Днепрометиз перестает быть российским

Публікації

Российская металлургическая компания "Северсталь" объявила в декабре о продаже своего украинского предприятия "Днепрометиз", входящего в группу "Северсталь-метиз" – одного из крупнейших производителей металлоизделий в Европе. Эта сделка не была совершенной неожиданностью, хотя руководство "Северстали" до последнего момента отрицало ее подготовку. О том, что на "Днепрометиз" ищут покупателей, сообщалось еще в конце февраля. Однако некоторые обстоятельства продажи заставляют задаться вопросом: чего больше в этой операции – экономики или политики?

Судьба предприятия

Под общим термином "метизы" принимается очень широкий ассортимент всевозможной металлопродукции – стальная проволока, в том числе с цинковым покрытием; разнообразный крепеж, начиная от тривиальных болтов и гаек и заканчивая специализированными крепежными деталями, используемыми в авиакосмической отрасли либо при строительстве мостов и небоскребов; металлическая сетка, фибра и шинный корд, тросы и канаты, сварочные электроды, гвозди и саморезы – всего несколько десятков тысяч позиций. Объединяют их в основном сходные технологические процессы, а также использование в качестве подката длинномерной стальной продукции – катанки и сорта.

Днепропетровский "Днепрометиз" на сегодняшний день – крупнейший производитель металлоизделий в Украине, исчисляет свою историю с 1890 года, когда на месте будущего индустриального гиганта было построено весьма крупное по тем временам предприятие, выпускавшее единственный вид продукции – железнодорожные костыли. Сейчас же завод производит тысячи видов продукции так называемого низкоуглеродистого сортамента – стальную проволоку, металлическую сетку, крепеж и гвозди.

Российская "Северсталь" пришла в Днепропетровск в 2006 году, приобретя 60% + 1 акцию "Днепрометиза" у его тогдашнего собственника – группы "ТАС" Сергея Тигипко. Сумма сделки на то время оценивалась примерно в 50 млн долл. Через два года россияне выкупили долю партнера, консолидировав у себя 95% акций предприятия. К настоящему времени их доля возросла до 98,7%, а формальным акционером является австрийская фирма Severstal-Trade GmbH.

Тогда, в середине прошлого десятилетия, российская группа активно развивала метизное направление, создав в 2004 году дочернюю компанию "Северсталь-метиз" на базе трех заводов: ОАО "ЧСПЗ" (г. Череповец), ОАО "ОСПАЗ" (г. Орел) и ООО "ВолгоМетиз" (г. Волгоград). Помимо украинского предприятия, в ее состав также вошла в 2008 году итальянская компания Pedaelli Tecna, один из ведущих в мире производителей специальных канатов.

Пожалуй, нельзя сказать, что "Днепрометиз" стал для российской группы важнейшим активом. Завод выпускал относительно недорогую продукцию низкоуглеродистого сортамента, использующуюся главным образом в строительной отрасли (и в гораздо меньшей степени – в машиностроении). Уровень интеграции с другими предприятиями "Северстали" был минимальным. "Днепрометиз" получал необходимую ему катанку от "АрселорМиттал Кривой Рог" и поставлял в Россию лишь незначительные объемы своей продукции. Большая часть его продаж приходилась на Украину, где его доля составляла до 30%, и страны дальнего зарубежья. По одной из версий, его покупка как раз была нацелена на то, чтобы убрать активно демпингующего конкурента с российского рынка.

Впрочем, крупнейший украинский производитель метизов давал неплохую прибавку к доходам группы. Кроме того, в Днепропетровске на площадке "Днепрометиза" был создан крупнейший в Украине логистический центр "Северстали", через который шли продажи листовой продукции Череповецкого меткомбината.

Новый российский собственник не стал увеличивать производственную мощность "Днепрометиза". Она так и осталась на уровне 120-125 тыс. тонн в год, тогда как три российских завода компании вместе могли выпускать в середине 2000 годов более 800 тыс. тонн продукции в год, а сейчас объем мощностей "Северсталь-метиза" достигает 1 млн тонн в год.

В то же время российская компания вкладывала немалые средства в обновление станочного парка "Днепрометиза", расширение его сортамента и повышение качества продукции. В частности, в конце января 2014 года в строй была введена третья на предприятии колпаковая электрическая печь для получения термически обработанной проволоки (две предыдущие были установлены в 2007 и 2011 годах). В 2013 году завод более чем в 1,5 раза нарастил выпуск проволоки для холодной высадки, которая используется для получения качественного крепежа, применяемого в машиностроении и производстве бытовой техники.

