Подробнее Запомнить город


Долговая лавина

размер текста:

Валютные спекулянты во всем мире мгновенно отреагировали на слова главного экономиста Евроцентробанка. «Рынки ошибаются, если исходят из того, что другие государства ЕС полезут в бумажник, чтобы спасти Грецию», – доверительно сообщил Юрген Штарк итальянской газете Il Sole 24 Ore. Когда сообщение появилось на мониторах, профессионалы в торговых залах банков кликнули на «продать» и сразу же снизили курс евро на полпроцента ниже отметки $1,43.

Банкир центробанка, который считает, что члена валютного союза спасать не надо – это козырь для всех, кто ставит на падение евро. Правда, на самом деле никто не может поверить, что государства еврозоны позволят упасть одному из них. Но необходимая для такого спасения финансовая нагрузка может еще больше загнать в долги страны-доноры, и прежде всего Германию. И еще одно. Для Греции объединенных средств может и хватить. Но что будет, если помощи попросят Ирландия, Испания или такая экономически развитая держава, как Италия?

Паникерство? Но реальным фактом является то, что финансовые рынки в подобных вопросах очень чувствительны. Голые числа катастрофической задолженности государств подтверждают тезис: банки спасены, но теперь в опасности оказались их спасатели, которые миллиардными вливаниями уберегли финансовые институты от коллапса. И тревожные настроения, вызванные возможностью госбанкротств, все больше распространяются среди вкладчиков.

И не без причины. Рейтинговое агентство Moody’s ввиду растущих бюджетных дефицитов предсказывает трудные времена для всех государств, взявших на себя чужие долги. Большинство стран ЕС задолжали на рекордном уровне. У США также огромные долги.

Очевидно, что страдают, прежде всего, небольшие страны. Греки кряхтят при долге менее 280 млрд. евро. Это почти 130% годового ВВП, хотя Маастрихтский договор, к которому привязаны страны еврозоны, разрешает лишь 60%. Недавно государственный холдинг эмирата Дубай должен был спасаться от банкротства с помощью $10 млрд. соседнего Абу-Даби. Сейшельские острова держатся на плаву только за счет МВФ – так же, как Исландия, Венгрия, Латвия, Румыния и Украина. Латвия недавно вынуждена была предложить инвесторам за покупку облигаций 8,75% – почти в три раза больше, чем вкладчики требуют от Германии. Подобные вещи надолго разрушают любой бюджет. Банковские аналитики считают, что под угрозой находится даже Польша, поскольку она имеет большой внешний долг при незначительных валютных резервах. «Дубай и Греция – это знак для 2010 года. Вкладчики все настойчивее станут поднимать вопрос о том, будут ли государства и предприятия финансироваться за счет новых долгов и как долго», – говорит специалист по кредитам инвестиционной компании Assenagon Йохен Фельзенхаймер.

Лавина государственных долгов, неконтролируемое печатание денег центробанками, а также возрастающая задолженность предприятий угрожают вкладчикам с разных сторон.

Во-первых, возрастает опасность банкротства должников. Поэтому инвесторы требуют от государств и предприятий под новые вклады более высокий процент. Таким образом, прежние вклады в облигациях становятся менее привлекательными и несут курсовые потери.

Во-вторых, как только огромный объем кредитов, накопленный в банковской системе, начнет вливаться в экономику, может возникнуть угроза инфляции. Поскольку предприятия в кризис существенно сокращают свои мощности, даже небольшой рост спроса натолкнется на их дефицит, а нехватка продукции приведет к росту цен. Оцепеневшим государствам инфляция была бы очень кстати, поскольку обесценила бы их долги. Хотя центробанки, печатающие деньги, формально и независимы от правительств, они редко могут противостоять политическому давлению.

