Глобальные мировые тенденции. Куда движется Украина? Часть 1

Мнение

Политические и социально-экономические неурядицы в Еврозоне инициировали активный диалог между самыми влиятельными государствами объединенной Европы в вопросе перспектив будущего ЕС и мира в целом. Однако мировые лидеры, в частности  страны "Большой двадцатки", продемонстрировали неготовность  адекватно  реагировать на  кризисные явления в системе международных отношений и мировой экономике. Значительная часть политической элиты мира не в состоянии предложить модели эффективного развития, которые были бы способны стать примером для развивающихся стран. 

Системный анализ событий начала XXI столетия позволяет сделать вывод о том, что перед мировыми и региональными лидерами, остро встал вопрос активного поиска эффективных стратегий управления и модернизации существующих моделей государственного и общественно-политического развития. Причем как в плоскости глобальных процессов, так и на внутреннем национальном уровне. В среде политико-экономического бомонда мировых центров влияния, идет острая дискуссия о необходимости пересмотра устоявшихся концепций государственного менеджмента и существующих подходов к управлению социальными и экономическими процессами.

Расстановка сил 

В частности, ярким подтверждением данных тенденций являются результаты встреч мировых лидеров на форумах в Давосе, Москве, Ялте и др., внутриполитические инициативы президента США Барака Обамы по поводу социальных и экономических реформ, направленных на создание эффективных механизмов и моделей управления, а также совершенствования общественно-политического пространства.

В свою очередь руководство Китайской Народной Республики пытается модернизировать собственную общественно-политическую и экономическую модель в соответствии с существующими глобальными тенденциями и вызовами, которые расширяют сферы влияния во всем мире.

Российская Федерация пытается сохранить конкурентную способность государства в форме регионального лидера с перспективой возвращения статуса наднационального государства.

Также показательными  факторами в вопросе управления социально-экономическими процессами являются события так называемой ”арабской весны” в Тунисе, Египте, Ливии, а также  новые по качеству общественно-политические движения в Европе и других странах мира

Все это вместе может свидетельствовать о неготовности значительной части политической элиты мира адекватно  реагировать на  кризисные явления в системе международных отношений и мировой экономике и предлагать превентивные модели эффективного развития, способные стать кластерами для развивающихся стран.

В этом явлении есть и позитив, и негатив. С одной стороны каждый может предложить собственную национальную инновационную  модель антикризисного управления способной стать - примером для остальных, с другой стороны  отсутствие моделей способных решить системные конфликты   социально – экономического и гуманитарного характера могут спровоцировать региональный хаос с далеко идущими последствиями.

Глобальные тренды и вызовы

В частности, речь идет о появлении новых глобальных трендов и вызовов, которые предопределяют потребность в новом видении принципов управления:

1. Возрастающая роль индивида и его активность в политической и социальной плоскости – повышение “агрессивности” личности и рост кофликтогенности гражданского общества;

2. Увеличение и активизация среднего класса – значительное повышение давления на власть;

3. Появление новых идеологий на основе информационной, коммуникационной и мультимедийной революций – появляются новые социальные связи, типы гражданского поведения, мировоззренческие установки и новые типы социальных рефлексий, что может представлять серьезную угрозу стабильности существующим политическим и экономическим элитам мира;

4. Возникновение новых форм социальной организации и коммуникации (социальные сети, блогосфера и тому подобное) – повышение способности гражданского общества оказывать давление на власть (новейшие способы технологического и организационного влияния);

5. Неэффективность существующего социального договора и недейственность социальных лифтов – усиление социального недовольства и высокая вероятность гражданских волнений;

6. Демографический кризис в развитых странах и, как результат, трудовая миграция (высококвалифицированные специалисты и разнорабочие) из стран, которые развиваются. Потеря человеческого потенциала в странах третьего мира;

7. Растущая роль высокотехнологических средств коммуникации и информационных технологий – повышение социальной и политической мобильности, угроза существующим политическим режимам;

8. Борьба за жизненно необходимые ресурсы (энергетические, земельные, водные ресурсы и ресурсы, которые обеспечивают высокотехнологическое развитие экономики и так далее) – обострение противостояния между мировыми актерами во всех частях света;

9. Стагнация существующей геоэкономической модели (банковская, финансовая, кредитная, монетарная, валютная сферы) – смещение центров экономической активности из стран развитого пояса в страны, которые развиваются, а также ожидание новых волн экономической рецессии;

10. Избыточная концентрация власти и капитала в руках ограниченного круга глобальных суперэлит (ФПГ и транснациональные корпорации) – рост социального напряжения, силовые варианты перераспределения ресурсов и благ;

11. Растущий политический и экономический вес стран, которые развиваются – переформатирование имеющихся глобальных коалиций и вероятные угрозы конфликтов с англосаксонским миром;

12. Появление новых смертельных болезней и штаммов вирусов – трудно контролируемые пандемические взрывы заболеваний во всем мире;

13. Техногенные катастрофы нового поколения.

