Прерванный полет

Точка зору

Кризис ликвидности потряс не только весь финансовый мир, но и перевернул с ног на голову ситуацию на кадровых рынках мира.
Украинский не стал исключением. Последние три недели принесли массовые увольнения сотрудников инвестбанков и компаний смежных рынков. Для участников событий, которые совсем недавно ходили в баловнях судьбы, – это маленькая смерть. Для экономики в целом и кадрового рынка в частности – новая, причем более благоприятная, жизнь
Три года. Три «Инвестгазеты» с порядковым номером 39. Три инвестиционно-банковские истории. «Мы хотели показать сотрудникам возможность преодоления собственных рубежей… понять наши истинные возможности и расширить их… Это опыт «познай себя в команде»… возможность организовать нечто неординарное для сотрудников. Особенность нашего бизнеса в том, что он задерживает сотрудников на рабочем месте иногда более чем 10 часов в день. Как часть компенсации, предлагаем им испытать те вещи, которые они сами, может быть, и не позволили себе». «Инвестгазета» № 39 от 2006 года. Интервью с HR-директором компании «Конкорд Капитал» Викторией Рештаненко о тим-билдинге в форме восхождения на Монблан. 20 «конкордовцев». 5 дней. Удивительные по тем временам 60 тыс. долл. за тренинг.
«30% чистой прибыли мы направляем в так называемый «бонусный пул». Размер бонуса для каждого специалиста свой. Сотрудники-«звезды» могут получать от 100% заработной платы за этот период (полгода. – Ред.) и выше… Мы применяем более широкий спектр материальных стимулов… медстраховка, компенсация мобильной связи, предоставление в личное пользование автотранспорта, а также предоставление в отдельных случаях материальных займов под покупку квартиры, возможны варианты частичной оплаты обучения… Кроме того, ежегодно зимой мы всем коллективом выезжаем на корпоративный отдых в горы». «Инвестгазета» № 39 от 2007 года. Интервью с управляющим директором инвестиционной компании Dragon Capital Томашем Фиалой о материальной мотивации своих сотрудников.
В то время когда рынок постоянно прибавлял в весе (в 2005 году – 35%, в 2006 году – 41%, а в 2007 году – 135%), Игорь Мазепа и Томаш Фиала могли побаловать своих «рабочих лошадок» горами. Как золотыми зарплатно-бонусными, так и вполне реальными, освежающими мозги и ощущения.
Сегодня им не до мотивационных изысков. Перед ними стоят совершенно иные задачи – удержать свой бизнес на плаву и выполнить взятые на себя обязательства. Поэтому в № 39 «Инвестгазеты» нынешнего года ничего жизнеутверждающего и вызывающего профессиональную зависть не ждите. Мировой кризис ликвидности аукнулся в Украине массовыми увольнениями ранее столь превозносимых сотрудников… Замораживаются проекты, сокращаются отделы… Foyil Securities, «Галт энд Таггарт Секьюритиз» (Украина), «Конкорд Капитал» и многие, многие другие.
«Увольнения происходят в инвестиционных компаниях с большой численностью персонала, а также в компаниях по управлению активами. Отрасль оказалась перенасыщенной людьми и происходит естественная коррекция рынка в аспекте критерия необходимости такого количества персонала для компаний. В данных компаниях сокращения – до 50%, в некоторых случаях уменьшена базовая заработная оплата почти вдвое. Многие менеджеры недополучили свои долгожданные бонусы за прошедший период, так как бюджет на выплату бонусов значительно сокращен», – делится Александр Полянчук, руководитель executive search компании Alex Polin International (специализация – подбор финансистов). При этом эксперт подчеркивает, что в небольших как украинских, так и западных инвестиционных бутиках ни увольнений, ни снижения заработных плат не наблюдается. Разница лишь в том, что если ключевой менеджер ранее работал по 3-4 проектам, то сегодня у него 1-2 проекта.
Удерживают компании пока только своих ключевых специалистов, команды которых формировались в некоторых случаях годами. Это, как правило, отделы Corporate Finance, Equity Research, International Sales, Private equity.
Казненные
«На их месте я бы поступил так же. Претензий к работодателю у меня нет. Они просто решили не развивать ряд направлений», – красивый по содержанию, но далекий от действительности ответ уволенного три недели назад Head of Trading не последнего в стране инвестбанка. Некоторую неискренность ответа моего собеседника выдала тональность речи: не депрессия, не обида, пока еще не тоска, – совершенное опустошение и пронзительная угрюмость при полной трезвости суждений. Восемь лет в коммерческих банках, четыре года в инвестиционных, взлет от простого сейлза до Head of Trading. Это было больше, чем работа. Последние четыре года его утро начиналось не с чашки кофе, а с просмотра котировок.
«Почему именно вы, рыночный корифей?» – спросила я. «Они просто решили не развивать ряд направлений. В одном из них работал я», – прозвучал ответ. «Не потому ли, что вы слишком дорого обходились работодателю?» – интересуюсь, не церемонясь. «Отчасти и потому», – признается собеседник.
