Анатолий ГАЛЬЧИНСКИЙ: Экономический раздел — самый слабый в коалиционном соглашении

Точка зору

Предъявленная вниманию общественности официальная часть коалиционного соглашения, на базе которого формировалось новое правительство Украины, пока далеко не в полной мере отвечает критериям целостных и системных программных документов, будучи больше похожей на солянку пусть и приятных глазу и слуху, но зачастую противоречащих друг другу декларативных положений. Хочется верить, что ожидающая скорого появления на свет программа деятельности новоиспеченного правительства будет соответствовать этим критериям в значительно большей степени. Мнением, что необходимо для этого, с редакцией ZN.UA поделился многолетний президентский советник Анатолий ГАЛЬЧИНСКИЙ.

— В коалиционном соглашении обосновывается стратегическая линия экономической политики государства, в нем задекларирован ряд очень важных приоритетов евроинтеграционного курса Украины, и я их активно поддерживаю. Но необходимо сказать и другое: экономический раздел соглашения, с моей точки зрения, не может претендовать на свою системность. В нем много коллизий, его отдельные декларации несбалансированны и противоречивы. По сути, это самый слабый сегмент соответствующего документа. Возможно, поэтому экономические министерства отданы под опеку иностранным специалистам. В обойме коалиционеров равнодостойных профи "собственного производства" не оказалось. Для меня это очень печальный факт, и я не могу согласиться с этим.

Теперь о конкретных позициях, которые, с моей точки зрения, требуют серьезной доработки и должны найти свое отражение в программе правительства. На первое место ставлю систему мер, связанных с обеспечением незыблемости частной собственности. Без этого о каких-либо серьезных перспективах развития украинской экономики говорить не приходится. "Право собственности священно" — это фраза из Декларации прав человека и гражданина, которая была принята еще 1789 г. и которой неуклонно следуют западные демократии. Этот принцип является не просто основой западной экономики, это ее системообразующее начало.

В этом же контексте рассматриваю проблемы создания рынка земли. Не понимаю, как можно обеспечить инвестиционную привлекательность аграрного сектора, не решив эту проблему. Не нужно играть в прятки и в другом: у нас рынок земли давно существует, но функционирует он в теневом, коррупционном, режиме, и это один из наибольших изъянов в украинской экономике. Для меня отношение к проблеме рынка земли — индикатор рыночности экономической политики. Парламент всех предыдущих созывов блокировал решение этого вопроса. Не знаю, почему коалицианты решили продолжать эти "старые мелодии". Хотелось бы, чтобы новый министр АПК не прятал голову в песок, а занял в этом вопросе более четкую, прорыночную позицию. Понимаю, что речь идет об очень сложной проблеме. Но реформы "бочком" не делаются. На это необходимо настраивать себя и общество с первых дней работы нового состава правительства.

Второй блок касается макроэкономической политики, которая должна представлять собой органичное сочетание механизмов финансовой (фискальной) и монетарной политики. Очень важными в этой связи являются инструменты инфляционного таргетирования. Давно и последовательно поддерживаю политику плавающего валютного курса, считая ее безальтернативной. Но ее положительные результаты возможны лишь при условии одновременного осуществления с политикой инфляционного таргетирования. У нас же образовался временной разрыв этих двух системообразующих, системно связанных друг с другом начал денежной и фискальной политики, что с точки зрения денежной теории и практики не совсем корректно. Это общая, требующая скоординированных действий НБУ и правительства, проблема.

Третий блок — структурная политика. В соглашении представлен раздел, касающийся аграрной политики, но нет адекватного обоснования концептуальных основ промышленной политики. А ведь это, в связи с нашим выходом за пределы так называемого единого народнохозяйственного комплекса (в котором мы фактически оставались до последнего времени) и нашей интеграцией в зону свободной торговли с ЕС, осталось самой сложной проблемой экономической перспективы Украины. На первое место ставлю проблему сохранения машиностроительного производства и обеспечения его инновационной модернизацией. Речь, прежде всего, о предприятиях военно-промышленного комплекса, аэрокосмической сферы, авиационного машиностроения, производства энергосберегающих систем и др. Мне неизвестно, согласен ли с такой постановкой вопроса новый министр экономики, ведь в рыночной экономике соответствующие регуляторы обеспечиваются в автоматическом режиме. Должны ли мы в конечном итоге отказаться от механизмов промышленной политики? Этот вопрос пока остается открытым, но он очень важен.

Следующая важнейшая позиция: меня абсолютно не удовлетворяют прописанные перспективы социальной политики. Мне не понятна роль Минсоцполитики, оно еще должно доказать свое право на существование. Пока, как мне представляется, в коалиционном соглашении нет понимания того, что на Западе основным инновационным ресурсом нынче являются инвестиции в живой капитал, они по эффективности на порядок выше инвестиций в материалы и естественные ресурсы производства. Эти вопросы можно осмыслить и реализовать у нас. В связи с этим важно учесть две позиции: необходима комплексная система формирования и, главное, эффективной реализации живого капитала и создание с учетом этого фискальных стимулов для социальных инвестиций частного капитала. Они на Западе достигают 40–50% от общего объема социальных расходов. 

И, наконец, нерешенной остается проблема демократизации трудовых отношений, реализации принципа "труд и капитал", широко используемого в западной экономике. Речь идет об интеграции сотрудников компаний в систему управления производством, чтобы работник был активным участником всего цикла производственного процесса. И здесь тоже существует широкое поле проблем, которые нужно решать.

Ну и самое важное: хотелось бы, чтобы коалиция и правительство не только определились сами, но и во всеуслышание сказали обществу об общей философии реформ. В моем понимании, речь должна идти об их концептуальной подчиненности логике социального либерализма, где принцип "максимум либерализма" рассматривается в качестве системообразующей доминанты намечаемых преобразований. Если мы на полном серьезе говорим о евростратегии, а не просто играем в соответствующий популизм, как это имело место в предыдущие месяцы, то обязаны сказать обществу, что альтернативы соответствующей парадигме реформ у нас просто не существует. Это и основа столь значимой стратегии реформ, и функциональная сбалансированность.

Анатолий Гальчинский

Новини

31 Січня 2023

Нафтогаз розпочав підготовку до наступного опалювального сезону - Чернишов

Розблокування портів для експорту продукціі ГМК принесе Україні 8 млрд долл

Центренерго має виплатити компанії Кропачова 1,3 млрд грн - рішення суду

Бельгія відмовляється від атомної енергетики

Шанхай заборонив введення нових потужностей із виробництва сталі у 2023 році

НКРЕКП оштрафувала три обленерго за неналежне інформування споживачів про графіки відключень е/е

Світове виробництво алюмінію зросло на 6,12%

План швидкого відновлення України на 17 млрд долл включає децентралізацію енергосистеми

Україна впала на 24 місце у світовому рейтингу виробників сталі

Морський транспорт торік забезпечив 54% експорту країни

США виділять 47 млн долл на розробку доступних технологій зеленого водню

У лютому УЗ підвищить плату за використання більшості типів вагонів

Укренерго попереджає про можливе застосування аварійних відключень

Гетманцев погрожує повернути довоєнну систему оподаткування бізнесу

Запоріжкокс підтвердив відповідність міжнародним стандартам ISO

Експорт брухту з Японії впав на 13,6%

ВСІ НОВИНИ ⇢