Подробнее Запомнить город


Выбор между ротором и статором

размер текста:

Для того, чтобы получить ответ на вопрос: «Состоится ли альянс между ПР и БЮТ?», нужно понять — кого лидеры этих двух политических сил боятся больше — друг друга или Яценюка. Если друг друга, то никаких объединений и изменений Конституции в Украине в ближайший год не будет, а будут жесткие и беспощадные выборы, где цена каждого голоса, в прямом и переносном смысле, будет очень высока. При этом нет абсолютно никаких гарантий, что после президентских выборов перманентный политический кризис, замешанный на битве амбиций и кошельков, будет укрощен. Если же Янукович и Тимошенко решат, что Яценюк и набирающая силу волна альтернативных лидеров для них критически опасна, то ни всенародных президентских выборов, ни досрочных парламентских в ближайшие годы в Украине не произойдет. Страна покроется корой. И совершенно ясно, что это будет не кора головного мозга…

План по валу

Достоверной информации о том, что станет результатом активного переговорного процесса между лидерами ПР и БЮТ, нет. Круг посвященных максимально узок: Тимошенко, Янукович, Турчинов, Лавринович, Медвед­чук. Вторая линия осведомленных тоже неширока. Именно ей в пятницу было обещано передать на ознакомление совместно утвержденные лидерами проекты документов, включая изменения в Конституцию. Пока эта самая вто­рая линия загадочно улыбается, подмигивает и делится процентными прогнозами, в которых вероятность альянса за последнюю неделю повысилась до 80 процентов. По отдельным крупицам информации условно можно определить предмет возможных договоренностей.

Во-первых, речь идет о перераспределении полномочий в рамках Конституции между президентом и премьер-министром. Каким образом кроится Основной Закон Украины — под платье или костюм, — неизвестно. Вариантов распределения рычагов влияния была масса. На каком из них могут остановиться переговорщики — неведомо. Ясно только одно: президент должен избираться парламентом, и в случае если у БЮТ и ПР «срастется», то этим президентом будет Виктор Янукович. Для восстановления партийной дисциплины и укрощения очагов возможного сопротивления планируется принять закон о жесточайшем императивном мандате. В качестве компенсации рассматривается вопрос о пролонгации полномочий нынешнего депутатского созыва на полтора—два года. Бонус предусмотрен и для глав местных советов — плюс один год. Каждая из сторон назначает своего губернатора в том регионе, где контролирует местный совет. Места в правительстве предлагалось разделить пятьдесят на пятьдесят — между действующим премьером и возможным президентом. Но так, похоже, не получится. В Партии регионов многие обижены на Литвина, вошедшего в действующую коалицию, а хиппующие и понимающие недоумевают по поводу того, почему спикерский пост и такие вкусные места, как руководство железной дорогой, «Укртрансгазом» и Госрезервом, должны достаться кому-то третьему. Однако Юлия Ти­мошенко не посчитала возможным оставить за бортом раздела трофеев Владимира Литвина. Если бы Литвин почувствовал измену, а у Тимошенко с Януковичем ничего не склеилось, то война со спикером ощутимо осложнила бы существование премьера и кандидата в президенты Юлии Тимошенко. Поэтому в случае, если альянс состоится, то люди Литвина и те нунсовцы, которые поддержат разработанный лидерами ПР и БЮТ план, будут получать свои посты за счет квоты Юлии Владимировны. Эта жертва вызвана еще и тем, что при сопротивлении спикера Литвина оперативно и четко провести через сессионный зал все задуманное почти невозможно.

Во-вторых, стороны находятся в цейтноте. Всем известно, что изменения в Конституцию предполагают голосование на двух очередных сессиях Верховной Рады. Эти изменения, согласно задумке, должны быть приняты до президентских выборов. Следовательно, нынешнюю сессию, до конца которой осталось полтора месяца, необходимо использовать максимально. В оставшееся до середины июля время необходимо: провести через фракционную и комитетскую процеду­ру проект изменений Основного Закона; направить его в Конститу­ционный суд, которому необходимо по закону 30 дней для вынесения своего вердикта; затем утвердить проект в парламенте с учетом замечаний Конституцион­ного суда; отправить в КС еще раз для того, чтобы судьи убедились, что в ходе трансформаций и возможных изъятий проект изменений к Конституции не поменял свою суть; по возвращении проекта проголосовать еще раз. И уже на следующей — осенней — сессии тремя сотнями голосов депутаты смогут (если ничего не переменится…) принять изменения к Конституции. Иными словами, остались считанные дни, чтобы понять, увенчаются ли «успехом» почти полуторагодичные переговоры между Тимо­шенко и Януковичем. Скорее всего, это станет ясно в будущую среду, ибо уже в четверг в парламенте запланировано рассмотрение антикризисной программы правительства. А какой смысл утверждать программу этого состава Кабмина, если его ждут большие кадровые изменения и великие дела? С другой стороны, если программу рассмотрят и не утвердят, то возникнет повод ставить вопрос о недоверии правительству. Какие уж тут альянсы...

