kjsdsf
 
Подробнее Запомнить город


Филипп Ле Уору: «Развивающимся рынкам придется удвоить свои усилия, чтобы оставаться привлекательными»

размер текста:

Новый вице-президент Всемирного банка по региону Европы и Средней Азии Филипп Ле Уору стал самым высоким по рангу официальным лицом среди побывавших на прошлой неделе на Ялтинском саммите.

Кстати, Украина оказалась первой среди стран Европы и СНГ, которую г-н Ле Уору посетил в новом для себя статусе. 28 сентября, перед отъездом в Москву, он встретился в Киеве с первыми лицами Украинского государства — президентом Виктором Ющенко и премьер-министром Юлией Тимошенко. И выслушал ставшие уже традиционными призывы к дальнейшему развитию сотрудничества.

Со своей стороны, гость из Вашингтона заявил о готовности Всемирного банка расширять проекты сотрудничества с Украиной, но призвал украинские власти ускорить структурные реформы и предостерег от увеличения бюджетного дефицита, намекнув таким образом на необходимость научиться жить по средствам.

«ЗН» удалось адресовать г-ну Ле Уору ряд вопросов. Полученные нами ответы мы представляем вниманию наших читателей.

— Г-н Ле Уору, прежде чем перейти к украинской тематике, разрешите задать несколько вопросов о последних общемировых событиях. Буквально на днях, 24—25 сентября, в американском Питтсбурге прошел очередной саммит «Большой двадцатки» (G-20). Какие выводы можно сделать по горячим следам этого события?

 
 
 
— Есть, очевидно, официальные лица, чьи полномочия больше соответствуют тому, чтобы делать выводы по результатам саммита. Руководители стран «Большой двадцатки» сделали это в своем итоговом коммюнике по завершению события. Президент Группы Всемирного банка Роберт Зеллик также очертил несколько важных уроков в своем выступлении, предварявшем Ежегодные собрания Всемирного банка и МВФ. Поэтому мне не хочется повторять то, что было более красноречиво сказано другими.

В сфере моей компетенции ключевые выводы следующие. Во-первых, глобальные скоординированные действия по обузданию кризиса, по-видимому, дали эффект. В мировую финансовую систему возвратилась ликвидность, остановилось падение производства, постепенно восстанавливается торговля.

Во-вторых, чувство удовлетворенности и облегчения не должно перейти в самоуспокоение. Мы являемся свидетелями значительных сдвигов в глобальной экономике. Возврата к предкризисному миру не будет. Восстановлением глобального равновесия необходимо будет управлять. Соединенным Штатам придется меньше потреблять и больше экономить; другим странам нужно будет больше потреблять. Развивающиеся страны, в том числе Китай (но не только), должны будут играть потенциально более значимую роль в этом процессе.

В-третьих, мы наблюдаем появление новой глобальной модели управления на самых высоких уровнях. Официально создана «Большая двадцатка». Развивающимся странам предоставлено большее право голоса в МВФ и Всемирном банке.

В-четвертых, по мере стабилизации (мировой экономики и финансовой системы. — Ю.С.) некоторые долгосрочные вызовы должны быть снова поставлены во главу угла. Изменение климата — первая и самая главная из таких проблем, по которой Питтсбургский саммит еще не принял конкретных решений. Кроме того, поскольку социальным последствиям кризиса еще предстоит проявиться в полной мере с ростом безработицы во многих странах, критически важно, чтобы мы не сделали ошибочных выводов и противодействовали угрозе протекционизма. Необходимо быстро возобновить и завершить Дохийский раунд переговоров о либерализации мировой торговли.

— В какой мере, на ваш взгляд, кризис изменил «лицо» глобальной экономики и финансовой системы? Как в этой связи изменилась роль международных финансовых институтов (МФИ), в том числе Всемирного банка, а также с какими основными вызовами они сегодня сталкиваются?

— Я считаю, что МФИ внесли значительный вклад в глобальные антикризисные меры. После начала кризиса многие развивающиеся страны не имели доступа к рыночному финансированию, и предоставленные МФИ ресурсы были критически важны для обеспечения постепенной адаптации к внешним и внутренним дисбалансам и диспропорциям, возникшим в результате кризиса.

