Эксперт: Они боятся конкуренции идей

Мнение

3 мая в Брюсселе состоится круглый стол под председательством еврокомиссара по вопросам энергетики Гунтера Эттингера и министра энергетики и угольной промышленности Украины Эдуарда Ставицкого, по вопросам управления украинскими ГТС.

Кроме Ставицкого с украинской стороны в работе круглого стола также примут участие специалисты НАК «Нафтогаз України» и компании «Укртрансгаз». Об этом 22 апреля на брифинге в Министерстве энергетики и угольной промышленности сообщил глава ведомства. «Будет рассмотрен вопрос не только относительно ГТС, но и в целом по газовому рынку страны» — заметил Ставицкий.

Напомним, 14 марта на пресс-конференции Президент Украины Виктор Янукович высказал убеждение, что Европа должна принимать участие в модернизации украинской газотранспортной системы. Он также подчеркнул, что Украина должна гарантировать Европе стабильный транзит газа, и для этого нужно в ближайшее время найти ответ, как Украина будет модернизировать свою ГТС.

Впрочем, похоже, что главе правительства Николаю Азарову такая риторика Президента не слишком понятна. Премьер-министр во время пресс-конференции для центральных и региональных СМИ 19 марта заявил, что Европейский Союз до сих пор не продемонстрировал готовность к участию в трёхстороннем консорциуме по управлению газотранспортной системой Украины.

Между тем РФ и для себя требует от Украины гарантий. Речь идет в частности, о том что интересы «Газпрома» не будут проигнорированы при реформировании украинской ГТС. 21 марта премьер-министр России Дмитрий Медведев сказал в интервью европейским СМИ, что Украина должна гарантировать соблюдение интересов России в случае участия в газовом консорциуме, что требует отказа от присоединения к энергетическим правилам ЕС.

♦  Как известно, Украина не исключает возможности передачи ГТС в аренду в рамках создания консорциума по её управлению. Пока рассматривается возможность создания как двустороннего — с Россией, так и трёхстороннего — с РФ и ЕС — консорциума по управлению ГТС. Собственно перспективы этих проектов и собираются обсудить в Брюсселе 3 мая. Но российская сторона по непонятным причинам решила проигнорировать мероприятие.

Представитель российского газового монополиста «Газпром» Сергей Куприянов официально заявил, что от их компании 3 мая на круглом столе по вопросам управления украинской газотранспортной системой в Брюсселе никого не будет.

«Они еще бы 5 мая его назначили (5 мая в этом году православные христиане отмечают праздник Воскресенья Господнего. — Авт.)! Конечно же, от «Газпрома» никого не будет», — сказал Куприянов. Впрочем, конкретные объективные причины отсутствия преставителей российской стороны он не назвал. Зато заявил, что формат такого мероприятия «нам не совсем понятен». Отвечая на уточняющий вопрос УНИАН, означает ли это, что «Газпром» не заинтересован в обсуждении вопроса управления украинской ГТС в трёхстороннем формате, Куприянов отметил: «Я сформулировал ответ достаточно аккуратно. Выводы делайте сами».

♦ В Еврокомиссии такой демарш Газпрома восприняли спокойно. И в комментарии «Дню» достаточно дипломатично ответили: «Мы заинтересованы в как можно большем количестве участников, но, в то же время, уважаем решение приглашённых сторон не принимать участие в конференции. Еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер, а также министр энергетики Украины Эдуард Ставицкий совместно пригласили представителей правительств и компаний европейских стран, США и России. Этот круглый стол состоится 3 мая. Регистрация продолжается и будет продолжаться следующие несколько дней, потому мы ещё не имеем окончательного списка участников. Как вы знаете, и учитывая последние усилия Украины по диверсификации снабжения газа, мы собираем круглый стол с привлечением чиновников высокого уровня, чтобы проконсультироваться с заинтересованными влиятельными игроками, включая заинтересованные страны-члены ЕС, относительно будущей эволюции украинского газового рынка. Это также будет включать потенциал Украины, как европейского газового центра (хабу) с газохранилищем и возможностями для обеспечения поставок газа в двустороннем направлении».

Независимый эксперт по вопросам энергетики Александр Нарбут считает, что отказ может быть связан с тем, что решение о встрече принималось только двумя сторонами — Украиной и ЕС. А Россия просто была поставлена в известность. «Впрочем, всё равно наличествует нежелание делить с кем-то потенциальную возможность контроля и управления украинской газовой инфраструктурой. Эта инфраструктура рассматривается высшим руководством России как ключик к энергетической, экономической и, в конечном счёте, политической независимости Украины, которую она точно не хочет упускать из своих рук», — отметил Нарбут.