Эти «белые воротнички» вызывали восторг у всех без исключения менеджеров среднего и высшего звена. Работа, хоть и выматывающая, но благодарная. Таких карьерных и финансовых возможностей, которые давала работа в инвестбанках, не было, пожалуй, ни в какой другой сфере. Все материальные блага достигались легко и очень быстро. И что теперь. Куда? С небес на землю? От высокого искусства к ремеслу?
«А что лучше смотреть на экран и понимать, что тебе нечем торговать?» – равнодушно отвечает мой визави на вопрос о том, насколько справедливо по отношению к нему поступил работодатель и не поспешил ли он. Далее последовал монолог: «Никто не знает, когда это закончится. 6-12 месяцев… И к гадалке ходить не нужно, чтобы понять, что нескоро. Если у нас сейчас не все так плохо, как за рубежом, то это «плохо» придет, но позднее. И закончится гораздо позже, чем у них. Ведь мы периферия, деревня. Оптимизма здесь нет. А вот у меня уже все хорошо». «Сколько вы без работы и поступают ли предложения о трудоустройстве», – интересуюсь я. «Две недели. Предложения есть. Но они от бывшей конкурирующей структуры. Мне они неинтересны. Я отдаю себе отчет, что тот, кто набирает сейчас, будет сокращать в будущем. Сейчас меня заботят мысли, в какой сфере и какой стране продолжать работу. Там, где кризиса нет», – продолжает собеседник. «Рано или поздно все устаканится. Тогда вернетесь в инвестиционный банкинг?» – в завершение беседы интересуюсь я. «Конечно, вернусь!» – последовал оптимистичный ответ.
Такой ответ с 99%-ной вероятностью можно услышать от любого ныне выброшенного за борт финансового менеджера. Только вот куда сейчас? Где найти привычной величины деньги и задачи? А искать надо. Ведь работодатели не особо щедры на отступные. Заплатили зарплату за месяц и все. Более гуманно со своими экс-сотрудниками поступили в компании «XXI Век». По инсайдерской информации, здесь за специалистами «разогнанных отделов» на два-три месяца (по договоренности) сохраняются рабочие места и выплачивается ставка. А они все в это время при гарантированном заработке могут искать новое место под солнцем.
Помилованные
Персонал пострадавших компаний, который оставили дорабатывать, счастливым тоже не назовешь. И хотя как инвестбанки, так и смежные по рынку компании утверждают, что свои обязательства выполняют в полном размере, упоминания практики сокращения зарплат и бонусов встречаются все чаще.
«Зарплаты для оставшихся сотрудников остались на прежнем уровне. Ну а бонусы всегда напрямую зависят от выполнения поставленных задач в том объеме, который был зафиксирован в условиях. На самом деле вопрос о бонусах еще серьезно не обсуждался. Но, по-видимому, в новых условиях рынка следует больше говорить о премиальных сотрудникам, которые максимально потрудятся для решения задач компании в условиях развивающегося кризиса», – абстрактно-патетически комментирует Дмитрий Васильев из «XXI Века».
«По поводу компенсации ситуация пока непрозрачная, у нас нет данных о сокращении зарплат на рынке. Вообще кризисная ситуация очень хороша для определения истинных ценностей: высококлассные специалисты всегда будут в цене, а специалисты, преувеличивающие свой опыт, способности и возможности, скорее потеряют, чем приобретут», – философски замечает директор отдела по подбору персонала группы компаний «Тройка Диалог», ассоциированный партнер Татьяна Тихонова.
Тем не менее многие из «оставленных» начинают искать работу. Аргументация – «не хочется быть частью тонущего корабля». Между тем их, казалось бы, утонувшим зарубежным коллегам повезло больше. В частности банк Nomura, купивший азиатские и европейские отделения Lehman Brothers, пообещал не только сохранить рабочие места за значительной частью сотрудников, но и сохранить им общий объем премий на прежнем уровне (для чего, по данным Financial Times, зарезервировал 1 млрд долл.).
Нет худа без добра
На первый взгляд, позитивные моменты в кризисе ликвидности увидеть сложно. Особенно для финансистов. Кандидаты, попавшие под сокращение, вынуждены начинать поиск новой работы, отдавая себе отчет в том, что возможность трудоустройства в финансовом секторе сводится к минимуму. Соискателям приходится выбирать из тех немногих, не всегда привлекательных предложений, которые имеются на рынке. Принимая непрофильные предложения, они рискуют потерять квалификацию и опыт. Многие принимают предложения наугад и не имеют четкой уверенности, будет ли данная компания завтра на плаву. Еще один минус для резюме финансиста – частая смена места работы. Несмотря на вескую оправдательную причину, этот факт будет иметь значение при возможных будущих рассмотрениях данного кандидата новым работодателем.
«Положительным в этой ситуации можно назвать тот факт, что теперь инвестбанкиры будут более осторожны в выборе клиентов, их оценке и принятии инвестиционных решений. Кандидаты будут также осмотрительны и внимательны к выбору будущих работодателей», – убежден Александр Полянчук.