Мы видим, что периоды между кризисами становятся все короче

В-третьих, растущая инфляция может быть компенсирована только за счет более высоких процентных ставок. Однако она не на руку владельцам облигаций и держателям долгосрочных вкладов, которые через банковские схемы или страхование жизни вложили свои деньги под низкий процент на длительное время. Тот, кто в настоящее время, например, покупает пятилетние немецкие ценные бумаги, после уплаты налогов получает только 1,8%. Даже мягкая инфляция опустит этот доход ниже нуля. Поэтому человек, накапливающий средства на долгосрочных вкладах, платит за других, так как в конце срока за вычетом темпов роста дороговизны он реально теряет деньги.

В-четвертых, менеджеры страхования жизни и пенсионных фондов обещали своим клиентам, например, 3,4% дохода. Если инфляция вдруг превысит обещанный процент, страховщикам будет все равно, ведь они не нарушали своих обещаний. Поэтому убытки понесут застрахованные.

И, в-пятых, у владельцев акций также вряд ли все будет благополучно. Заметно возросшие уровни процентных ставок регулярно снижают курсы ценных бумаг, новые облигации с относительно высокими процентами вдруг становятся непривлекательными. Как, например, в семидесятые годы или в 1980-м, когда глава центробанка США Пол Фолькер установил основную процентную ставку на уровне 20%.

Под угрозой

«Кто своевременно не заботится о том, чтобы государственная задолженность оставалась контролируемой и консолидируемой, рано или поздно заплатит более высокую цену», – поучал Грецию перед Рождеством министр финансов Германии Вольфганг Шойбле.

Очень правильно. Но он сам стал сегодня чемпионом по долгам. Почти 86 млрд. евро (а включая фонд стабилизации финансового рынка, инвестиционный и амортизационный фонды – даже 100 млрд. евро) новых кредитов министр забронировал в бюджете на 2010 год – антирекорд в истории Германии. Поэтому нет ничего удивительного в том, что немцы, согласно опросу Forsa, сегодня опасаются высоких госдолгов больше, чем безработицы и климатической катастрофы. И не только потому, что им грозят более высокие налоги и отчисления, если Берлину не удастся остановить рост задолженности. Фаза передышки после финансового кризиса долго не продлится. «Мы видим, что периоды между отдельными кризисами становятся все короче и что кризисы оказываются все более глубокими», – говорит Фельзенхаймер.

Рост курса почти всех видов вкладов – акции, облигации предприятий, сырье и благородные металлы в 2009 году в большинстве случаев значительно добавили в стоимости – скрывает все еще плохое состояние мировой экономики. Поэтому граждане должны готовить свои вклады к рискам убытков на финансовых рынках. А они могут возникнуть, как только вырастут проценты, потому что под нынешние низкие проценты государства, банки и предприятия, конкурирующие за средства вкладчиков, больше не находят покупателей на свои облигации. Следствием этого может стать крах рынка ценных бумаг с фиксированным доходом.

Жесткие кризисы требуют исключительной реакции. Под этим девизом действовали центробанки и правительства, когда осенью 2008 года после крушения банка Lehman финансовый кризис грозил столкнуть мировую экономику в пропасть. Резким снижением основных процентных ставок и миллиардными вливаниями ликвидности хранители валюты поспешили на помощь финансовой системе. В результате активы американского Fed, например, с осени 2008 года возросли на 100% – до $2200 млрд. в настоящее время.

После спасательных мероприятий во всех госбюджетах сегодня зияют серьезные дыры. «Большинство промышленных стран должны консолидировать свой бюджет, чтобы удержать долги на приемлемом уровне», – говорит Пьер Кайллето, глава департамента страновых рейтингов агентства Moody’s. Ясно одно: второй финансовый кризис подобной мощи мировые государства остановить уже не смогут. Их долги возросли на слишком большие суммы. При этом следующий крах на финансовых рынках вполне возможен, поскольку коммерческие банки со своими проблемами еще не справились. Несмотря на господдержку финучреждений в мире общим объемом $9000 млрд., аналитическая компания Credit Insight в 2010 году находит проблемы у 1100 финансовых институтов США – в затруднительное положение попадет каждый восьмой.

