных отношений Великобритании, с января по сентябрь 2008 года сомалийские пираты захватили более 30 судов, получив выкуп не менее 30 млн. долл., при этом ряд захваченных кораблей находятся в плену у пиратов до сих пор.

В этой связи отметим, что сомалийскими, нигерийскими, бенинскими и гвинейскими пиратами в 2002—2008 годах было захвачено 12 судов с украинцами на борту. Сейчас в руках пиратов находится два наших экипажа, остальные освобождены, как правило, за выкуп. То есть прецедентов как захватов, так и освобождений украинцев пиратами уже было достаточно.

Поиск выгодной жертвы для современных пиратов не представляет никакой проблемы. Каждое морское судно для обеспечения безопасности судовождения и работы служб спасения оснащается АИС — автоматизированной информационной системой, которая непрерывно передает параметры движения и координаты судна, а также принимает аналогичные параметры со всех судов вокруг — прием можно обеспечить и на 50, и на 100, и на 200 миль, и гораздо больше. То есть искать торговые суда долго не приходится — включил АИС и выбирай — все основные данные судна перед тобой.

И вот здесь начинаются загадочные совпадения.

Во-первых, «Фаина» шла далеко за пределами 200-мильной зоны от Сомали. За сутки в этом районе проходит от 400 до 800 судов — но пираты почему-то выбрали именно «Фаину».

Во-вторых, впервые в мире за последние 65 лет торгового судоходства пираты захватили транспорт с грузом оружия. Это следует объяснить особо: оружие не является для пиратов чем-то жизненно необходимым, и в Сомали купить автомат можно на базаре. Груз «Фаины» — украинские танки
Т-72 — для пиратов слишком сложная боевая техника, да и средств для их применения у любых местных князьков попросту нет. Кроме того, танки — товар малоликвидный, нескоропортящийся, сбыть его практически невозможно, относительная стоимость невелика. Обратите внимание, другие захваты в то же самое время пираты-налетчики проводят очень осмысленно: захватывают танкеры, контейнеровозы, яхту с богатыми пассажирами. Дело в том, что в современном мире узнать состав груза не представляет никакой сложности — сотни людей во многих портах получают детальную информацию о грузе на судах, которые проходят через порты, и кто именно, на каком этапе дал наводку пиратам, установить дедукцией невозможно. На транспортировку оружия владелец «Фаины» выиграл тендер в «Укрспецэкспорте». (Моряки знают, что содержимое судна не засекречено и указывается в судовом коносаменте и в других открытых материалах, но мы на этом акцентируем внимание, потому что сейчас по делу «Фаины» ходит масса дилетантских рассуждений типа «пиратов оповестили сразу после выхода судна из Балабановки»). Однако подозревать заказное похищение «Фаины» дает основание именно характер груза.

По сравнению с любым танкером, транспортом электроники, медикаментов, ценность «Фаины» пиратам не могла представиться высокой. При этом даже бандиты прекрасно понимают, что такое количество оружия им никто не позволит тихо умыкнуть и резонанс будет колоссальным. Тем не менее нерентабельное нападение было совершено.

В-третьих, следует напомнить совпадение политических факторов: захват «Фаины» произошел в разгар украинско-российского скандала, связанного с поставками нашего оружия в Грузию. И стал важным фактором дискредитации внешней политики Украины в тот период. Не менее важным, чем в свое время скандал с поставками в Китай и Иран украинских ракет Х-55, когда, напомним, «Росвооружение» через цепочку посредников продало наши ракеты, а обвинения в незаконных поставках запрещенного оружия посыпались на Украину.

Здесь возникает вопрос относительно целей и задач украинской внешней политики. Конфликт в отношениях с Россией из-за отношения к грузинской проблеме обострился именно в сентябре 2008-го. Именно тогда, по российским данным, Украина для восполнения потерь Грузии в августовской войне поставила Саакашвили значительную партию боевой техники, в том числе ракет к комплексам ПВО «Оса-АКМ», которые в свое время нанесли тяжелые потери ВВС РФ (эти системы сбили по крайней мере три штурмовика Су-25 и разведчик Су-24МР).