Директор энергетических программ Центра им. Разумкова Владимир Омельченко в свою очередь сообщил, что все стороны объективно должны были бы быть заинтересованы в трёхстороннем консорциуме, который бы мог сбалансировать интересы и транзитёра, и компаний по добыче газа, и потребителей. «Но есть чёткая стратегия России, которую она вряд ли изменит. Принимать участие в создании подобных структур лишь в одном случае — если этот вариант обеспечит полный контроль над украинской газотранспортной системой. Никакой баланс интересов российскую власть в действительности не интересует», — уверен Омельченко.

Экс-уполномоченный президента по международным вопросам и энергетической безопасности убежден, что демарш «Газпрома» — это очередной сигнал о том, что официальная Москва очень нервничает из-за сближения Украины с ЕС. «Этим они показывают, что не знают, что делать. И не только в «Газпроме», но в Кремле также. Они надеялись, что Янукович поведет страну к ним, а на деле так не выходит», — подчеркивает Соколовский. Более того, эксперт убежден: «Газпром» «боится конкуренции идей», которую предполагает сам формат круглого стола в Брюсселе. «Они просто не могут быть готовы к этому. Потому что «Газпром» основан и работает на абсолютно иных принципах: коррупции, политической авантюры. На круглый стол в Брюссель нужно приехать с конкретными прозрачными бизнес-идеями без политической окраски, а «Газпром» так работать не умеет. Там знают давление и силу. Иного не дано», — ссылаясь на личный опыт общения с российской стороной, отмечает Соколовский.

♦ В то же время директор энергетических программ центра «Номос» Михаил ГОНЧАР убеждён: представителям «Газпрома» на круглом столе в Брюсселе 3 мая нечего делать. Участие российского газового монополиста ни украинской, ни европейской стороне не нужно. «Газпром», который продолжает стремительно терять позиции на мировом рынке, репутационные в частности, абсолютно не готов к здоровой конкуренции идей, в которых нуждается современный мир, энергетический в частности.


О том, почему нужно выбросить идею консорциума на свалку истории и какова современная альтернатива решения проблем украинской трубы — в интервью «Дню» Михаила ГОНЧАРА.

— Наверное, кто-то хотел видеть «Газпром». Но на самом деле это называется «сделали приглашение, чтобы понять, что они не приедут».

— Без участия «Газпрома» дискуссия будет полноценной? Как-никак говорят же о трехстороннем консорциуме по управлению украинской ГТС.

— Во-первых, участие «Газпрома» в круглом столе вовсе не гарантирует успех всего этого дела вообще.

23 марта 2009 года в Брюсселе состоялась конференция по вопросам модернизации ГТС Украины. На ней была подписана соответствующая декларация. И все закончилось демаршем «Газпрома», который демонстративно не подписал этот документ. Если кто-то хочет наступать на те же грабли (речь идет о представителях украинского правительства), то пусть штампует приглашения «Газпрома». Но результат будет такой же, как на конференции 2009-го. «Газпром» не воспринимает трехсторонний формат. Да и двусторонний тоже. Для него приемлем односторонний формат, когда он единолично руководит и все решает. И пример Беларуси здесь показателен.

♦ Поэтому говорить, что если 3 мая в Брюсселе не будет «Газпрома», то ничего не будет — неправильно. В конце концов, это как раз и является проблемой украинской стороны: прежде чем что-то сделать, 20 раз посмотрят на Москву. Поэтому и ничего не происходит.

— А европейцы уже готовы работать только с украинцами в проекте модернизации нашей ГТС? Для них не является критически важным участие третьей стороной поставщика газа?

— Когда мы говорим «Европа», то не нужно говорить об абстрактных материях. Есть конкретные субъекты, которые являются партнерами Украины в вопросе энергетической политики. Это — Европейская комиссия. Но она не может быть партнером в консорциуме. Еврокомиссия не является экономическим субъектом.

Вопрос в том, будет ли соответствующая заинтересованность к украинской трубе со стороны европейских компаний. Не обязательно компаний газового сектора.

И в принципе она уже есть. Речь идет, в частности, о немецких компаниях, которые имеют опыт участия в проекте по модернизации ГТС. Немецкий «Дойче Банк» готов финансировать проекты модернизации ГТС.

♦ Именно сейчас, за последние несколько месяцев, появился дополнительный стимул для других европейских компаний заинтересоваться украинской трубой. Они увидели, что появляется новый сегмент бизнеса, который связан, пусть пока что небольшими, но все же растущими объемами поставки газа из Европы в Украину. Его проторила опять же немецкая компания RWE. Это подогревает интерес к украинской ГТС.

