Подробнее Запомнить город


Прогрессия регресса, или Кто виноват в украинском кризисе

размер текста:

Проблемы во всех сферах социально-экономической жизни, на которые нам тактично указывает мировое экспертное сообщество, ежегодно размещая Украину на самых низких позициях различных рейтингов, никогда особо не волновали ни отечественную общественность, ни политикум. А в последние месяцы вообще появился замечательный шанс объяснять любые провалы мировым кризисом. Вот только списать на кризис нынешнее предпоследнее (56-е) место Украины в Ежегодном рейтинге конкурентоспособности стран мира (World Competitiveness Yearbook) Международного института развития менеджмента (IMD-Lausanne), Швейцария (далее — IMD WCY), опубликованном в мае 2009 года, не удастся. По ряду причин.

К истории вопроса

Рейтинг IMD WCY составляется с 1989 года. Сегодня в него входят 57 стран. IMD-Lausanne включает страны в рейтинг по инициативе национальных исследовательских институтов, предоставляющих IMD статистику и проводящих опросы национального бизнеса. Украина впервые появилась в рейтинге в 2007 году по инициативе Международного института менеджмента (бизнес-школы МИМ-Киев), эксклюзивного украинского партнера IMD-Lausanne. «Мы считаем своей социальной ответственностью и вкладом в социально-экономическое развитие страны информирование бизнеса, общества и политикума о тенденциях функционирования экономики, формирование новых, прогрессивных стандартов ведения бизнеса и содействие диалогу власти и бизнеса», — объясняет президент МИМ-Киев Ирина Тихомирова.

IMD WCY является комплексным исследованием, в котором оцениваются и макроэкономическая ситуация (экономический рост, международная торговля, иностранные инвестиции, занятость и цены), и эффективность государственной власти (государственные финансы, налоговая политика, эффективность государственных институтов, бизнес-законодательство, социальные условия), и эффективность бизнеса (производительность экономики, эффективность рынка труда, финансовый сектор, управленческие практики в бизнесе, общественные ценности), и инфраструктура (базовая, технологическая, научная, образовательная, инфраструктура здравоохранения и сохранения окружающей среды).

«IMD WCY оценивает конкурентоспособность, то есть речь идет не о простом росте, измеряющемся показателями увеличения ВВП, а о стабильности развития страны, о том, насколько диверсифицирована экономика, насколько финансовая система страны может абсорбировать различные проблемы, то есть в первую очередь об устойчивости и сбалансированности», — обобщает Юрий Мартынюк, вице-президент МИМ-Киев.

В основу определения уровня конкурентоспособности стран положены 329 показателей, 2/3 из которых — это данные национальной и международной статистики (что придает рейтингованию цифровую доказательность и объек­тивность), 1/3 — результаты управленческого опроса отечественного бизнеса (в украинском случае — слушателей бизнес-школы МИМ-Киев), позволяющие оценить общественные настроения и охарактеризовать среду, в которой приходится работать бизнесу.

Следует отметить, что еще с докризисных времен экономического роста Украина демонстрирует в рейтинге не самые лучшие результаты: 46-я из 55 — в 2007 году, 54-я из 55 — в 2008-м, 56-я из 57 — в нынешнем году.

Об острых воспалениях и латентных процессах

Безусловно, мировой кризис как внешний фактор отразился на украинской экономике, спровоцировав проблемы, вытолкнувшие страну на предпоследнюю ступеньку рейтинга. Так, среди критических отставаний Украины (условно так можно назвать индексы, по которым страна занимает самые низкие позиции) только в исследовании 2009 года появились неустойчивость экономики к экономическим циклам — 57-е место (48-е в 2008 году), негативное влияние обменного курса на конкурентоспособность предприятий — 56-е место (20-е в 2008 году), нестабильность валютного курса — 56-е место (23-е в 2008 году), негативное влияние политики Нацбанка на экономическое развитие — 56-е место (50-е в 2008 году) и т.п. Добавили негатива и низкий прирост ВВП, и резкое увеличение государственного долга.

Однако это не означает, что IMD WCY может служить только инструментом фиксации симптомов острого воспаления. Еще лучше использовать рейтинг для диагностики латентных процессов украинского экономического организма. Чтобы убедиться в этом, стоит лишь проследить динамику рейтинга Украины по подгруппам показателей за три года.