США: безграничные долги

В долгосрочной перспективе существуют множество причин, свидетельствующих о слабости американской валюты. В 2009 году бюджетный дефицит США возрос до $1,4 трлн. В целом он составляет примерно 11% ВВП. Если бы американский Сенат в сочельник срочно не поднял действовавшую до сих пор границу долга в размере $12 104 млрд. на $290 млрд., то США, по их собственному признанию, уже обанкротились бы. Потому что уже через три дня после поднятия долговой границы прежний лимит был превышен.

Однако новая граница едва ли отметит конечный пункт в туре увеличения долга. Этого лимита хватит для финансирования дефицита лишь до конца февраля. Поэтому инвесторы уже должны настраиваться на дальнейшее повышение. Такую политику кажущейся стабильности с постоянным повышением границы долга и подтачиванием платежеспособности США уже проводили во время Второй мировой войны, а также войн в Корее и во Вьетнаме. После войн американское правительство избавлялось от своих долгов путем инфляции и прекращения привязки доллара к цене на золото.

Сейчас это не удастся. Срок погашения гособлигаций США на $6500 млрд. в неполных четыре года слишком короток, чтобы обесценить их путем контролируемой инфляции. Поэтому вкладчики должны внимательно наблюдать, успеют ли США вскоре вывести на рынок новые долгосрочные ценные бумаги. Если это удастся, инфляция может помочь. С политической точки зрения она, так или иначе, желаема. Ведущие экономисты США, такие как Кеннет Рогофф и Грегори Манкив, уже открыто выступают за большую инфляцию, чтобы иметь возможность погасить горы долгов.

Второго финансового кризиса ни одно государство остановить не сможет

Инфляция, возможно, могла бы предотвратить госбанкротство. Однако вкладчики могут предъявить справедливые требования относительно реального начисления процентов – процент облигации за вычетом темпа роста дороговизны. Торстен Поллайт, главный экономист Barclays Capital, боится, что все может закончиться хуже – тот, кто преодолевает финансовый кризис, вызванный большим количеством дешевых денег, еще большим количеством еще более дешевых денег, тот «рано или поздно разрушит валюту».

Аналитики немецкого KfW в одном из своих исследований пишут, что валютно-финансовая реформа является «совершенно обычным методом, чтобы избавляться от высоких госдолгов». Они имеют в виду США. Деноминация возможна, если госзадолженность «типичной промышленно развитой страны» в зависимости от налоговых поступлений находится между 140 и 200% ВВП. В ближайшем будущем США достигнут таких показателей. Согласно официальным прогнозам, в 2014 году дефицит должен возрасти до $8,4 трлн., что соответствует 135% ВВП. Независимые аналитики ожидают даже скачок с 92% сейчас до «хороших» 160%.

Следующая проблема для США – дефицит торговли товарами. В третьем квартале 2009 года он увеличился до $108 млрд. Этот разрыв «должны» финансировать иностранцы покупкой государственных ценных бумаг Соединенных Штатов. Этого удастся добиваться еще в течение длительного времени, если американцы смогут стабилизировать пошатнувшееся доверие к доллару. Что, правда, остается под вопросом. Калифорнию уже сейчас лихорадит. Штат США, руководимый Арнольдом Шварценеггером и являющийся восьмой по величине экономикой мира, имеет сейчас самый низкий рейтинг платежеспособности и ищет за границей новых инвесторов.

К этому следует добавить также катастрофическое состояние частных домохозяйств в США. Еще в 2007 году все личное имущество Америки – распределенное на акции, жилую и деловую недвижимость – составляло примерно $50 000 млрд. Примерно 40% из этого объема «растворились в воздухе», в то время как «взращенный» на этом имуществе долг в $25 000 млрд. остался на прежнем уровне. Долговая нагрузка стала для многих американцев просто невыносимой. 40% из них должны лишиться своего имущества, оценивает швейцарский управляющий активами Феликс Цулауф.

Европа в долговой ловушке

В Европе ситуация выглядит не намного лучше. По данным Еврокомиссии, в этом году все страны ЕС, за исключением Болгарии, нарушат предписанную в Маастрихтском договоре верхнюю границу дефицита бюджета в 3% ВВП. Ирландия, Великобритания, Латвия, Греция и Испания будут иметь двузначные показатели дефицита.

