Украине дали немножко Европы

Точка зору

Для Европы 25 февраля ничего особенного, связанного с Украиной, не случилось. Визит Ангелы Меркель в Турцию и выборы в Италии — вот главные европейские политические новости в тот день. Саммит «Украина-ЕС» в Брюсселе интересовал лишь узких специалистов, потому что его воспринимали как сугубо техническое мероприятие.

Другое дело — как его восприняли в Украине. Здесь для всех фигурантов политической жизни, саммит стал этапным событием. Прежде всего, потому, что с нами все-таки поговорили, а не послали, как бывало.

Существует ли проблема евроинтеграции на самом деле? То есть, существует ли она реально, а не в головах политиков? Согласно последнему опросу, который провело «Українське демократичне коло», западный курс страны поддерживает лишь 41,6% населения. Разумеется, его приверженцы четко районированы: симпатики живут в центре и особенно на западе, антипаты или равнодушные — на юге и особенно на востоке. При этом восток тяготеет к Таможенному союзу, что тоже трудно назвать сенсационной тенденцией.

Так было всегда, и так будет, пока ЕС не покажет нам какие-то сказочные перспективы. Что-то вроде: средняя зарплата в тысячу евро, «рено» — в каждую семью, цыпленка — в каждую кастрюлю. Такие сигналы наше население понимает, и, получив их, оценит по достоинству. И забудет Восток о своей вековой тяге к Таможенному союзу. Но делегаты ЕС разговаривают не с народом, а с политиками. И просто так цыплят и евро они раздавать не станут: в благотворительности ЕС не был замечен ни разу.

А значит, две части Украины так и продолжат смотреть в разные стороны, как привыкли. И пусть они живут в общем доме, но представление о счастье у них разное, как у девочки и мальчика, даже если они вскормлены одним молоком.

Сейчас евроинтеграцию хотят показать чуть ли не последним шансом консолидировать Украину. Мол, если к ноябрю этого года (к саммиту Восточного партнерства ЕС в Вильнюсе) Янукович не выполнит условия Запада, то мы навсегда лишимся возможности быть принятым в большую семью.

Но, во-первых, песню о «последних шансах» евроинтеграции мы слышали уже много раз, а процесс потихоньку идет. Во-вторых, так ли уж это страшно — жить, понимая, что тебя не хотят принимать в большую семью? Много ли будет выгоды от пребывания в ЕС не для Украины в целом (я не знаю, что это такое), а для каждого из нас (что должно являться единственным критерием необходимости любой политической акции)?

К консолидации Украины если что и приведет, то уж никак не абстрактный принцип, а конкретные улучшения стандартов жизни. В сегодняшней Европе они — на порядок, на несколько порядков выше украинских. Но значит ли это, что достичь их мы можем только в компании тех, кто ими обладает в настоящий момент? Они ведь прошли путь к нынешнему своему счастью сами, правда ведь? Почему же мы этого сделать не в состоянии?

Власть, которая сможет обеспечить среднюю зарплату в тысячу евро и цыпленка в каждую кастрюлю, будут носить на руках, в какую сторону света она бы ни смотрела. Имеют значение, конечно, и нематериальные ценности. Никто не против честных чиновников и выборных судей (хотя и среди таких встречаются порядочные свиньи). А общий знаменатель прост настолько, что его даже неприлично озвучивать: только та власть, которая позволит своему народу жить по-человечески, достойна уважения.

Поможет ли нам евроинтеграция получить такую власть? Сейчас в Украине, по мнению отдельных экспертов, в слиянии с Западом больше всего заинтересованы олигархи, прежде всего сырьевые. Процессы, которые двигают олигархи, приводят к хорошо нам всем знакомым результатам. И от европейских стандартов эти результаты необычайно далеки.

Можно подумать, это не видят на Западе. Ну и что? Можно подумать, Запад не понимал, кого он берет в семью, когда принимал в ЕС Болгарию и Румынию. Евроинтеграция — это не мораль, а выгода. Если будет очень нужно, Украину пристегнут к приличному обществу, в каком бы состоянии она ни оказалась на тот момент.

Кому точно нужна евроинтеграция, так это ныне действующему президенту. Если в его правление будет достигнут статус ассоциации с Евросоюзом, Виктор Федорович не только войдет в историю (что ему, может быть, все равно), но и внесет смятение в умы электората Правобережья, повысив (в теории, по крайней мере) свои шансы на следующих выборах.

Правда, есть в современной Украине закономерность: что-то получая в одной части страны, ты что-то автоматически теряешь в другой. Вы можете себе представить, что Янукович выигрывает выборы на Тернопольщине и проигрывает в Луганске? Бред, правда? В 1994 гю не меньшим бредом казалось, что Галичина когда-то проголосует за Леонида Кучму, этого «красного директора». Но пришел 1999 г. — и Львов, и Тернополь с Ивано-Франковском отдали за него более 90% вроде бы вполне сознательно.

У нас все может случиться. И все-таки, без сомнения, Янукович и его команда еще подумают, на какую лошадь им ставить.

Евгений Ясенов

Новини

23 Вересня 2022

Нафта подешевшала до мінімуму з початку року

Польща завершила будівництво трубопроводу для постачань норвезького газу

Перевезення чорних металів залізницею з початку року скоротилось майже на 60%

Російський олігарх Лісін постачав сталь на підприємства, які виготовляють ядерну зброю

АМКР відремонтував 140-тонний екскаватор

Toyota припиняє виробництво в Росії

Університет Метінвест Політехніка завершив перший набір студентів

Фінансово через війну постраждали понад 70% українців

Протягом кількох тижнів ЄС може домовитись про обмеження цін на російську нафту

Уряд Великобританії скасував мораторій на видобуток сланцевого газ

В Україні збільшилась кількість енергоблоків ТЕС в аварійному ремонті

22 Вересня 2022

Україна опустилася на 30 місце у рейтингу світових виробників сталі

ЄС розпочав підготовку восьмого пакета санкцій проти Росії

Світове виробництво руди залишиться на рівні минулого року

Нафтогаз з початку війни скоротив видобуток газу на 2%

Метінвест передав військовослужбовцям чергову партію бронежилетів

ВСІ НОВИНИ ⇢