В-третьих, полностью отсутст­вует информация о том, существует ли совместно наработанная антикризисная экономическая программа. Не в смысле «углубить, расширить, ускорить и реформировать», а «что, в какую очередь, за счет каких средств, в какие сроки, кто ответственный». Безусловно, политическая стабилизация и экономическое спасение будут основными фишками возможного альянса. Отчасти заговорщики правы. Украина может найти серьезные внешние ресурсы, если их обладатели поймут, наконец, с кем можно по этому поводу вести ответственные переговоры.

Политическая стабилизация откроет дорогу для внешних заимствований и крупному отечественному бизнесу. Другое дело, что некоторые пункты политплана Тимошенко и Януковича (внедрение жесткого императивного мандата, пролонгация полномочий дейст­вующей ВР и т.д.) могут быть восприняты в цивилизованном мире как антидемократические. Да и политическая стабильность может быть в скором времени разрушена как внутренним конфликтом в потенциальной власти, так и, в случае закручивания гаек, оппозиционными политиками и народными протестами. Ведь фактически украинскому обществу будет предложен суррогат российского варианта: «мы вам — зар­платы и стабильность; вы нам — свои свободы и покорность». А как повторил до Майдана Леонид Кучма: «Украина — не Россия».

Задачки независимого тестирования

Дело в том, что объединись ПР и БЮТ в начале экономического и в разгар политическо­го кризиса (чего от них ожидали многие в политикуме и в обществе), — это выглядело бы как попытка частичного самопожертвования во имя спасения страны. Нынешнее же возможное объединение Януковича и Тимошенко скорее будет выглядеть как спасение себя, консервация контролируемой ими политэлиты и искусственное торможение запущенного вследствие множества разочарований процесса «возвращения с базара».

Лидерам ПР и БЮТ может показаться, что разделить власть, полномочия и потоки сегодня проще, чем, во-первых, выиграть выборы, а во-вторых, получить и удержать реальные рычаги влияния после победы.

Юлия Тимошенко. С одной стороны, премьер имеет самый большой финансовый, административный и все еще креативный ресурс в стране. Она мастер мобилизации и рывка. Сейчас Тимошенко всего на три процента опережает Арсения Яценюка, с которым, по состоянию на сегодня, ведет борьбу за выход во второй тур. Опытные политехнологи утверждают, что рейтинг Арсения Яценюка два месяца как остановился. И три процента для него не шапкозакидательская задача. Для Тимошенко же сделать рывок не так уж сложно. А защитить свой результат в комиссиях вообще гораздо легче, чем любому третьему кандидату. И все же против нее играет экономика страны, каждый месяц требующая битвы за бюджетный урожай и абортирующая оборотные средства предприятий, вынужденных платить налоги вперед. Сегодня за экономическую ситуацию отвечает лично Тимошенко. Один мой друг сказал: «Кризис нестандартный. И Юля нестандартная. Посмотрим — кто кого?». Этот вопрос по-прежнему открыт. И имей Юлия Владимировна на него четкий ответ, не сидела бы она с ручкой и Януковичем, ревизируя каждую строчку конституционного проекта.

Казалось бы, у Януковича ситуация проще. Он без проблем от «юго-восточного избирательного округа» выходит во второй тур. А там, судя по результатам социологии, он уверенно побеждает Юлию Тимо­шен­ко. Но это, замечу, по нынешней социологии. Ни одна «линейка» не способна предусмотреть целый ряд рисков. Как поведут себя люди, опять выбирая из двух зол меньшее? Какое влияние на выбор избирателя возымеет тот факт, что Янукович четко отпозиционирован как пророссийский кандидат, а пророссийского электората в Украине меньше половины? Какое влияние на результат окажут ослабленность партии; обиженность на Януковича некоторых лидеров полит­элит в его альмаматерных элек­торальных зонах; нежелание спонсоров размашисто тратиться на кампанию? Так что сегодняшние показатели — отнюдь не залог безальтернативного успеха.

