Антон Лирник знакомит с женой: семейная фотосессия в квартире шоумена

Украинский шоумен, актер, сценарист, телеведущий, музыкант, режиссер и продюсер Антон Лирник приглашает читателей Viva! в свою киевскую квартиру, знакомит с женой Мариной и признается, что в скором времени снова станет папой!

С Антоном и Мариной Viva! встречается у них дома. «Мы живем здесь три года, – рассказывают хозяева. – Полгода были в поиске, затем полгода ждали. Должны были купить квартиру этажом ниже, но ее владельцы все не могли принять решение: съезжают – не съезжают. Они так и не решились. А продавалась вот эта квартира, как будто нас ждала. Судьба!

Мы просто влюбились в это место – парк, тишина, белки скачут, ежики бегают. Словно мы где-то за городом, а не в самом его центре. И дом потрясающий – старый, с толстыми метровыми стенами, теплый, надежный. К счастью, мы оба не любим новострои. И в этом доме столько души! Вот говорят о церквях, что они намоленные. А мы то же можем сказать о нашей квартире: в ней удивительная энергетика. Очень позитивная».

– Ребята, я вас поздравляю с таким замечательным приобретением. Дом чудесный. Здесь все располагает к тому, чтобы жить, любить, творить и растить детей.

Антон и Марина: Спасибо, нам очень приятно.

– Антон, ты снимаешься в кино, играешь в театре, пишешь сценарии. Телезрители тебя знают по «Лиге Смеха» и сериалу «Кандидат». Слава вашего с Андреем Молочным камедиклабовского «Дуэта имени Чехова» по-прежнему не угасла. Кем ты себя считаешь – актером, сценаристом, шоуменом?

А.: Давай это обозначим как комедиант. Все проекты, в которых я задействован как актер – спектакли, сериалы, телешоу, связаны с юмором. Параллельно я пишу сценарии, и они опять-таки написаны в комедийном жанре. То есть я был и актером, и сценаристом, и вторым режиссером, и продюсером, и режиссером монтажа. И все так или иначе было связано с комедией.

Правда, сейчас я впервые в своей жизни изменил жанру: мы с моим товарищем и постоянным соавтором Андреем Забиякой пишем детектив с элементам триллера.

– И что, совсем без юмора? Хотя бы черного?

А.: Наш главный герой – парень довольно циничный, поэтому да, черный юмор там будет присутствовать.

– Антон, как в твоей жизни появился юмор? Ты с детства был энергичным и коммуникабельным ребенком, который бесконечной болтовней и шутками пытался обратить на себя внимание одноклас-сников и этим выводил из себя учителей?

А.: Да нет, я был спокойным школьником. За редким исключением особо не привлекал к себе внимание учителей, но у одноклассников пользовался популярностью. И дело не в том, что я хотел продемонстрировать, какой я крутой и остроумный парень. Просто я с детства любил юмор, а когда что-то очень любишь, хочешь этим поделиться. Я учил наизусть монологи, интересные рассказы и пересказывал их.

– Чьи монологи тебя вдохновляли?

А.: Я очень любил Жванецкого – идеальное сочетание нескисающего, вечного юмора и шуток, как раньше говорили – на злобу дня. И какая живость ума! Какой свежий взгляд на жизнь. Вот все это я и хотел донести до своих одноклассников, друзей, изображал это на сцене.

– Интересно, а Жванецкий знает, что у него был такой адепт?

А.: Мы знакомы, пересекались несколько раз, но, конечно же, он не знает, что для меня значил. А вообще, вся моя жизнь как-то связана с Михаилом Михайловичем. Мало того что я по крови тоже одессит, так еще в подростковом возрасте узнал, что мой отец и Жванецкий играли в студенческом театре в Одессе. Они были в одной труппе, вместе покоряли юмористическую сцену.

– А что значит «узнал в подростковом возрасте»? По-моему, такие вещи ребенку должны сообщать с пеленок. Это же яркая страница в семейной летописи!