В то же время от кризиса могут выиграть выжившие компании. Поскольку в данной ситуации предложение рабочей силы превысит предложение, уровень заработных плат упадет. «Уже начинают уходить спекулятивные завышения заработной платы, которые «передергивали» рынок последние полтора года, когда специалисты запрашивали деньги, абсолютно неадекватные их уровню профессиональной компетентности. Но поскольку был жесткий дефицит кадров, то работодатели были вынуждены идти на поводу таких спекуляций. Кадровый рынок становится более стабильным и предсказуемым в данном случае», – констатирует Елена Грищук, директор рекрутинговой компании «Форсаж». Таким образом, компании смогут сократить свой бюджет заработной платы и сократить расходы.
«Задействованными в финансовом секторе останутся исключительно профессионалы, а специалисты низкого уровня уйдут в другие рынки. Таким образом, качество финансовой услуги возрастет», – прогнозирует Татьяна Шульга, руководитель департамента В2B, партнер рекрутинговой компании «Брейн Сорс Интернешнл».
Те же финансисты, которые не найдут себя в сервисном бизнесе, вынуждены будут применить свои знания, опыт и энтузиазм в настоящем бизнесе. И от такого вливания свежей крови и амбиций экономика наверняка прибавит в весе. Помимо всего прочего, HR-эксперты убеждены, что в условиях кризиса повысится уровень лояльности сотрудников к работодателю. Многие задумаются о стабильности и ценности имеющегося места работы.
Проблема сокращения штата, затронувшая многие инвестиционные компании за последние месяцы, не коснулась Dragon Capital. В сентябре компания приняла на работу пять новых сотрудников, в том числе по одному в департамент research, инвестиционно-банковский департамент и три консультанта в ритейл. При этом из компании сейчас уходит двое сотрудников, у каждого из них свои причины ее покинуть. Решение, останутся ли пришедшие сотрудники работать в нашем коллективе, будет принято по прохождении ими двухмесячного испытательного срока. Это распространенная практика в инвестиционном, да и в любом другом бизнесе. Кроме того, как я уже не раз говорил, раз в полгода в Dragon Capital проводится оценка персонала. Когда все сотрудники заполняют специальные анкеты, в которых описывают все, что сделано ими за полгода, какие-то достижения, их роль в проектах. По результатам анкетирования и собеседований определяется размер вознаграждения, планы на следующее полугодие и возможности карьерного роста.
В августе все сотрудники Dragon Capital прошли через систему оценки. Исходя из прибыли компании и личного вклада каждого сотрудника, были выплачены бонусы. Причем какого-либо стандартного или среднего уровня бонусов не существует, они рассчитываются только от двух факторов – прибыли компании и личного вклада сотрудника. Новички, которые только пришли в компанию и еще не прошли испытательный срок, не могут претендовать на получение бонусов.
В отличие от других инвестиционных компаний, которые только объявили размеры потенциальных бонусов, а выплатить их до сих пор не могут, мы полностью рассчитались со всеми сотрудниками еще в августе. Что касается заработной платы, то в процессе поиска кандидатов на вакантное место мы заранее оговариваем размер заработной платы и информируем о принципах политики выплаты бонусов. У нас не бывает различий в той заработной плате, которую мы обещали и выплачиваем. Кроме того, до сих пор вся зарплата выплачивалась в компании в срок, мы ни разу не задерживали выплаты своим сотрудникам. Пересмотр размера заработной платы (в сторону повышения) согласно корпоративной политике возможен только раз в году, в январе, при очередной оценке персонала.
В сложный для украинского, да и мирового финансового рынка период, мы более тщательно контролируем свои издержки и закупаем лишь те услуги, которые необходимы компании в данный период времени. В частности, вы могли заметить, что мы сократили объемы нашей рекламной активности во втором полугодии, поскольку пока не видим целесообразности поддерживать эти затраты на высоком уровне в период нестабильности на рынке. Как только появятся первые признаки стабилизации ситуации в Украине и притока капитала, мы вернемся к традиционной активности в этом вопросе. Также сейчас мы более осторожно относимся к вхождению в новые проекты, развитию новых направлений бизнеса. Мы «хорошо подготовились к кризису», компания не арендует занимаемые помещения. Здание, в котором располагается офис компании, находится у нас в собственности.
Кроме того, Dragon Capital всегда активно развивала не связанные с фондовым рынком направления бизнеса, в частности половина нашего бизнеса вообще не связана ни с брокерскими, ни с инвестиционно-банковскими услугами. Мы имеем ряд перспективных private equity проектов в различных отраслях, что позволяет нам диверсифицировать риски. Поэтому на нас текущий кризис не влияет так, как на конкурентов.