В изменении рейтинга Украины по разным подгруппам показателей прослеживаются разнонаправленные тенденции. По некоторым подгруппам относительную стабильность 2007—2008 годов сменило катастрофическое падение (экономический рост — переход с 40-го на 55-е место, производительность и эффективность экономики — с 41-го на 57-е). Очевидно, эти группы выступили лакмусовыми бумажками мирового кризиса.

Более интересными в плане системного анализа являются подгруппы показателей, по которым Украина последовательно катится вниз в течение всех трех лет рейтингования. По показателям занятости населения она перекочевала в более низкую половину рейтинга (27-е, 30-е, 34-е места в 2007-м, 2008-м и в 2009 году соответственно), стремительное и показательное падение произошло в группе «Государственные финансы» (18-е, 25-е, 48-е места), утрачены позиции по показателям налоговой политики (31-е, 35-е, 38-е места), падение в научной инфраструктуре (27-е, 36-е, 43-е места).

Таким образом, IMD WCY показывает системные социально-экономические искажения, которые, к сожалению, никто не стремится исправлять, ведь в некоторых сферах, например, в научной, даже признание проблем в чем-то похоже на развенчивание мифов о значительном потенциале Украины и ее необозримых перспективах. Хотя для многих стран мира подобные рейтинги являются своеобразными дорожными картами в определении направлений реформ, а, например, Казахстан, впервые в этом году войдя в IMD WCY (36-е место), даже заказал швейцарским экономистам дополнительное исследование собственной конкурентоспособности.

Еще одна опасная тенденция — это стабильное топтание Украины на предпоследних и последних местах по ряду ключевых для конкурентоспособной экономики подгрупп показателей. Речь идет прежде всего о таких субфакторах, как «Институциональные рамки» (53-е, 52-е, 55-е места), «Бизнес-законодательство» (неизменное 53-е место), «Финансы» (54-е, 53-е, 57-е места).

На итоговую оценку страны по этим подгруппам показателей в наибольшей степени влияют результаты управленческого опроса. Именно национальный бизнес определяет недостатки бизнес-среды, в которой он вынужден работать. Третий год подряд украинские предприниматели, которые представляют все регионы страны и все сектора экономики, а следовательно, являются репрезентативной выборкой, отмечают такие системные проблемы, как непоследовательность политики государственной власти, ограничение конкурентоспособности предприятий регуляторными и законодательными рамками, низкая адаптивность государственной политики к изменениям в экономике, бюрократия, недоступность рынков капитала, несовершенство конкурентного законодательства, недостаточная простота ведения бизнеса и т.п., ставя Украину по этим показателям на позиции с 50-й по 57-ю с тенденцией к снижению. Все эти законодательные, регуляторные и институциональные преграды «гасят» потенциал бизнеса, тем самым влияя на общий уровень конкурентоспособности экономики.

Кризис домашнего приготовления

Системное отставание Украины от развитых стран по качеству регуляторной среды, законодательного поля и институциональных рамок является ужасающе демонстративным, но по крайней мере признанным в обществе. О кризисе государственной власти и несоответствии среды потребностям свободного и эффективного развития бизнеса, о влиянии этих факторов на обострение кризиса не говорит сегодня только ленивый. А вот проблемы в финансовом секторе Украины единогласно оправдываются мировым финансовым кризисом, хотя рейтинг IMD WCY свидетельствует, что катастрофа назревала давно и уверенно, и в ней намного большее значение имеют внутренние, а не внешние факторы.

В пределах подгруппы «Финансы» бизнес оценивает такие показатели, как легкость получения банковских кредитов (43-е, 52-е, 56-е места в 2007-м, 2008-м и в 2009 году соответственно), доступность венчурного капитала (45-е, 52-е, 56-е места), эффективность услуг банков и финансовых учреждений, их соответствие потребностям бизнеса (40-е, 52-е, 56-е места), эффективность банковского регулирования (45-е, 49-е,
56-е места), соответствие фондового рынка потребностям бизнеса (53-е, 52-е, 56-е места), эффективность защиты прав акционеров (55-е, 55-е, 57-е места), прозрачность финансовых институтов (55-е, 55-е, 57-е места), влияние корпоративного долга на развитие компаний (50-е, 52-е, 56-е места). Вместе со статистикой о деятельности банков, финансовых институтов и фондового рынка эти результаты три года подряд обеспечивают Украине почетные первые-вторые с конца места в рейтинге по уровню эффективности финансовой среды.

