Уроки турецкого

Мнение

Отношения Турции и Европейского Союза никогда не были безоблачными. Соглашение об ассоциации, подписанное в 1963 г., только в 2005-м воплотилось в начало переговоров о будущем членстве. 

Тогда, в далеких 60-х, приоритетными в повестке дня стояли соображения безопасности, в которых Турция — член НАТО, контролирующий черноморские проливы, играла одну из ключевых ролей. Сегодня к географии и безопасности добавилась экономика, ну и, конечно, миграционный кризис. Для Украины турецкий опыт взаимодействия с Евросоюзом всегда представлял огромный интерес. Двусторонний диалог по этим вопросам, как и сотрудничество в рамках европейских институций, стало за последнее десятилетие обязательным элементом нашей внешней политики. И недавние решения о скором безвизовом режиме между Турцией и ЕС и активизации переговорного процесса о членстве, достигнутые в прошлое воскресение в Брюсселе, свидетельствуют, что разговоры о неспособности ЕС к принятию нестандартных решений и об "усталости" политики расширения несколько преувеличены. Там, где есть мотивация, усталость как рукой снимает.

Европейский Союз — не благотворительная организация, и при выборе конструкции взаимоотношений с каждой отдельной страной в Брюсселе исходят, прежде всего, из интересов стран-членов. Как показал опыт государств бывшего "восточного блока", желающие присоединиться к клубу должны это учитывать и часто принимать непростые и непопулярные решения наподобие закрытия атомных станций или ограничения определенных видов экономической деятельности. Но Турция оказалась крепким орешком. Зигзагообразное движение вперед через политические и экономические катаклизмы стабилизировалось в 2001 г. после ряда смелых экономических реформ и последующего прихода к власти однопартийного правительства Р.Эрдогана. С тех пор критика деятельности Партии справедливости и развития со стороны ЕС и международных организаций в области прав человека сочетается с признанием экономических заслуг и последовательной, если внимательно приглядеться, внешней политики Турции. Правящая партия выиграла за эти 13 лет все выборы, обеспечила тройной рост ВВП, возникновение самой современной транспортной и промышленной инфраструктуры, открытие около 100 новых университетов и строительство тысяч мечетей. Представители Турции вошли в руководство многих международных организаций — политических, спортивных, финансовых. Нравится это кому-то или нет, но сегодняшняя Турция при всей ее противоречивости имеет свое лицо и свою позицию. И с этим фактом вынуждены считаться даже в Брюсселе.

Как показал кризис вокруг Сирии и недавние события, связанные со сбитым российским СУ-24, у Турции оказался достаточный запас внутриполитической прочности, чтобы с достоинством преодолевать препятствия, возникающие на протяжении последних трех лет одно за другим. Многомесячные попытки урезонить Башара аль-Асада еще до начала массовых убийств мирных жителей войсками дамасского режима сменились настойчивыми попытками сформировать международную коалицию по противодействию геноциду. Когда стал очевидным провал политического процесса вокруг Сирии (имеются в виду попытки сплотить умеренную оппозицию, сформировать легитимное переходное правительство и провести выборы, чтобы устранить правящую в Сирии клику от власти), а в Суруче и Анкаре прогремели организованные террористами ИГИЛ взрывы, Турция стала одним из активных членов антитеррористической коалиции. И если кто-то думает, что принимать столь радикальные решения в условиях проведения двойных всеобщих выборов, украинского кризиса (который, совершенно очевидно, не мог не затронуть и Турцию) и небывалого наплыва мигрантов из Сирии и Ирака в Европу, легко и просто, то это вовсе не так. Только на содержание 2,5 млн сирийских и иракских беженцев в юго-восточных провинциях Турции истрачено более 8 млрд долл. Потоки мигрантов через турецкую территорию в Болгарию и Грецию привели к дополнительной напряженности с ЕС. Ну а вмешательство России в сирийский конфликт на фоне активизации курдских террористических формирований в самой Турции обострило ситуацию до точки кипения. В результате — сбитый СУ-24, резкое охлаждение российско-турецких отношений, доходящее со стороны Кремля до квалификации национал-шовинизма, и первый за последние 11 (!) лет саммит Турция—ЕС, который состоялся 29 ноября в Брюсселе. 

Как говорил У.Черчилль, пессимист видит трудности в каждой возможности, а оптимист — возможности в каждом затруднении. Турция терпеливо ждала два года, пока затруднения превратятся в возможности, и вот результат: достигнуты договоренности о выделении со стороны ЕС 3 млрд евро на оказание помощи сирийским беженцам в Турции, активизации переговорного процесса путем открытия новых переговорных глав (уже 14 декабря будет открыта переговорная глава 17 — экономика и монетарная политика, на очереди — энергетика), перспективах безвизового режима с осени 2016 г. и саммитах Турция—ЕС дважды в год. Не зря премьер-министр Турции А.Давутоглу назвал договоренности от 29 ноября "историческими". "Громкое и открытое послание из Анкары", как его назвал лидер правящей партии, прозвучало просто и недвусмысленно: "Мы являемся европейским обществом. Судьба континента — наша общая судьба". Немаловажно, что одним из основных локомотивов со стороны ЕС в контексте принятия смелых решений была канцлер Германии А.Меркель. Президент Европейского совета Д.Туск назвал Турцию "ключевым партнером", а президент Еврокомиссии Ж.-К.Юнкер заявил о реальных перспективах ее членства. Для Украины, которая ведет свой непростой диалог с ЕС, важно понимать, что это: принципиальное изменение позиции ЕС во многих важных для нас вопросах, таких как безвизовый режим, или просто ситуативное решение миграционной проблемы?