В принципе близки к истине те, кто утверждает: любой, кто попадает с лидером ПР во второй тур — его победит. Вот и последние данные социологов, полученные кадрированным штабом Януковича, свидетельствуют о том, что на сегодняшний день в поединке Янукович—Яценюк последний выигрывает у Виктора Федоро­вича четыре процента. Именно эти цифры заставили Януковича подняться с лавров, на которых он сибаритски умостился, и сесть за стол переговоров. Фирташ и Левочкин держат его за фалды; Ахметов и Колесников подталкивают к объединению с Тимошенко. Сам Янукович — как бы да… Но — нет. Короче, все еще колеблется.

При этом и Виктор Янукович, и Юлия Тимошенко понимают, что победа каждого из них на президентских выборах при нынешней Конституции не гарантирует полноценного правления, к которому они так стремятся. Ни один из них не придет к власти на волне воодушевленных масс. Победа каждого будет вымученной. Что, безусловно, отразится на палитре их возможных действий. В такой ситуации будет сложно выходить за рамки, а ведь обстоятельства будут того требовать. Без поддержки зала — полноценного опорного большинства в Раде — новый президент сможет уволить Веру Ивановну и Раису Васильевну. Сменить же руководство СБУ, прокуратуры, Нацбанка, не говоря о правительстве, ни Тимо­шен­ко-президент, ни Янукович-президент не смогут. Значит, начнется работа по созданию большинства. Основным инструментом Юлии Владимировны станет и. о. премьер-министра Турчинов. Главным инструментом Януковича — команда Генпрокуратуры. Опять скандалы, возня, интриги, корпортивные победы и державные поражения. Получится создать большинство — оба президента первым делом разберутся с составом Конституционного суда. Того самого, который все не может окончательно определиться: стоит отменять конституционную реформу 2004 г. и возвращать президенту полномочия Леонида Кучмы или не стоит?.. Не получится создать большинство — значит досрочные парламентские выборы. И уже сегодня очевидно, что на этих выборах обе крупнейшие украинские партии понесут ощутимые потери. Ибо наметился ряд лидеров и команд, которые оттянут на себя ощутимую часть голосов ПР и БЮТ. Яценюк, Богословская, Грицен­ко, Тигипко, Тягнибок — еще не полный список тех, кто считает, что «так больше жить нельзя», либо, что «так жить можно, но во главе со мной». В результате без изменения конституционных правил игры; без прочной парламентской опоры на которой должно стоять президентское кресло; при высоковероятных попытках установления диктатуры; при сохраняющемся влиянии кризиса на экономику страны; при моральном износе лидеров первого эшелона и активности лидеров второго — весьма возможно, что всенародно избранный в январе 2010 г. президент не досидит свой срок до конца.

Эти и не только эти риски вынуждают Юлию Тимошенко и Виктора Януковича двигаться по пути поиска договоренностей, позволяющих мирно определить место под солнцем для двоих.

Колебательный контур

Что же может помешать договориться лидерам двух крупнейших политических сил? Во-первых, багаж недоверия, испытываемого небезосновательно друг к другу. Во-вторых, невозможность реализовать задуманное одномоментно. В-третьих, отсутствие гарантий, способных обеспечить преодоление пропасти рисков в несколько шагов.

Представьте себе ситуацию: Тимошенко пошла на союз с Януковичем, что само по себе не приветствуется ее западноукраинским электоратом. Более того, она согласилась на крайне непопулярный у граждан шаг — избрание президента в парламенте. Это серьезнейший удар по сердцам ее сторонников. В принципе, если все сложится как задумано, то Юлия Владимировна успокоит себя мыслью о том, что открывающиеся возможности обеспечат ей способы со временем реабилитировать себя в глазах избирателей. Так сказать, не словом, а делом. Допустим. А если такой возможности у нее не будет? А вдруг на осенней сессии, при окончательном утверждении конституционных изменений «Регионы» вдруг не дадут свои голоса, и триста не наберется? С какими избирателями Тимошенко пойдет на всенародные выборы? Кому она будет объяснять и кто ее захочет слушать? Фиаско.

