Игра на понижение

Публикации

Страны ОПЕК отказались уменьшить добычу нефти, чтобы стабилизировать мировые цены на нее. Это привело к резкому падению котировок, впервые с лета 2009 года рухнувших ниже отметки 70 долл./баррель. По мнению экспертов, в мире начинается длительный период дешевой нефти. Причем, судя по всему, Саудовская Аравия и некоторые другие крупные экспортеры сознательно дали ценам обвалиться в расчете на то, что это приведет к переделу рынка в их пользу.

Последняя надежда

Падение мировых цен на нефть, опустившихся от более 100 долл./баррель в сентябре до 75-80 долл. в середине ноября, встревожило многих участников рынка. Крупные страны-экспортеры нефти столкнулись с сокращением валютных поступлений. Таким государствам, как Иран, Венесуэла, Россия, Нигерия, Ирак, чтобы свести бюджетные расходы с доходами, нужно, чтобы стоимость нефти находилась в пределах 100-120 долл./баррель. Недовольны были и ведущие западные нефтегазовые корпорации, в последние годы вложившие огромные средства в разработку труднодоступных месторождений, в частности на океанском дне, и также нуждающиеся в высоких ценах, чтобы получить прибыль по этим инвестициям.

Однако что бы ни говорили сторонники конспирологических версий о якобы искусственно вызванном США и Саудовской Аравией падении нефтяных котировок в рамках экономической войны против России, Ирана или Венесуэлы, спад на мировом рынке был вызван объективными обстоятельствами. Его основной причиной было классическое превышение предложения над спросом.

Потребность в нефти в этом году уменьшилась вследствие депрессивного состояния глобальной экономики, вызванного спадом в Евросоюзе и Японии, замедлением темпов роста в США и Китае. Этой весной специалисты International Energy Agency прогнозировали на текущий год расширение глобального спроса на нефть на 1,4 млн баррелей в день по сравнению с прошлым годом. В ноябре после очередной понижательной коррекции этот показатель сократился до 0,7 млн баррелей.

С другой стороны, рост производства в этом году продолжался, причем весьма высокими темпами. Во главе этого процесса находились США, где нефтедобывающая отрасль переживает настоящую сланцевую революцию. Благодаря интенсивной разработке крупных сланцевых месторождений, за последние четыре года американские нефтяники нарастили добычу на 3,5 млн баррелей в день, в одиночку покрыв больше половины глобальных потребностей за этот период.

В октябре 2014 года в США, по предварительным данным, ежедневно добывалось в среднем почти 9 млн баррелей в день, что на 16,3% (или более 1,25 млн баррелей) превышало показатели аналогичного периода годичной давности. Министерство энергетики США еще недавно прогнозировало, что в 2015 году среднегодовой показатель составит 9,5 млн баррелей в день, а во второй половине будущего года текущий объем производства превысит рекордный уровень 1970 года – 9,6 млн баррелей в день.

Помимо США, немалую лепту в нарушение равновесия на мировом рынке нефти внесли Ливия, Ирак и Иран. В Ливии гражданская война поутихла вследствие победы одной из группировок, подмявшей под себя большую часть месторождений, нефтепроводов и экспортных терминалов. Это позволило увеличить добычу до более 800 тыс. баррелей в день по сравнению с 200-300 тыс. в начале текущего года.

В Ираке, несмотря на войну и захват почти трети территории страны боевиками Исламского государства, в основных нефтеносных районах юга и курдского севера страны произошел рост производства. Более того, благодаря достигнутой наконец договоренности между центральным правительством в Багдаде и властями курдской автономии был увеличен экспорт иракской нефти по северному маршруту через Турцию.

Иран после некоторого ослабления санкций в ноябре прошлого года тоже смог нарастить внешние поставки. Если в 2013 году страна экспортировала в среднем всего 1,03 млн баррелей в день, то во второй половине 2014 года этот показатель стабильно превышал 1,3 млн баррелей.

В результате на мировом рынке нефти и образовался дисбаланс, а встреча ОПЕК 27 ноября представлялась единственной возможностью оперативно улучшить равновесие. Ряд государств – членов международного нефтяного картеля, в частности, Иран, Ливия, Венесуэла, Нигерия призывали к сокращению квоты на добычу, что, по идее, должно было привести к восстановлению котировок.

Последний довод нефтяных шейхов

В то же время ситуация и до конференции ОПЕК в Вене представлялась не такой однозначной. А после того как на состоявшейся 25 ноября встрече представителей Саудовской Аравии, Венесуэлы, Мексики и России не было принято никакого решения, стало ясно, что снижения добычи, скорее всего, не произойдет. Так оно и случилось.

Более того, все представители ОПЕК вели себя подчеркнуто спокойно, заявляя, что нет никакого кризиса, а обстановка не вынуждает совершать никаких резких движений. Как, в частности, отметил глава нефтяной промышленности Саудовской Аравии Али аль-Наими, рынок сам расставит все по местам, а его коллега из Кувейта Али Салех аль-Омайр сообщил, что ОПЕК примет любую рыночную цену, будь то 100, 80 или 60 долл./баррель. Даже представители таких ценовых "ястребов", как Иран и Венесуэла, не гнали волну, присоединившись к общему вердикту.