Безусловно, в масштабах "Северстали" вклад украинского метизного завода был относительно невелик. Предприятие закончило 2012 и 2013 годы с небольшими убытками в пределах 13-15 млн грн., но отнюдь не представляло собой черную финансовую дыру, как, например, североамериканские активы "Северстали", от которых российской группе в конце концов пришлось избавиться. "Днепрометиз" работал достаточно стабильно и обособленно, и это всех в принципе устраивало.

Однако в конце февраля 2014 года, всего через несколько дней после смены власти в Киеве, стало известно, что "Северсталь" выставляет "Днепрометиз" на продажу. Как было тогда заявлено, компания была готова продать контрольный пакет акций завода за 20-30 млн долл. или все предприятие целиком. Тогда эта тема не получила развития. Более того, еще в ноябре генеральный директор дивизиона "Северсталь Российская сталь" Сергей Торопов заявлял, что компания не собирается продавать "Днепрометиз", разве что на его счет поступит какое-нибудь интересное предложение.

Очевидно, такое предложение поступило, так как уже в начале декабря "Северсталь" сообщила, что таки продает "Днепрометиз" и рассчитывает закрыть сделку в 2015 году после проведения всех организационных мероприятий и согласования сделки с антимонопольными службами. Правда, никаких прочих деталей сделки при этом не раскрывалось. Покупателем выступала некая не названная германская частная компания, ничего не сообщалось также и о цене.

Подобная секретность, безусловно, вызывает определенные вопросы. Германская частная компания может означать некую группу европейских инвесторов, согласных порулить "Днепрометизом", но не желающих светиться в сделке с российской группой во время экономической войны, объявленной России западными странами. По той же логике покупатель "Днепрометиза" может оказаться фирмой-прокладкой, которая затем перепродаст завод новому зарубежному собственнику, который таким образом не будет прямо связан с российским бизнесом. Наконец, нельзя полностью сбрасывать со счета и версию, согласно которой "Северсталь" продает завод фактически самой себе, опасаясь, что предприятие с российским владельцем в нынешней Украине может столкнуться с проблемами или вовсе быть отобранным либо конфискованным.

Итак, чего же больше в этой сделке – экономики или политики?

Экономика и политика

История с "Днепрометизом" напоминает другую сделку по продаже украинского бизнеса крупной российской компанией, состоявшуюся в этом году. Речь идет о "Лукойле", который в августе 2014 года продал 240 АЗС и 6 нефтебаз в Украине австрийской инвестиционной компании AMIC Energy Management за 300 млн долл., то есть фактически по себестоимости. Тогда было немало разговоров о том, что "Лукойл" сбывает свои украинские активы на самом деле самому себе, поскольку некоторые руководители AMIC ранее работали в структурах российской компании.

Однако впоследствии аналитики пришли к выводу о том, что если AMIC и связана с какой-либо крупной нефтяной корпорацией, так не с "Лукойлом", а с австрийской группой OMV. При этом в августе российская компания заявила о намерении выставить на продажу сети своих заправок в Венгрии, Чехии и Словакии. Данная операция вполне вписывалась в стратегию "Лукойла". На Восточную Европу приходилось не более 4% розничных продаж российской компании за пределами России и всего 0,3% прибыли.

По словам представителей "Лукойла", в Европе заправки отличаются низким уровнем рентабельности, а основная экономия достигается за счет логистики. Поэтому владеть заправками, не имея собственных НПЗ в данной стране, нерационально. Исходя из этой логики, Украина также перестала представлять интерес для "Лукойла" после прекращения партнерства с Одесским НПЗ.

Точно также и за продажей "Днепрометиза" могут стоять не столько политические (а они здесь есть наверняка), сколько экономические факторы. Как заявляли представители "Северстали", избавление от украинского актива будет способствовать повышению эффективности "Северсталь-метиза" и росту прибыльности группы в целом. И в некоторой степени это определенно так.

Рынок метизов в последнее время переживает спад, обусловленный неблагоприятными процессами в мировой экономике, депрессией в машиностроении и строительном секторе. В России в первые три квартала 2014 года было произведено более 1,65 млн тонн метизов, что примерно соответствует уровню аналогичного периода годичной давности. При этом поставки на российский рынок сократились на 2%, до менее 1,45 млн тонн. Как отмечают производители, объем предложения многих видов продукции, особенно низкоуглеродистого сортамента, избыточен, а рентабельность производства снижается. На внешних рынках ужесточается конкуренция с китайскими и тайванскими поставщиками.