Марина: Я должна сказать, что все закономерно. У Антона настолько интеллигентная семья, что в ней не принято хвастаться какими-то достижениями, даже если это и повод для гордости. Возможно, Антошин папа не счел нужным подымать эту тему, он невероятно скромный человек.

А.: Однажды мы пошли на концерт Романа Карцева, и папа предложил пойти за кулисы, поздороваться. Я удивился: вот так запросто, к самому Карцеву за кулисы?! А папа отвечает: «Мы с ним давние знакомые». Для меня было шоком увидеть, как радостно Роман Карцев обнялся с папой: «Толя, привет!» Тогда же я узнал и про Жванецкого. Оказалось, что я живу в семье, которая имеет отношение к таким столпам юмора! Думаю, это сыграло не последнюю роль в моем дальнейшем выборе.

– Значит, ты одессит. А в Киев как попал?

А.: В 2000 году меня позвали учиться в школу журналистики при Интерньюз-Украина. Кстати, это был один из множества случаев в жизни, когда меня зовут, а не я сам напрашиваюсь. Большая часть моей карьеры связана с тем, что меня куда-то приглашают, а я уже соглашаюсь или нет. Чаще всего соглашаюсь. То есть я редко себя навязываю.

И вот я приехал, отучился в этой школе и остался в Киеве работать журналистом, а параллельно занимался юмором – играл в КВН, участвовал в радио и телепередачах. Вот так и зацепился. В Киеве возможностей на порядок больше, чем в любом другом городе Украины, поэтому грех было не остаться, когда тут же нас с руками и ногами брали к себе.

В 2001-м мы с Гариком Бирчей уже вели программу на «Интере»: в субботу утром бегали с тележками по супермаркету – была такая передача «Кто крайний?» То есть за год я уже стал телеведущим.

– И постепенно ты дорос до своего творческого объединения «Империя добра».

А.: Да, мы создали его с моим постоянным партнером Андреем Забиякой и постепенно обросли огромной группой людей – авторов, продюсеров, администраторов, исполнительных продюсеров.

– Возможно, я буду тысяча первым журналистом, задающим тебе этот вопрос. Но все же: откуда берутся идеи для шуток? Чем ты вдохновляешься?

А.: Честно? Не знаю. Это один из самых сложных вопросов, над которым я и сам иногда задумываюсь. Как объясняют нейрофизиологи, все наше сознание – это нейронные связи. Вот, допустим, люди, которые водят машину. Они едут на авто на работу, потом домой. Спроси их, как они садились в машину, включали зажигание и так далее – не ответят, потому что все делают «на автомате».

Это очень глубоко проложенные нейронные связи, когда тебе не нужно задумываться – нейроны сами бегут по привычному пути. А вот творчество – это как раз попытка найти новые нейронные связи. Но как они находятся и связываются, я не могу понять, и никто этого не знает.

– Это же касается и чувств. Почему в одних мы влюбляемся, а мимо других равнодушно проходим? Вот так я ненавязчиво и подвела вас, Антон и Марина, к теме влюбленности. Что это было? Чувство с первого взгляда?

А.: Думаю, да. Я точно помню первый взгляд, которым мы обменялись. Значит, это была любовь с первого взгляда. Она проходила испытания, крепла, крепла, пока не доросла до большой любви.

М.: Я тоже помню тот первый взгляд. Мы познакомились в баре, на концерте нашего общего приятеля Алексея Мочанова. Я, конечно, не узнала Антона.

А.: В смысле? Что значит «конечно, не узнала»?

М.: Ну, я не знала, кто ты. На то время я работала в большой фирме, директор которой увлекался ралли.
Я организовывала эти мероприятия и даже несколько раз сама ездила штурманом. Правда, быстро поняла, что это не мое – очень страшно. Так вот, Алексея Мочанова я знала как гонщика, поэтому и пришла к нему с друзьями на выступление. Увидела Антона – и пропала. Уже шесть лет с тех пор прошло, а я до сих пор испытываю это чувство.

