kjsdsf
Подробнее Запомнить город


Кризис электрометаллургических минизаводов: технологию подвело финансирование

27.04.09
размер текста:

Современные металлургические мини заводы, которым еще недавно рисовали перспективное будущее на постсоветском пространстве, в действии оказались менее привлекательными активами, нежели крупные комбинаты с полным металлургическим циклом. Как в России, так и в Украине большинство проектов по развитию электрометаллургических мини заводов не были завершены, что скомпрометировало саму идею эффективности внедрения новых технологий в металлургическом производстве в странах бывшего СССР.

Еще несколько лет назад отраслевые эксперты были уверены, что современные металлургические минизаводы с технологиями выплавки стали в электродуговых печах в будущем должны были частично потеснить комбинаты с полным металлургическим циклом. Экономисты рисовали безоблачное будущее для данного сегмента металлургии, прогнозируя, что в ближайшие 20 лет такие заводы сумеют занять до 30% внутреннего производства стали в странах бывшего СССР.
Металлургические мини заводы характеризуются сравнительно небольшими объемами производства, однако работают по самым новым технологиям. Росту привлекательности данного сегмента ГМК способствуют низкие удельные капиталовложения, короткий строительный цикл, простая и компактная технология, специализированный сортамент продукции, ориентированный на конкретного потребителя, высокая производительность труда при оптимизации производственных издержек. В развитых странах выплавка стали, на электрометаллургических комплексах составляет 40% от общего объема производства.

Гибкость и мобильность производства дает возможность металлургическим мини заводам оперативно реагировать на изменения рынка и учитывать запросы конкретного потребителя. Важную роль в популярности мини заводов также играет тот факт, что исходным сырьевым материалом для них выступает лом, рынок которого, в отличие от рынка ЖРС, является более диверсифицированным. Кроме того, подобные предприятия в качестве энергоносителей используют электроэнергию, а не углеводороды, цены на которые, даже в условиях кризиса, остаются достаточно высокими. Ресурсы газа и угля, в отличие от электроэнергии, не возобновляемые и исчерпываемые, поэтому их стоимость, вряд ли будет иметь долгосрочный нисходящий тренд.

По оценкам экспертов, затраты на строительство одного мини-завода мощностью 1 млн тонн проката в год составляют около 500 млн долл., а срок окупаемости при благоприятной конъюнктуре рынка составляет три года. Строительство же такого завода «с нуля» можно осуществить за полтора-два года, при этом оценочная стоимость мини-завода после пуска производства в два раза превышает затраты.

Названные конкурентные преимущества способствовали всплеску интереса к подобным предприятиям, особенно тех бизнесменов, которые не успели поучаствовать в приватизации крупных меткомбинатов. Особенную активность на постсоветском пространстве со второй половины 90-х годов проявляли три крупные компании: «Истил», «Эстар» и «Макси-групп». Они задекларировали колоссальные инвестиционные планы по развитию сети металлургических минизаводов, однако, все три предприятия в итоге вынуждены были покинуть рынок.

Охлаждение интереса к мини-заводам начало наблюдаться в условиях крайне благоприятной конъюнктуры на мировых рынках металлопродукции. В 2007 г. не удержалась на плаву «Макси-групп» российского предпринимателя Николая Максимова, который развивал идею создания сети прокатных и сталеплавильных мини-заводов. «Макси-групп» в начале 90-х годов сформировала одну из крупнейших ломозаготовительных компаний - ООО «Уралвторчермет», была третьей в России по масштабам и одной из лучших по технической оснащенности, сети заготовки и переработки лома. Это давало возможность размещения заводов в непосредственной близости от источников сырья, экономя на транспортировке, и вблизи потребителей конечной продукции.

Основатель группы Николай Максимов в металлургический бизнес пришел в 1994 году, когда его фирма «Никтан» приобрела по очень низкой цене контрольный пакет акций Ревдинского завода обработки цветных металлов (РЗОЦМ). Позже россиянин приобрел еще два почти обанкротившихся предприятий Ревдинский металлургический завод (1996 г.), Нижнесергинский металлургический завод (1997 г.).

На базе данных предприятий (заводы работали по мартеновскому способу выплавки стали) он решил создать практически новые заводы, которые работали бы по технологии выплавки стали в электродуговых печах. В 2002 году Максимов продал все непрофильные активы, сконцентрировавшись на металлургии. На всех заводах снесли старое оборудование и начали строить «с нуля». Параллельно велось строительство первого в России мини-завода европейского типа в Ревде и реорганизация на Нижнесергинском метизно-металлургическом заводе (НСММЗ), где планировалось производить продукцию более высокого передела.
Будучи уверенным в успешном будущем электрометаллургических минизаводов, в марте 2006 года Николай Максимов объявил о намерении построить в России несколько новых объектов в Калуге и Тольятти. Они должны были вступить в строй в 2008-2009 гг. Совокупный объем производства стали всех минизаводов компании к 2010 году должен был достичь 10-12 млн тонн.