Что касается Всемирного банка, то наши меры антикризисного реагирования состояли из трех основных компонентов. Во-первых, вместе с коллегами из МВФ, МФК и региональных банков развития мы разработали программу помощи финансовым системам в преодолении кризиса, в частности в Центральной и Восточной Европе. Она включала в себя предоставление займов и капитала коммерческим банкам, помощь правительствам и регулятивным органам в преодолении кризиса доверия, а также усиление регулирования для обеспечения будущего возобновления кредитования, но уже на более устойчивой основе.

Во-вторых, мы помогали правительствам справляться с кризисными деформациями в фискальной сфере, возникшими в результате падения поступлений, и во многих случаях — со структурными дефицитами, накапливавшимися с течением времени, но остававшимися скрытыми в период экономического подъема. Причем стремились это делать теми способами, которые защищали в первую очередь именно самые уязвимые слои населения.

В-третьих, мы работали над закладкой основ для восстановления экономик. Была расширена консультационная помощь по улучшению условий для предпринимательства, запущен механизм финансирования инфраструктуры государственного сектора с тем, чтобы стимулировать спрос и более оперативное создание рабочих мест и ослабить преграды для роста в средне- и долгосрочной перспективе.

Последний пункт иллюстрирует также одну из перемен, которые мы предвидим в будущем. Вероятно, в течение какого-то времени на глобальных рынках будет меньше доступного рискового капитала, поскольку будет продолжаться сокращение финансового левериджа (увеличение объемов финансовых операций с использованием «кредитного рычага». — Ю.С.).

Так что МФИ должны будут играть значимую роль в предоставлении финансирования для критически важных проектов развития в энергосбережении, в транспортной и социальной сферах. Действуя таким образом, мы можем помочь в восстановлении глобального равновесия, поддерживая спрос и ослабляя ограничения для роста на развивающихся рынках.

Но также очевидно, что по мере усиления конкурентной борьбы за капитал развивающимся рыночным экономикам Восточной Европы и Центральной Азии придется углубить реформы, чтобы оставаться конкурентоспособными и привлекательными для частного капитала. МФИ могут быть посредниками и катализаторами частных инвестиций, но мы не можем заменить их.

— Насколько были успешными антикризисные меры, принятые правительствами и центральными банками отдельных государств? Можете ли вы привести их наиболее яркие примеры — как успешные, так и наоборот?

— У меня нет возможности присваивать рейтинги правительствам и центральным банкам конкретных стран. В целом, как я уже упоминал, достаточно хорошо согласованные антикризисные меры осуществлялись в крупнейших экономиках, и это, несомненно, помогло избежать более глубокой рецессии.

Очень важной была ликвидность, обеспеченная Федеральной резервной системой США и Европейским центральным банком. Фискальные стимулы во многих странах, в том числе на развивающихся рынках в Китае, России и других государствах Восточной Азии, также имели большое значение.

Украина, кстати, тоже предприняла некоторые сильные первоначальные меры. Например, разрешив плавающий обменный курс и проведя раннюю диагностику банковского сектора (намного раньше, чем такие меры начали реализовываться в США и Европе).

Но во многих отношениях еще слишком рано заявлять о победе над кризисом. Огромные ликвидные средства, «впрыснутые» в глобальную финансовую систему, необходимо будет «откачать» обратно. До сих пор восстановление основывалось на обороте «товарного цикла» и на больших пакетах фискальных стимулов. Эти факторы не будут долговременными; возглавить рост придется частному сектору. А это, в свою очередь, станет возможным только при возобновлении кредитования.

— Каково влияние кризиса на процессы глобализации, какие тенденции появились и как эти процессы будут развиваться в будущем?

— Возрастает роль развивающихся стран, причем сейчас эта тенденция утвердилась. В самом деле, нынешний кризис является первым с ХІХ века, при котором мировая экономика выходит из экономического спада в результате восстановления рынков развивающихся стран.

Сдвиг глобального потребления в сторону Китая и других развивающихся рынков — ключевой фактор для крайне необходимого восстановления глобального равновесия. Это и огромная возможность, и серьезнейший вызов для высших должностных лиц этих стран.