При этом скорого окончания дорогостоящих государственных программ экономической поддержки не предвидится, хотя только страны еврозоны «нагромоздили» 7100 млрд. евро долгов. Экономика еще слишком хрупка, чтобы прекратить антикризисные мероприятия, объясняют в унисон главы государств и правительств. А Еврокомиссия, например, намерена дать Германии время до 2013 года, чтобы снизить уровень дефицита до рекомендуемых 3% ВВП.

Но удастся ли это федеральному министру финансов Шойбле – в высшей степени спорный вопрос. Германия выплатит в этом году за свои долги 40 млрд. евро – таким образом, процентные выплаты уже заняли второе место в новом бюджете. По данным МВФ, повышение дефицита бюджета на 1% ведет к повышению долгосрочных процентных ставок на 0,1-0,6%. Без радикального сокращения госрасходов долги Германии будут расти и достигнут самое позднее в 2030 году отметки в 100% ВВП. В 2060 году, по расчетам Еврокомиссии, они составят уже 320% ВВП. В Великобритании без бюджетного оздоровления уровень долга к 2060 году составит 760% ВВП, в Испании – 770% и в Греции – 880%. Только проценты на эти мегадолги могут повлечь чрезмерные требования к госбюджетам многих стран и вынудить министров финансов объявить дефолт и признать свои государства банкротами. В этом случае инвесторы могут выбросить свои гособлигации.

Слишком поздно для выхода?

Эмиссионные банки, несмотря на новые пузыри, еще не думают убирать ногу с педали акселератора. Основная процентная ставка еще довольно долгое время останется на чрезвычайно низком уровне в 0,25%, дали понять в декабре эмиссионные банкиры США. Аналитики рассчитывают на повышение процентной ставки FED не раньше, чем осенью 2010 года. При этом эмиссионные банки будут продолжать свою политику оздоровления финучреждений и поддержки экономики. Так, ЕЦБ из запланированных 60 млрд. евро на покупку обеспеченных облигаций потратил лишь неполных 23 млрд. В декабре центробанк предоставил в распоряжение банков 97 млрд. евро ликвидностей сроком на один год, хотя в течение года они уже обеспечили себе 517 млрд. на необычно длительный срок и под низкий процент. И все же президент ЕЦБ Жан-Клод Трише в декабре сообщил о постепенном выходе из политики дешевых денег: «Улучшение ситуации на финансовом рынке показывает, что в 2010 году не будут нужны такие масштабные мероприятия по ликвидности, как в последнее время».

Однако главный экономист Deutsche Bank Томас Майер сомневается, что у центробанков хватит мужества своевременно переключиться. «Последнее, чего хотят эмиссионные банки – это рисковать возвратом к финансовому кризису из-за слишком быстрой смены финансово-политического курса». По этой причине Майер считает вероятным, что хранители валюты будут натягивать поводья очень медленно и нерешительно. «Поэтому наплыв ликвидности через рынки активов найдет дорогу к потребительским ценам», – прогнозирует он. В среднесрочной перспективе экономист рассчитывает на уровень инфляции примерно 5%.

Мы оцениваем платежеспособность Китая выше, чем платежеспособность США

И этот уровень может быть достигнут быстрее, чем думают многие. «Такой шок, как финансовый кризис, может постоянно снижать производственные мощности экономики», – говорит Майер. Это означает, что одни предприятия выбывают из рынка, другие останавливают часть мощностей, а рабочая сила «соскальзывает» в длительную безработицу. Исследование МВФ, посвященное последствиям банковских кризисов, свидетельствует, что они снижают производственный потенциал экономики в долгосрочном периоде в среднем на 10%. С другой стороны, это означает, что среднего роста спроса и производства было бы достаточно для такой загрузки «подсевших» мощностей, чтобы предприятия смогли повысить цены. И дорога для инфляции была бы подготовлена. Но не обязательно. В Японии, например, ни «долговая оргия», ни двадцатилетняя политика нулевой процентной ставки не предотвратили длительную экономическую стагнацию с частыми фазами падающих цен.