В-четвертых, скандал стал также мощным инструментом внутриполитического давления в самой Украине против кума Саакашвили — президента Ющенко, недвусмысленным сигналом, мол, думайте хорошенько, кому и как вы продаете оружие… Любопытна бурная реакция некоторых депутатов, например, от Партии регионов на этот скандал. Морякам на «Фаине» И.Богословская заявила, что единственный шанс спасти их от штурма, это переписать и обнародовать всю номенклатуру груза и полностью рассекретить поставку. На самом деле особо секретной техники на борту «Фаины» не было — африканцы не грузины, им «Буки» ни к чему. Если бы моряки рассказали о характере груза и номерах военной техники, это, конечно, никак не повлияло бы на переговоры с пиратами, зато создало бы проблемы кенийским «оружейным баронам» и затруднило бы, не исключено, дальнейшую перепродажу танков. Еще одно любопытное совпадение: Партия регионов организовала широкомасштабную пиар-кампанию, выделив на нее крупные финансовые средства. Не замеченные ранее в альтруизме господа Прутник и Колесников вдруг решили собрать 8 млн. долл. выкупа. Почему-то сейчас, когда другие наши граждане находятся в заложниках у пиратов, ПРУ молчит, пожертвователи почему-то забыли о благородном почине…

В-пятых, ситуация с «Фаиной» нанесла ущерб оружейному бизнесу «Укрспецэкспорта» в Кении и в Восточной Африке вообще. Поставщиков советского оружия в регион много, и конкуренция среди них жесткая. Кения — страна небольшая, находится под американским влиянием, и сейчас США с помощью кенийских войск, своего спецназа и авиации уже третий год пытаются взять под контроль южные районы Сомали, которые находятся в руках радикальной исламистской организации «Аль-Шабаб». Для ведения боевых действий, оснащения небольшой кенийской армии и лояльных сомалийских кланов американцы вначале одобрили закупки значительной партии российского стрелкового оружия, однако закрепиться на этом растущем рынке россиянам не удалось — и сейчас конфликт в основном питается украинскими поставками. Россия конкурирует с Украиной на рынке вооружений и в Эфиопии, которая также участвует в сомалийском конфликте. В 2007 году, по данным западной прессы, Украина уже продала Кении более 70 танков Т-72 и семь реактивных систем залпового огня БМ-21 «Град». Сейчас еще 33 танка и, по неофициальным данным, еще шесть «Градов» и средства ПВО. В принципе такое большое количество тяжелой бронетанковой техники для Кении чрезмерно даже с учетом войны в Сомали, потому что требует значительных ресурсов по эксплуатации, боевой подготовке и применению такой армады. Кроме того, у сомалийских кланов нет авиации, и зенитные установки, очевидно, требуются для применения в войне, где стороны используют самолеты и вертолеты. Поэтому высока вероятность, что получатели груза «Фаины» переправят оружие лояльным группировкам в Судане или Эритрее. И значит те, кто также поставляет оружие в эти регионы, были бы заинтересованы сорвать поставки «Укрспецэкспорта» либо затянуть сроки их выполнения.

Профессионалы украинской разведки, анализируя ряд вышеперечисленных совпадений, не могли не прийти, помимо других версий, к предположению, что операция с захватом «Фаины» могла быть очень выгодна для некой иностранной спецслужбы некого близлежащего государства. И наличие «руки Москвы», как и вмешательство других иностранных спецслужб в этой истории было предметом специального расследования. У официальных компетентных органов фактов, подтверждающих данную версию, нет. Слишком много источников утечки, и вычислить, была ли наводка и чей заказ выполняли пираты, не так просто. Поэтому наши спецслужбы на основании имеющихся сведений не только не имеют никаких претензий к своим партнерам, но даже высказали благодарность всем тем, кто оказывал помощь информацией в деле «Фаины». Однако не связанные официальными рамками бывшие сотрудники украинских спецслужб практически не сомневаются, что цепь случайностей в деле «Фаины» — предполагаемая закономерность, и на вопрос «кому выгодно?» утверждают, что вольно или невольно, но ситуация с «Фаиной» оказалась на руку России.