«Недоверие к финансовой системе Украины в настоящий момент колоссальное, и это создает огромную угрозу для всей экономики, — объясняет Юрий Мартынюк, вице-президент МИМ-Киев. — Существует простая последовательность: население экономит определенные средства, потом эти средства превращаются во вклады в финансовую систему, вклады, в свою очередь, — это инвестиции, а инвестиции — это завтрашний день. Сегодня же сбережения не превращаются в инвестиции из-за недоверия к банкам, вызванного нестабильностью в стране и неправильной политикой в финансовом секторе».

Не зря, определяя вызовы, которые встают перед Украиной в контексте повышения конкурентоспособности в 2009 году (партнерские институты ежегодно проводят такие исследования для IMD), эксперты МИМ-Киев первым назвали оздоровление банковской системы. «Прежде всего нужно вернуть доверие населения и бизнеса к финансовым институтам, а это невозможно без обеспечения стабильности, в том числе политической. Поэтому этот вызов влечет за собой следующий — необходимость преодоления кризиса в государственной власти», — отмечает Юрий Мартынюк. По мнению эксперта, не менее важно сегодня также стимулировать внутренний спрос.

Кстати, Стефан Гарелли, директор Центра мировой конкурентоспособности IMD-Lausanne, прогнозирует, что восстановление спроса не за горами. «В индустриализированных странах люди будут экономить заработанные средства. Они живут в так называемой экономике замены, где новый продукт, который они могли бы купить, заменяет старый, который у них уже есть. Поэтому они могут отложить покупку, не ощущая при этом снижения уровня жизни, — объясняет ученый. — Тогда как в emerging markets царит «экономика первой покупки», в которой люди не смогут долго откладывать давно запланированную покупку необходимой им вещи. Поэтому они будут тратить заработанные деньги». Другими словами, можно отложить замену меньшей квартиры на большую, но нельзя отказаться от покупки квартиры, если тебе негде жить.

Инфраструктура социальной ответственности и посткризисные ориентиры
Еще два вызова, определенных экспертами МИМ-Киев для Украины на 2009 год, — это завершение модернизации экспортных отраслей и налаживание безопасности в энергетическом секторе. Несмотря на то, что каждый год мы плетемся в хвосте по показателям соответствия энергетической инфраструктуры потребностям бизнеса, обеспечения поставок энергии, производства энергии и все чаще возникают кризисы на энергетической почве, реформы обходят эту отрасль стороной.

«Отсутствие прозрачной последовательной энергетической политики и эффективной стратегии развития отрасли, направленной на активизацию собственной добычи и переход на альтернативные виды энергии, а также цены на традиционные энергоносители, которые длительное время искусственно занижались по внеэкономическим причинам, не побуждали украинский бизнес быть энергоэффективным. Любые новейшие энергетические технологии оказывались дороже газа по 50 долларов. Инвестиционную активность отечественного бизнеса сдерживало и отсутствие защиты прав собственности, особенно приобретенной во время непрозрачной приватизации 1990-х годов. Но в настоящий момент, в период кризиса и подорожания энергоносителей, энергосбережение фактически становится делом самозащиты бизнеса», — отмечает Александр Тодийчук, известный эксперт по вопросам энергетики, профессор МИМ-Киев.

Энергоэффективность является одной из ключевых составляющих социальной ответственности бизнеса. Корпоративная социальная ответственность и высокие стандарты управления содействуют интеграции компаний в глобальную бизнес-среду и успешному конкурированию на мировых рынках. Преимущество рейтинга IMD WCY заключается в том, что он позволяет оценить и эти факторы конкурентоспособности национального бизнеса, объединенные в подгруппу показателей «Практика управления». Следует отметить, что отечественный бизнес, так жестко изобличающий пороки среды, довольно критичен и к самому себе.

В этом году управленческое мастерство и соответствие украинского бизнеса мировым стандартам участники опроса оценили на уровне 45-го места в рейтинге. Интересно, что в позапрошлом году по этой подгруппе показателей Украина была 43-й, в прошлом году — 53-й. Украинский бизнес признает за собой такие недостатки, как неэффективность взаимодействия наблюдательных советов и топ-менеджмента компаний, несовершенное управление процессами создания ценности для акционеров, низкая социальная ответственность лидеров бизнеса, недоверие общества к управленцам.