Все это актуализирует тезис о необходимости создания адекватных существующим тенденциям проектов развития и управления, а также синтеза новых социальных идеологем, способных упорядочить хаотическое движение цивилизации. В свете этих событий показательным является ряд заявлений, докладов и аналитических отчетов ведущих экспертов, исследовательских учреждений, университетов, и так называемых “фабрик мыслей” (К. Поппер, Г. Киссинджер, С. Хантингтон, Ф. Фукуяма, Даль, Г. Алмонд, К. Дейч, Дж. Фридман (Sratfor, США), Council of Foreign Affairs (США), и др.), которые концентрируют свое внимание на актуальных проблемах современности и повышения эффективности механизмов, способных реализовать национальные интересы стран,  которые они представляют:

1. Управление вновь созданными (новообразованными) рынками  (экономика);

2. Энергетика и политика (управление);

3. Предпринимательство (бизнес) и публичная политика;

4. Глобальная политика;

5. Региональная политика (комплексная аналитика по поводу ситуации в регионах мира);

6. Политика в сфере науки и технологий;

7. Философия и публичная политика;

8. Прикладные и информационные технологии;

9. Феномен терроризма, транснациональной преступности и коррупции;

10. Демография и национальная безопасность;

11. Этнические конфликты, проблемы решения гражданских войн и беспорядков;

12. Долгосрочные стратегические программы развития; стратегическое и военное планирование в межвоенные периоды;

13. Прогнозирование и аналитика политических и социальных процессов;

14. Исследование среднеазиатского региона;

15. Исследование китайского региона;

16. Культура в глобальных отношениях;

17. Исследование феномена холодной войны;

18. Новейшие подходы в исследовании безопасности Евразии;

19. Международное сотрудничество в Азии;

20. Космическая политика (программы развития и управления) и т.д.

Вероятные пути развития человечества 

Среди фактов, которые заслуживают внимания, также следует выделить опубликованный отчет Национального Совета по вопросам разведки США под названием “Глобальные тренды 2030: альтернативные миры”. Авторы документа определяют основные тенденции развития человечества и прогнозируют вероятные пути развития мира. В частности, в докладе отмечен такой перечень вызовов:

1. Сложная демографическая ситуация. В странах так называемого “развитого пояса” происходит уменьшение рождаемости и старение населения, которое приведет к потребности создания искусственной миграции из других стран. Ожидается, что из стран, которые развиваются, будет происходить массовый отток не только интеллектуальной элиты, но и неквалифицированной рабочей силы;

2. Увеличение доли (удельного веса) среднего класса и роли гражданина в глобальной социальной структуре мира и уменьшение разрыва между бедными и богатыми. Это, скорее всего, увеличит возможности граждан влиять на общественно-политические процессы во всех странах мира. Однако у нас  возникает вопрос: будет ли устранен  разрыв между бедными и богатыми в развитых странах и в странах пояса периферии (вероятные социальные катаклизмы в Азии);

3. Кризис классических моделей управления как в глобальном формате, так и на внутреннем уровне управления государством. Поиск альтернативных способов и методов управления глобальными процессами. Своего рода делегирование управленческих полномочий США ряду стран, региональных лидеров (КНР, ЕС, РФ, Бразилия, Турция, Мексика и т.д.);

4. Гуманитарный кризис (прежде всего, недостаток продуктов питания и питьевой воды), что может привести к региональным конфликтам и обострению международной ситуации, особенно в Африке и Азии;

5. Вероятные (возможные) волны новых экономических кризисов и рецессий (банковский сектор, валютные колебания, дисбаланс мировой торговой системы и пр.). В первую очередь это может представлять опасность для развитых стран мира, хотя экономические потрясения не обойдут и другие страны, но по другим причинам;

6. Общественно-политическая нестабильность во многих странах мира (Юго-Восточная Азия, ЕС, РФ, Африка). Вероятны сценарии изменения географической и политической карты мира;

7. Масштабное возрастание  роли новейших технологий. В ближайшем будущем использование информационных и военных технологий (гражданами, негосударственным сектором) могут составлять (представлять)  серьезную угрозу стабильности как отдельных стран, так целых регионов;

8. Переформатирования центров влияния, рост роли ряда стран и уменьшение влияния других. Прогнозируется последующее укрепление позиций Китая и потеря мощностей (могущества) России. Это в значительной мере способно изменить геоэкономический и геополитический ракурс в глобальном мире;

9. Появление новых межгосударственных объединений и образований на Евразийском суперконтиненте;

10. Энергетическая революция и альтернативные источники энергии (сланцевый газ, биотопливо и тому подобное).

Вышеупомянутые тенденции существенно влияют на Украину и ставят ее в неоднозначную ситуацию, своего рода точку бифуркации, восходящий момент, который способен кардинально изменить как в худшую, так и в лучшую сторону развитие событий в стране.

Сергей Телешун, доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой политической аналитики и прогнозирования НАГУ,

Юрий Саух, кандидат философских наук, доцент кафедры политической аналитики и прогнозирования НАГУ, специально для UBR.UA

Новости

21 января 2022

Nippon Steel намерена потратить 772 млн долл. на приобретение двух заводов в Таиланде

Россия решила не вводить дополнительные экспортные пошлины на металлопродукцию

В ОП планируют запустить программу доступных кредитов для машиностроения

Желающих уехать на заработки в Польшу стало больше на 40%

Украина должна втрое увеличить потребление энергии из возобновляемых источников

ММК произвел рекордный объем проката за 30 лет

Сентравис получил чистую прибыль по итогам 2021 года в размере 9 млн евро

В Германии заявили об отказе от компенсации, если Северный поток-2 не будет одобрен

Rio Tinto решила сократить добычу руды в Австралии

Украина инвестировала в модернизацию энергосистемы свыше 600 млн евро

Японские металлурги нарастили выплавку стали почти на 16%

Металлурги Турции могут остаться без газа

Alcoa получила максимальную прибыль за 4 года

POSCO будет производить зеленый водород

Металлурги Италии попросили газ из стратегических запасов

China Steel снижает цены на сталь для внутренних поставок

ВСЕ НОВОСТИ ⇢