Что же произошло? Почему страны ОПЕК не стали бороться за свои доходы, хотя падение цен на нефть ниже 70 долл./баррель становится убыточным для всех, за исключением разве что ОАЭ и Кувейта? По мнению ведущих западных экспертов, экспортеры нефти сознательно принесли в жертву прибыли на ближайшие периоды ради стратегического выигрыша. Как говорит Бхушан Бахри, аналитик из исследовательской компании IHS, раньше страны ОПЕК стремились контролировать цены, сокращая добычу в целях их поддержки, если необходимо. Теперь же они перешли к принципиально новой стратегии, поставив на первое место защиту своей доли мирового рынка.

С 1970 годов в мире привыкли, что регулированием рынка нефти занимается ОПЕК. Не входящие в эту организации экспортеры просто молча принимали решения картеля, обычно не совершая никаких самостоятельных действий и добывая столько нефти, сколько могли. Но в последние годы ситуация изменилась. В настоящее время на долю ОПЕК приходится менее трети глобального производства и немногим более 40% экспорта. При этом по мере расширения добычи в США, Канаде, а в перспективе – в Бразилии, Казахстане, Мексике ОПЕК приходилось отступать, чтобы другие производители смогли войти на рынок, не обваливая цен.

Сейчас это отступление закончилось. Как заявляет министр энергетики ОАЭ Сухайль аль-Мазруи, ОПЕК больше не несет в одиночку ответственность за стабильность мирового рынка нефти. Время искусственного регулирования прошло. Пора дать дорогу чисто рыночным силам.

Безусловно, решающее значение здесь играла позиция Саудовской Аравии – крупнейшего мирового экспортера нефти, который в последние годы фактически в одиночку занимался регулированием рынка. Давно прошли те времена, когда в ОПЕК устанавливались индивидуальные квоты для каждой страны, и за их выполнением следили. Уже несколько лет картель фактически распался. Каждое государство играет само за себя, а общая на всех, без разграничения по отдельным производителям, квота в 30 млн баррелей в день в октябре 2014 года была превышена на 600 тыс. баррелей. При этом Россия, Иран, Венесуэла, Ливия и другие сторонники подъема нефтяных цен заранее заявили, что сами ради этого не станут закрывать ни единую скважину.

В такой ситуации Саудовской Аравии не имело смысла действовать в одиночку. Тем более что в октябре в стране добывалось около 9,6 млн баррелей в день, экспорт составлял 7,5-7,6 млн баррелей, а избыток предложения на мировом рынке оценивался IEA в 1,5-2 млн баррелей в день. Сокращать свой экспорт на 20%, чтобы этим воспользовались конкуренты, – не жирно ли это будет?! К тому же никто не мог дать гарантии, что подобная мера окажет требуемое воздействие на цены. Осенью 2008 года страны ОПЕК вот так уже уменьшали добычу на 1,5 млн баррелей в день, а котировки все равно продолжали падать, нащупав дно только в середине декабря на отметке менее 35 долл./баррель.

Конечно, 5% обвал биржевых цен 27 ноября был организован спекулянтами. В дальнейшем нефть может снова укрепиться, тем более что начинается зимний рост потребления. Однако большинство специалистов считают, что в среднесрочной перспективе котировки будут продолжать снижение, и на ближайшие несколько месяцев их значения будут варьироваться в пределах 60-80 долл./баррель.

Фактически это означает, что на мировом рынке нефти началась ценовая война. Причем основными воюющими сторонами являются Саудовская Аравия и США.

Битва на сланцевых полях

Дешевая нефть в целом выгодна для Америки. Благодаря относительно низким в США налогам и акцизам на топливо после снижения цен на нефть сразу же сократится стоимость бензина, дизельного топлива и авиационного горючего. От этого выиграют авиаперевозчики, транспортные компании, ритейлеры, которые не только сэкономят на логистике, но и могут рассчитывать на расширение потребительского спроса, так как люди, став меньше тратить на бензин, направят больше денег на другие покупки.

Но вот для американской нефтедобывающей отрасли, в течение последних 4-5 лет игравшей роль главного локомотива экономики США, последствия могут оказаться менее приятными. Сегодня почти половина американской нефти добывается на трех гигантских сланцевых месторождениях – Eagle Ford и Permian в Техасе и Bakken в Северной Дакоте. Известно, что сланцевая нефть обходится дороже традиционной. Но насколько дороже?

На этот счет существуют различные оценки. По данным газеты "The Wall Street Journal", основные месторождения сохранят прибыльность даже при падении цен до 60 долл./баррель. Даниэль Катценберг, аналитик из компании Robert W. Baird, считает, что сланцевая нефть теряет привлекательность при понижении котировок до менее 80 долл./баррель. Исследование, проведенное Bloomberg New Energy Finance, показало, что лишь немногим менее 10% американской сланцевой нефти имеет себестоимость выше 75 долл./баррель, но уже при 70 долл./баррель финансовые проблемы могут затронуть до половины мощностей.