Как наши политики пиратам помогали

Ситуация с пиратскими захватами для Украины не нова, и опыт решения также был накоплен. Вопросов с «Фаиной» было два — цена и сроки. Пираты заинтересованы в максимальном резонансе захвата и в увеличении числа заинтересованных лиц — посредников, участвующих в переговорах, чтобы как на аукционе повышать цену заложников. Пираты хотят максимальной публичности — опять-таки для усиления впечатления, для накрутки суммы выкупа. Те, кто ведет переговоры с рэкетирами, решают противоположные задачи. В переговорах используются самые различные приемы и аргументы для воздействия на конкретных людей, поэтому детали этих переговоров не предназначены для публичного обсуждения. Переговорщик всегда стремится уменьшить сумму выкупа, потому что согласиться на условия пиратов сразу — значит, спровоцировать их на новые захваты, на увеличение их аппетитов, на усиление самих пиратских группировок, которые полученные ресурсы вкладывают в расширение бизнеса.

Важно отметить и внешнеполитические резоны, требующие сокрытия в тайне самого факта переговоров о выкупе и отказа от всякой публичности: большинство стран, в том числе страдающих от пиратства, такие как Нигерия, Кения, категорически против практики выплаты выкупов либо, по крайней мере, афиширования договоренностей по этому поводу. Потому что это является, по сути, финансированием экстремистских организаций и организованной преступности. Да и сам факт публичных переговоров с бандитами дискредитирует государство и создает рекламу рэкету.

Исходя из вышесказанного, очевидно, что украинские политики сделали все возможное, чтобы максимально затянуть процесс торгов с бандитами, максимально осложнить и удорожить переговорный процесс. Информационный шум ничего общего с помощью морякам не имел, а родственники моряков своими искренними словами, увы, только поднимали рейтинги ток-шоу, ничуть не облегчая положения своих близких. Ни один из украинских политиков, за исключением Нины Карпачевой, уполномоченной по правам человека, не побывал даже в Кении, не говоря уже о Сомали. Никакой реальной роли те, кто кричал о спасении наших граждан на борту, в спасении экипажа не сыграли.

Вообще важно рассмотреть политический пиар вокруг «Фаины» как прецедент. Украинская власть, складывается впечатление, принимает политические решения исключительно во время ток-шоу, в формате ток-шоу и в интересах ток-шоу. Взятие в заложники большого количества граждан превратилось в модную тему для обсуждения. Приходит мысль: а что будет в нашем обществе, если, не дай бог, массовый захват заложников состоится на территории Украины? Если это будет настоящий терроризм? Как смогут компетентные органы работать в условиях информационного психоза, как в случае с «Фаиной»? История показывает, что если спецоперация становится публичной, это всегда приводит к дорогостоящему провалу типа Мюнхена-72, Буденовска или Первомайского, и ни одна из поставленных целей в результате не решается…

Однако политическая истерия вынудила украинские власти публично засветиться в этой истории. Дело было взято на особый контроль президентом, а когда процесс начал затягиваться, координацию всех действий руководство государства возложило на СВР. Власть в который раз вопреки целесообразности пошла на поводу у сиюминутной пиар-выгоды, и эта ошибка оказала большое влияние на историю с «Фаиной». Вместе с этим прозвучали многочисленные заявления о сборе средств для выкупа от ПРУ. Таким образом, пиратскому сообществу стало понятно, что для Украины выкуп пленников стал делом государственного престижа, личным обязательством руководства страны и, стало быть, цена вопроса может быть существенно выше даже первоначально заявленной в 20 и 35 млн. долл. Когда бандиты прочли эти приятные для них новости, распространенные всеми мировыми информационными агентствами, переговорный процесс начал тормозиться.