Новини

17 Липня 2024

Японія надасть Україні кредит на $3,3 млрд від заморожених активів РФ 

Україна в січні-червні 2024 року збільшила ввезення цинку та олова

Вирівнювання тарифів на розподіл буде критичною помилкою для української економіки 

У Німеччині стає вигідніше спалювати вугілля, оскільки вартість викидів вуглецю знижується

ПАР закликає використовувати зелену енергію, щоб уникнути податку на викиди вуглецю

Промислове виробництво в ЄС у травні скоротилось на 0,8% 

Нардепи розробляють для бізнесу законопроєкт економічної мобілізації

Thyssenkrupp планує скоротити викиди вуглецю до 3,5 млн тонн на рік

Міноборони анонсувало запуск послуги єБронювання

Бельгія виділяє Україні 150 млн євро: частина з цих коштів піде на відновлення енергетичної інфраструктури

Польська JSW у ІІ кварталі скоротила видобуток коксівного вугілля на 14,4%

Ціни на нафту знижуються на тлі уповільнення попиту в Китаї

Міністр Галущенко та члени НКРЕКП підставляють президента Зеленського із тарифами на електрику – думка

З ремонту вийшов блок АЕС, сподіваємось на зайві години світла в мережі

Вирівнювання тарифів на розподіл буде критичною помилкою для української економіки – екс-міністр

В Україні побудують завод з виробництва патронів та гвинтівок

ВСІ НОВИНИ ⇢