В западных странах мощности предприятий еще загружены намного ниже среднего. Кроме того, растущая безработица «давит» на зарплаты. Поэтому у компаний ни в части расходов, ни со стороны потребления нет повода повышать цены. «До тех пор пока мощности индустрии не адаптированы, деньги из банков не попадают в экономический цикл и потребители, в особенности в США, скорее экономят, чем тратят, опасности повышения цен нет», – говорит Штефан Шильбе, главный экономист HSBC Trinkaus & Burkhardt в Дюссельдорфе.

Но уже заметно, что мероприятия по экономической помощи действуют. Условия межбанковского финансирования нормализовались, финансовые дома снова фиксирует (по меньшей мере на бумаге) прибыли и опять могут без госгарантий размещать облигации на финансовом рынке. В США и еврозоне экономика в третьем квартале вышла из рецессии, а в нескольких странах Азии конвейеры на заводах опять перегреваются.

Итог. Если центробанки и правительства вскоре не надавят на тормоза, следствием могут стать более высокие темпы роста дороговизны. История свидетельствует: долговая экономика и слабая денежная политика государства почти всегда оказывались верным рецептом для роста инфляции.

Кто должен покупать гособлигации?

Несмотря на все долговые проблемы, спрос на государственные ценные бумаги остается на достаточном уровне. Надбавки за риск, которые требуют инвесторы, низкие, проценты еще ниже. Причиной является, прежде всего, финансово-политический perpetuum mobile, который был установлен для борьбы с финансовым кризисом. Банки получали деньги от центробанков по нулевому тарифу и вкладывали их в государственные бумаги под низкий, но, по сравнению с кредитами эмиссионных банков, заметно более высокий процент. Но не все вкладчики верят в то, что этот механизм продолжает работать. Недавно Пол Маккали из принадлежащего Allianz крупнейшего в мире облигационного фонда Pimco сообщил: «Мы сократим вклады в британские и американские ценные бумаги, так как задолженности растут». Кроме того, щедрость эмиссионных банков пошла на убыль. Легенда займов Билл Гросс, инвестиционный стратег в Pimco, сказал Time Magazine: «Мы обмениваем наши гособлигации США на гособлигации с потенциально более высоким качеством. Спрос из Китая на бонды Соединенных Штатов будет падать. Есть ряд причин сомневаться в гособлигациях США».

Государства ЕС также выдают все больше гособлигаций – в 2009 году на сумму более 950 млрд. евро. Около 40% этой суммы подлежат оплате уже к 2015 году и должны быть заменены новыми бумагами. В 2008 году Германия вывела на рынок новые бумаги на сумму 213 млрд. евро, в этом году запланировано 343 млрд. Япония хочет «пристроить» ценные бумаги на 1100 млрд. евро. К этому еще надо добавить «свежие» гос-облигации США на $2000 млрд.

Однако то, как быстро вкладчики в государственные бумаги могут пустить деньги на ветер, демонстрирует пример Греции. В середине ноября Афины выпустили на рынок гособлигацию со сроком действия до 2026 года. Всего через месяц вкладчики потеряли на них более 7%. Когда восемь лет назад обанкротилась Аргентина, $102 млрд. из $155 млрд. госдолга пришлись на иностранных инвесторов. Они потеряли до 80%.

Из-за чрезмерной потребности в постоянном финансировании для гособлигаций, считает Moody’s, наступят тяжелые времена. Риск неплатежей будет расти, а качество кредитов в целом упадет. Так, США и Великобритания должны представить убедительные планы по сокращению дефицитов, в противном случае уже в 2011 году они могут потерять высокие оценки своей платежеспособности.