Нельзя не отметить, что украинские политики, та же г-жа Карпачева и многие другие представители властей, всячески успокаивали пиратов — всякая возможность штурма исключалась, все требования хотели выполнить в полном объеме. «Стокгольмский синдром» овладел умами десятков, казалось бы, здравомыслящих людей, которым по статусу полагается мыслить государственно, советоваться со специалистами... Эта нелепая инициатива только уверяла пиратов в их безнаказанности, и убеждала не идти на уступки.

Нюансы переговоров


Для освобождения захваченного судна судовладелец и крюинговая компания, нанимающая экипаж, использовали и традиционный механизм решения подобных вопросов: наняли английскую посредническую фирму, которая уже имела опыт успешных переговоров с пиратами по освобождению судов. Переговоры английских посредников с пиратами шли очень нервно и с постоянными осложнениями, однако в обстановке полной конфиденциальности. Но на очередном этапе они зашли в тупик, и в дело пришлось непосредственно и напрямую включаться спецслужбам. Скорее всего, в любом случае в решении вопроса с «Фаиной» приняли бы участие Служба внешней разведки Украины и Главное управление разведки Минобороны, с учетом специфики груза.

Следует отдать должное президенту: личный контроль со стороны Ющенко привел к тому, что операция с «Фаиной» получила высший приоритет в работе СВР. Не будем анализировать, хорошо это или плохо для выполнения задач разведки в целом. Однако ежедневно в 10.00 на протяжении всей эпопеи с «Фаиной» в секретариат президента поступали доклады о результатах операции. Еженедельно в секретариате проходили совещания, где подводились итоги и проговаривался план действий. Проблема рассматривалась на заседаниях Совета национальной безопасности и обороны и Кабмина.

В ситуации с захватом заложников проявились забавные странности в работе нашего государственного аппарата. Почему-то президент поручил заниматься освобождением судна СВР, а не тому ведомству, которому положено заниматься судьбой соотечественников за рубежом — Министерству иностранных дел. МИД очень дипломатично ушел с первых позиций в деле освобождения «Фаины». Под предлогом отсутствия дипломатических отношений с Сомали. Но, во-первых, установить отношения с Сомали никакой проблемы не представляет, можно, при желании, специальную миссию по случаю выслать, а во-вторых, дипломатические представительства в соседних Кении и Эфиопии вполне могли решить эту задачу. Вопросами координации всех государственных ведомств для решения проблемы «Фаины» МИД заняться было бы гораздо удобней и логичней, чем разведчикам. Из-за мощного политического резонанса переговоры английских посредников с пиратами шли очень нервно и с постоянными осложнениями. Была установлена договоренность, что обмен денег на пленников произойдет в декабре. 15 декабря пресс-секретарь МИД В.Кирилич сделал заявление о надеждах МИД, что «Фаину» освободят до Нового года. Разумеется, это было сразу растиражировано СМИ. С данной информацией в руках главарь пиратов вышел на английских посредников и заявил, что переговоры отменяются, поскольку посредники не контролируют ситуацию, и вместо них информацией о переговорах оперируют другие люди, с которыми бандиты и будут разговаривать.

В ответ на этот очередной демарш англичане сгоряча решили разорвать контакты с владельцем судна В.Альпериным и украинскими спецслужбами, заявив о невозможности обеспечить результат в условиях противодействия самой украинской стороны. Скандал с трудом потушили.

Во время проведения операции задействовались широкие возможности радиотехнической разведки, привлекались специалисты со знанием сомалийских языков.

Это дало возможность СВР и ГУР МО в контакте с партнерскими спецслужбами, экипажем судна точно установить состав руководства пиратской банды, конкретных людей, отдающих приказы. Это было самым сложным элементом всех переговоров, поскольку, если неверно идентифицированы участники, то всегда есть возможность двойной или тройной игры, когда о выкупе договариваются одни, а контролируют заложников другие, либо третья сила вмешивается в ситуацию. После того как скандал с «Фаиной» разгорелся на весь мир, посредники, обещающие решить вопрос за многомиллионную сумму, появились со всех сторон. Следует отдать должное нашим спецслужбам в том, что они точно установили всех необходимых контактеров, обеспечили максимум информации об этих личностях, и именно правильное понимание обстановки позволило снизить сумму выкупа в несколько раз.