Однако стратегия группы была авантюрна: «Макси-групп» решила осуществлять строительство мини-заводов практически полностью за счет заемных средств, что естественно сопряжено с высокими рисками. Ко всему прочему, строительство новых объектов на территории России сталкивается с множеством бюрократических проблем. Для завершения всех начатых проектов Максимову попросту не хватило денег. Когда начались первые проблемы с ликвидностью, больше тридцати банков-кредиторов в одночасье потребовали погашения кредитов.

Оказавшись в столь сложной ситуации, Н. Максимов вынужден был искать стратегического инвестора для своего бизнеса. В конце 2007 года он продал контрольный пакет акций «Макси-групп» Новолипецкому металлургическому комбинату. НМЛК изначально пообещал реализовать все начатые инвестиционные планы компании в части строительства электрометаллургических минизаводов, но позже, в связи с финансовым кризисом, вынужден был отказаться от этой идеи. Дальнейшая судьба указанных проектов на данный момент остается под вопросом. Многие эксперты склонны полагать, что НМЛК интересовали исключительно ломозаготовительные мощности, а электрометаллургические минизаводы он изначально не считал привлекательным проектом.

Не смогла закрепиться на постсоветском пространстве и компания «Истил», основанная в 1991 году гражданином Великобритании пакистанского происхождения Мохаммедом Захуром. В 1996 году эта компания выиграла закрытый конкурс Фонда госимущества, стала обладателем 40% акций ДМЗ под обязательства вложить инвестиции в электросталеплавильный цех. Компания решила преобразовать цех в современный мини-завод западного образца. Позже ДМЗ был реструктуризирован с созданием на его базе ЗАО «Истил-Украина», куда вошли электросталеплавильный, обжимной и копровой цеха, и ОАО «ДМЗ» с остальными цехами. Проектная мощность ММЗ «Истил» составляла 1 млн тонн стали в год, однако в перспективе акционеры планировали нарастить мощности на 30-40%.

В отличие от «Макси-групп», «Истил» не злоупотреблял долговым финансированием. Единственным крупным займом была кредитная линия на сумму 35 млн долл. (25 млн долл. — для пополнения оборотных средств и 10 млн долл. — для капитального строительства), которую в 2004 году открыл для завода Европейский банк реконструкции и развития. Причины ухода пакистанских бизнесменов из Украины заключались, скорее всего, в неблагоприятном инвестиционном климате. Во-первых, ММЗ «Истил», который был крупнейшим потребителем лома, столкнулся с монополизмом и неорганизованностью на этом рынке, вследствие чего в 2006 году ему пришлось искать источники лома в РФ. Во-вторых, руководство предприятия регулярно жаловалось на невозмещение НДС, непостоянность налогового законодательства, и бессистемную тарифную политику государственных монополий.

По всей видимости, именно правительственная политика и проблемы с обеспечением ломом стали решающим аргументом для ухода пакистанцев из Украины. В начале 2008 года они продали свой электрометаллургический бизнес российской группе «Эстар» («Электросталь России»), подконтрольной депутату государственной думы РФ Вадиму Варшавскому. Последняя контролировала ряд прокатных и сталеплавильных минизаводов (Новосибирский металлургический завод, Златоустовский и Нытвенский метзаводы, Волгоградский завод труб малого диаметра, Энгельсский трубный завод, Новороссийский завод «Стальной профиль», Гурьевский метзавод, Ростовский электрометаллургический завод). Однако главное, она обладала собственными мощностями по заготовке и переработке лома. Вместе с украинским заводом, Варшавский получил контроль над мини-заводами в Британии, США и ОАЭ суммарной мощностью почти 2 млн тонн в год, а также двумя глубоководными причалами в Одесском порту. В 2008 году «Эстар» также «приобрела» мини-завод Alphasteel в Уэльсе мощностью около 2 млн тонн (115 млн долл.) и российский «Амурметалл» - единственное сталеплавильное предприятие на Дальнем Востоке.

После названных сделок «Эстар» стала крупнейшей компанией, специализирующейся на эксплуатации электрометаллургических минизаводов на постсоветском пространстве. В 2008 г. совокупный объем выпуска товарной продукции группы составил 2,7 млн тонн, а после реализации всех инвестиционных планов мощности сети мини-заводов "Эстар" должны были вырасти до 6 млн тонн стали в год.

Однако финансово-экономический кризис, повлекший за собой резкое падение цен на металлопродукцию, «подкосил» и эту компанию. Как и у «Макси-групп», у «Эстар» возникли проблемы с обслуживанием долга, который аналитики оценивают в 1,2-1,5 млрд долл. Компания попала под давление двух крайне деструктивных факторов: снижение доходов от продаж и удорожание обслуживания корпоративного долга. Если кредиторы группы не согласятся на их реструктуризацию, что в условиях продолжающегося падения цен на металл весьма вероятно, то В.Варшавскому, как и Н.Максимову, придется искать стратегического инвестора. Среди возможных покупателей российская пресса называет бывшего нефтетрейдера Абукара Бекова. Поскольку ситуация на рынке металлопродукции в ближайший год вряд ли улучшится, вероятность признания «Эстар» своей неплатежеспособности и переход под контроль других инвесторов весьма высока.

