Как ЕС может вернуть Украину в Европу

Мнение

Ситуация на Украине — это проблема для всех европейцев, как для жителей стран ЕС, так и для тех, кто живет за его пределами. Это объясняется тем, что в настоящее время не существует культурных рамок, позволяющих всем без исключения украинцам ощущать себя в Европе, как дома. Самые западные районы Украины, когда-то принадлежавшие Австро-Венгрии и Польше, могут использовать этот факт как точку своей привязки к Европе и доказательство своей европейской идентичности. Но в остальных районах страны, которые были издавна привязаны к России, людям не нравятся попытки заставить Украину делать выбор между ЕС и Россией. А когда они видят, что европейские лидеры постоянно бранят Россию за ее стремление укрепить связи с Украиной, они начинают задавать вопросы о том, как ЕС будет относиться к их собственным ценностям и культуре.

К сожалению, соглашение ЕС об ассоциации с Украиной не дает ответов на эти вопросы. В нем нет ничего, что указывало бы на культурно-историческое своеобразие Украины и признавало ее глубокие исторические, культурные и экономические связи с Россией. В нем также ничего не говорится о том, что славянское и православное наследие Украины будет играть какую-то роль в формировании современных европейских ценностей. Там есть лишь набор условий, которые одна часть Европы выдвигает другой части. Наградой, по видимости, станет более благополучная и зажиточная жизнь. Но для этого надо продать душу.

Решение украинских проблем очевидно, и оно находится в России. Если бы Россию признали в качестве важной и неотъемлемой части Европы, и если бы ее включение в Европу стало частью стратегической концепции ЕС, кризис идентичности на Украине фактически исчез бы. И вся Украина в таком случае смогла бы стать тем, чем она уже является — частью Восточной и Западной Европы.

Но вместо того, чтобы приветствовать Россию в Европе, ЕС предпочел не пускать ее туда. Инициатива Восточноевропейского партнерства была задумана Польшей и Швецией после кризиса 2008 года на Кавказе, и ее цель состояла в том, чтобы вырвать некоторые бывшие советские республики из российской «сферы влияния», приведя их в сферу влияния Европы. Столь целенаправленное исключение России вызвало глубокие противоречия во всех шести странах, приглашенных к участию в Восточноевропейском партнерстве. В результате первые этапы ассоциации прошли только две из них — Молдавия и Грузия.

Причины такой неудачи заключаются прежде всего в нежелании Евросоюза вести с Россией и Украиной диалог на равных. Такой диалог должен включать серьезное, порой даже полемическое обсуждение разницы в ценностях, которая возникла между более светским и либеральным европейским Западом и более консервативным и религиозным европейским Востоком.

Западноевропейские лидеры уклоняются от такого диалога, потому что он выйдет за рамки обычной и хорошо знакомой процедуры, когда Запад читает своим соседям нотации о соответствующих либеральных ценностях, вынуждая их задумываться о нравственном и этическом направлении движения современного европейского общества. Гораздо легче и проще твердить неизменную мантру о непреодолимой «разнице ценностей», чем попытаться конструктивно устранить эти различия.

Прежде всего, это касается Украины. Ее сегодняшняя проблема заключается в том, что она из-за политических последствий и осложнений не может вступить в Таможенный союз, которым руководит Россия. Но она также не может допустить ассоциации с ЕС, потому что это чревато экономическими издержками. Действующие в ЕС механизмы просто не соответствуют поставленной задаче поддержать этот дорогостоящий экономический переход. Проблемы Украины требуют гораздо более масштабной и многосторонней программы поддержки. На самом деле, такая программа потребует сочетания ресурсов Таможенного союза и ЕС.

В прошлом месяце Россия сделала свою часть работы, снизив Украине цены на газ на одну треть и предложив купить украинские еврооблигации на сумму 15 миллиардов долларов. Но этого явно недостаточно. К лету Украине понадобится 60 миллиардов долларов на оплату коммунальных услуг, на зарплату госслужащим, на возврат части долга МВФ, а также на выплату процентов по различным частным кредитам и прочим заимствованиям.

ЕС и России пора отложить в сторону взаимные обвинения и начать совместную работу по недопущению краха украинской экономики. Если помочь Украине пакетом финансовой помощи, сравнимым с российским, это сведет на нет один из главных критических доводов против соглашения об ассоциации, а именно, что ЕС просто безразлично, как столь масштабный переход экономически отразится на жизни миллионов украинцев.

Однако руководство ЕС продолжает настаивать на том, что Евросоюз и Таможенный союз (а также Евразийский союз, который должен стать его преемником) — это институты несовместимые, хотя не далее как в сентябре прошлого года еврокомиссар Штефан Фюле (Stefan Fuehle) заявил, что проблема в конечном итоге сводится к разнице в тарифах. Упрямство ЕС в данном вопросе трудно понять, так как Таможенный союз имеет целью принятие многих стандартов Евросоюза для облегчения возможного слияния с ним в будущем. Следовательно, совместные действия по разрешению экономических трудностей, влияющих на весь континент, являются вполне осмысленными и оправданными.

Но выгоды от этого будут не только для Украины. Преимущества от таких совместных усилий могут иметь более масштабный характер. Вместо того, чтобы заниматься спорами о том, какая из сторон отхватила у другой стороны больший кусок общеевропейского дома, если к этой проблеме отнестись как к общеевропейскому вызову, то может появиться практический и позитивный механизм вовлечения России в европейские дела. Если в Европе после окончания холодной войны обязательно должно быть соперничество, то пусть это будет состязание за то, кто внесет больший вклад в процветание и стабильность Европы.

Экономический крах на Украине не является неизбежным. Эту катастрофу можно предотвратить, если все стороны смогут работать вместе. Поэтому ЕС должен призывать Украину, Россию, да и все прочие постсоветские государства стать равными партнерами в деле строительства европейского будущего. Как сказал когда-то бывший министр иностранных дел Германии Ганс-Дитрих Геншер (Hans-Dietrich Genscher), «man braucht sich!» (мы нуждаемся друг в друге).

Николай Петро

Новости

2 декабря 2021

ОПЕК не хочет выпускать больше нефти на рынок

Кабмин еще на год продлил максимальную пошлину на импорт товаров из Российской Федерации

Украинцы начали скупать валюту

Мариупольский порт снизил общую перевалку грузов на 10,7%

Выручка металлургов Украины от экспорта черных металлов увеличилась на 81%

Рада повысила пошлину на экспорт металлолома до 180 евро за тонну

ПФК проводит реконструкцию газоочистного оборудования

Новинский: изменения в Налоговый кодекс губят промышленность и мелкий бизнес

Укртранснафта снизила прокачку нефти на 5,5%

У президента есть еще два года, чтобы добиться мира на Донбассе - Новинский

Инфляция в ОЭСР выросла до максимума за 25 лет

В Европе боятся масштабного газового кризиса из-за холодов

Китай снижает потребность в железной руде, поэтому цены на сырье не вырастут

Украинские предприятия увеличили выплавку стали на 5%

США приняли решение по пошлинам на прямоугольные трубы из 3 стран

Экспорт металлолома из Украины вырос в 16,5 раз

ВСЕ НОВОСТИ ⇢