Можно раскрыть маленький секрет: государство в лице «Укрспецэкспорта» и владелец судна Вадим Альперин были заинтересованы в успешном и мирном решении вопроса, в том числе и по материальным соображениям. Ведь на случай захвата пиратами «Фаина» не была застрахована. То есть на словах наличие соответствующей страховки озвучивалось — для пиратов, но фактически страховки не было, и выкуп был единственной возможностью для спасения не только экипажа, но и корабля с грузом. Отсутствие страховки — важная деталь. Никто в Украине и за рубежом не собирался допускать уничтожения и гибели судна — во-первых, невыгодно, а во-вторых, резонанс этой операции просто невозможно себе представить. А ведь именно на этот крючок нанизывалась вся политическая демагогия в деле «Фаины».

Был ли возможен силовой вариант?


Для воздействия на бандитов аргументы применялись самые разные. Например, неофициально бандитам передавалось, что «Фаина» застрахована и о ее потере никто жалеть не будет, что танки старые и б/у, поэтому нельзя за них столько денег вымогать, что российский сторожевик «Неустрашимый» везет команду спецназа и может во время штурма применить усыпляющий газ, как было в Москве во время штурма на Дубровке, что украинская «Альфа» готова чуть ли не на базы пиратов в самой Сомали десантироваться и тому подобное. Это обычный метод психологической обработки, поскольку страх также является мощным стимулом в переговорах с преступниками. Так, французы после захвата яхты «Ле Поннан» заявили: жизнь заложников превыше всего, но во всех французских газетах появились статьи, что антитеррористическая группа GIGN готова атаковать бандитов.

На самом деле Украине было проблематично провести силовую операцию на «Фаине» даже в том случае, если бы в этом возникла острая необходимость. Да, командование «Альфы» отрапортовало президенту то, что он хотел услышать, мол, выполним любой приказ. Но было ли это реализуемо практически? Когда спецслужбы начали анализировать возможности проведения силовой акции, быстро выяснилось, что «Альфа», прежде всего, не имеет правовых оснований, согласно нашей Конституции, осуществлять операции за рубежом. Далее, наш спецназ не располагает специальной экипировкой для работы в тропиках, более того — в океане. Штурм судов наши спецы отрабатывают регулярно, но в Черном море, и эти тренировки не проводятся на океанских сухогрузах. Подсчитали, что оснащение подразделения для операций в Индийском океане обойдется в шесть миллионов долларов. Но ведь это не все. Необходим корабль, на котором должна будет разместиться группа для проведения силовой акции, средства обеспечения и т.д. Подсчитали, что это еще 22 миллиона у.е. По минимуму. Это без долгих учений и отработок. И без учета стоимости операционной базы! А ведь штурм не делается так — приехали, и в атаку. Процесс ожидания может быть долгим. Короче говоря, переговоров о предоставлении базы в регионе даже не начинали. Изначально стало ясно, что освобождение «Фаины» обойдется в разы дороже выкупа, при этом никаких гарантий успеха операции, разумеется, нет. И эти затраты должен был понести бюджет, в котором нет ни копейки на эти цели. Техническими возможностями для проведения операции на борту «Фаины» Украина на тот момент не располагала, а подготовка такой операции, по оценкам некоторых отечественных специалистов, заняла бы, возможно, и не один месяц, а реальные затраты составляли бы десятки миллионов долларов. В общем, калькуляцию доложили наверх, и, разумеется, там было решено платить выкуп. Тем более что выкуп собирал судовладелец, а не государство.

Как решить проблему пиратства?

