Не рассчитали

Публікації

Железорудный сектор стоит на пороге перемен. Механизм расширений набрал обороты, и в обозримой перспективе рынок будет переполнен избытком поставок. При этом цены будут на таком уровне, когда продолжать деятельность смогут лишь немногие самые эффективные производители. Эта группа уже практически сформировалась, но сейчас на ступеньку отходящего поезда пытается вскочить самая богатая женщина АТР Джина Райнхарт: в сентябре начнется экспорт с ее австралийского месторождения Roy Hill. Вероятно, это будет последний из новых пришельцев в отрасль – через несколько лет доступ в нее будет закрыт полностью.

Австралийская рулетка

На ежегодном собрании акционеров BHP Billiton председатель правления Джек Нассер заявил, что нынешние цены не выходят за рамки прогнозов, на основании которых принимались решения о проектах расширения, а гендиректор Эндрю Маккензи с гордостью говорил об успехах в сфере производительности. Тем не менее в зале царила мрачноватая атмосфера: инвесторов не радовала невысказанная мысль, что за их счет происходит фактически субсидирование китайских сталелитейных заводов. Все сознавали, что нынешние доклады топ-менеджеров изрядно расходятся с оценками, представленными инвесторам в 2011 году, когда происходило утверждение масштабных проектов расширения добычи в Западной Австралии.

В те времена BHP, Rio Tinto, Fortescue Metals Group и бразильская Vale приняли решения об инвестициях в новые проекты стоимостью около 120 млрд долл. Обоснование целесообразности этих расширений базировалось на двух посылках. Во-первых, ожидалось, что подъем китайской экономики в следующем десятилетии будет происходить в том же темпе, что и раньше. Во-вторых, предполагалось, что эффективные производители сумеют вытеснить с рынка более затратных конкурентов. Однако оба допущения оправдались не полностью.

Китайский подъем существенно замедлился и эта тенденция явно получит дальнейшее развитие. По данным National Bureau of Statistics, в октябре по сравнению с сентябрем цены на новые дома упали практически повсеместно, а именно строительная промышленность обеспечивает около 50% китайского спроса на сталь, при этом 24% приходится на долю жилой недвижимости. Более того, даже официальная статистика однозначно свидетельствует о росте объема безнадежных долгов. Разумеется, ручное управление экономикой имеет свои преимущества, и китайское правительство использует их в полной мере. В частности, на днях власти объявили о первом за два года снижении процентных ставок. Однако аналитики полагают, что этого будет недостаточно для поддержки подъема экономики и активизации рынка жилой недвижимости.

Второе же допущение хоть и оправдывается, но с изрядным лагом. В текущем году азиатские спотовые цены упали на 48%, 21 ноября они достигли очередного 5-летнего минимума – 69,8 долл./тонн. Таким образом, сейчас они составляют только треть от пика 191,1 долл., зарегистрированного в феврале 2011 года, когда принимались решения по расширению добычи. В аналитическом обзоре Australia & New Zealand Banking Group сказано: "Падение цен ниже 70 долл. несколько разгрузит рынки от избытков, но вопрос о том, где находится дно, остается открытым". При этом, по словам Тома Олбанса, бывшего главы Rio Tinto, а сейчас – гендиректора лондонской компании Vedanta Resources, цены надолго останутся низкими, а болевой порог для высокозатратных производителей железной руды составляет 80 долл./тонн. Поэтому со временем такие компании прекратят добычу.

Все это Олбанс сообщил в интервью Bloomberg еще в сентябре, но и сейчас – спустя два месяца – процесс продвигается медленно. Действительно, китайцы сократили добычу примерно на 15%, но отнюдь не на 40%, как ожидают горнорудные гиганты. Два австралийских юниора объявили о банкротстве, но остальные пока держатся. Возможно, из последних сил. Правда, на днях компания Cliffs Natural Resources, крупнейший производитель железной руды в США, сообщила, что изучает вопрос о закрытии канадского месторождения, а Kumba Iron Ore, владеющая крупнейшим месторождением в Африке, объявила, что пересматривает свой портфель и расходы, поскольку цены оказались ниже ожидаемого. Тем не менее рынок пока по-прежнему переполнен поставками, и перспектив восстановления баланса не просматривается.