Все эти негативные процессы в еще большей степени характерны и для Украины. В январе-ноябре в стране было произведено менее 220 тыс. тонн метизов, спад по отношению к аналогичному периоду прошлого года составил более 15%. В последние месяцы с перебоями работал один из крупнейших производителей – завод "Силур" в Харцызске. Он смог возобновить выпуск продукции только в середине октября, когда восстановились поставки катанки. "Днепрометиз" изготовил за 11 месяцев 72,8 тыс. тонн продукции, что на 11% меньше, чем годом ранее. Таким образом, уровень загрузки мощностей предприятия составляет менее 70%.

В последние месяцы украинские компании отмечают падение спроса на метизы не только на внутреннем рынке, но и при экспорте. В частности, осенью резко сократились продажи оцинкованной проволоки – лидера по внешним продажам среди продукции украинских производителей металлоизделий. Это можно объяснить, в частности, растущей конкуренцией со стороны российских компаний, воспользовавшихся ослаблением курса рубля по отношению к доллару. По этой же причине украинские метизы сейчас пользуются лишь ограниченным спросом в России.

Учитывая неблагоприятные тенденции в украинской экономике, трудно рассчитывать на то, что "Днепрометиз", большая часть продаж которого традиционно приходится на внутренних потребителей, сможет в обозримом будущем восстановить прежние финансовые показатели. Украинское машиностроение по большей части прекращает свое существование, а объемы строительных работ в январе-октябре упали более чем на 30% по сравнению с предыдущим годом. Очевидно, спад будет продолжаться и в 2015 году.

В этой ситуации вполне понятно желание "Северстали" избавиться от актива, который, возможно, в ближайшие годы не вернется к прибыльности. Кроме того, в последние годы российская группа распродала практически все свои зарубежные активы, стремясь сосредоточиться на бизнесе в России. После продажи "Днепрометиза" ее единственным предприятием за рубежом остается итальянский завод Pedaelli Tecna, который, впрочем, не вызывает никаких нареканий с финансовой точки зрения и ценен для группы благодаря своей специализации на выпуске высококачественной продукции с высокой добавленной стоимостью.

С другой стороны, если "Северсталь" готова продать "Днепрометиз" по минимальной цене, этим предложением действительно могла бы заинтересоваться некая инвестиционная компания, специализирующаяся на выкупе недооцененных активов. Кстати, именно о такой направленности своего бизнеса заявляла австрийская AMIC, которая приобрела украинские активы "Лукойла". В конце концов "Днепрометиз" обладает развитой производственной базой и способен ежегодно выпускать до 120 тыс. тонн востребованной металлопродукции. После завершения кризиса в украинской и мировой экономике он в принципе способен приносить прибыль. Может быть.

Так или иначе, нынешняя Украина способна привлечь только очень рисковых инвесторов, да и то при условии значительного снижения цены активов. Собственно говоря, продажа "Днепрометиза" как раз и представляет собой тот самый приход в Украину иностранного капитала, который, по словам многочисленных представителей киевских властей, представляет собой одно из важнейших приобретений евроинтеграции. Вот только насколько большую выгоду получает от подобных сделок сама Украина?

Виктор Тарнавский

МинПром

Новини

27 Січня 2023

УЗ хоче взяти в управління 25% Крюківського вагонобудівного заводу

Нідерланди передали Україні 300 тонн енергообладнання

Експорт чорного брухту з Японії скоротився на 13,6%

Поставки чавуну з України до Турції скоротилися 

Liberty Steel реалізує нові проекти з оптимізації та підвищення якості продукції

Держава припинила фінансувати видобувну галузь під час війни

Tata Steel розпочала будівництво нового міні-заводу з виробництва арматури

Прямі збитки українського бізнесу внаслідок війни сягнули 13 млрд – KSE

Російська компанія відсудила борг у Фірташа в 30 млрд руб.

JSW Steel, ArcelorMittal та НЛМК можуть викупити два заводи Liberty Steel у Бельгії

Уряд затвердив процедуру отримання дозволу на викиди

Суха Балка замінить електродетонатори на неелектричні

УЗ не планує масового списання вагонів у 2023 році

США додали суднобудівні підприємства Росії до санаційного списку

Ісландія допомагатиме відновленню енергетичного сектору України

У Польщі хочуть побудувати завод з виробництва зброї для України

ВСІ НОВИНИ ⇢