Второй фактор, который я уже упоминал, заключается в том, что рисковый капитал какое-то время будет в дефиците. Это значит, что конкурентная борьба за инвестиции станет более жесткой, и развивающимся рынкам придется удвоить свои усилия, чтобы оставаться привлекательными.

В-третьих, мир до кризиса характеризовался исторически высокими темпами роста и огромным несоответствием в темпах роста между развивающимися и развитыми экономиками.

Причем регион Центрально-Восточной Европы и бывшего Советского Союза оказался одним из самых быстро растущих на планете. Но как мы знаем, при этом была аккумулирована огромная степень уязвимости в результате чрезмерного, финансируемого из-за рубежа роста кредитования, больших внешних дисбалансов и недостаточно сильных финансовых институтов. Посткризисная тенденция может быть менее сильной, но, будем надеяться, более устойчивой. Общий и сбалансированный рост остается сложной задачей как для нашего региона, так и для мировой экономики.

— Как вы оцениваете нынешний этап сотрудничества между Всемирным банком и Украиной? В чем состоят его приоритеты для вашей организации и что мешает более активному взаимодействию в этих направлениях?

— Основные стратегические направления нашего сотрудничества с вашей страной определены в Стратегии партнерства с Украиной на 2007—2011 годы. Они предусматривают поддержку конкурентоспособности Украины путем улучшения условий для предпринимательской деятельности, расширения энергосбережения, содействия международной интеграции посредством модернизации транспортной инфраструктуры, а также помощь в повышении эффективности и качества государственных услуг.

Эти приоритеты остаются сегодня очень актуальными. Например, мы утвердили в мае этого года заем в размере 400 млн. долл. США на реконструкцию дороги Киев—Харьков и повышение безопасности движения на дорогах страны. На завершающей стадии — оформление дополнительного финансирования в размере 60 млн. долл. США для очень успешного Проекта реабилитации гидроэлектростанций, в ходе которого осуществляется модернизация сооружений Днепровского каскада для обеспечения страны чистой и дешевой энергией. Мы уже начали реализацию Проекта развития городской инфраструктуры стоимостью 140 млн. долл. США; этот проект обеспечивает доступ к более чистой воде и значительную экономию энергии в 12 муниципалитетах страны. Есть планы работы в сфере энергосбережения с частным и государственным сектором: это внедрение современных технологий и помощь Украине в получении выгод от растущего рынка сокращения выбросов.

Конечно, кризис вынудил внести некоторые коррективы в наше сотрудничество. Например, мы усилили работу в финансовом секторе, что позволило утвердить в сентябре с.г. первую программную ссуду в размере 400 млн. долл. США на поддержку правительственной программы оздоровления финансового сектора. Эту работу необходимо продолжать. Выделение второго такого займа планируется уже в следующем году.

Кризис также выявил большие фискальные диспропорции, что выдвинуло на первый план вопрос о том, каким образом правительство может расходовать средств меньше, но более эффективно, не ослабляя при этом защиту бедных и уязвимых слоев населения. Меры в этом направлении мы готовы подкрепить новыми займами на поддержку политики развития (предыдущий, третий транш в рамках программы системных займов ВБ (Development Policy Loans) в размере 500 млн. долл. Украина получила в декабре прошлого года. — Ю.С.).

Кризис оказал глубокое влияние на Украину. Меры, которые мы считаем необходимыми для возврата к устойчивому росту, не всегда популярны. Наша идея состоит в том, что мы здесь, чтобы помочь Украине в это трудное время. Но Украине необходимо добиться внутриполитического консенсуса, чтобы принять необходимые меры по ужесточению фискальной политики, дерегуляции и улучшению условий предпринимательской деятельности, реформированию энергетического сектора, систем здравоохранения и образования, пенсионной системы, чтобы сделать их более справедливыми, более эффективными и повысить качество государственных услуг. Прогресс в этих областях разблокирует дополнительную международную помощь. Но еще более важно разблокировать частные инвестиции с тем, чтобы Украина не скатилась назад и не наращивала отставание в послекризисный период.