Кстати, общество тоже выступает объектом исследования для IMD WCY — ведь общественные настроения и общественные ценности, уровень социальной сплоченности также влияют на способность страны к проведению реформ и созданию высококонкурентоспособной экономики. Рейтинг Украины по подгруппе показателей «Отношения и ценности» продемонстрировал такой же кульбит, как и рейтинг в группе «Практика управления», — 36-е, 47-е, 40-е места в 2007-м, 2008-м, 2009 году соответственно. Украинское общество не готово к глобализации, довольно закрыто к зарубежным идеям, недостаточно гибкое и не способно реагировать на вызовы, хотя и осознает в целом необходимость реформ и повышения конкурентоспособности.

Впрочем, именно относительная прогрессивность бизнеса и общества (по сравнению с макроэкономической и институциональной запущенностью) не дала Украине скатиться на последнее место в стрессовом тесте на конкурентоспособность, который дополнительно к традиционному рейтингу составил в этом году IMD-Lausanne для определения уровня устойчивости экономики, бизнеса, власти и социума к кризисным явлениям и способности восстановиться после кризиса. В основу стрессового теста были положены двадцать прогнозно ориентированных показателей IMD WCY. В целом в этом тесте Украина заняла 55-ю позицию, причем по группе показателей макроэкономических перспектив она 57-я, по группе показателей устойчивости власти — 55-я, наиболее эффективным по критериям устойчивости стал украинский бизнес (42-е место), украинское общество от него отстает (51-е место).

Эксперты IMD-Lausanne отмечают: хотя главным месседжем о завершении кризиса для мира будет восстановление активности крупных экспортоориентированных игроков глобального рынка — США, Германии, Китая, Японии, однако стресс-тест показывает, что небольшие нации, экспортоориентированные, устойчивые, со стабильной социо-политической средой, лучше всего подготовлены к тому, чтобы быстро выйти из кризиса и первыми воспользоваться плодами посткризисного роста. Украину, очевидно, ожидает третий путь, о котором мировые аналитики скромно умалчивают, поскольку, судя по вышеизложенному, ни к первой, ни ко второй группе стран Украина не относится. Если, конечно, рейтинги конкурентоспособности не станут одним из ключевых инструментов определения путей коренного реформирования экономики.

Источник данных о рейтинговых позициях Украины по разным показателям — IMD World Competitiveness Yearbook 2007, 2008, 2009.

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Дайджест
20.11.17, ubr.ua
Воры создают мошеннические сайты и заражают устройства вирусами.
Кабинет министров планирует расширить список лекарств, которые украинцы могут бесплатно получать в аптеках.
20.11.17, 112.ua
Если посмотреть на структуру инвестиций за последние пять лет, то никак не складывается впечатление, что главной задачей украинских политиков и крупных чиновников были модернизация производств и технологическое преобразование экономики. Но есть надежда, что с приходом инвестиционных денег в капитал приватизированных предприятий будет обеспечена мощная капитализация современных технологий.
У Кабинета министров есть меньше месяца на то, чтобы выбрать четырех независимых членов в набсовет НАК Нафтогаз Украины. Правительству стоит поторопиться, в противном случае, НАК останется без кредитных средств ЕБРР на закупку и закачку газа. Чтобы успеть, чиновники даже пересмотрели процедуру формирования набсовета газовой госкомпании.
20.11.17, 112.ua
В связи с принятием нового закона, правила и процедуры на рынке жилищно- коммунальных услуг существенно изменяются: утверждены формы организации управления домом, расширены обязательства потребителей коммунальных услуг и формы их взаимодействия с поставщиками-монополистами, урегулированы множество других нюансов.
20.11.17, Deutsche Welle
По данным специалистов, потребление электроэнергии в мире продолжает расти. При этом ожидается, что к 2025 году. США обгонят Россию и станут мировым лидером в добыче нефти.
20.11.17, ubr.ua
В Киеве участились случаи прорыва труб, по которым жителям многоквартирных домов доставляют горячую воду и тепло.
Верховная Рада приняла законопроект о реинтеграции Донбасса в первом чтении еще 6 октября.
20.11.17, Сегодня
На льготные лекарства дают гораздо больше денег, а вот семейным врачам хорошо бы добавить миллиард.
20.11.17, Financial club
Депутаты приступили к легализации кредитного реестра НБУ, в который будет стекаться информация обо всех крупных заемщиках.
18.11.17
17.11.17
16.11.17


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!