Кроме того, раз серьезные игроки включаются в вопрос разработки залежей нетрадиционного газа, то очевидно, что они должны мыслить стратегически, а, следовательно, понимать, что если ГТС Украины попадет под контроль «Газпрома», то на их проектах можно будет ставить крест. И все их миллиардные инвестиции станут выброшенными на ветер деньгами, потому что «Газпром» не запустит никакой другой газ в трубопроводную систему, которую он контролирует.

— То есть Shell, в частности, должен стать прямым или опосредствованным лоббистом участия европейского бизнеса в модернизации ГТС?

— Я думаю, что Shell сейчас вряд ли будет публично демонстрировать какое-то внимание к этому вопросу, поскольку еще рано говорить о результатах поисково-разведывательных работ. Но то, что европейские и американские компании понимают и рассматривают проблему управления украинской ГТС — это факт.

Я думаю, что при таких условиях сегодня украинская сторона должна оставить все эти варианты консорциумов в истории.

♦ Если вариант трехстороннего консорциума не сработал в тот период, когда эта инициатива собственно появилась. А это было почти 11 лет назад — в 2002 году. В это время еще не было ни второй, ни третьей газовой директивы ЕС (энергопакеты Еврокомиссии, которые обязалась имплементировать Украина после вступления в Европейское энергетическое содружество, они, в частности, регламентируют реформирование газотранспортной системы Украины. — А.Д.). Тогда было широкое поле для маневров. Но идея консорциума не сработала. В первую очередь из-за того, что «Газпром» был в оппозиции к этой идее. И украинская сторона как сейчас, так и тогда все делала с оглядкой на «Газпром». Потому что у нас традиционно считается, что все вопросы с трубой можно решить только через «Газпром». А эти 11 лет показали нам, насколько это убеждение ошибочно. «Газпрому» нужно не то, что нужно Украине.

— Основания, которые лично вам позволяют быть уверенным, что Украина может сегодня решить проблемы со своей трубой, игнорируя «Газпром»?

— А что дает уверенность тем, кто ставит вопрос, что без «Газпрома» нам ни туда, и ни сюда? В консорциуме с «Газпромом» мы решим что? Загруженность украинской ГТС?

— Собственно, да. На угрозах о пустой трубе больше всего спекуляций.

— «Газпром» не даст нам гарантий загруженности трубы. И вот вам пример. В транзитном контракте от 19 января 2009 года четко записано, что «Газпром» обязывается ежегодно давать транзит по украинской ГТС не менее 110 миллиардов метров кубических газа. Он этого не делает. Да, там нет четкого обязательства — «транспортируя, плати». Но четко прописано, и под этим подписался «Газпром», что не менее 110 миллиардов кубометров.

Поэтому откуда убеждение, что, получив под контроль ГТС, «Газпром» будет выполнять свои обязательства? Так же, как он игнорирует обязательства по транзиту, будет игнорировать все остальные.

— А где гарантии, что украинская труба не будет пустой, если мы проигнорируем «Газпром» в вопросе управления ГТС?

— С введением «Северного потока», «Голубого потока», первой нитью «Ямал-Европа», а также принимая во внимание недогруженность украинской ГТС, уже сегодня «Газпром» имеет 142 миллиарда метров кубических избыточных трубопроводных мощностей (это как раз равняется исходной мощности украинской ГТС). Но тем не менее, в прошлом году 85 миллиардов метров кубических российского газа прошло транзитом через Украину.

♦ Для «Газпрома» важно украинское направление транзита через подземные хранилища газа. Они не существуют сами по себе. Нужна труба, чтобы к ним подойти и из них выйти. Без подземных хранилищ газа «Газпром» не может обеспечивать стабильность поставки газа в Европу. Строй или не строй альтернативные потоки, хоть «Северный», хоть «Южный», хоть «зеленый» — там нет подземных хранилищ газа. Кстати, «Ямал-Европа» тоже их не имеет. И уже были прецеденты, когда «Ямал-Европа» останавливался на регламентные работы, и поставки газа в Германию прекращались.

Проблема в том, чтобы украинское правительство провело реформу газотранспортной системы Украины. Превратив ее из черного ящика, которым она на сегодняшний день является, в понятный и прозрачный субъект ведения хозяйства, являющийся партнером европейских компаний.

Газовый мир и газовый бизнес сильно изменились с конца 1990-х — начала прошлого десятилетия. В то время «Газпром» как поставщик действительно задавал правила игры. Нынешний же газовый рынок — это рынок покупателя. Это — конкурентный рынок, где есть много вариантов. Европейские страны интегрируют национальные газовые секторы. И в 2015 году в Евросоюзе уже будет интегрирована газовая инфраструктура. И «Газпром» стремительно теряет свои позиции из-за отсутствия гибкой ценовой политики. Он уже стал объектом критики в самой России. Если не в этом, то уже в следующем году он точно уступит по объемам поставки газа в Европу Норвежскому Статойлу.