А.: Первый раз слышу такое откровение.

М.: Каждый раз, когда он возвращается с работы, я радуюсь. Очень скучаю по нему. Но самое ужасное, когда он уезжает на гастроли. Я занимаю себя, чем только могу. Когда нет Антона, в доме не должно быть тихо. Эта тишина меня просто губит! Включаю телевизор, приглашаю гостей. Не могу читать, когда нет Антона. С моей стороны чувства никуда не делись.

А.: И с моей стороны никуда не делись.

– А почему вы не ездите вместе на гастроли?

М.: Я считаю, что должно быть личное пространство. Кроме того, жить в поездах – это тяжело. Честно говоря, во Владивосток мне не очень хочется, а вот в Европу я бы с ним съездила.

А.: Гастроли – это далеко не всегда так приятно, как кажется. Бесконечные переезды. Человеку непривыкшему сложно выдержать.

– Признайся, Антон, пьете на гастролях?

А.: Конечно, бывает, выпиваем. Нужно ведь как-то стресс снимать. Но гастроли не должны перетекать в удовольствие, в отпуск. Это работа, которую ты должен профессионально выполнить и вернуться домой.

– Такая рассудительность пришла с годами, или ты был добропорядочным семьянином и в молодости?

А.: Конечно, с годами.

– Марина, а весело жить с юмористом?

М.: Мне очень весело. Хотя не могу сказать, что он прямо сыплет шутками. Антон дома молчаливый, он очень много работает и большую часть времени проводит в кабинете. Но мы любим за ужином посмотреть какой-то интересный фильм или сериал, поболтать. Что касается юмора, мне приходится провоцировать мужа на шутки. И они мне очень нравятся. Антон шутит очень интеллигентно, тонко.

Вообще, он человек невероятной эрудиции. Книги просто «глотает»: каждый день читает, а на отдыхе может осилить за день сразу три книги. С ним всегда есть о чем поговорить. Он знает все и может ответить на любой мой вопрос из любой области: наука, религия, культура… Это человек, который никогда не останавливается в развитии.

А.: Сейчас мы с коллегой пишем сценарий фильма про Ильфа и Петрова. Работая над темой, я перелопатил массу документов и книг – автобиографических, исторических. И в какой-то момент обработал столько информации, что мне предложили прочитать лекцию в Одессе. Полтора часа я рассказывал о жизни Ильфа и Петрова то, чего не знает большинство читателей и чего я и сам прежде не знал.

М.: Я была на этой лекции, очень интересно. И что приятно, не только мне – никто не зевал, а в конце лекции зал не хотел Антона отпускать. Он умеет держать зрителя.

– То есть люди пришли на Лирника-спикера, а не на Лирника-юмориста?

М.: В том-то и дело, что никто не просил пошутить.

А.: Когда я выступал с группой Lirnik Band, люди в зале недоумевали: а где же шутки? Многим хотелось, чтобы я рассказал что-нибудь, показал смешные номера. И я переживал, что и на лекции будет то же самое. К счастью, все слушатели были настроены на литературоведческую лекцию.

– Да, Антон, я смотрю, без куска хлеба ты не останешься. И семью свою всегда прокормишь.

М.: Голодными уж точно не останемся, это правда (смеется).

– Кстати о семье. Союз с Мариной для тебя уже третий.

М.: У меня это тоже третий брак.

– Антон, в первом браке у тебя родилась дочь Маша, которая в 8-летнем возрасте умерла от онкологии. От второго брака ты растишь дочку Соню, а ее мама Лера Бородина сейчас замужем за Андреем Шабановым. Все верно?

А.: Да, верно. У ребенка четыре родителя, и дочь, мне кажется, счастлива безмерно.