Планы и ошибки

В 2011 году Том Олбанс предполагал, что цены не опустятся ниже 100 долл./тонн. Это мнение разделяло большинство экспертов и топ-менеджеров мировой горнорудной отрасли. Этот прогноз не оправдался. Сейчас руководители BHP с гордостью говорят о своих успехах – резком снижении себестоимости руды за счет огромного увеличения выпуска. Однако тот факт, что акции BHP и Rio Tinto упали на 36% по сравнению с уровнем начала 2011 года, указывает, что австралийские гиганты неверно спрогнозировали тенденции на рынке железной руды. Фактически их "успехи" свелись к переводу своих прибылей китайским сталелитейным заводам, многие из которых находятся в государственной собственности. Вряд ли "большая тройка" стремилась именно к этому, когда разрабатывала свои планы грандиозных расширений.

Хотя большинство экспертов считают, что ошибочной была первая из посылок, и компании неверно прогнозировали темпы повышения китайского спроса, по мнению Клайда Расселла из Reuters, главная ошибка заключалась все же в оценках будущего объема поставок.

Действительно, в отношении спроса прогноз BHP оказался достаточно точным: за первые 10 месяцев текущего года китайское потребление руды резко увеличилось, что привело к скачку импорта на 16,5%, до 778,5 млн тонн. И правда, в марте 2011 года вице-президент BHP по планированию Тони Оттавиано говорил, что потребление стали в Китае в 2015 году составит 700 млн тонн. Поскольку за 10 месяцев 2014 спрос на сталь достиг 685,3 млн. тонн, его прогноз можно считать несколько заниженным. В свою очередь, в марте 2012 года бывший президент железорудного подразделения BHP Йан Эшби предсказывал, что в 2015 году китайский спрос на импортную руду составит 977 млн тонн, а, учитывая, что в 2014 он будет порядка 930 млн тонн, прогноз можно считать исключительно точным.

Итак, Китай увеличил закупки импортной руды на 67,8 млн тонн в 2011 году, на 58,6 млн тонн в 2012 и на 74,8 млн тонн – в 2013. Текущий год станет первым, когда китайский импорт вырастет больше, чем на 100 млн тонн. Однако торможение китайской экономики и депрессия в строительстве делают маловероятным мощное повышение спроса на руду в 2015 году.

С другой стороны, в ноябре 2011 года Том Олбанс и нынешний руководитель Rio Tinto Сэм Уолш, возглавлявший в то время железорудное подразделение, предсказывали, что в ближайшие восемь лет морские поставки будут нарастать со скоростью 100 млн тонн в год. При этом Оттавиано предсказывал, что реализация проектов расширения железорудных мощностей столкнется с множеством проблем, начиная с трудностей в организации финансирования, поэтому нарушения рыночного баланса будут не слишком резкими. Именно в этом и состоит главная ошибка "большой тройки": основная масса дополнительных поставок появилась на рынке в соответствии с исходными графиками. Разумеется, когда-то рыночный баланс восстановится, но это потребует значительно большего времени, чем ожидали инициаторы наращивания мощностей.

Сейчас или никогда

На днях глава BHP Billiton Эндрю Маккензи провозгласил конец эпохи масштабных расширений. Однако в Австралии уже появились новые энтузиасты: Джина Райнхарт, председатель правления Hancock Prospecting, объявила, что до завершения проекта Roy Hill в Пилбаре осталось менее года. Самая богатая женщина Азиатско-Тихоокеанского региона (состояние, по данным Bloomberg Billionaires Index, составляет 14,6 млрд долл.) сознает, что сейчас не лучшее время для реализации новых железорудных проектов, но если она хочет захватить плацдарм в секторе – необходимо действовать срочно. У нее есть пакеты акций в рудниках Rio Tinto, но Roy Hill – ее единственный собственный актив в железорудной отрасли.