— Сейчас государственные закупки в Украине фактически управляются правительством вручную, что влечет за собой очевидные коррупционные риски. В связи с этим не считаете ли вы, что помощь Всемирного банка, которую он оказывает Киеву в этой области почти десять лет, была малоэффективной? А поскольку банк продолжает предоставлять Украине значительные займы, не пора ли подумать об изменении подходов к сотрудничеству? Например, строго увязывать все формы сотрудничества с созданием эффективной и прозрачной системы государственных закупок.

— Я согласен с вами, что отсутствие прогресса в реформировании государственных закупок вызывает разочарование. Это — один из наших принципиальных мессиджей, его разделяют и другие доноры. Несомненно, что дальнейшая помощь Всемирного банка посредством займов на поддержку политики развития потребует прогресса в этой сфере.

Фактически мы, как нам кажется, не очень далеки от принятия необходимых решений, и в меня вселяет надежду обсуждение этих проблем с премьер-министром. Но необходимы политическая воля и парламент, который действительно сосредоточится на усовершенствовании законодательной базы в этой сфере.

— По нашему мнению, Всемирный банк в последнее время менее активно сотрудничал с органами центрального государственного управления Украины, отдавая предпочтение региональным и местным органам власти и их проектам. Что это — пересмотр подходов в рамках общей стратегии Всемирного банка? Или это связано с очевидными рисками коррупции в Украине?

— Мы действительно усиливаем нашу работу с региональными и муниципальными органами власти. И так же, как наша родственная организация — Международная финансовая корпорация, видим в ней для себя массу возможностей. Причем не только в таких традиционных направлениях, как водоснабжение и очистка сточных вод, централизованное теплоснабжение и энергосбережение, но и, как это было успешно показано в Запорожье, где мы прекрасно сотрудничали с городом, в сфере контроля экологических рисков и промышленного загрязнения.

Но вопрос о сокращении нашего сотрудничества с центральным правительством не стоит. Напротив, мы считаем, что работа на центральном и региональном уровнях должна быть неразрывно связана, поскольку многие вопросы в Украине можно решить только на центральном уровне.

Конечно, как указывали и украинские политические лидеры, коррупция является большой проблемой для страны. Но мы вводим в наши проекты такие механизмы, как независимый технический аудит, надзор третьих лиц, строгие фидуциарные меры контроля, чтобы средства, предоставляемые в виде займов, использовались эффективно и по целевому назначению.

Мы продолжаем диалог с властями по вопросу модернизации системы управления государственными финансами с тем, чтобы она была достоверной в отношении не только заемных денег Всемирного банка, но и средств всего государственного сектора. Это сложная долгосрочная программа, и решение найти можно лишь посредством взаимодействия и диалога.

— Согласно выводам нового исследования Всемирного банка, Украина переживает беспрецедентный демографический спад в сочетании с кризисом здравоохранения. Обратима ли эта тенденция и какие основные антикризисные меры следует принять в этих областях?

— Мы очень обеспокоены демографической ситуацией в Украине. На наш взгляд, основная проблема заключается в том, что украинцы, и особенно украинские мужчины, умирают слишком молодыми. Средняя ожидаемая продолжительность жизни мужчины при рождении составляет в Украине всего 59 лет; смертность взрослого мужского населения сравнима с показателями смертности в беднейших странах мира. Это ведет к громадным социальным и экономическим издержкам.

Поэтому действия необходимы на нескольких уровнях. Во-первых, в модернизации нуждается система здравоохранения. Ресурсов достаточно, но используются они неэффективно: слишком много средств расходуется на поддержание существующей инфраструктуры и слишком мало — на оборудование, профессиональную подготовку медицинского персонала, профилактику. Необходимо изменить стимулы, чтобы заинтересовать врачей и медсестер в достижении более высоких результатов в сфере здравоохранения.

Во-вторых, украинцам следовало бы вести более здоровый образ жизни. Злоупотребление алкоголем и табаком, а также дорожно-транспортные происшествия — главные причины высокого процента смертности среди украинских мужчин, однако эти причины вряд ли можно назвать неискоренимыми. Да, некоторые из них связаны со стрессом, и я боюсь, что нынешний экономический кризис не будет способствовать их устранению; но некоторые из этих проблем можно было бы решить с помощью более высоких акцизных сборов, введения ограничения скорости на украинских дорогах и обязательного использования ремней безопасности. Необходимы также и просвещение, пропаганда здорового образа жизни. Над этим мы работаем совместно с очень многими украинскими партнерами, считая, что к этой проблематике особенно чувствительна молодежь.