Таким образом, крупнейшие проекты создания современных электрометаллургических заводов на территории СНГ не увенчались успехом. Основными причинами этого провала следует считать чрезмерную кредитную экспансию акционеров и неэффективную политику государства по поддержке этих проектов. С одной стороны, злоупотребление кредитами можно списать на некомпетентность руководства, однако с другой – построить новый металлургический завод «с нуля» можно только на заемных деньгах. За собственный счет реализовать столь масштабные проекты могут себе позволить только крупные меткомбинаты. Однако последние, как правило, наоборот не приветствуют идею создания широкой сети компактных и энергоэффективных минизаводов. В данном контексте идею реализации инвестиционных проектов подвела не столько технология, сколько неэффективная модель финансирования. Подобные просчеты и недоработки, как частных инвесторов, так и государства, могут привести к тому, что перспективное направление технологической модернизации будет скомпрометировано неудачными примерами попыток его внедрения.



 


Комментарии
комментариев: 0

...


Статьи
25.09.17, Ярослав Ярош
Вот и последний из динозавров европейской металлургии – немецкий концерн ThyssenKrupp – не устоял перед напором молодых азиатских волков. 20 сентября был подписан меморандум о слиянии его сталеплавильных активов с аналогичными активами в Европе индийского холдинга Tata Steel. Сделку предполагается закрыть в начале 2018 г. Если не помешают Еврокомиссия, профсоюзы, выборы и другие форс-мажоры.
20.09.17, Максим Полевой
Конец лета и начало осени ознаменовались взлетом цен на железорудное сырье и металл ввиду сезонного оживления спроса. Подъем на мировом металлорынке продлится по крайней мере до конца года.
18.09.17, Ярослав Ярош
Китайская компания Beijing Skyrizon Aviation и т. д., которую до сих пор позиционировали как партнера и инвестора запорожского производителя авиатехники "Мотор-Сич", оказалась ее хозяином. Сейчас СБУ пытается заблокировать сделку, оформленную еще год назад. Но самолет уже улетел. Конечно, вывозить запорожский завод в Китай никто не намерен, но закрыть, предварительно откачав технологии и мозги, – такой вариант вполне реалистичен.
13.09.17, Максим Полевой
В последние годы в Украине активно растет интерес к электромобилям – экологически чистому транспорту, не зависящему от традиционного топлива и увеличивающихся расходов на него. В 2016 году рынок вырос примерно в 5 раз (1-е место в Европе по скорости роста), до 1434 шт., а в І полугодии этого года – еще в 2,7 раза, до 1668 шт. Аналитики даже называют это главным трендом всего национального авторынка.
08.09.17, Ярослав Ярош
Ценовая динамика на мировом рынке титана и соответственно титаносодержащего сырья в XXI веке движется по синусоидальной траектории. Со второй половины 2016 г. кривая цен потянулась вверх. Но частных добытчиков ильменита в Украине эта благоприятная конъюнктура не очень-то греет. Им больше приходится бороться за выживание.
07.09.17, МинПром
С началом осени курс доллара в обменных пунктах пошел вверх. МинПром решил выяснить, какие факторы влияют на снижение курса национальной валюты и на какой отметке стоит ожидать его стабилизации.
05.09.17, Максим Полевой
В странах Европейского Союза газ постепенно дешевеет из-за профицита предложения. Украина тоже экономит благодаря этой тенденции, но эффект сдерживается повышением цен со стороны НАК "Нафтогаз Украины".
31.08.17, Ярослав Ярош
Украина сама загнала себя в юридический капкан, сначала признав за крохотной нидерландской компанией Yuzgas B.V. право на освоение огромного Юзовского газоносного участка, а затем отказав ей в этом. Второй шаг был более рациональным, чем первый. Но запоздалым. Yuzgas быстро отсудил за собой право на Юзовку. И теперь в глазах любого другого инвестора этот проект выглядит как туманный приз на слишком шаткой правовой базе, за который нет смысла бороться.
29.08.17, Максим Полевой
В августе мировые цены на нефть колебались возле отметки в 51 долл./барр. Эта тенденция сформировалась из-за сохраняющегося профицита глобального рынка на фоне нежелания ключевых добытчиков договариваться о скоординированном долгосрочном сокращении добычи. Каждая нефтекомпания и страна, скрыто или явно, пытается сохранить свою долю поставок в тоннаже – даже ценой потери доходности.
21.08.17, Анна Ганзенко, Василий Январев
После ухода Войцеха Балчуна "Укрзализныця" испытывает все те же проблемы, что и до появления польского реформатора: дефицит вагонов, неспособность в полной мере удовлетворить заявки клиентов и всеобъемлющая коррупция. Однако главный метод их решения остается прежним – повышение тарифов на те же 22,5%. Правда, железнодорожники обещают учесть мнение бизнеса, но будет ли это сделано, покажет время.



Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!