Так или иначе, эксперты сходятся в том, что уже начатые работы будут продолжаться, невзирая на цены. Среди производителей сланцевой нефти много сравнительно небольших компаний, реализовавших свои проекты за счет кредитов. Они будут качать нефть даже при 50 долл./баррель себе в убыток, чтобы генерировать приток наличных средств для обслуживания займов. Однако новые инвестиции уже будут поставлены под вопрос. По некоторым оценкам, кредиты добавляют к себестоимости порядка 10 долл./баррель, так что банкам и их клиентам нужна цена не менее 85 долл./баррель, чтобы чувствовать себя достаточно уверенно.

Кроме того, здесь есть еще один немаловажный аспект. Крупные корпорации, вкладывающие миллиарды долларов в добычу труднодоступной нефти в Арктике или на океанском дне, закладываются на десятилетия. Они вполне в состоянии пережить неблагоприятный период понижения котировок, пусть он даже продлится несколько лет. Но вот сланцевая нефть – это короткий бизнес. Скважины быстро истощаются, а чтобы поддерживать добычу, нужно постоянно бурить новые. Поэтому сокращение инвестиций в новые проекты может привести к довольно быстрому спаду производства.

Леонид Федун, вице-президент российской компании "Лукойл", предсказывает, что если цены на нефть в течение 7-8 месяцев будут держаться ниже отметки 80 долл./баррель, с рынка уйдут до 6 млн баррелей нефти в день. Эта оценка не разделяется другими специалистами, но в целом аналитики признают, что дешевая нефть со временем приведет к сокращению производства. Причем в первую очередь спад скажется даже не на американской сланцевой нефти, а на канадских нефтяных песках. Там для запуска новых проектов нужна цена как минимум в 90 долл./баррель.

Так или иначе, нынешний спад уже несет в себе зерна будущего подъема. Относительно низкие цены, очевидно, будут способствовать увеличению спроса на нефть в Китае, США, Японии. С другой стороны, инвесторы, памятуя о возможном провале котировок до 60-70 долл./баррель, станут менее охотно выделять средства на сланцевые и другие дорогостоящие проекты. Со временем, когда истощатся разрабатываемые в настоящее время месторождения, это приведет к ограничению объемов предложения.

Все эти процессы идут достаточно медленно. Большинство специалистов считают, что в течение 2015 года биржевые котировки вряд ли поднимутся выше 80-85 долл./баррель, а для восстановления рынка понадобится не менее 2-3 лет. Саудовская Аравия и Россия, обладающие многомиллиардными финансовыми резервами, безусловно, смогут пережить этот период без существенного ущерба для себя, но менее крупным экспортерам, в частности, Венесуэле придется нелегко. Интересная ситуация в Иране. Из-за действующих санкций он получает в свое распоряжение только 700 млн долл. в месяц от нефтяного экспорта, остальные средства блокируются на специальных счетах. Поэтому для него сейчас цена непринципиальна.

Украина, будучи импортером энергоносителей, могла бы выиграть от удешевления нефти. Однако в стране больше нет НПЗ, которые могли бы приобретать за рубежом сырую нефть по меньшим ценам. Сейчас Украина импортирует нефтепродукты, а их стоимость на розничном рынке зависит не только от нефтяных котировок, но и от ряда других факторов.

Точно так же низкие цены на нефть автоматически означают уменьшение стоимости российского газа по долгосрочным контрактам. Но нынешние украинские власти как раз отказываются от его приобретения, ориентируясь на европейский спотовый рынок, где эта зависимость выражена гораздо меньше.

Впрочем, относительная дешевизна нефти, скорее всего, представляет собой долгосрочную тенденцию. Впереди еще как минимум пара лет низких цен, а за это время и в родных пенатах может что-то поменяться.

Виктор Тарнавский

МинПром

Новости

24 января 2022

Турция установила рекорд по выплавке стали

Французская Nova Met построит в Гавре новый завод по переработке алюминиевого лома

Раду просят отказаться от введения в Украине экономического паспорта

Goldman Sachs прогнозирует рекордные цены на газ

ДТЭК приобщился к инициативе ВЭФ по созданию показателей капитализма заинтересованных сторон

Нафтогаз Украины намерен возобновить импорт газа

НКЦБФР ожидает в 2022 резкого роста инвестиций

Интерпайп намерен увеличить экспорт пассажирской ж/д продукции

Интерпайп в 2021 году увеличил продажи премиальной трубной продукции на 56%

Норникель перевыполнил планы по производству металлов платиновой группы

Украина решила стать главным поставщиком зеленого водорода в Европу

Запасы газа в ПХГ Украины упали ниже 40%

УЗ должна прежде всего инвестировать в ремонт путей, а не покупку новых вагонов

Японский экспорт черных металлов вырос впервые за 8 лет

Европа получит рекордные объемы СПГ

ДТЭК законтрактовал еще 4 партии угля из США и Колумбии

ВСЕ НОВОСТИ ⇢