Вместе с тем над проблемой силовой защиты украинских граждан за рубежом в ситуации с «Фаиной» государству пришлось задуматься. Как и прогнозировали компетентные органы, скандальное освобождение привело к повышению спроса на заложников-украинцев в пиратских массах. Сейчас в плену два экипажа, но вполне вероятно, что последуют и новые захваты. Конечно, судовладельцы уже сейчас в рамках международной операции «Аталанта» стараются включать свои суда в состав конвоев под охраной боевых кораблей. Однако далеко не всегда конвоирование выгодно с коммерческой точки зрения, и неизвестно, сколько еще времени будет продолжаться эта операция. Да и пираты уже начали атаки даже на подконвойные суда.

Серьезной проблемой является то, что захваченные ранее украинские экипажи плавают на иностранных судах, на которые юрисдикция Украины не распространяется (только один ранее захваченный корабль плавал под украинским флагом). И разработанные у нас меры безопасности они выполнять не будут. Но в любом случае, идя на определенные риски при заключении контрактов с судовладельцами и не прислушиваясь к предостережениям и рекомендациям отечественных специалистов, моряки затем, попав в переделки, все же апеллируют за помощью к украинским властям.

Защищать интересы Украины в Мировом океане должны корабли с соответствующей мореходностью и автономностью. Таких эскадр в Украине нет, и строить их никто не будет. Прямой экономической целесообразности в строительстве военного флота нет, потому что свои морские пароходства украинские политики распродали полностью еще в начале девяностых.

Включать вооруженную охрану в состав судов, в общем, неофициально можно (китайцы так и делают), но это запрещено морскими правилами, и иностранные судовладельцы не будут вопреки правилам защищать украинские экипажи.

В настоящий момент разрабатывается идея перевозки оружия самообороны на борту торговых судов со специально обученным персоналом, который в случае реальной угрозы распечатает специальные сейфы и отразит нападение. Речь идет о помповом оружии, травматическом, светошумовом и другом, не запрещенном к применению, использовании электрического тока, водометов и т.п. Но, с тактической точки зрения, это тоже малоэффективный вариант. Во-первых, установка вооружения в ходе абордажа — хлопотное и рискованное дело. Во-вторых, допустим, экипаж достает оружие и открывает огонь. Пираты в таком случае установят на лодки более мощное вооружение, и при сопротивлении начнут открывать огонь на поражение. Для гарантии безопасности на суда следует устанавливать как минимум дальнобойное управляемое оружие типа противотанковых ракетных комплексов, которое смогло бы поразить быстроходные, маневрирующие малоразмерные цели, а оптимально — автоматизированные артиллерийские установки со специально обученными экипажами. А это уже требует в мировых масштабах колоссальных финансовых средств и по сути будет означать массовое вооружение торгового флота и превращение мирного транспорта в боевые корабли. В общем, скорее всего, универсальной системы самозащиты торгового флота в настоящее время не существует. Сильные государства типа США и Франции проводят показательные карательные акции, и, как говорят украинские разведчики, у пиратов захват французских или американских граждан и судов считается рискованным предприятием. Но это редкие исключения из правил. Украина такие военные рейды предпринимать не будет.

Для Украины дело «Фаины» задало еще один вопрос: в компетенции каких структур должна находиться борьба с пиратством?

Разведорганы Украины в деле освобождения «Фаины» окунулись достаточно глубоко в эту проблематику. Но следует отметить, что разведслужбы других стран мира аналогичными вопросами не занимаются, считая, что это не входит в их компетенцию и является прерогативой судовладельцев.