Безусловно, нелепо отрицать, что непосредственным толчком к уступкам со стороны ЕС стал наплыв ближневосточных беженцев и колоссальная роль Турции в сдерживании новых волн миграции, вполне вероятных после вступления в сирийскую войну России, авиация которой без устали бомбит мирные города северной части Сирии. Но ни одно из принятых в Брюсселе решений не является "подарком" — все они обусловлены конкретными обязательствами со стороны Турции. Так, финансовая помощь ЕС будет направлена исключительно на решение проблем беженцев. Ее цель — обеспечение хотя бы минимальных стандартов социальной защиты мигрантов, находящихся на территории Турции. Либерализация визового режима станет возможной только после вступления в силу в июне 2016 г. соглашения о реадмиссии, которое находится на столе переговоров уже несколько лет. В начале 2016-го должны состояться важные мероприятия в рамках диалогов высокого уровня в области экономики и энергетики. Также в совместных заявлениях подчеркивалась важность решения наболевшей кипрской проблемы и еще несколько условий, включенных в двустороннюю "дорожную карту". Верховный представитель ЕС по международным делам и политике безопасности Ф.Могерини призвала Турцию возобновить мирный курдский процесс с учетом того, что накануне саммита в Диярбакыре — административном центре одноименной турецкой провинции, населенной преимущественно курдами, был убит известный курдский адвокат и правозащитник Т.Ельчи. 

Турецкие эксперты и обозреватели встретили новости из Брюсселя со сдержанным оптимизмом. Безусловно, отмечается небывалый прогресс в отношениях Турции и ЕС, но громкие заявления звучали и раньше. Обе стороны понимают, что сделать предстоит немало, а нынешняя активизация контактов является, скорее, ситуационной. Очевидно, что ЕС готов идти навстречу Турции только в обмен на полноценное сотрудничество по сдерживанию мигрантов. При этом даже местные еврооптимисты не перестают критиковать ЕС за "слишком запоздалые" шаги навстречу Турции и некие "двойные стандарты", хотя и признают, что практические решения в области миграционного кризиса были приняты в небывало короткие сроки. Станут ли прорывные решения последнего саммита частью устойчивого двустороннего диалога — зависит от обеих сторон. В отчетах Европейского Союза не перестает звучать критика в адрес властей Турции за нарушения в сфере прав человека и свободы слова, и ЕС, безусловно, не собирается понижать стандарты в этих вопросах, так что до полного взаимопонимания еще далеко. В то же время европейские обозреватели отмечают, что уже в понедельник Турция задержала 1300 мигрантов, стремящихся попасть в Грецию, однако, по их мнению, это капля в море по сравнению с потенциальным "миграционным цунами" в 600–700 тыс. чел. Показательным в "критическом" контексте является заявление премьер-министра Бельгии, который после саммита сказал, что Бельгия пока не готова внести свою лепту в обещанный трехмиллиардный "миграционный" пакет, Турция "все еще далеко от членства", и "очень многое еще предстоит сделать", а сирийским беженцам следует предоставить доступ на турецкий рынок труда. Аналогичные мнения высказывались и другими высокопоставленными чиновниками ЕС. И в этом заключаются главные уроки для Украины: поддержка со стороны ЕС дорого стоит. Какой бы важной наша страна ни была для Европейского Союза, договоренности и взятые на себя обязательства надо выполнять. В контексте взаимоотношений с ЕС нам также необходимо учитывать и вступление в силу с 1 января 2016 г. Соглашения о свободной торговле (переговоры с Турцией по этому поводу ведутся уже несколько лет), и намерения Турции пересмотреть режим собственного Таможенного союза с ЕС, который Анкару больше не устраивает. Если отношения Анкары и Брюсселя будут развиваться по восходящей, от этого выиграют все, а тесные связи Украины и Турции будут способствовать углублению и нашего сотрудничества с ЕС. Разумеется, нельзя сбрасывать со счетов возможную активизацию контрдействий РФ, для которой евроинтеграционные успехи Украины, а отныне и Турции, являются сильнейшим раздражителем и прямым доказательством собственного политического банкротства. Важно, чтобы это четко понимали и в Брюсселе, и тогда нельзя исключать, что новые смелые решения перейдут из разряда ситуативных в категорию перманентных.

Сергей Корсунский

Новости

17 января 2022

Россия готова увеличить поставки газа в Европу

Электролизный бизнес Thyssenkrupp рассчитывает на выручку в 600 млн евро

Компании из Китая будут добывать руду в Габоне

ДМК в суде отбился от требований налоговиков на 412 млн грн

Китайская экономика продемонстрировала максимальный рост за десятилетие

Порт Ника-Тера в 2021 году увеличил перевалку на 3,4%

Запасы угля на украинских ТЭС превысили прошлогодний уровень

14 января 2022

Экспорт черных металлов по итогам года вырос на 81,4% в денежном исчислении

Украина снижает потребление природного газа

Выручка от экспорта украинской железной руды в 2021 году выросла на 63%

ММК им. Ильича в прошлом году нарастил выпуск проката на 11,6%

Банки увеличили кредитование бизнеса и населения

Adani и Posco рассматривают возможность постройки метзавода в Индии

На украинских заправках подорожал бензин

Nucor расширит свои металлургические мощности за счет нового завода в Вирджинии

В 2021 году США почти наполовину увеличили импорт стали

ВСЕ НОВОСТИ ⇢