М.: Соня создала группу в WhatsApp, и мы постоянно на связи – переписываемся, обмениваемся фотографиями.

– С бывшей женой и ее нынешним мужем вы общаетесь исключительно на тему воспитания дочки?

А.: Не только. Мы все живем примерно в одной среде, вращаемся в одном информационном поле.
С Андреем мы пересекаемся в различных телевизионных шоу, у Леры и Марины тоже есть общность интересов (Валерия Бородина – основательница модного онлайн-сервиса Oh My Look, Марина – владелица торговой марки LIRNIK. – Прим. ред.). У нас есть точки соприкосновения. Мы не чужие люди.

Ну, и конечно, ребенок объединяет. Мы делаем все, чтобы у Сони было две пары родителей и чтобы у родителей были свои семьи, которые дружили бы между собой. Дочка должна видеть, что можно поддерживать хорошие отношения, общаться максимально дружелюбно и ни в коем случае не доводить дело до конфликта. Хороший пример ярче всяких слов.

– Антон, твоя встреча с Мариной совпала с разрывом в прежней семье.

А.: Получается, да.

– Марина, но это же не ты стала причиной?

М.: Нет, когда мы с Антошей познакомились, он уже год не жил в семье. Помню, в вечер нашего знакомства он показывал Сонины видео. Это было так трогательно. Я первое время переживала, не буду ли третьей лишней в этой истории, сомневалась, стоит ли начинать отношения, потому что все еще так свежо.

Год – это очень мало для людей, которые четыре года прожили вместе, у которых маленький ребенок. Я думала: «А вдруг у них все наладится? И я окажусь в глупом положении». Но все случилось так, как случилось. И моя совесть чиста.

– В прошлом году у Сони появилась сестричка.

А.: Да, Лера и Андрей стали родителями. У них родилась девочка Маша.

– Теперь очередь за вами. Марина, Антон, вас можно поздравить?

М.: Да, у нас будет ребенок. Только мы еще не знаем, кого подарим Соне – братика или сестричку. Для Антоши долгожданным был бы мальчик, но девочка тоже будет желанной.

А.: Если будет девочка, значит, будем работать дальше. Нам же нужно продолжить династию Лирников! Мы долго к этому шли – решались, ждали. Видимо, кто-то посылает нам детей именно тогда, когда вы к этому готовы.

М.: Все происходит ровно в тот момент, когда ты перестаешь об этом думать. Тогда раз – и случается. Но все не вдруг. Мы очень хотели стать родителями, это осознанный выбор и очень долгожданный ребенок.

А.: Конечно, мы очень хотим, чтобы у Сони была большая семья. Для правильного воспитания ребенка важно, чтобы было много братьев и сестер.

– Как дочка восприняла новость?

М.: А она еще не знает.

А.: Мы тщательно скрываем, хотим, чтобы был сюрприз для нее. Вы нам сообщите за пару дней до выхода журнала, мы ей скажем.

М.: Если живот раньше меня не выдаст.

А.: Ну да, Соня, все-таки человек внимательный, и рано или поздно все поймет.

– Ваша квартира очень уютная. Здесь все создано для того, чтобы чувствовать себя максимально комфортно. Планируете что-то менять к появлению нового члена семьи?

М.: У нас есть детская, мы изначально ее делали для Сони и на перспективу. Там стоит огромный двухэтажный дом-кровать. Думаю, единственное, что у нас добавится, это пеленальный столик и детская кроватка. Все остальное готово.

А.: Ну, и няня.

М.: Да, у нас появится няня. Я еще не понимаю, какой буду мамой. Конечно, надеюсь, что идеальной. Не хочется слишком много времени уделять работе и обрекать ребенка на одиночество. Но и наседкой, которая не дает свободы своему чаду, я становиться тоже не планирую. Хотелось бы найти золотую середину, чтобы я могла с Антоном или с друзьями провести время либо спокойно поехать на работу, но при этом максимально уделить время своему ребенку.