Доступ новичкам в этот сектор сильно затруднен: богатые месторождения давно распределены, а к тем, которые еще можно приобрести, придется прокладывать транспортные магистрали и создавать всю необходимую инфраструктуру. Например, Anglo American долго пыталась проникнуть в эту сферу, но все попытки были безуспешными до 2003 года, когда она приобрела Kumba Resources. А теперь ситуация радикально изменилась – захватить плацдарм недостаточно, необходимо сразу войти в группу лидеров по себестоимости, которые останутся на рынке, несмотря на обвал цен.

Компании Джины Райнхарт удалось добиться лицензии на разведку Roy Hill в 1993 году, затем ей пришлось посвятить долгие годы получению разнообразных утверждений, разрешений и лицензий. В 2010-2012 годах Джина Райнхарт продала 30% акций проекта группе инвесторов и в результате обзавелась партнерами – миноритарными пакетами Roy Hill теперь владеют южнокорейская Posco, японская Marubeni Corp. и тайваньская China Steel Corp. Они будут забирать часть руды, добываемой предприятием. И теперь, когда после многолетних отсрочек проект стоимостью 8,6 млрд долл. близок к завершению, Райнхарт не собирается откладывать его из-за такого "пустяка", как обвал цен.

Скептики предсказывают, что проект будет убыточным. Но Райнхарт сказала в интервью Bloomberg: "Мы не в восторге от падения цен, но наш проект находится в нижнем квартиле кривой издержек". Гендиректор Roy Hill Holdings Барри Фитцджеральд сообщил, что сейчас проект находится на стадии 67% готовности, и он уверен в стабильности долгосрочного спроса на железную руду. А Райнхарт отметила, что проект продвигается с опережением графика, и она рассчитывает начать экспорт в сентябре будущего года. После вывода на полную мощность предприятие будет производить 55 млн тонн руды в год.

Характерно, что Roy Hill вполне может войти в немногочисленную группу производителей, которые останутся на рынке и в трудные времена. По оценкам UBS, уровень безубыточности у этого месторождения достигается при цене 56 долл./тонн в Китае. У Rio Tinto, BHP и Vale этот уровень составляет, соответственно, 45, 49 и 67 долл. Ну, а по прогнозу Citigroup, средняя цена в 2015 году будет около 65 долл./тонн, но снизится до 50 долл. в третьем квартале – как раз к моменту выхода на рынок проекта Roy Hill. Похоже, что у Джины Райнхарт есть достаточный запас прочности, чтобы пережить этот спад. Как, впрочем, и у Vale, которой придется еще хуже.

Галина Резник

МинПром

Новини

3 Лютого 2023

Запоріжсталь знизила виробництво товарів у січні

ВАКС конфіскував титановий кар'єр російського олігарха Шелкова

Екстрадиція Жеваго: французький суд знову переніс слухання

Мексиканська Ahmsa залучить нового ключового інвестора

Туреччина зменшила імпорт металобрухту

Експорт сталі з ЄС впав на 15%

Вантажні перевезення залізницею України у січні виросли на 11%

Індійська марганцева MOIL збільшила прибуток на 45%

Газпром змінив обсяг транзиту газу через Україну

НБУ прогнозує дефіцит електроенергії до кінця 2024 року

ДБР виявило російські мінеральні добрива вартістю 9 млн грн в порту на Одещині

Україна продовжить розвивати логістику на кордоні з ЄС у 2023 році — Кубраков

Кабмін розірвав угоду між Україною та Росією про повітряне сполучення

Міжнародна торгівля металобрухтом скоротилася у 2022 році

British Steel планує закрити коксові батареї в рамках руху до декарбонізації

Бухгалтеру "Укртатнафти" повідомили про підозру у привласненні 40 млрд грн

ВСІ НОВИНИ ⇢