— Один из ваших предшественников на должности вице-президента Всемирного банка, Иоганнес Линн, в недавнем интервью одному из украинских изданий высказал мнение, что экономика Украины воспринимается на Западе скорее как маргинальная. Вы как официальное лицо вряд ли можете позволить себе подобную прямоту в оценках. И все же, в чем вы видите основные минусы имиджа Украины на международной арене? Что мешает улучшить это восприятие?

— Я не думаю, что в настоящее время Украине не хватает международного внимания. Украина — большая, стратегически важная страна в сердце Восточной Европы, основной мост между Россией и Европейским Союзом. Она обладает обширными продуктивными земельными ресурсами, через ее территорию транспортируется 80% газа из России в ЕС; в последние годы многие крупные западные компании и банки инвестировали сюда свои капиталы.

У Украины огромный потенциал — и это общепризнанный факт. Но чтобы реализовать его, особенно в условиях глобальной экономической конкуренции, которая после кризиса усилится, украинские политические лидеры должны будут решительно вести страну по трудному, но необходимому пути реформ и модернизации. Уверен, что именно такое руководство и консенсус относительно приоритетов завоюют широкую международную поддержку.

Несмотря на резкую активизацию сотрудничества с Украиной, высшие должностные лица крупнейших распорядителей международных фондов финансовой взаимопомощи — МВФ и Всемирного банка — пока не слишком частые гости в нашей стране.

Последнее, что припоминается по линии МВФ, — это посещение нашей столицы в начале июня 2007 года первым заместителем директора-распорядителя фонда Джоном Липски. Ну а занимавший без малого десять лет должность вице-президента Всемирного банка по региону Европы и Центральной Азии Шигео Кацу последний раз побывал в Киеве в ноябре 2008-го.

В августе нынешнего года г-на Кацу на посту вице-президента ВБ сменил француз Филипп Ле Уору (Philippe Le Houerou). Экономист по образованию, Ле Уору работает во Всемирном банке уже свыше 20 лет, а в 1992—1996 годах был главным экономистом ВБ по России. До вступления на нынешний пост г-н Ле Уору занимал должность вице-президента по вопросам льготного финансирования в Международной ассоциации развития (МАР).

Юрий Сколотяный

 


Комментарии
комментариев: 0

загрузка...


Дайджест
Верховная рада отказалась вернуть в законодательное русло налоговую милицию. Соответствующая поправка сегодня была отклонена парламентом.
24.02.17, Deutsche Welle
Выдача украинского миллиардера Дмитрия Фирташа США может стать серьезной проблемой не только для Петра Порошенко, но и для Владимира Путина.
Очередная – уже третья – годовщина Майдана, прошедшая под аккомпанемент немногочисленных протестных акций в Киеве и блокады торговли с Л/ДНР на Донбассе, для многих стала поводом оценить, а что же изменилось в Украине за прошедшее время.
24.02.17, UBR
Есть подозрения, что энергетики завышают показатели расхода тепла.
24.02.17, Сегодня
Когда пересчитают субсидии, кому придется платить больше и что изменится из-за новой минималки.
24.02.17, site.ua
Свежая тендерная история, о том, какие новые способы придумывают решалы, чтобы несмотря на Прозорро, подставить своего поставщика, остальных выкинуть, и, похерив конкуренцию, поднять цену закупки на 30%!
По данным Национального банка, в Украине в состоянии ликвидации находятся свыше 100 коммерческих банков.
24.02.17, UBR
И оправдывается ли это экономическим ростом.
24.02.17, Сегодня
В Верховной Раде готовят почву для отмены моратория с помощью ряда законопроектов
24.02.17, Дело
Украина присоединилась в программе Евросоюза COSME общим бюджетом 2,3 млрд евро. Delo.UA разбиралось, что это значит для бизнеса и какие новые возможности открываются для МСБ.
23.02.17
22.02.17
21.02.17


Жми «Нравится» и получай самые свежие новости портала в Facebook!