А.: Ты будешь строгой мамой, мне кажется.

М.: Я буду справедливой мамой. И, конечно же, любящей. Не думаю, что смогу быть строгой.

А.: Тебе придется быть такой, чтобы нейтрализовать мою доброту и покладистость.

М.: Антон – идеальный папа, копия моего отца, который баловал меня безмерно. Собственно, папы для девочек и должны быть такими – мягкими, покладистыми, любящими, они должны потакать всем прихотям своих принцесс, баловать их. Антон именно такой.

А.: Но при этом я пытаюсь воспитывать в дочке самостоятельность и ответственность. С самого детства Соня учится принимать решения, делать выбор – начиная от того, какую сказку на ночь прочитать или что надеть, и заканчивая какими-то серьезными решениями. Вот у тебя есть деньги, на что ты их потратишь? На какую игрушку, на какое развлечение или, может быть, на что-то более серьезное?

– А если решение, на ваш взгляд, принято неверное, вы не заявляете: «Тебя же предупреждали…»? Обсуждаете потом ее действия?

М.: Когда она жалеет – да.

А.: Обязательно нужно объяснить, что сделал не так, но не ругать ни в коем случае.

М.: Мы говорим: «Ну, ничего страшного, в следующий раз ты будешь знать и примешь правильное решение. Это опыт».

– Антон, ты рос тепличным ребенком, или родители тоже давали тебе самостоятельность, право выбора?

А.: Нас у родителей три сына, я младший, и в семье всегда поощрялась самостоятельность. Кроме того, у нас культивировалась деликатность по отношению к мнению и поступкам других, каждому давали право на выбор. Когда я принимал решение о высшем образовании, родители были на моей стороне. Они сказали: «Это твой выбор – тебе с этим всю жизнь жить».

– А что такого страшного было в твоем выборе?

А.: Да ничего. Я решил поступать на журналистику, хотя бабушка мечтала видеть меня юристом. Она всячески меня к этому подталкивала, сама договорилась в университете, чтобы я поступил на юридический факультет. То есть решила все за меня. Но когда я пришел подавать документы, вместо юрфака пошел на журналистику. И поступил. Год бабушка не подозревала, что я учусь на другом факультете. Когда все раскрылось, был грандиозный скандал!

– На самом деле, юмору нигде не учат. Самые знаменитые сатирики, юмористы по профессии медики, инженеры, филологи…

А.: Точно! От юмора я бы все равно никуда не делся. Или он от меня. Был бы веселым адвокатом. Или смешным нотариусом.

Татьяна Витязь

МинПром

 

    

Новини

27 Травня 2024

Підприємства України опинилися перед загрозою зупинки через мобілізацію

У Раді зареєстровано законопроєкт про зменшення регуляторного навантаження на бізнес

Держборг України перевищив 6 трильйонів гривень 

Влітку стануть відомі параметри підвищення військового збору та ПДВ – Железняк

Окатки Ferrexpo дозволяють сталеливарним компаніям скоротити викиди вуглецю на 37%

Американська Cleveland-Cliffs встановлює нові цілі щодо скорочення викидів

Tata Steel Nederland отримає сучасну лінію з виробництва сталі

Євросоюз у першому кварталі збільшив імпорт DRI на 12,7% 

Через обстріли енергетики Україна втратить 0,6% зростання ВВП

З початку року підприємці отримали майже 40 млрд грн пільгових кредитів

Україна та МВФ розпочали переговори щодо нового траншу на $2,2 млрд

Індійська AMNS підписала десятирічну угоду на купівлю ЗПГ

G7 підтримали пропозицію про передачу Україні доходів від активів рф

На кожному підприємстві 10% мобілізованих співробітників – ФРУ

Міненерго пропонує диференційований підхід при встановленні нових тарифів на електрику

В Україну завезли майже 10,8 тисяч вантажівок на 331 млн дол

ВСІ НОВИНИ ⇢