Теперь возьмем «Регионы». Допустим, конституционные изменения проголосованы. Оконча­тельно и бесповоротно. Для избрания Януковича президентом в парламенте необходимо триста голосов. Но вишню на торт положить не удается — БЮТ отказывается поддерживать лидера ПР. Ну и? За что боролись?

Основания недоверять друг другу у обеих сторон, конечно же, есть; поводов для того, чтобы испортить отношения в течение лета, предостаточно (одна кадровая политика несет в себе колоссальные риски, не говоря уже о последующем размежевании потоков); гарантий выполнения всего комплекса задуманных мероприятий практически никаких. Тут даже Москва вряд ли будет эффективным рефери (а ведь именно этот город в разгар переговоров посетил в четверг один из лидеров). Так что 20% вероятности того, что все останется как есть, могут легко перевесить те 80%, о которых говорят оптимисты от альянса.

А теперь совсем без эмоций. Имеют ли право ПР и БЮТ создать коалицию? Имеют. Имеют ли они право, соблюдая законную процедуру, вносить изменения в Конституцию? Имеют. Этично ли по отношению к обществу принимать ее скоропалительно, без обсуждения? Нет. Имеют ли депутаты право предусмотреть в Конституции избрание президента парламентом? Конституционный суд утверждает, что да. Имеют ли право депутаты этого созыва отбирать у народа право выбирать главу государства и делать это самим? Нет, ибо, выбирая их в 2007 году, граждане Украины на то их не уполномачивали. Будет ли способствовать императивный мандат развитию страны и укреплению демократии? Нет. Будет ли он способствовать борьбе с неугодным инакомыслием? Да. То, что с инакомыслящими не доделают в парламентских стенах, доделают СБУ, прокуратура и МВД за их пределами. Будут ли заштопаны дыры во власти, состоящей из множественных и. о. министров, и. о. глав администраций и и. о. руководителей центральных органов исполнительной власти? Конечно. Есть ли уверенность в том, что эти места займут люди с требуемым интеллектуальным, профессиональным и нравственным уровнем? Не, нету. Способен ли гипотетический режим, который может установиться в Украине, улучшить ситуацию в экономике? Отчасти, да. Способны ли его творцы и реализаторы, представляющие главным образом крупный бизнес, удержаться от соблазнов (в условиях их тотального контроля над правоохранительными органами и при изначально слабой оппозиции)? Однозначно, нет. Способен ли этот режим просуществовать запланированные пять лет? А это от нас зависит.

 


Комментарии
комментариев: 1
13:51 | 02.06.2009
Гость
Кому-то нужны *великие* потрясения(а *всена
родные* выборы Президента-именно из этой
*оперы*),а народу нужна стабильная и процветаю
щая страна...И без фарисейского плача о *воро
встве прав народа...Все,что можно-у народа
уже украли...

...


Дайджест
24.11.17, ubr.ua
После взыскания залога эти доходы считаются заработком на чужом имуществе.
24.11.17, INSIDER.PRO
Оскар Юнс­сон, кан­ди­дат наук из Ко­ро­лев­ско­го кол­ле­джа в Лон­доне, о том, какое вли­я­ние блок­чейн ока­жет на меж­ду­на­род­ную по­ли­ти­ку и го­су­прав­ле­ние.
24.11.17, ubr.ua
В отдельных регионах страны цены на сало выросли боле чем в 2 раза.
Как чиновники договариваются с депутатами о госбюджете, о проблемах с выплатами субсидий и о финансировании ВУЗов - в интервью замминистра финансов Сергея Марченко.
24.11.17, ubr.ua
Евросоюз вводит новые визовые правила, чтобы решить проблему нелегальных трудовых мигрантов
24.11.17, Сегодня
Заметен ли экономический эффект от ноябрьских распродаж?
24.11.17, ubr.ua
За год самый популярный праздничный салат вырос в цене на 25%.
24.11.17, Сегодня
В Украине есть два способа провезти автомобиль без растаможки. Оба предназначены для иностранцев. Но украинцы нашли щели в законе.
24.11.17, 112.ua
В последнее время разговоры о покупке и строительстве жилья становятся все более популярными. При этом очень много странной риторики. Одни ругаются, что много строят, другие говорят, что все должно рухнуть, но не объясняют, почему раньше не рухнуло. Короче, существует масса домыслов
Ryanair так и не начал полеты в Украину, но желающие занять место ирландского лоукстера уже выстроились в очередь.
23.11.17
22.11.17
21.11.17


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!