Цюрихская компания Independent Credit View (I-CV) рассчитала, как до 2014 года будут развиваться долги крупнейших государств. В то время как известные рейтинговые агентства считают США самым лучшим должником, независимый исследовательский дом уже лишил страну топ-оценки AAA. «Мы оцениваем платежеспособность Китая выше, чем платежеспособность США. Индия и Бразилия в ближайшие годы должны даже снизить свою долговую нагрузку. Вкладчикам необходимо сокращать долю облигаций США и переориентироваться в пользу ценных бумаг подобных стран», – говорит Рене Херманн, аналитик I-CV.

Предприятия должны будут предлагать более высокие проценты, чтобы вообще получить капитал

Опасность для предприятий Горькая для компаний, инвесторов и экономики ситуация: дополнительное кредитование со стороны государства сужает свободу действий по финансированию предприятий. Поскольку государство все больше конкурирует с фирмами за капитал инвесторов, в будущем им будет тяжело найти достаточное количество покупателей для своих облигаций и акций. «Предприятия должны будут предлагать более высокие проценты, чтобы вообще получить капитал», – отметил Фельзенхаймер из Assenagon.

В случае с облигациями компаний, которые из-за более неустойчивой платежеспособности в целом предлагают более высокие проценты, чем предлагаются за гособлигации, ситуация далеко не самая лучшая. Каждое девятое из наблюдаемых Standard & Poor’s (S&P) европейских промышленных предприятий со слабым рейтингом в 2010 году может стать неплатежеспособным. В 2009 году по данным на конец сентября обанкротились 13 из 100 должников с низким рейтингом – инвесторы должны были списать 70 млрд. евро по их ценным бумагам. Согласно S&P, доля неплатежеспособности слабых должников в этом году более чем в два раза превысит историческое среднее значение в 4,5%. Причиной этого S&P называет ограниченное предоставление банковских кредитов. По предварительным оценкам, в 2009 году рецессия и проблемы с кредитованием привели в Германии к рекордной неплатежеспособности компаний – более чем на 49 млрд. евро (рост на 70%). Из этих потерь 37 млрд. евро пришлись на частных вкладчиков.

Несмотря на кризис, европейские промышленные предприятия в 2009 году продали новые облигации примерно на 400 млрд. евро. Ценные бумаги большей частью подлежат оплате в 2013-2014 годах – в период, когда должны быть профинансированы также долгосрочные облигации 2003-2004 годов. В 2012 году мировая банковская отрасль должна выплатить $7000 млрд. кредитов за счет новых займов. Таким образом, через два-три года рынок ценных бумаг с фиксированным доходом пройдет серьезнейшее «испытание под нагрузкой». «Сейчас никто не может ответить, найдется ли тогда достаточное количество инвесторов, чтобы профинансировать подлежащие уплате облигации и другие кредиты», – говорит Фельзенхаймер. «Объем ценных бумаг предприятий США должен сократиться. Однако инвесторы еще находят возможности для покупки облигаций фирм со стабильным бизнесом, как, например, Vattenfall или Swisscom», – говорит эксперт по облигациям из Цюриха Херманн. Кроме того, еще интересно списание долгов предприятий с сильным экспортным бизнесом или бизнесом в Азии. Например, цементного концерна Holcim, Caterpillar или Bank Standard Chartered.

Инвесторы должны также обращать внимание на сроки действия приобретенных облигаций. При растущих процентах или финансовой нестабильности долгосрочные ценные бумаги заметно теряют в стоимости, в то время как краткосрочные остаются относительно стабильными. Можно порекомендовать срок действия в среднем три года.

Ценные бумаги и золото

Новогодним вечером 2009 года важнейшие индексы акций ведущих индустриальных государств впервые завершили декаду с потерями. S&P 500 крупнейших предприятий США, например, потерял 24%, DAX – 14%. Тем не менее в течение очень длительных периодов времени вклады в акции имели смысл и обеспечивают (пока дело не доходит до значительной инфляции) даже больше, чем простое сохранение капитала. Новые волнения в банковском секторе могли бы прервать временное оздоровление с марта прошлого года, однако высокая ликвидность инвесторов, нехватка альтернативных вариантов инвестирования и дивиденды поддерживают курсы. Инвесторы в зависимости от склонности к риску должны держать в акциях 30-40% своего капитала и страховать твердый биржевой курс имеющимися активами. Конкурентами по привлекательности являются сейчас акции машиностроителей (например, Manz Automation), предприятий с высокими дивидендами и «подъемной» задолженностью (Deutsche Telekom и RWE), свободные от долгов фирмы (сеть модных украшений Bijou Brigitte), а также ценные бумаги из сферы здравоохранения.