МИД Украины по-прежнему не считает, что ему следует брать на себя полномочия по решению проблем такого рода. И перекладывает ответственность за координацию антипиратских действий исключительно на силовые структуры. СБУ такие планы приветствует, надеясь на расширение полномочий по работе за кордоном и на увеличение бюджета. От представителей профильного комитета Верховной Рады Украины стало известно, что Служба безопасности предлагает признать пиратство терроризмом, дать СБУ право на применение воинских подразделений за рубежом и решать вопросы в рамках Антитеррористического центра. Однако нигде за рубежом пиратство к терроризму не приравнивается, поскольку, несмотря на то, что в обоих случаях имеет место захват заложников, пиратство, как и рэкет, преследует сугубо коммерческие цели. Кроме того, для организации переговоров и штурма за рубежом требуется проводить колоссальную подготовительную работу. СБУ не имеет права на ведение разведывательной деятельности за рубежом, у нее нет технических и оперативных возможностей. Что же — создавать ради борьбы с пиратами специальное заграничное управление? Вряд ли при наличии СВР и ГУР МО в этом есть логика. Скорее необходим постоянно действующий координирующий орган при МИД или СНБО или что-то наподобие АТЦ при СБУ, но при значительном расширении состава с обязательным участием МИД, СВР, ГУР МО, других ведомств, имеющих отношение к представлению и защите интересов Украины за рубежом.

Послесловие

Инцидент с «Фаиной» вынуждает задуматься о важных политических предпосылках его возникновения. Большой вопрос имеется к внешнеполитической доктрине Украины. Так ли уж необходима для национальных интересов государства прямая поддержка наших заокеанских партнеров в конфликте с соседней державой, тем более когда этот конфликт приобретает форму локальной войны? Ведь следует учитывать разницу в весовых категориях, в возможностях и ресурсах государственных систем. Не слишком ли дорого обходятся игры в большую геополитику для страны с нестойкой внутриполитической ситуацией? Может быть, стоит хотя бы просуммировать…

Один из представителей украинских спецслужб резюмировал эту историю так: «Заложники просто получили дозу «прививки от Родины». Прецедент «Фаины» — это результат угрожающей суммы проблем в реализации внешней политики и системы госуправления. Для начала неплохо было бы, чтобы официальные органы доложили руководству: а сколько именно денежек получило государство Украина в результате приснопамятного контракта (и сравнить со среднерыночной ценой), из скольких частей составлялся выкуп и кто именно являлся донором, чем закончилось расследование СБУ по ситуации с «Фаиной»? Такие вопросы при детальном рассмотрении могут дать некоторые принципиальные ответы для объективной постановки целей и задач государственной политики. И очень жаль, что выводы по «Фаине» сделаны только на процедурном уровне, участников наградили и поощрили, о людях забыли, а удобный гриф секретности делает невозможной объективную оценку ситуации и тех глубоких причин, которые к ней привели. И, как результат, нынешнее количество заложников-украинцев в руках пиратов колеблется в пределах погрешности совести державных мужей». 

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Дайджест
22.09.17, 112.ua
Именно в таком виде депутаты будут рассматривать этот документ, прежде чем принять в целом. Причем могут быть изменены некоторые нормы после прохождения всех отклоненных профильным комитетом поправок.
22.09.17, Газета.Ru
Медведев рассказал об отношении США к Северному потоку — 2.
Вместо реальных денег Украина может получить лишь политический сигнал.
22.09.17, Газета.Ru
S&P впервые за 18 лет понизило рейтинги Китая.
В Национальном банке уверены, что банковская система уже докапитализирована, ликвидна и может возобновить свою традиционную функцию по кредитованию экономики и населения.
22.09.17, ubr.ua
Председатель правления Пиреус Банк в Украине рассказал о ценах и выделил основные условия.
22.09.17, Сегодня
Украина имеет договоры об избежании двойного налогообложения почти со всеми государствами ЕС.
Долги по кредитам крымчан и жителей зоны АТО исчисляются миллиардами гривен, но условия погашения для них разные.
22.09.17, Сегодня
Эксперты рассказали, как застройщикам придетcя кооперироваться с банками и почему цены будут продолжать падать.
21.09.17
21.09.17, Deutsche Welle
Одно из самых богатых нефтью государств мира, Норвегия, последовательно готовится к эпохе, когда запасы нефти иссякнут. Чего не скажешь о других нефтяных странах.
20.09.17
19.09.17
18.09.17


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!