Вокруг «Газпрома» идут горячие дискуссии в России относительно перспектив его трансформации. Все видят, что та модель, по которой он работает, заводит в тупик. Поэтому завязываться на «Газпроме», когда у него такая ситуация, очень рискованно: неизвестно, где потом окажется наша ГТС.

— Вы сказали, что идея консорциума должна уже уйти на свалку истории, а какая новая альтернатива?

— Нужно сделать ту работу, которой на протяжении последних четырех лет избегала украинская сторона (после подписания Брюссельской декларации): реформировать «Нефтегаз» в нормальную европейскую компанию, как это было сделано в странах Центральной и Восточной Европы. В таких условиях наша газотранспортная система становится привлекательной для партнерства.

Появился новый сегмент бизнеса на поставке газа из спотового рынка в Украину. Это момент, свидетельствующий о том, что произошли переломные процессы на энергетическом рынке. Поэтому наш инструмент, имеем ввиду «Нефтегаз», стоит приспособить к этим условиям.

Сейчас «таскают» по несколько сотен миллионов кубометров из спотового рынка в Украине. Конечно, это пока что несерьезные цифры. Но есть перспектива роста. Уже на следующий год речь идет о нескольких миллиардах кубометров газа из Европы в энергетическом балансе Украины. Но никакой европейский партнер не захочет развивать отношения с таким «Нефтегазом», каким он сейчас является: непонятный, перегруженный долгами и обязательствами. И газотранспортная система, являющаяся составляющей, по сути, черного ящика под названием «Нефтегаз», становится заложником этих процессов.

— То есть альтернатива консорциума — это современная прозрачная бизнес-модель?

— Альтернатива — это прозрачная европейского образца модель газотранспортной компании, модель независимого оператора газотранспортной системы. Такая, как, например, в Польше — «Газ Систем», в Словакии — «Июстрим».

♦ А от идеи трехстороннего консорциума нужно отказываться, и это немедленно. Она ни разу за 11 лет не вошла в какую-то практическую плоскость. Россияне зато очень быстро отреагировали на двусторонний консорциум: в октябре 2002 года (через полгода после подписания Петербуржской декларации о трехстороннем консорциуме) было зарегистрировано совместное украинско-российское предприятие под названием «Консорциум по управлению и развитию ГТС Украины». Оно, по-моему, еще и сегодня живо. Но это вовсе не то, о чем шла речь в Петербуржской декларации.

Поэтому недаром в марте 2009 года в Брюсселе шла речь о необходимости реорганизации «Нефтегаза» по европейскому образцу. Если бы это стали делать сразу, мы бы уже забыли обо всех этих проблемах и вышли из заблаговременно тупиковой плоскости консорциумов. Тем более, что Европа никогда не выставляла требований об установлении контроля над ГТС Украины какими-то европейскими компаниями или о пересмотре формы собственности — то, что постоянно ставит перед нами российская сторона.

— Власть это понимает?

— Украинская сторона уже сделала определенные шаги. Пока что они — больше на бумаге. Например, компания «Эрнст энд Янг» будет разрабатывать проект реорганизации «Нефтегаза». В прошлом году дочернее предприятие «Нефтегаза» «Укртрансгаз» было трансформировано в ПАТ — публичное акционерное общество. Теперь нужно привести в соответствие то, что на бумаге, и то, что в реальности. Пока что это не шаги — лишь нога занесена, чтобы сделать шаг.

Алла Дубровык

Новости

21 января 2022

Nippon Steel намерена потратить 772 млн долл. на приобретение двух заводов в Таиланде

Россия решила не вводить дополнительные экспортные пошлины на металлопродукцию

В ОП планируют запустить программу доступных кредитов для машиностроения

Желающих уехать на заработки в Польшу стало больше на 40%

Украина должна втрое увеличить потребление энергии из возобновляемых источников

ММК произвел рекордный объем проката за 30 лет

Сентравис получил чистую прибыль по итогам 2021 года в размере 9 млн евро

В Германии заявили об отказе от компенсации, если Северный поток-2 не будет одобрен

Rio Tinto решила сократить добычу руды в Австралии

Украина инвестировала в модернизацию энергосистемы свыше 600 млн евро

Японские металлурги нарастили выплавку стали почти на 16%

Металлурги Турции могут остаться без газа

Alcoa получила максимальную прибыль за 4 года

POSCO будет производить зеленый водород

Металлурги Италии попросили газ из стратегических запасов

China Steel снижает цены на сталь для внутренних поставок

ВСЕ НОВОСТИ ⇢