Но тот, кто не верит в мировую консолидацию долгов, не проходит мимо благородного металла. Однако застраховаться могут лишь те, кто владеет физическим золотом в монетах или слитках. В случае краха производные от золота ценные бумаги не помогут – они могут обесцениться независимо от того, какая на него установлена цена. Поэтому рекомендуется пятую часть ликвидного имущества держать в золотых монетах.

Если же политикам и центробанкам удастся не выйти из берегов госдолга, не допустить инфляцию, не позволить экономике соскользнуть в следующую рецессию при одновременной дефляции, цена на желтый металл может больше не расти.

Но это маловероятно.

Дмитрий Ярош, Кристоф Шюрманн

 


Комментарии
комментариев: 5
19:49 | 04.08.2012
zocvwxkrjf
8cfSGI , [url=http://lfeowwpvikad.com/]lfeowwpvikad[/url], [link=http://wehrmxyvbvna.com/]wehrmxyvbvna[/link], http://invykuydzzuq.com/
09:08 | 04.08.2012
pajagkhh
1VbtBk bguqwuitzugi
14:12 | 02.08.2012
ypfeosyhgt
7utPME , [url=http://ofgrhljpwihu.com/]ofgrhljpwihu[/url], [link=http://hhtzksqaujsv.com/]hhtzksqaujsv[/link], http://derlrpvjyvxx.com/
16:24 | 01.08.2012
yqcmduse
5nkuFq wwtpvenkfkqs
11:08 | 01.08.2012
Wapres
That's the smart tkhiinng we could all benefit from.

...


Дайджест
20.11.17, ubr.ua
Воры создают мошеннические сайты и заражают устройства вирусами.
Кабинет министров планирует расширить список лекарств, которые украинцы могут бесплатно получать в аптеках.
20.11.17, 112.ua
Если посмотреть на структуру инвестиций за последние пять лет, то никак не складывается впечатление, что главной задачей украинских политиков и крупных чиновников были модернизация производств и технологическое преобразование экономики. Но есть надежда, что с приходом инвестиционных денег в капитал приватизированных предприятий будет обеспечена мощная капитализация современных технологий.
У Кабинета министров есть меньше месяца на то, чтобы выбрать четырех независимых членов в набсовет НАК Нафтогаз Украины. Правительству стоит поторопиться, в противном случае, НАК останется без кредитных средств ЕБРР на закупку и закачку газа. Чтобы успеть, чиновники даже пересмотрели процедуру формирования набсовета газовой госкомпании.
20.11.17, 112.ua
В связи с принятием нового закона, правила и процедуры на рынке жилищно- коммунальных услуг существенно изменяются: утверждены формы организации управления домом, расширены обязательства потребителей коммунальных услуг и формы их взаимодействия с поставщиками-монополистами, урегулированы множество других нюансов.
20.11.17, Deutsche Welle
По данным специалистов, потребление электроэнергии в мире продолжает расти. При этом ожидается, что к 2025 году. США обгонят Россию и станут мировым лидером в добыче нефти.
20.11.17, ubr.ua
В Киеве участились случаи прорыва труб, по которым жителям многоквартирных домов доставляют горячую воду и тепло.
Верховная Рада приняла законопроект о реинтеграции Донбасса в первом чтении еще 6 октября.
20.11.17, Сегодня
На льготные лекарства дают гораздо больше денег, а вот семейным врачам хорошо бы добавить миллиард.
20.11.17, Financial club
Депутаты приступили к легализации кредитного реестра НБУ, в который будет стекаться информация обо всех крупных заемщиках.
18.11.17
17.11.17
16.11.17


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!